Глава 5(часть вторая)

Мелисса

 

Побежал за мной, как бешеный зверь. Всё, можно добровольно капать себе могилу.

— А ну, стоять стерва!

— Что Авдеев, не нравится против шерсти? Это тебе за то дерьмо под дверью! — смеюсь, выбежала на улицу в одной футболке, в такой-то мороз, а этот хам хватает меня за ногу и переворачивает вверх тормашками.

— Выбирай, бестолочь в каком сугробе тебя похоронить? Пока раскопают, уже сдохнешь.

— В другой жизни, козлина недобитая! — ударяю его локтем по яйцам, как он вскрикивает, как подбитый заяц.

— Ах, ты шалашовка проклятая! — не удержался и случайно поскользнулся на горке, и потянул меня за собой.

— Урод, мы разобьемся!

 

Падаем с ним прям в сугроб да так, что  этот  кретин навалился всем телом.

— Слезь с меня!

—  Ты ответишь за то, что вызвала тех трансвеститов.

— Ну, и что ты сделаешь? – говорю с вызовом

— Накажу непослушную куклу!

— И как? – смеюсь ему в лицо, и тут его губы вторгаются  в мои. Лавина сладкого наслаждения обрушилась с такой скоростью, что невозможно дышать. Лежим на снегу и целуемся, это  было так приятно,  так бы не останавливалась никогда.

— Кто бы сомневался?  Ревнивая сучка, завидуешь, что таких, как ты, я приравниваю к мусору. Ну и уродина, же ты! – снова соблазняет поцелуем, а я как под гипнозом отвечаю, а он не перестанет ласкать меня языком, выдала свои чувства, и громко застонала.

— Скоро состоится  обряд, я купил уже тебе одеяние. Готовься, Макс, — кусает за щеку и оставляет в снегу, бросил прямо на земле, а я  взглянула на небо, звезды рисовали его глаза, он нашел моё слабое место,  теперь будет думать, что я схожу по нему с ума.  Кое-как поднялась, а потом направилась к дому,  и зачем судьба столкнула с таким мерзавцем, как Лео. Плачу, слезы заблестели на щеках, вот как можно было так втрескаться. Возвращаюсь в квартиру, полностью опустошенной, такое впечатление, что из меня забрали всё:  душу, сердце, эмоции. Легенько, почти на носочках захожу в комнату, и занимаю постель. Сева уже давно нежился под теплым одеялом, а у меня перед глазами снова тот поцелуй, вот бы этот идиот изменился. Наверное, такого не случится никогда

 

Вот и пробежали выходные и в понедельник утром, с ужасной простудой я направилась в клуб «Гляс»,  стараюсь всячески спрятать платок, по дороге чихала, как ненормальная.

— А! Мелиса, а я как раз тебя жду.

—  Добрый день Владимир Сергеевич,  простите, опоздала на пять минут. Апчи! – уже замучилась,  красный нос, точно выдает все признаки болезни.

— Где так простудилась? Езжай домой, и лечись. Не переживай, место останется за тобой. Ты же у нас так любишь возиться со льдом, там вот и будешь обрабатывать его полировочной машиной. А также заниматься документацией, мне как раз секретарь нужен. Потянешь такую должность?

— Да, не сомневайтесь. Апчи- снова чихнула, как в его кабинет постучали

—  Там Гордеев, вратарь  не пришел, нам начинать тренировку? – остановился Лео на полу слове, и уставился на меня, видно, как от злости сморщилось его лицо.

—  Конечно, у него  небольшой ушиб на ноге, присоединиться к вам через два дня, не станем же мы отменять занятие. Так что быстро на лед.

— А можно вопрос, что это  убожество забыло у нас?

—  Она теперь будет работать, в нашем клубе.

—  Вы соображаете? Она же настолько тупая, все игры нам сорвет.

—  Слушай ты подобие на мужчину, иди лучше клюшкой махай, а то  на матче обосрешься

—  Смелая стала?  Жаль не задушил тебя вчера,  и не похоронил в сугробе.

— Зато бросил, бесчувственное животное. Это из-за тебя, я  сейчас с температурой, — закашляла так сильно, что они переглянулись.

— Мелисс, тебе нужно к врачу. Лео, отвези её, пока разомнутся без тебя.

— Я не повезу эту дрянь в своей тачке. Пусть сдохнет, — сказал так жестоко, что я чуть не прослезилась, у него совсем нет сердца.

— Лео, это приказ. Или не видать тебе матча. Я найду, кого поставить.

— Хватит пугать, мы оба знаем, что я лучший в своем деле.

— Отвези её в больницу, а потом возвращайся, — лихо поставил его на место тренер, а это чудовище схватило меня за волосы, и вытолкнуло из кабинета. Прижимает в коридоре, снова глаза так близко, а губы, которые дарят незабываемое наслаждение, о чем я сейчас думаю.

— Тварь,  лучше напиши заявление сама.

— И не подумаю, мне нужна эта работа, и я не стану отказываться от своей мечты, — хлопаю ресницами, а он заправляет выбившуюся прядь за ухо, интересно это температура так действует.

— Боюсь, скоро ты будешь сидеть на цепи, ублажать своего хозяина, вот мамочка обрадуется, если ты покинешь ее квартиру, я сделаю из тебя первоклассную шлюху, — сжал мои скулы, и проник своим языком  в рот, у меня подкосились ноги, от такого наслаждения. Он играл  языком так, что низ живота наливался желанием,  скотина

— Перестань. Мне противно.

— Поэтому ты так стонешь в губы?  Идем, рыжая мерзость, — хватает за волосы и тащит, как падаль.

— Отпусти, больно.

—   Рот свой прикрыла, жалкая кукла, — после его слов все стали оборачиваться, а  у меня снова начинается кашель, надо было еще вчера принять жаропонижающее, но откуда у нас в семье деньги на лекарства, если едва на хлеб хватает. Молча поехали в больницу,  чувствовала, что вот-вот отключусь.

— Эй ты случайно не сдохла? – бьет по щекам, а я  чувствую по телу странную лихорадку.

— Холодно…

— Всё ясно у тебя ломка, ты наркоманка что ли?- ударил снова, — воспользовался моей слабостью. – В глаза смотри, какая же ты страшная падаль!

Паркует машину, и мы выходим на улицу,  едва не поскользнулась, ведь, он буквально потащил за собой. Оставил в коридоре, где я чуть не упала в обморок.

— Не смей спать, маразота, я не собираюсь возиться с тобой  весь день, — стукнул головой об стену, как раз в это время проходила медсестра, она чуть не выронила папку с анализами, а я мне не хватало сил даже ему возразить. Захожу в кабинет, всё плывет перед глазами, врач довольно быстро меня осмотрел и выписал лекарства,  листочек в руках, чуть не рухнула прямо в коридоре.

— Ты чего так долго? Нет, ну вот за что мне это убожество?

— Иди, я без тебя разберусь.

— Так надо же лекарства купить, что он тебе выписал?

— Не важно, всё равно у меня денег нет. Само пройдет, — отхожу от него в сторону, как он резко меня разворачивает, и обхватывает щеки руками.

— Коньки решила отбросить?  Ты же вся горишь!

— Оставь меня, пожалуйста, мне плохо, — падаю в обморок, и больше ничего не помню.

 

***

Просыпаюсь на каком диване, укрытая теплым пледом, а на столике какие-то пузырьки с препаратами. А рядом сидит он, с его холодным взглядом, который итак пробивает до костей.

— Выпей сироп, его нужно принимать утром и вечером

—  Где я нахожусь?

— У меня на квартире. Пей, я сказал, — подносит ложечку ко рту, и на миг мне показалось, что его маска монстра слезла, проглатываю его довольно горький препарат.

— Почему ты заботишься обо мне?

— Забочусь? Я просто не хотел, чтобы ты подохла,  давай, быстро укутайся одеялом — смотрит с таким волнением,  не понимаю его действий.

— Согрелась? — шепчет в губы, а я не перестаю любоваться его глазами, какой же он красивый, и не важно, что в душе он дьявол, сердцу  не прикажешь.

— Что?

— Я говорю тебе тепло?

— Не совсем, видимо, простуда слишком сильная, — произношу сквозь сухие губы, а он тяжело вздыхает, и ложиться ко мне под одеяло, а потом начинает разогревать тело руками, кладет мою голову на грудь,  и обнимает за талию.

— Сейчас подействует, ты пока поспи, — прошептал на ухо словно котенку, а я вмиг отключилась, он пожертвовать своей тренировкой ради меня. Мы сейчас точно про Лео говорим?