Констанция

Устроилась секретарем, помощником адвоката, который зашивался в своих делах. Говорят, когда тяжело справится с депрессией, нужно окунуться в работу. Жизнь разрушена, Феликс просто перечеркнул наши отношения, и теперь довольствуюсь выходными с Максимом, которые положены по суду.

— Констанция, вы бы отдохнули немного. Слишком измученный вид.-к моему столу приблизился начальник Ринат, вечно оказывал знаки внимания, но теперь я словно холодная стена.

— Плохо сплю в последнее время. Вчера с сыном ездили в парк аттракционов, и потом до вечера смотрели мультфильмы. А утром чуть не проспали в школу, правда нужно было отвезти его, как штык к шести утрам. Так гласит судебная бумага.

— Ваш бывший муж, зверь! Настолько не жалеть мать своего ребёнка. Знаете, что подумал, мы можем запросто, по щелчку пальцев размазать его по стенке. Почему вы видите сына лишь по выходным? — присел на стул, до чего же настырный человек, но надо отдать должное адвокат он отличный.

— Благодарю за столь огромную поддержку, но так решил суд, и давайте не капаться в событиях двух месячной давности.

— Он вас обидел, и должен понести наказание! Мужчина, это хранитель женской красоты. Как знаете, но поскольку я ваш начальник, то будьте любезны послушаться. Собирайтесь домой, возьмёте отгул на пару дней. Всё Констанция, не обсуждается. Вы же совсем себя не бережете. Мой водитель отвезёт вас по указанному адресу — промолвил с заботой, почему Феликс не может стать таким. Но причина такого подавленного состояния давно известна, узнала месяц назад, вот только не знаю, как с этим жить дальше. С ума сойти мы столько прошли вместе, и вот чуть-чуть оступилась, и потеряла доверие. Водитель остановил около старой пятиэтажки, совсем недалеко от той старой квартиры, которую отец купил для Нелли. Сейчас спустя столько месяцев, почему-то перестала на них обижаться. Правильно со временем вспоминается только хорошее, и вся ненависть, гнев, и ярость улетучиваются навсегда. Заварила ромашковый чай, только так можно избавиться от тошноты. Ринат прав совсем извела себя. И от прежних пухленьких щёчек, совсем ничего не осталось. Как часто холодными ночами просыпаюсь и в поту произношу «Хрюша», любой человек вправе ошибаться, но переступить через него подло. Устроилась на диване, и под свою любимую мелодраму начала засыпать, но тут в дверь позвонили, и причём так настойчиво, отличный отдых намечается. Впустила в прихожую Алию, вот только её не хватало.

— Ну и видок! Ты в зеркала на себя смотрела? Сплошные круги под глазами. Такими темпами Севастьян нас вышвырнет из организации.- высказалась Алия, и присела в кресло.

— Тошнит уже неделю, и от любой еды врёт. Пусть катится к чертям собачьим эта шарашкина контора.

— Подруга,а ты случаем не залетела от Романова? Учти скажешь да, со смеху умру, ведь тратить молодость на пеленки и подгузники.Брррр.Дикость какая!

— Тогда смотри, не описайся! Вот,- взяла с комода тест и протянула ей.

— С ума сойти! Консти, ты дура?? А как же противозачаточные?

Отвела в сторону взгляд, поверить не могу, он отказался от наших отношений.

— Я не пила таблетки, потому что люблю Феликса каждой клеточной своей души!И хочу, чтобы этот малыш родился.

— Скажи ему! Он должен знать.

— Алия всё кончено, у Романова уже есть женщина, и теперь все наши разговоры только о Максиме.

— Кобель… Я ему устрою.

— Не лезь не в свое дело. Сама воспитаю ребёнка! И как ты там сказала пугают пелёнки, так вот мне не страшно.

-Консти, быть матерью одиночкой плохо. Сама поведала, что Мирон после развода обиделся и уехал в Италию. Теперь ни о какой финансовой подделки речи быть не может,- читала свои нравоучения, и без неё тошно.

-Неправда, стоит только намекнуть о проблемах, он переведёт нужную сумму. Но с недавнего момента, больше не собираюсь ни от кого зависеть. Довольно, пора уже научиться зарабатывать на свой хлеб самостоятельно. — нашла в себе смелость, ей возразить.

— Так понятно. Тут мертвый номер. Ну счастливо оставаться, лохушка! — отворила дверь, но я ей выдала напоследок.

 -Михаэль, влюблен в тебя по уши. Всё свадьбу хотел расстроить. Не теряй его.

— Чего? Этот хлюпик? Посмотри на меня и на этого урода?

— Зря ты так! Ведь потом вспомнишь мои слова! — говорила о том, что слишком зазвездилась.

— Мы встречаемся с Севастьяном, он разведется и женится на мне, а ты про Миху намекаешь. Не смеши, лучше найди нормального мужика, раз не хочешь Феликс правду открывать.

— На твоём бы месте не доверяла тому типу. Хочешь сказать, что он бросит Таисию? — говорила сейчас про бывшую Феликса, на самом деле он не был в курсе, ещё одной важной новости.

— Я тебе лично пришлю приглашение на нашу свадьбу! — фыркнула и покинула квартиру. Дура, её используют как дешёвку. Впрочем мне это неважно.

Следующие выходных ждала, как праздника, и главное ни слово не промолвлю Романову. Разбогател, ещё бы тот безнадежный случай с Максимом сделал его знаменитостью. В газетах писали, что якобы отчаянный отец решился пойти на такой шаг, и придумал лекарство, чтобы спасти своего сына. Об этом хотели даже снять фильм, и предлагали Феликсу главную роль. Девушки слетались на обаятельную мордашку, как мухи на мед. Ещё бы красивый, сексуальный, и перспективный врач. А таким серым мышкам можно только помечтать. Но ничего и на моей улице тоже будет праздник, ведь порой после грозы всегда выглядывает солнышко, во всяком случае на это надеюсь.

Встретила Максима после школы, сразу видно настроения никакого.

— Привет, отличник! Все пятёрки получил?

-Тройку! И вообще не хочу учиться. — прошел немного вперёд, так надо бороться с хандрой.

— Вот так ты встречаешь маму? Я между прочим ждала этого для, вычеркивала дни в календаре, помнишь, который вы сделали на уроке труда! Эх, Максимка, одно расстройство.

-Почему вы с папой развелись? — взял за руку, он постоянно терзает этим вопросом.

— Мы плохо ладим друг с другом. Неважно, главное, что у нас есть такой замечательный мальчик. И поверь мы никогда тебя не бросим.

— Но я не хочу, чтобы моя родная мама тратила меньше времени, чем эта лахудра Ирма. Личная медсестра папы, вот что он в ней нашёл? — мальчик рассуждал совсем не по своему возрасту, а я припомнила ту вырезку из журнала, где Романов стоял с ней в обнимку. Типичные мужчины, ведутся на пышную грудь, тонкую талию и идеальную попку. Пусть наконец-то найдёт свое счастье в постели с этой мымрой. Но ребёнку незачем знать, что Романовым движет влечение и секс.

-Погоди, так нельзя рассуждать. Смотри, папа много трудится. Тебя вылечил, теперь к нему обращаются много пациентов, у которых такие же проблемы.

— Почему он не может быть с тобой? Вы же любите друг друга, как мои умершие родители.

— Максим, умоляю, ради бога перестань. Я итак не совсем ещё окрепла, после простуды, — выдумала мальчику свой диагноз, хотя чуть позднее сообщу о братике, или сестричке. Хотя, честно хочу дочку, и назвать её Миленой, и судя по тому, что объедаюсь шоколадками и сутками напролёт, возможно так и есть.

Нашу ссору прервал Ринат, который остановился около школы. Выходит такой галантный с цветами, ни дня без знака внимания.

— Констанция, я не мог не приобрести эти розы! Женщина должна радоваться каждому мгновению! — одарил своей улыбкой, а потом вручил шикарный букет. — Малыш, что скажешь насчёт катания на гоночных машинках?

— А можно?

-Конечно, и мама нам разрешит! Правда? — обнял сынишку, словно тот был ему родной. Ринат несмотря на свой тяжелый характер, превосходный мужчина. Все выходные Максим не переставал смеяться то и дело, и под вечер воскресения, едва мы все втроем вышли из иномарки, посыпались оскорбления Феликса.

— Почему твой хахаль проводит время с моим ребёнком?

— Слушай папаша, он не только твой. Ты бы проявил уважение к женщине. Или врачам это незнакомо? — рявкнула на него Ринат, и я вмешалась.

—  Хватит, здесь Максим. Прощай сынок.

— Правильно больше его не увидишь!

-Что??Как ты смеешь? — от сильного волнения, почувствовала в животе странную боль.

— Я отберу его и ты больше никогда не станешь проводить с ним время. А с этим козлом кувыркайся на здоровье! — оскорбил, так, что Ринат не выдержал и зарядил кулаком в челюсть.

— Быстро извинился!

— Тебя забыл спросить! — теперь удар от Феликса, а мне стало невыносимо терпеть боль.

— Ай!!

— Мамочка! — обнял Максим, а я упала в обморок…