Глава 5(часть вторая)

Феликс

Стоит узнать у нашего слабака про эту девчонку, почему она настолько сильно испоганила свою жизнь. Затормозил на парковке, чтобы так сказать полялякать.Чёрт а где же нормальное обслуживание клиентов? Ладно, пойдём сами напролом. Не снимая своей кожаной куртки появился в здании, как вихрь, а этот соплежуй, чуть не обоссался от страха.

— Катись отсюда, я сейчас полицию вызову!!!

— Эй прищавый спокойно, я не гомик и даже твой длинный хвост меня не покорит.Так что можешь дышать спокойно, я приехал поговорить по поводу Констанции. — отттянул его за бейджик и произнёс- Михаэль! Ну и пидриловское имя.

— Зачем она тебе? Слышь, не трогай её, у неё итак жизнь не сахар! Присмотрись к другим.

— Это чё типо угроза? Ты сначала сходи в качалку, мышцы поднарасти, а потом меня на ринг вызывай! Но для начала свой пидорский хвост отрежь ко всем чертям собачьим! У неё родители есть? Почему всем плевать на ее серьёзные проблемы с желудком?- спросил о той, которая в последнее время стала занимать все мои мысли. И тут это урод заявляет:

— Считай, что она сирота. Правда есть батек, который их дом продал, а они теперь с сестрой кантуются у меня. Вот такая веселуха, Констанция все деньги тратит на лечение сестры, а оно слишком дорогое.Вот и жрет, что попало. Да ее разве заставишь с её то характером?- верно подметил, а у меня от сказанного защемило в сердце…

— Так ей деньги нужны? А сколько? Я могу достать, у меня есть тысяч пятьдесят с собой. Передай ей, только чтобы питалась хорошо. А закончатся, мне потом звякнешь по номеру, — положил кредиту с листком, а он чуть не поперхнулся.

— Ты чего беспокоишься о ней? Это что прикол такой? С чего такой добрый жест?

— Мне просто не хочется, чтобы такая умная девушка, погрязла в этом болоте и потеряла истинную веру в жизнь. Знаешь, она особенная! — произнёс так тоскливо, а он даже уронил бутылку с машинным маслом..

— Хорошо, я не скажу, что это ты бабки привёз, придумаю историю про премию! Спасибо, Феликс! — едва не опешил от моего жеста, никогда ещё прежде так ни за кого не волновался.

Сажусь на свой мотоцикл, самое время прокатится с ветерком. Знаете, на самом деле я влюбился в Питер неспроста, этот холодный городок, в котором я обрел счастье, и потерял навсегда.Как же хочется выбросить из памяти все бессонные ночи по химии с этим бесконечными формулами, а еще эта страсть к науке. Еду через эти улицы, и погружаюсь в воспоминания. Слишком тяжело…Затормозил. А вот этот дом…Те, кто был в Питере знают, насколько же шикарные виды раскрываются с крыш, можно до рассвета любоваться панорамой города, или созерцать закат.Этот город большого сердца, и если вы действительно хотели бы влюбиться приезжайте сюда. Миную ступеньки, благодаря хорошей физической форме, поднялся на самый последний этаж, а потом вышел на крышу. Красота, закат  такой, что не оторвать взгляда,  как часто мы приходили сюда будучи голодными студентами, и надеялись поменять мир.Прислоняюсь к перилам, здесь ощущаю некое волнение, этот город снова заставляет меня чувствовать, а я поклялся больше не открывать свое сердце. Ведь любовь это  неизлечимая болезнь, от которой увы еще не придумали лекарства.

9 лет назад

Ненавижу  вечеринки, где кругом эти пьяные парочки, которые любят уединяться в сартирах или других уголках клуба, чтобы лищний раз перепихнуться. Ну я будучи студентом  4 курса, привык наблюдать за этим всем в своей общаге. Помню как с пацанами поступили на бюджет химического факультета, сидел ночами с синей мордой, но сдал все вступительные блестяще. А дальше была учеба, где Феликс Романов, как послушный батан вникал в этот гранит науки, и не путался с распутными девками. Да куда уж ему, если по ночам нужно было работать грузчиком, чтобы отправлять деньги больной тете Кате и ее мужу, не просыхающему алкоголику. Засыпал на ходу, благо  учился хорошо, и преподаватели не привязывались ко мне, ведь знали, что все экзамены сдам на отлично, и так происходило из года в год. Пока однажды мой друг Тихан не потащил меня немного оттянуться в клуб. И вот стою здесь, словно не в своей тарелке, и хочу уже направиться к выходу, как  столкнулся с девушкой. Она уронила букет цветов, видимо кто-то подарил.

— Вы простите, не заметил вас! — решил извиниться, вообще довольно мало общался с прекрасным полом.

— Да ничего страшного, тут такое столпотворение. Меня подруги пригласили отпраздновать здесь день рождения, но сами понимаете на сколько здесь озабоченные парни, а я не привыкла раздвигать ноги перед первым встречным! — потянулись за розой и так вышло, что мы схватили ее вместе. Я рассмотрел ее глаза, такие карие, словно угольки, и темные волосы, которые переливались при этом неоном свете. Впервые в жизни я влюбился, и понял, что не смогу без этой девушки существовать. Кругом суетятся люди, где-то в дали затеяли драку, а мы любуемся друг другом и не можем вымолвить и слова…

— Как вас зовут? А то боюсь мы с вами не прекратим эти игры в переглядки! — улыбнулся, а потом подал ей руку, чтобы помочь  подняться.

— Я-Таисия, — заскромничала, при этом неловко заправив свой локон, мы уже вышли на улицу, где стали ловить такси, и едва мы сели в салон, я продолжил:

— Феликс Романов…Студент медицинского факультета, в перспективе доктор…- не перестаю ее разглядывать, она настолько привлекала свое внимание, вот бывает же любовь с первого взгляда, и такое произошло со мной.

А дальше мы стали встречаться сначала теснились в общаге, а после выпускного мне удалось устроиться в больницу на хорошую должность врача хирурга. Опыта мала, но я так хотел проявить себя, что выкладывался полностью. Сняли квартиру, правда тратили на нее много денег, но зато мы были счастливы, пока мы не поженились и Таисия не забеременела…Но на тот момент мне казалось нет никаких преград, я бы смог поднять семью на ноги, работал целыми сутками.За три года стал самым лучшим специалистом в своей области, выиграл международный медицинский конкурс. Сумасшедшая перспектива для 25 летнего парня, но об этом я и не мог мечтать. У нас родился Эрик, мой любимый сынишка, он был таким умным, что я не мог нарадоваться. Правда с  мамой у него были постоянные разногласия.Прихожу как-то раз после тяжелой смены, провёл тяжелую операцию, до сих пор отойти не могу, и вижу на кухне пятилетнего ребенка с пустой тарелкой в руках.

— Эрик, зайчик мой, а мама где? Она спит? Ты кушать хочешь? Прости, что не провожу время с тобой, так сильно зашиваюсь на работе, — обнял свою кровинку, а он лишь прошептал, его голосок был и без того тихий, наш худющий ангелок.

— А мама пять часов назад ушла, сказала сиди и рисуй! Пап, а я кушать хочу! Но не знаю, как справится с этой болью в животике! — пожаловался сынок, и я пришел в бешенство, значит я в больнице вкалываю, а она свой хвост распушила? Покормил сына, прочитал ему сказку, специально дождался нашу пьяную принцессу домой, приползла  буквально на карачках.

— Музыка у нас в крови…А ты меня обними…- напевала она в коридоре, сразу видно вечер провела не зря.- Ой, Феликс, а ты чего не на смене что ли?

— Отпустили домой! Ты совсем мозги растеряла?  Оставила одного пятилетнего ребенка к тому же не накормленного? — стал читать нотации, а она лишь сняла свои туфли и бросила в коридоре.

— Ну вот только не надо меня пилить.Между прочим это я жена, а не ты…По-твоему мне что у окошка тебя ждать? Тебя прет твоя работа все дела, а мне скучно. Ясно? И к тому же ты зарабатываешь сущие копейки. На нее не купишь даже норковую шубу! — задело мое самолюбие, она совсем оборзела.

— Повтори, то есть для тебя важнее всего эти бумажки?

— Не бумажки Феликс, а деньги! На них можно купить шмотья и новую машину, а потом переехать из этого клоповника! Мне даже подруг стыдно сюда приглашать, старая потасканная мебель.А я хочу роскоши!- раскричалась так громко, ей плевать, что за стенкой спал наш малыш.

— Таисия, дай мне время, я стану известным врачом и открою собственную клинику!

— Не смеши Романов, ты был неудачником и останешься им! Эта профессия никому не нужна, так что я не собираюсь проводить свою молодость с таким чмом.

— Что ты имеешь в виду?- приходил в бешенство, от каждого ее слова, она не была похожа на женщину, которую я полюбил…

— Мы разводимся, и я ухожу от тебя, а ребенка можешь оставить себе!

— Ты оставишь Эрика? Он же твой сын, — от обиды в горле образовался непроходимый комок, обидно было за мальчугана.

— Это ты просил его родить, мне он нужен, как козе баян.Устала ему сопли подтирать! Не хочешь его воспитывать, отдай в детдом! Прощай, я ухожу к мужчине у которого четыре торговых центра, и на каждом нашем свидании, он купает меня в шампанском.- собрала свои вещи и покинула нашу старую квартиру. На утро Эрик всё спрашивал о ней, и как мне ему объяснить, что он ей больше не нужен. Мы развелись, и она уехала со своим любовником за границу. А мне пришлось стать самым лучшим отцом на свете, совмещать и работу и школу. Мальчик пошёл в первый класс,помню  держал в руках букет гладиолусов и всё ждал, когда появится Таисия, но она не пришла. Я любил делать уроки со своим сынишкой, и рассказывать насколько же важна наука в нашей жизни. В одной руке сковородка, в другой тетрадка с его домашнем заданием, было сложно, но я справился. И вот казалось настала та самая гармония, появились деньги, чтобы отложить на новую квартиру, как в нашей семье случилась беда. Эрика сбила машина, за рулем был какой-то обдолбанный наркоман, он совсем не ведал, что творит. Разумеется, все суды его оправдали, из-за влиятельного папочки. Я остался на руках с ребенком, который таял на глазах. Ему потребовалась сложная операция, но никто не хотел браться из-за слабого сердца. И только мне как отцу пришлось рискнуть и помочь своему ребенку, помню как смотрел на приборы, и следил за этой борьбой за жизнь. А когда его сердце остановилось, я понял одно: я самый никудышный врач, раз не смог спасти своего собственного сына…Эрик умер а вместе с ним доктор Романов, а остался лишь лживый Феликс, такой ледяной, и расчетливый.Ведь если из-за денег родная мать способна бросить собственное дитя, то простите я наплюю на этот мир, хотя нет я вытресу все его деньги , ведь тот у кого их больше, он имеет власть, а чувства не имеют значения. Хотел пару раз пустить себе пулю в лоб, мой сын был для меня всем. Но пришлось отложить свою кончину. Как-то раз познакомился с Зоей, бедной сироткой из детдома, и очень привязался к малышке, которая оказалась серьезна больна. И сейчас я должен помочь, ведь на  лечение требуется много денег именно столько я и должен заработать.

Наше время.

Не стоило подниматься на эту крышу. Помню, как мы с Эриком праздновали здесь Новый год…Его все бросили, и он больше никогда не сможет  порадоваться пушистому снегу, от которого он был без ума…И сейчас мне уже 32 года, прошло столько времени, но кажется я снова слышу его тихий голосок:

— Я люблю тебя, папа.