ГЛАВА 37

Мика

Все устремили свой любопытный взгляд, они ещё думают, что откажусь? Да ждала этого события с нетерпением. Погладила хомяка, который чем-то объедался, и бегал по клетке, а потом выдала :

—  Конечно согласна! Но только пару малышке купи? Ей же будет одиноко! — едва не плачу от радости, и потом раздаются аплодисменты.

— Горько! Горько! — поддержали наши друзья и в небе раздался салют.- Ребят, быстрее открываем шампанское! Не успеем!

Суетятся остальные, а мы с Германом не можем  наглядеться друг на друга. Он нежно берет на руки, и шепчет клятву.

Моё сердце пылает от любви
Спасибо богиня небесной красоты,
За ночь, безумств и откровений
За день тех сладостных мгновений.

Весь смысл жизни лишь в тебе
Благодарю любовь моя, что приходишь во сне.
Молюсь о счастье нашем хрупком
И не испорчу всё гнилым поступком.
Сражусь с врагами на войне.
Умоляю, только не забывай обо мне.

— Оно великолепно! Ты настолько талантлив! Я так люблю тебя! — еле сдерживаю слезы, а он лишь снимает меховую шубу и надевает на мои плечи.

— Пошли покажу зимнюю сказку! — прижимает к груди, трясётся, боится поранить, разбить. И мы под нежный вальс снежинок устремили путь в лес. Опускает на землю, кругом сугробы, сам раздетый, совершает одни безумные поступки.

— Герман, простудишься! Дурачок, холодно ведь! — порылась в кармане и достала перчатки, чтобы согреть руки.

— Мика! Я люблю тебя! Разве мне страшен мороз? А теперь получай хомячище, этот Новый год проведём вместе и никогда не расстанемся. Поняла? Никому не отдам, — запульнул снежком в лицо, обычно всегда выигрывал в детстве. — Ах так, Гермик вредина!

-Хомяк, ненавижу это прозвище!

-Гермик, Гермикун! — закричала на весь лес, а он пригрозил, в его излюбленной манере — Урою гадкую рожу, как только догоню.

— Припадочный! Спасите! — случайно спотыкаюсь и падаю в снег, а он нависает сверху.

— Значит, я Гермик?

— Ага, могу ещё раз повторить! Обожаю злить старшего брата! — высунула язык, на котором осталась последняя серёжка, ведь с пирсингом на остальных частях тела было покончено.

—  Тогда мне придётся откусить шнобель, а потом слопать! Хотя лучше хорошенько разгорячить принцессу, гадкая рожа, — облизывает губы и со жгучей страстью вторгается в губы, и несмотря на такой мороз, разжигает огонёк страсти, бесконечного желания. Нашу любовь венчает снег, который плавно опускался на ветки деревьев, словно окутывая их в белое кружево. Мы обожали отмечать этот праздник, и в Новогоднюю ночь дурачиться на улице. И каждый раз возвращаясь под утро, словно два снеговика, мама не переставала ругать. Жаль, что те времена больше не вернуть. И теперь остались лишь тёплые воспоминания.

— Скажи, что это не сон. Боюсь вот так взять и проснуться! — любуюсь карими глазами, которые настолько прекрасны, что захватывает дух. Именно в них изначально влюбилась и поняла, что таких больше нигде не сумею повстречать.

— Разбежалась, теперь каждый день вы с Джульеттой будете улыбаться, и только попробуйте пустить слезу. Поднимайся, нас ждёт ещё один сюрприз, — вымолвил с нотами интриги, разжигая большое любопытство. Мы приблизились к его машине, и он достал из багажника черную повязку.

— Минуточку! Стоп, я беременна мне нельзя волноваться! Зная твой вкус к необычным подаркам очень боюсь, что всё плачевно кончится, — шарахаюсь, как от огня, а он залился смехом.

— Вот чудачка, точно глупая девчонка! Но ничего не могу поделать со своим сердцем, оно пылает от любви. Обещаю на кладбище не повезу, а вот крематорий всё может быть!

-Герман, сдурел? Всё вернусь к ребятам. Слышала Джульетта? Наш папа садист! — погладила по животику и обратилась к малышке, а этот паразит молча натянул ласкуток чёрный ткани, и похитил.

— Только сними с глаз, получишь ремнем! Забыла как он бьёт? Настырная до ужаса, говорю же сюрприз. Любимая, разве между нами нет доверия? Хватит шарахаться старшего брата
Я не причиню вреда своей малышке, к тому же пора задуматься над своим поведением и стать образцовым отцом, — высказался напрямую, от чего немного расслабилась. Весь путь занял не слишком много времени, сгорала от любопытства, что же задумал мерзавец. Надо набраться терпения, скоро сниму повязку и увижу всё собственными глазами.

— Долго ждать? Не мучай нас, куда приехали?

-Угадай, — заявляет своим любимым голосом маньяка, так веселье закончилось.

— Начинается. Считай, что свадьбы не будет!

-Ах так, тогда придётся наказать невесту. Предлагай версии.

— На кладбище?

—  Ошибка хомяк. Дальше, — играет на нервах, у него это в крови, доводить других до припадков.

— Вырыл могилу и решил показать?

-Фу, Мика, настолько испорченная девчонка. Минуту назад, сказал, что исправлюсь,- продолжает сохранять интригу, точно однажды доведёт.

—  В аэропорт, чтобы отправиться в свадебное путешествие? Сдаюсь не мучай, засранец такой! — закричала, а он лишь прошептал.

-Ладно терпи до утра, раз с фантазией напряг! А теперь пора переходить к более сладким моментам вечера! — поцеловал в носик, и за руку повёл в неизвестном направлении, под ногами скрепит снежок, и так тихо, совершенно безлюдное место. Раньше бы испугалась, и убежала прочь, сломя голову, где на шоссе повстречала Армана, никогда не забыть ту ссору с братом. Мы довольно часто выясняли отношения, ругаясь в пух и прах, сжигаю после себя мосты. И как наши дороги смогли переплестись и привести к заветному счастью?

— Долго идти? Герман, а давай сейчас снимешь повязку? Не не вредничай!

— Принцесса потерпит, просто следуй за мной! Разве причиню вред своим девочкам? Глупышка с ума по тебе схожу. Но предупреждаю, рассердишь, закончи продолжение…

— Урою! Герман, наверное, эту угрозу вмиг не забуду. Но главное с каким сарказмом сказано. Долго тренировался? — пытаюсь разговорить, а сама прислушиваюсь к шороху,
заскрипели полы. Мы точно находились в помещении. И как с такой интригой дожить до утра? Он просто издевается. Нежно снимает шубу Дед мороза, а потом избавляется от другой одежды.

— Что ты делаешь? А вдруг здесь люди? — испугалась, и перехватила его руку.

— Мы одни, напомнить какой ревнивый? Никто не имеет права глазеть на мою Мику!

-Произнеси ещё раз! Так сладко звучит, — засияла от радости, а он не прекращая своих действий, добавил :

-Моя любимая Мика. И никому её не отдам!

Его огненные поцелуи уносят на небеса, лишь от одного касания ощущаю себя в раю. Пройти такой ад, и обрести долгожданную свободу. Ласкает грудь, плавно спускаясь к животу, волна возбуждения перекрывает настолько, что невыносимо таить в себе эти чувства. Хочу освободиться, и испытать заветный кайф, от которого можно сорвать голос, и потерять сознание. Герман расставляет ноги, и нежно стягивает последний атрибут нижнего белья, трусики, а потом обдает огненным дыханием низ живота, искушая ещё сильнее. Секунда две и он прикасается языком к клитору, и начинает его щекотать, при этом сковывая все мои движения.

— Да, вот так! Как приятно! — издаю заветный стон, переходящий больше в животный крик, и получаю лавину беспощадного удовольствия. Он нежно щекотал бусинку, и тело таяло от сумасшедшего влечения.- Прошу ещё!

Испытываю оргазм, от которого задрожали колени, а он не прекращал дарит запретное желание. Чем заслужила такое счастье?

Утром распахиваю глаза и прихожу в дикой шок от счастья. Шикарная спальня, с видом на зимний лес, и всё выполнено по моему вкусу. Часто в детстве рассказывала про свои предпочтения, и он не забыл. На туалетном столике завтрак, который был настолько аппетитным, что потекли слюнки. А также записка

Жду в детской!

Спустилась, словно на крыльях и как догадалась, что на втором этаже. Появляюсь в комнате, похожую на сказку. Тут столько кукол, шикарная кроватка и целый гардероб с детскими платьями.

— Герман! Боже мой! Я так счастлива.

Села на спину и обхватила шею, а потом стала целовать.

— Припадочная, задушишь! Нравится?

-Ещё спрашиваешь? Дурачок, это же мечта для каждой девочки!

-Так а почему мама не поела? Сейчас папа отругает, ох только доберусь до ремня, — кидает угрозу, а я быстро спрыгиваю и мчусь в спальню.

— Любимая, правильное решение! Сейчас хомячище достанется! — хватает за ногу и толкает на кровать. Теперь завтрак точно подождёт.

***

Стою перед зеркалом и любуюсь отражением. Такое красивое платье, расшитое невероятно дорогими драгоценными камнями. Бедная мама не дожила до этого сказочного дня, ведь эта модель из её последней свадебной коллекции. И пусть она вставляла палки в колеса, не понимая нашего влечения и сумасшедшей любви, не держу зла. Волосы предпочла распустить, брат настаивал. Он сам занялся приготовлением свадьбы, с ума сойти, мужчины бегут от этого. Стараются всё свалить на хрупкие плечи невесты, а тут такая самостоятельность. Мы долго сражались с судьбой, ходили по минному полю, прошли путь от страшной ненависти до любви, и по праву заслужили это выстраданное счастье.

— Вау! Ты с обложки! Какая Красотка! Мика, да он с ума сойдёт, когда увидит свою принцессу! Ура, а я говорила, что Герман тот самый единственный. Теперь жду предложение от Тихана, — не скрывает улыбки Инесса, и они вместе с Ритой рассматривают наряд потрясающего дизайнера, который покорил мир своим мастерством.

— Обойдёшься, сначала перестань кадрить других парней. Всё пошли, как говорится ни пуха ни пера!-взялись за руки, и тут я их ошарашила.

— Постойте! Он ведь меня любит? А вдруг это просто страсть и со временем она испарится? У Германа такой непостоянный характер!

-Мика, приди в себя! Любимый мужчина упал к твоим ногам! Он станет самым лучшим мужем на свете. Какие сомнения? Во даёт! — удивились девочки, и мы направились в зал, где собралось более двести гостей. Но тут у меня сильно заболел живот. Надо принять таблетки, про которые врач твердил. Справлюсь ради дочери. Забежала на время в комнату, и нашла их в сумке.

Герман

Ну где она так долго? Страшно переживаю, особенно за нашу малышку. Фух, сомнения пропали, отворилась дверь, и вижу создание небесной красоты. Невеста, которую все разглядывают с интересом, ещё бы прекраснее её нет. Приближается ко мне, и только хочу сказать, как сильно потрясён красотой, слышу.

— Я не выйду за тебя,потому что не люблю. И все наши отношения фикция, хотела отомстить за все издевательства. Чтобы на собственной шкуре прочувствовал боль.

— Что? Ты шутишь? Мика!

— Прости, и это не твой ребёнок! Теперь мы квиты братишка! — убегает прочь и я…