Камиль

Насколько же она безобразна, с этими облезлыми кудрями, и выпученными глазами. В такую просто невозможно влюбиться. Жалкая копия мамочки, которую все лелеяли и врали о неземной красоте. Имена эта стерва затащила подруг в торговый центр, где на них напали террористы. Никогда не прощу. Моя ненависть запредельна, плюс ещё лишился Клавдии, которая понимала без слов, и на важно, что мы меняли партнёров, как перчатки, главное любили друг друга до безумия.

— Я не притронусь к вашим грязным пенисам! — брыкается, выпуская свои коготки, словно драная кошка. Вся такая серая, вылезла из помойки. Вот бы облить кислотой и не лицезреть страхолюдье, которое создала природа.

— По гланды засосешь. Или зубы повыбиваю! Думаешь посмотрю, что баба? Весь гонор вышибу. Начинаем укрощение строптивой сучки! Жаль вискаря с собой не взял, напоил бы падаль! — выбрал любимый трек, в то время как друзья расположили серую мерзость на кровать.

— Сволочи! Папочка! Папа! — догадливая мерзавка, хочет прервать нашу грандиозную оргию. Подаю знак одному из парней, пусть припугнут, а именно снимут трусы с чувырлы. Стала визжать, как резаная, сейчас откинется от страха.

— Камиль, какого хрена? Она ещё целка? Пусть идёт лесом. Мне проблемы не нужны!

— Обосрался от страха? Вали с вечеринки, сами разорвем ей ротик. Ну что соседка Николя, поплачь, в последний раз и вспомни папулю, который тебе не поможет. Какие мы злые, и губки даже кусаем, — коснулся её щеки, наблюдая, как серые глаза превращаются в чёрные. Очевидно малышка слишком рассердилась, так намного интереснее.

— Трахай своих шалав, конченный отморозок! — плюнула в лицо, за что получила нехилую пощёчину, — ещё жалкий кусок дерьма? Не слышу. Тима сигарету мне дай, воротит от твари, нервишки шалят.

Тот незамедлительно выполнил просьбу, порыскав в кармане в поисках зажигалки. Затянулся от души, а потом весь дым направил на сероглазое чмо. Давай цыпа, сорвись на кашель, я прям тащусь от этого. А порой даже возбуждаюсь, когда ей плохо. Но очевидно переборщил с дозой, ведь едва вдохнула, потеряла сознание. Что за странный побочный эффект?

— Не понял, она коньки отбросила? Всё накрылся минет медным тазом. Камиль без трюков с цибаркой не мог обойтись? — расстроились друзья, подняв страшную панику.

— Чего расфунялись? Носы разбить? Только шепните, устрою как не фиг делать. Члены достали, — не отрывая взгляда от уродины, ощущая странное чувство. Больше напоминающее волнение. Стоп это в принципе невозможно, с учётом моей ненависти.

— Сравнивать что ли будем?

— Ну ты и баран! Тупой, как пробка. Дрочить, и кончите на лицо швабры недоделанной! Чего встали? Трахать труп не собираюсь! 

— Она, что реально отдала богу душу? Камиль, нас посадят. Мать твою, я не причём! — сдрейфил один трус, который в последнее время конкретно бесил. Вцепился в воротник и отшвырнул придурка к столу, чуть голову себе не отшиб.

— Аллергия скорее всего у неё, плюс ещё стресс. Ну же реще дрочите, пока покурю на балконе. Испачкайте всё личико, хочу сфоткать и повешу на доску почёта в клубе фехтования,-отдал приказания, оставляя с этим подопытным кроликом. Чёрт, а если и вправду не придёт в себя. Стало жалко, и тут в области сердца закололо.Брехня, просто недавно перенёс стресс, похоронил любимую девушку. Почему она не вызывала во мне таких эмоций? Любуюсь вечерней анимацией города, отсюда показался такой вид, что перехватывало дыхание. Люблю осень за её серую погоду с красивыми мрачными тучами, и холодными дождями. Бывало ходил под ливнем босиком и тренировался со шпагой, это было глотком свежего воздуха. Фехтование моя стихия, без которой не могу прожить и дня. Но соревнования, в которых заставлял участвовать отец, казались обыкновенными детскими шалостями. Терпение подошло к концу, пора проверить, как обстоят дела. Ух ты да групповуха отдыхает. Зашёл в момент, когда Север испачкал её щеки спермой, так и надо уродливой козе. Она же у нас совершенство, вот пускай полюбуется на себя в зеркало, вся облеванная.

— Только дрочили? В рот точно не пихали? Узнаю, кастрирую! — пригрозил недоумкам, которые странно переглянулись между собой.- Чего так зырите?

— Камиль, она тебе нравится что ли? Готов разорвать, как свирепый пёс!

— Мозги в сортире спустили? Харкал на вонючую тряпку, просто реально Эдгару стуканет, ещё успеем надругаться,- снова кинул взор на безжизненную мордашку. Да сколько ждать мать твою! Когда очнется? Готов выкурить вторую сигарету, ненавижу, что испытываю угрызение совести.

— Нас внизу ждут, ты на пати поедешь? Там такая групповуха намечается, что закачаешься! — застегнули ширинки джинсов, поспешив уйти прочь. А мне хотелось долбануть её по голове, лишь бы привести в чувства. Сжалился и сходил за тряпкой, чтобы вытереть лицо. Я ей что прислуга? Начал с левой щеки, дальше перешёл к правой, и на миг прервался. Кожа словно фарфор странного бледного оттенка, и когда губы не накрашены чудовищной красной помадой, они великолепны. Стоп… Она убийца Клавдии, точно обкурился, пора завязывать с пагубной привычкой. В этот самый момент распахнула глаза, которые блестели при этом тусклом освещении. Ненавижу, надо сто раз повторять, чтобы не забыл такую важную деталь.

— Хочу пить!

— Пошла вон из моего дома. Любуйся шлюха пикантный снимком. Называется «мы изнасиловали рот одной швабре с красным беретом» ! — вручил мобильный, чтобы убедилась ещё раз как мы над ней поглумились.

— Ублюдки недоразвитые! Чтобы у вас члены отвалились!

— Базар фильтруй, могу скинуть с балкона! Выметайся! — вцепился в её колье, и так вышло, что случайно порвал. Камни рассыпались на ковре, и эта пискля заплакала.

— Последняя мамина память! Если бы только знал, как тебя презираю!

— Взаимно соседка! — пинком вытолкнул в коридор, и только тогда смог успокоиться.

Николь

Повеселились на славу хамские выродки, поимели как грязную проститутку. Сдохните, твари! Противно касаться лица, которое было запачкано спермой, наверное уже поделились снимком в социальных сетях. Глазами нашла лезвие от бритвы, и в голову пришла мысль, нет это удел слабых. К тому же сейчас дома отец, который с кем-то нервно ругался по телефону.

— У меня нет такой суммы! Просил же сюда не звонить, — повысил голос, вызывая страшные подозрения. Сначала не предала этому значения, у него достаточно нервная работа.

Но зато потом, когда стала свидетелем мерзкой разборки около центрального кафе, обматерила этот день, всё также прокручивая интересную беседу папы. А быть может он связался с плохими людьми? По чистой случайности опрокидываю на одного из них кофе, вызывая дикую ярость.

— Ослепла коза? На старших прешь? Сейчас умы разуму научим! — поднял за хвост, но тут по чистой случайности оказался Камиль. Вот у него попрошу помощи в последнюю очередь.

— Слышь баклан, руки от девушки убрал!

— Ты мне, гнида? Не понял, тёлка твоя? Ну получай в тыкву за неё! — кулаком вмазал ему в живот, и Гладков упал. Теперь подтянулись остальные, нужно действовать. Взяла с первого столика бутылку, и разбила негодяю голову, вызвав панику у его шестерок.

— Овца малолетняя! Гномич, вставай! — обратились с кличкой, а мы тем самым рванули с Камилем на улицу.

— Черт! Ключи от машины забыл! — не стал возвращаться, но тут перед нами затормозил полицейский фургон. Не разобравшись затащили в салон, весёлые выходные, тут ничего не скажешь.

***

Не потрудились даже закрыть форточку, с учетом того, что я вся вымокла до нитки, простуда точно обеспечена. Никогда бы не подумала, что придется провести целые сутки в камере с с циничным придурком, который совершенно не испытывает угрызение совести за свой поступок. Зубы стучат от холода, и даже папе не смогу позвонить, ведь мобильный потеряла по дороге, когда убегали от бандитов.

— А ну перестала! А то челюсть сломаю, ходячее дерьмище! Желаю заболеть температурой под сорок, уснуть и не проснуться. Мразь! — столкнул с лавки и я случайно стукнулась об решетку.

— Ты здесь не главный, чтобы командовать! Я напишу заявление на вас в полицию. Таким уродам нужно сидеть в тюрьме.

— Не понял, дистрофик с накладными сиськам! Оборзела, падаль? Сейчас у меня сигарету сожрешь! Распахнула пасть, личная потаскуха!- за волосы потащил к себе, и ударил по щеке, а потом насильно раскрыл губы. — Тряпка! Угощайся!

— Ненормальный! Оборотень!

— Жуй бычок! Жуй! Хочу чтобы захлебнулась от собственной блевотины. Ненавижу! И ошибаешься, теперь будешь отсасывать друзьям постоянно, а с я превеликим удовольствием наблюдать, а если пожалуешься Эдгару, то дом Люсьена сложится, как карточный домик, может сразу ему венок купить?

— Хватит цапаться! А то гея к вам пристрою, он так трындычит, фиг рот закроете! — дал о себе знать полицейский, видимо создали большой шум. Выплюнула остаток сигареты и молча улеглась на скамейку, если не думать о холоде, можно уснуть. Главное подальше от бандитов. Свернулась калачиком, поджала колени к груди, и закрыла глаза. Но дальше случилось непредвиденное, нашего мальчика заела совесть и он соизволил поделиться курткой, ведь свою забыла в том ресторане.

— Обойдусь! Не нужно подачек от насильника!

— Рот закрыла, мухи залетят! Молча надела, пока губы не разбил.

— Волнуешься?

— Нет, противно слушать дрыща со внешностью кикиморы! — сел на другой конец лавки, и постарался заснуть.

Нас выпустили только в понедельник, в самый разгар дня. Поймали такси и направились прямиком домой, где нас ожидала страшная новость.

— Сюда нельзя там криминалисты работают!

— В сторону отошёл это мой дом! — ругается Камиль на типа в сером пальто.

— Вы сын Райна Гладкова?

— Да, вонючий козёл! —

— Не дерзите, юноша. А то заберу в участок. Так девушка, а вы Николь Дроздова?

— Именно. Офицер что случилось? — боюсь задавать свой каверзный вопрос.

— Примите мои соболезнования, ваших отцов задушили в гостиной!