ГЛАВА 38

Три недели спустя… Конец января

Рафаэль

Испанское небо было всё усыпало звездами, освещавшими путь к этому чудовищу. В бардачке закончились сигареты, не думаю, что дотяну до утра. Ужасно нервничаю, ведь через мгновение предстоит встретиться с шакалами, которые расстреляют, словно пойманную дичь в лесу. Но с доблестью вытерплю наказание ради собственной семьи, для которой я грязный преступник. Молюсь, чтобы Лиза не проговорилась Бьянке о всех злодеяниях, которые совершил. Заглушил мотор, и с презрением уставился на окна третьего этажа. Уже собрались, ждут не дождутся козла отпущения. Догадываюсь, как сложатся переговоры, им приносит удовольствие терзать других людей. Зато я не такая бесчувственная сволочь. Направляюсь к центральному входу, выпил для храбрости, чтобы не выставить себя жалким трусом, не доставлю такой радости отцу. Не успел появиться в коридоре, швейцар распахнул дверь и проводил в огромный зал, освещенный лишь свечами. Восседают за огромным столом, оживленно разговаривая.

— Всем подняться! Предатель здесь! Пусть каждый из вас, подарит ему вещь, которая весь прошлый год приносила лишь несчастье, — голос Алехандро даже не дрогнул, ещё бы такому стороннику жарких представлений это всё доставляет неимоверную радость. Не посмели возразить и поочередно выполнили указание. А предметы оказались разными, начиная от серебряных цепей, до монет. Всё беспокоятся о своём благосостоянии, поэтому проще избавиться от ненужных вещей.

— Займи трибуну, и оправдайся! — теперь обратился ко мне, делая вид, что между нами нет никакого кровного родства. Будет подыхать воды ему даже не налью, сдохнет от жажды.

— Я отрекаюсь от должности снежного дьявола. И уже продал всё свое имущество. Принёс братству лишь сто тысяч евро,которые получил на старте бизнеса. Готов понести наказание, заслуженную смертную казнь. Но перед этим вы поставите подпись на документе, который является единственной защитой моей жены и двоих детей,-ответил им довольно холодным тоном, не собираюсь особо распинаться перед ничтожными тварями.

— Браво. Долго репетировал? А теперь переведи на испанский. Итак, предал родину и возомнил себя учителем русского языка. Хотя в жилых течёт другая горячая кровь, — покинул место папаша, всё не даёт покоя моя профессия, чихал на мнение козла.

— Обойдешься! И похоронят в Тюмени, рядом с Сабиной. Моя душа никогда тебе не достанется. Так гласит кодекс, или зачитать последний пункт? -вступил с ним в спор, который прервал другой член собрания. Его деятельность заключалась в уничтожении девушек методом воды. Топил несчастных игрушек, а потом помещал в огромный бассейн, накрытый непроницаемым стеклом. И таким методом создавались различные коллекции, которыми из года в год хвалились богачи. И чем больше растерзанных душ в женском обличье удалось заполучить, тем дьявол казался выше других. На целых три ступени и получал по десять, а иногда по пятьдесят миллионов евро. Всегда хотел поджечь этот аукцион, где встречались нелюди, лишённые всякой морали. А когда однажды на очередном съезде выиграл, готов был свести счёты с жизнью. Ведь занимался чёрными делами не по собственному желанию. Меня заставляли, как жалкую шестёрку, буду до конца своих дней себя презирать.

— Разве можно отказаться от необъятных богатств, ради пустышки? Прекрати этот спектакль. Наверняка мы стали свидетелями разборок сына и отца. Нам, что больше заняться нечем? Алехандро, если ты главный это ещё не означает, что мы зелёная плесень. Соблюдай правила!

— Верно! Да разве способен причинить вред собственному ребёнку? Вы же похожи друг на друга, как две капли воды! — проронил слово, другой злодей. Его работа была связана с огнём. Он обливал бензином невинных дурачек и поджигал. За считанные секунды, пламя покрывало нежную кожу, превращая их в жалкие угольки. Нам всем нет прощения, лучше приготовить отдельное место в аду, и обречь на вечные муки.

— Он мне не отец,- выдал с такой болью, что Алехандро уронил бокал с виски. Неужели растрогался, хотя очевидно показалось.

— Я вам слово давал? Ставьте подпись, и уматывайте отсюда. Сам накажу проходимца. Застрелю из пистолета, а его девка так уж быть. Пусть живёт и радуется, у нас итак работы навалом, чтобы попросту тратить время, — достал из бара теперь уже бутылку коньяка, лишь бы наклюкаться старая гнида. Между тем все представители, молча выполнили прихоть господина и направились к выходу. А мой так называемый папаша, позвал охрану, не скрывая своей ненависти.

— Принесите мой именной пистолет, а этого свяжите. Он же так жаждет отправиться в ад, малолетний придурок,-тяжело вздохнул и приблизился к окну.

Спустя буквально пару минут вернулись с верёвкой и указанным оружием. Думает своими выходками навести страх, не выйдет жалкий оборотень. Зарядил револьвер, с такой яростью, словно давно об этом мечтал. Мои ноги и руки уже связали и толкнули на пол, осталось дождаться расправы. Алехандро направляет пистолет, не отрывая пристального взгляда.

— Стреляй! Хочу свободы! — подгоняю его, невыносимо находиться в присутствии омерзительного существа. У него затряслась рука, так мы оказались трусом. Знал бы, насколько сильно его презираю.- Чего ждёшь? Нажми на курок!

— Падла! — швырнул револьвер в стену. — Думаешь способен убить родную кровинку? Я все эти годы мечтал, что ты вот так просто назовёшь меня папой? Разве так много просил?

— Верни мать, которую добровольно отдал в руки насильников. А когда Сабина умирала на испанских улицах, не дал ни копейки. Поэтому для меня ты Иуда.

— Дурак, я любил Лолиту! Всем сердцем. Но случайно проиграл в карты. Пробовал вернуть, но разве они позволили?- заплакал, в надежде растрогать обиженного сына, но увы он непробиваемая стена.

— Избавь от противного трепа. Убей и дело с концом. Запомни, если с Лизой и моими детьми что-то случится поплатишься кровью. Не медли, чёрт возьми! — разозлил до ужаса, осталось самому выстрелить себе в мозги.

Но его дальнейший поступок выбил из равновесия. Ведь он взял нож и обрезал верёвки, а потом вымолвил.

— Катись прочь! Я жил мечтой, что мы помиримся, специально напал на Елизавету. Только бы повидаться с единственным сыном, который брезгует родителем. А та исценированная смерть? Дурак, всё понял без этой дешёвой клоунады. Сынок, я люблю тебя! И никогда бы не причинил вреда вашей семье. Причём все эти кодексы?

— Слабак! Ещё дьявол! И как моя мать могла выбрать такое пустоголовое чмо? — подоспел к выходу, и услышал в свой адрес неожиданное признание.

— Рафаэль, это имя мы выбрали вместе с Лолой. И пусть сейчас в твоём сердце живёт одна лишь ненависть, хочу чтобы знал. Я единственный, кто никогда не станет препятствовать вашему счастью с Лизой. Не держи зла на старика. Есть такая жизненная мудрость. Нужно уметь прощать, а за мои грехи расплачусь, и получу заслуженное наказание. Прости, сынок! — поднялся на второй этаж, чтобы немного успокоиться. Почему мне жаль это чудовище? Как бы хотелось вернуть всё вспять, оживить бабушку и маму. Кто просил разрушать семейную идиллию. Буду землю грызть, но никогда не признаюсь, что уже давно простил негодяя папашу. Хотя он этого не достоин.

***
Предоставил своим девочкам полную безопасность, и теперь поры отправляться в путь. Уже ранним утром находился в родных стенах университета. Так осталось забрать свои вещи. Награды уже все выбросил, а кому они нужны. Не думаю, что задержусь на этом свете долго, очень хочу встретиться с бабушкой и позабыть всю черноту, которую довелось испытать. Роюсь в письменном столе, как услышал шаги в коридоре. Конечно, будут отговаривать. И главное припёрлись всем курсом.

— Рафаэль Эдуардович, не увольняйтесь, пожалуйста! Вы лучший учитель! Реально профессионал.

— Не преувеличивайте! Всего лишь мразь и остолоп, который упустил любовь всей своей жизни. Но, мне приятно, что познакомился с вами, ребята. И раз мы не на лекции, где всегда оскорблял, хочу похвалить. Я никогда ещё не встречал настолько талантливых личностей. И буду очень скучать, — взял учебник, из которого случайно выпал знакомый снимок. Какая же она красивая девушка, неужели подумала, что смогу причинить ей боль. Но чудовищу не место рядом с ангелом.

— Она дура! Бросить настоящего мужика, пожертвовавшим всеми деньгами на благотворительность!

— Самойлов! Избавь от гнилых высказываний. Не позволю обижать свою розу. Так бывает, что людям не суждено быть вместе. Ладно, на поезд опаздываю!

— А как же ребёнок? Лиза ждёт от вас малыша, — нажали на больную мозоль, к такому повороту не был готов.

— Сделала аборт. Сказала противно рожать от убийцы. Пусть будет счастлива! Всем удачи, простите если слишком был жесток, ей-богу хотел лишь добра! — накинул куртку и скрылся прочь.

Обещал проститься с Бьянкой, они вместе с Лизой переехали в скромное поместье, недалеко от Диего, доберусь за полчаса. Разогнал охрану,теперь их оберегать больше нет смысла. Мы  договорились обо всём на совете и вряд ли кто-то пойдёт против решения Алехандро. Малышка стояла около калитки, всё дожидалась отца, никогда не думал, что привяжусь к ней, словно родной дочке. Но она переживёт горе, время лечит, ведь очень скоро у неё родится братик. Там в университете наврал студентам, чтобы отстали с расспросами. Знаю характер Елизаветы, она бы ни за что в жизни не пошла на такой рискованный шаг, а впрочем дети не виновны в ошибках родителей.

— Папочка, Раф! Не уезжай! Я клянусь, больше не съем ни одной плитки шоколада. Пожалуйста, — началась у неё истерика, когда приблизился к воротам.

— Выше нос сладкоежка! Если будешь плакать, кто приглядит за братом? Бьянка, ты не представляешь, как я тебя люблю. Помнишь разговор про чёрствый камень. А сердце оттаяло! — легонько дёрнул за косичку, но это вряд ли приведёт её в чувство. Обнимаю ребёнка, а сам произвольно уставился глазами на грустный силуэт в гостиной. Смотрит на меня таким ледяным взглядом, очевидно осуждает за содеянное. Но таков жизненный путь, который довелось пройти. Ребёнок хнычет, нужно обмануть, ведь по-другому не отпустит.

— Бьянка, так это деловая поездка через неделю вернусь!

— Правда?- вытерла слезы, не поверив своему счастью.

— Разве папа может обманывать? Так что хватит грустить. Беги лучше в дом и напиши сочинение, а я по приезду, проверю. Договорились? — солгал ведь через каких-то пять часов благополучно покину этот свет и больше никогда её не увижу. К счастью ребёнок поверил и ринулся к дому. Теперь можно отправляться в дорогу, уже занял место водителя и хотел завести мотор, услышал родной голос, который всегда выворачивал мою душу наизнанку.

— Рафаэль Эдуардович! — обратилась она официально, какая разница ей можно всё, ведь люблю эту девушку больше жизни. Стараюсь скрыть поникший взгляд, расстраиваться будем потом, а сейчас выслушаю пламенную речь. На время заглушил мотор и вышел на улицу.

— Что вам Прищепкина?