Глава 5

Феликс

Устроить бы здесь настоящий пожар, чтобы поставить эту дрянную сучку на место.И вот мы занимаем места на барных стульях, и шокируем нашу девочку- болтушку. От испуга чуть не выронила бутылку из рук, неужто сегодня не будет язвить.

— Шлюшка, нам бы это минет на стойке. Знаешь такой коктейль? — специально ее подначиваю, хочу вывести из себя, и тут она хватает за волосы Гарика и со всей силы ударяет его об стойку.

— Могу предложить мозговышибалку. Даёт по шарам хлеще водки. Ну кто следующий? — отбрасывает его в сторону, да парень не сразу придет в себя…

— Феликс, ты посмотри, что она натворила! Вырубила нашего другана, надо ее во все щели оттрахать!- сообщает мне Чак, но я-то знаю как справится с этой выбражалкой, сначала поиздеваемся.

— Ты чего она же просто расстроена! Ведь так голубоглазочка? А я представь скучал, по твоему сленгу мне тут русский язык надо подтянуть. Не поможешь? Я бы у тебя взял пару частных уроков! — незаметно достаю зажигалку, надо угомонить девку ее же оружием, а то петарды закидывает в машины, я ей покажу, что вступать в войну с Феликсом, это слишком опасно.

— Вы бы яйца по-хорошему уносили бы отсюда, а то я вас всех тут уложу!

— Своими хиленькими ударами что ли? Помню помню, как мы описались от страха! Пора повеселиться крошка, — подмигнул своему другу, и тот незаметно подкрался к ней сзади и накинул на шею веревку. Интересно, а что стало с нашей реакцией? Как это недопустимо для бойца.

— Черти, я сейчас охрану позову! — угрожает наша испуганная балаболка, но сегодня удача не на её стороне.

— А как же нас отметелить? Ребят, отведите ее в комнату траха, уж больна достала эта мошка! — после моего приказа, они схватили её за локоть и поволокли за собой на первый этаж. Этот клуб принадлежал Дрочеру, он даже не станет вмешиваться. В комнате снимаю веревку с шеи, и обматываю вокруг ее ноги. А затем, как шавку подвесил к люстре, посмотрим, как она будет выкручиваться, когда мы её облапаем в таком состоянии.

— Ненавижу гандонов! Мрази!

— А чего так тухло сегодня со сленгом? Голубоглазочка, не расстраивай меня. Ну же блесни умом, а мы пока на твои сиськи полюбуемся, сейчас ребят отплатим девочке той же монетой, —  подношу зажигалку к ее топу, от чего ткань вмиг загорается. — Правда жарко? Это тебе за то дерьмо в кафе, теперь будешь знать, как переходить дорогу Феликсу.

— Умри подлая скотина, чтобы твои мозги переехал грузовик! Подлый мерзавец! — вопит, а я расщедрился и потушил возгорание бутылкой воды.

— Тухло, Констанция! Очень тухло, наверное, тебя перехвалили! Но ты должна запомнить главное своей пустой башкой, что с нами опасно связываться! Для начала рассмотрим твои буфера, — сдираю топ и вижу идеальную грудь второго размера, а потом прикасаюсь к соскам своими грубыми ладонями.

— Только попробуй, сморчонок недоделанный! — вырывается, а я лишь приказываю остальным ребятам, — Держите ее, а то слишком дикая! 

Они заломали ей руки, а я продолжал тискать ее грудь и чувствовал вожделение, такая шелковая кожа, словно лепестки белой розы. Наклонился поближе к ее губам, она висела вверх тормашками, самое время провести переговоры.

— Я жду извинений, или мы изнасилуем твой рот, а потом дружно туда накончаем, ну же сосушка! Я не слышу, — схватил за волосы, от чего у нее дрогнули губы.

— Пошел в задницу к своему дружку и сожрал там всё дерьмо.

— То есть тебе свой рот не жалко? Чак доставай член, трахнешь ее по гланды, это будет для нее уроком! — не спускаю взгляда с ее лица, покраснела вся, наверное, кровь поступила в голову…

— Черти, или как скажет моя сестра злыдни! — закричала, а потом ее вырвало, благо мы вовремя успели  отскочить.

— Твою мать! Насколько же эта сука гадкая. Сам ее трахай, мы пас, а то нам потом ещё члены отмывать! — сбежали с комнаты, а ее не переставало тошнить, как-то стало совестно, и я как можно быстрее снял ее с люстры. Свернулась калачиком на полу, словно сейчас коньки отбросит.

— Ты чем отравилась? Эй! — помог ей подняться, а она лишь забежала в туалет, где ее рвало, как ненормальную. Возможно жалею о своём поступке, но я не упущу возможности ей насолить. Открываю дверь уборной, и кидаю свой злобный комментарий:

— Ну чё поздравляю, мочалка выпёндрежная! Залетела? Ну и как зовут этого мудозвона?-  приблизился к сартиру, и ей немного полегчало.

— Свали отсюда, пока не стал трупешником…

— Ты фильтруй базарчик свой гнилой. Радуйся, что мои друзья брезгливые, и в твою дудку свои пенисы не пристроили! На, вытри рожу! — кидаю ей в лицо полотенце и взгляд снова опустился на её оголенные соски. Снова хватается за живот, да плохи дела с этой телкой…

— Тебе нравится наблюдать за тем, как я загибаюсь? Дерьмой хрен, как впрочем и все мужики! — вся побледнела, почему я не мог ее бросить, ведь делал это и причем не один раз, а тут словно совесть проснулась…

— Ой, только не надо читать мне лекцию о том, какие мы мужики сволочи. Ок?Я не виноват, что ты забыла дать своему парню презерватив!

— Захлопнись уже…Я не беременна…- вышла из туалета, нет бы оставить эту стерву, а я как дурак переживаю за нее.

— И какого хрена тебя тогда тошнит, как блевотную корову? Отравилась? — вцепился в ее локоть, она была такой безжизненной, ей бы полежать немного, снова проявление заботы.

— Нет…Свали от меня.

— Констанция, что с тобой? Почему ты заблевала весь сартир? — отчитывал, как свою девушку, за которую беспокоился, а вот это зря, нельзя давать волю чувствам, никакого сострадания, ты забыл чем это может обернуться? Люди воспользуются этим и сядут на шею.

— Язва у меня…Доволен?

— Так надо обратиться к врачу, а не шататься по клубам, дура!- обхватил ее щеки ладонями, и снова уставился в глаза, которые увы сегодня не сияли, они настолько сильно поникли, что становилось больно.

— Пакли убрал, гребаный альфонс!!! Ты не мой парень, и посвящать такого говножопика в свои проблемы, я не собираюсь! Вы же все мужики одноразовые! Кричите про любовь, а вот тут, — указала в область сердца пусто.- Вам бы только трахать, всё что движется, а на чувства плевать!

Расплакалась и тем самым вызвала дикий шок, не думал, что за такой похабной девицей скрывалась такая ранимая натура.

— Тебе-то откуда знать, как я отношусь к любви? Умная разумная! Даже позаботиться о себе не можешь, у тебя хоть отец или мать есть? — проявил заботу, сегодня совершаю одну ошибку за другой, да не стоило вообще приближаться даже на шаг к этой ненормальной дуре.

— Свали чмо, какое же дерьмо, и рядом с тобой так воняет что…- снова схватилась за желудок, а потом потеряла сознание, нет ну вот это нормально до чего же я вляпался. Перетащил ее на кровать, а сам вспомнил свою прежнюю работу, как раньше спасал сотни жизни и вырывал из лап смерти пациентов, если бы не тот несчастный день.Чёрт Феликс, не сейчас, будешь презирать себя чуть позже, а сейчас нужно, как можно быстрее поставить на ноги эту тупицу, которая явно с мозгами не дружит, запустила желудок и заработала язву. Ринулся в аптеку, при этом запер ее на ключ, подобрал специальные препараты,  которые смогут помочь. Особо не соскучилась, лежала вся в такой же позе, пока я не вколол нужное лекарство. Через несколько минут уснула, боль стихла, ещё бы я знаю все препараты наизусть. Феликс Романов всегда хотел стать хорошим доктором и даже получил известную премию, но бросил всё к чертовой матери.

Проснулся на подоконнике, всю ночь наблюдал за этой мартышкой, главное только нет рвоты, хоть маленько выспалась.

— Ну и сущнячище!

— Может переведете? Мисс я тупая дура, которая наплевала на свою жизнь, — подошел к ней и достал шприц, нужно снова сделать укол.

— Ты что долбанный наркоша? Подсадил меня на иглу пока я спала? — вырывается, а мне пришлось насильно повалить ее на живот и приспустить джинсы, а потом воткнуть иглу в задницу.

— Это лекарство от язвы, курс четыре недели, с уколами быстрее встанешь на ноги! — от злости шлепнул ее по слишком аппетитной попке, и она возразила.

— Сам коли это дерьмо.

— Констанция, не стоит будить во мне зверя! Или ты хочешь не выходить отсюда? Чего с жиру бесишься? Не трать свою жизнь на всякую хрень, дорожи каждой минутой! — надел свою куртку, пора бы уже прощаться, слишком много чести ей оказал.

— Без сопливых скользко! А такие гандончики, как ты, мне не указ! — со злости смахнула лекарства, которые я специально для нее подбирал, и вот как после этого уважать баб.

— Ну и подыхай, стерва неблагодарная!