ГЛАВА 43

Маша

Он произносит это с такой болью, словно произошла страшная трагедия, потеря самых близких мне людей.

— Мне очень жаль, они погибли. Мы увезли их в морг. Знаете, когда их нашли, это было зрелище не для слабонервных. Я понимаю, как вам больно, примите мои соболезнования! — пытается поддержать, но разве он сможет до меня достучаться. Выхожу на улицу, и срываюсь на ужасную истерику.

— За что? Чем я перед всеми виновата? Мой мальчик, я ведь так его оберегала. Это все вы черти, были против наших отношений, я же читала все эти газетенки. Сестра переспала с братом, да таким она дорога только на тот свет. Рады сволочи? Моих близких больше нет. Никого, всех забрали! — ревела я так громко, что все собравшиеся люди не переставали глазеть, собрались журналисты, отлично позже напишут ещё одну статью про нашу семью, ублюдки такие, которые совсем не знают что такое сострадание, им бы лучше сделать карьеру на чужих несчастьях.

— Я соболезную вам, правда. Моя жена умерла год назад. Мне это знакомо, только вот им — указал он на собравшуюся толпу — Наплевать. Никто не способен понять, пока не окажется в подобной шкуре. Это пройдет и как бы это не звучало нелепо, время лечит. Вы перевернёте эту ужасную страницу своей жизни, и пойдете дальше.

— Ошибаетесь. Только ради сына я жила на этом свете и без него не смысла оставаться. А про своего любимого я вообще молчу, мы связаны с ним насколько, что…

— Так было суждено, мы не можем повлиять на жизненные ситуации, возможно вы пошли против судьбы и встретили не того человека. Вы переболеете это, поверьте у вас ещё будет прекрасный муж и появится много деток! — поддержал он меня по-человечески, хотя в тот момент я плохо соображала. Помню лишь то, что меня он посадил меня в свою машину, этот грустный взгляд, в котором читалось сожаление, и перед тем, как отправиться с ним в путь, я произнесла.

— Я бесплодна, и к сожалению, больше не смогу иметь детей.

8 месяцев спустя.

Снежинки грациозно кружились и опускались на холодный тротуар. Так легонько, словно танцевали вальс, в моих руках букет гвоздик, я долго откладывала эту встречу, но должна идти. Боже, как я могу спокойно смотреть на эти четыре могилы. Смотрю на первый памятник, и вспоминаю его слова, и то, как он поймал меня в кабинете. Видит бог, я бы всё отдала, чтобы снова вернуться в тот день и сказать: «Я люблю тебя, Дедушка». Рядом его жена Мирослава, жаль, что я не познакомилась с этой женщиной, потом взгляд падает на памятник с моей копией. Закрываю глаза и представляю образ Ману, она так хотела быть счастливой. А дальше они, которые похоронены в одной могиле. Кладу гвоздичку, и рыдаю, никому не понять мою боль. Началась метель, пусть она заберет все мои страдания, я так устала со всем бороться. Вытираю слезу, как вижу маленькую девочку, она стоит и плачет возле могилы, какой-то женщины.

— Я опять сбежала мамуль, мне не хочется жить в детдоме. Меня так обижают, — она упала к памятнику, жалко её, стоит в одной футболке сейчас же зима простудиться же. Приближаюсь к ней, и надеваю на её хрупкие плечи пальто, и тут она спрашивает.

— А ты кто такая?

— Я Маша, а вон там похоронена вся моя семья. Можно так сказать одна братская могила, а ты пришла к своей маме? Ты не плачь, а то она расстроится! — погладила я ее по щеке, смотрю на то, как же велико ей моё пальто, и как снежинки медленно осыпали ее волосы.

— Но я так скучаю по ней! И мне постоянно хочется плакать. Кажется, что я одна на этом свете, и никто больше не сможет меня вот так взять и согреть- снова заплакала малышка, и я её обнимаю, хотела ей дать всю материнскую любовь, которой так ей не доставало. Мы ещё долго просидели на кладбище, она так стояла и плакала в мою грудь, а я лишь прошептала:

— Ты не одна, у тебя есть я. Обещаю, что с этого момента мы теперь одно целое. Ты, наверное, голодная? Пошли я тебя угощу пирогом в кафе. Там ещё готовят такой чудесный горячий шоколад.

Беру ее за руку, и мы покидаем это ужасное место. Пусть сейчас на сердце боль, и так тяжело дышать, пусть, кажется, что смысла жить больше нет. Но есть те, которым нужна любовь и ласка, и пока ты рядом, ты должен помочь. Возможно, вы вместе сможете преодолеть все невзгоды и найти долгожданное счастье. Я удочерила Альбину, и мы уехали в Италию. Помню, как мы хотели жить там с Аликом, они с Кириллом навсегда останутся в моём сердце. Но сейчас, я в ответе за девочку, которой нужна материнская поддержка, как когда-то мне. Не теряйте любимых, прощайте им все обиды, чтобы они не совершили, ведь потом их в один момент может не стать, а это страшнее ада, эта тьма, которой боится каждый человек…

Наше время.

Маша

— Серёжа, умоляю, выключи это, ты что с ума сошёл? Да, мы тут все обалдели от твоего фильма. Нет, ну это надо было придумать такой сюжет. А меня вот ты, так любишь, что решил убить? Господа, я вас прошу нас извинить. Мы потратили полтора часа на такое видео, это же волосы после такого встают дыбом — удивляется Иван Львович, а один знакомый режиссёр, начинает аплодировать.

— Бог ты мой! Так это будущий блокбастер. Я уже придумал фильму название «В поисках счастья «

— Я понять не могу, почему на этой записи какой-то дурацкий фильм? Отец я хотел рассказать тебе правду. Понимаешь, Алик и Маша они любовники! — после слов Сергея все начинают перешептываться, вот это самый настоящий удар, мы с Аликом переглядываемся, понимаем, в какую задницу попали. И тут дедушка всех удивляет, вот чего чего, а этого точно никто не ожидал.

— Любовники! Как грязно это звучит, они между прочим собираются пожениться. Господа, на самом деле Мария, мне не родная внучка, я попросил врача подделать результаты ДНК, чтобы проучить собственного сына, — договаривает и в этот момент заходит живая копия Сергея, один удар за другим.

— Не сына, а проходимца, а настоящий сын, просидел в засаде, десять лет. А этот говнюк сделал пластическую операцию и втерся к вам в доверие — от его слов мы пришли в самый настоящий шок.

— Иван Львович, это снова представление? Знаете, так у меня скоро инфаркт случится. Мало того, что показали нам фильм который невозможно смотреть без слёз, так ещё и это! — проронила какая-то женщина, а другая ее поддержала.

— Ага, а та сцена в парке, когда Алик с Кириллом умирают. И на кладбище столько слёз, но вы хорошо придумали, что потом Маша удочерила Альбину, ох сценаристу надо давать премию.

— Нет, похоже это жестокая реальность. Сергей, то есть как был в западне, тебя что похитили? — сказал Иван Львович, как дверь открылась и появится Ден с полицейскими.
— Пакуйте этого урода, он хотел украсть наследство этой семьи! Думал, прикончишь меня? Я зарядил твой пистолет холостыми пулями! И на всякий случай надел бронежилет.

— Ах, ты сучонок, вы все подстроили это! Вы всё равно все умрете! — говорил так называемый двойник, а Алик, подходит к своему родному отца.

— Десять лет. То есть ты не застал смерти бабушки, боже он же заставлял меня заниматься таким грязными вещами. Я думал, что ты был уродом! А ты был просто в плену! — обнял его, это было такое освобождение, и тут подошёл Иван Львович, он трясется, впервые я увидела на его глазах слёзы.

— Сережа, это означает, что я тебе не безразличен? Сынок, я ведь думал…
— Пап, ты прости, что не приехал на то Рождество, ведь мой лучший друг именно тогда опоил меня какой-то дрянью, а потом запихнул в психушку! — обнимает его родной отец Алика, а того проходимца увозят полицейские.

— А это наша сладкая парочка, Алик и Маша. У них скоро состоится свадьба, мне Ася проговорилась- сказал Иван Львович и я прослезилась.

— Я вам не родная. Зачем вы подделали результаты ДНК?

— Потому что всегда хотел, чтобы Александра стала женой моего сына, но увы видишь как судьба сложилась. Мне все ровно родная ты, или нет, ты моя Машка, Цветкова! — добавляет от себя дедушка, и Сергей подходит ко мне:

— Как же ты похожа на Александру, я очень любил твою маму! Но увы, она мне изменила с другим, а сейчас ты станешь невестой моего сына, можно я всё равно буду называть тебя доченькой? — обнимает меня, а потом все аплодируют и кричат.

— Горько! Скоро у нас состоится свадьба!!!

Алик приближается ко мне, а потом произносит, сколько же любви в его глазах.
— Я люблю тебя мышонок!!! — обрушивается с поцелуем, и мы слышим комментарий Дена.

— Минуточку, а никто не хочет меня поблагодарить за этот фильм? Я между прочим потратил два месяца.

— Так это ты!!! Лучше беги тварь такая, меня посадил в тюрьму на шесть лет. Машку заставил страдать, а Глеба типо пушистым сделал? — набросился на него Алик, как Ден обратился к публике:

— Скажите, что брутальный Алик, такой Мачо получился! Я прям его зауважал! А эпизод с зэками!

— Я тебе сейчас такого брутала покажу- накинулся на него Алик и тут появился другой мерзавец.
— Глеб, да скажи ты ему, что это была твоя идея, снять этот дурацкий фильм! — обратился к нему Ден, а я на миг призадумалась, и поблагодарила бога, что всё это только осталось на пленке.

— Что все заценили Алика в тюрьме? Ржу не могу, я об этом со школы мечтаю, наказать гада. Иван Львович, только без обид.

— Всё твари, пишите новый сюжет, как Алик завалил двух лучших друзей!
— Эй спасите, а вдруг он реально нас мачканет! — побежали они в сад, а мы лишь тяжело вздохнули, да а ведь такое может произойти в реальной жизни.

— Эх, молодежь, когда же они уже повзрослеют? Так я всех прошу за стол, у нас сегодня тройной праздник мало того что Маша и Алик скоро поженятся, нашелся мой сын, и у нас с Мирославой годовщина!- после его пламенной речи все вернулись за стол ну вот и конец этой истории. Нет, вы не подумайте, Алик не убил своих друзей, но им если честно конкретно досталось, а дальше…(эпилог)