Глава 6(часть вторая)

Мелисса

Стая голодных волков, злых и безжалостных, ведущих охоту на добычу, такую сладкую и нетронутую.То чувство, когда всё тело охватывает страх. Ты раб, жаркая игрушка в руках других.Меня связали, как жалкую падаль и кинули на трибуне, кто бы мог подумать, что так закончиться мой вечер, да ещё от мамы достанется, но разве эти монстрам важно, для них главнее только удовлетворение собственных потребностей. Началась ожесточённая борьба, Авдеев забил две шайбы, и с каждым ударом шептал мне угрозы, только бы не заплакать, ты сильная Мелисса, и пусть сейчас эти демоны одержать победу, они всё равно не убьют частичку твоей души.

— Мы сделаем вас сосунки! — заорал вратарь из команды Леона, было очевидно, что они одержат победу, настолько яростное состязание, голодные игры отдыхают. Команда соперников покинула лёд и теперь настало время расплаты.

— Как там наша шавка?Не сдохла? Давайте,тащите ее на лёд, трахнем как следует, это же ее мечта, прославиться и стать звездой! — говорил слова, после которых становилось настолько жутко и страшно.

— А может, не здесь?Девушка и так напугана

— Ты мне условия будешь ставить? Просто берешь эту куклу за волосы — зашёл на трибуну и ухватился за пряди, — И выталкиваешь на лёд.Пусть привыкает к жестокости

— Раздевайся Макс, сегодняшнюю ночь ты надолго запомнишь! — угрожает, но я борюсь со своим страхом.

— Не дождешься ублюдок, хоть избей меня, но тебя не повинуюсь! — пытаюсь быть сильной до конца.

— Ах так, хочешь жёсткого обращения?Ну что, желание дамы закон!- ударил по щеке, а потом кулаком в живот

— Лео! Лео!

— Мы же просто хотели ее трахнуть, она же коньки сейчас отбросит

— Она попросила ей вмазать.Ну, как Макс, живот болит?! — направился за мной, а я прижалась спиной к бортику, этот звериный взгляд пробивал насквозь.

— Встала на колени и попросила прощения.- впился в шею и сжал так сильно, что я чуть не отключилась.

— Проще умереть, чем извиняться перед такой гнидой- сплюнула кровь, он хорошенько постарался, разбил мне губы.

— Сука, чего ты такая борзая? Ты всё равно мне покоришься, хочешь любви жаркой и страстной, сейчас мы устроим! — со всей жесткостью сорвал одежду и бросил на катке, что сказать он теперь точно победил…

 

Лео

Ненавижу ее за этот отважный характер, не сдаваться в любых ситуациях, любая бы на ее месте заныла и просила пощаде, а это непокорная, горячая, всё детство наблюдал за ней, как она могла с утра до вечера гулять с разбитыми коленками и не жаловаться, проронила бы хоть слезинку, нет она будет молчать и терпеть.Несмотря на то, что её семья практически подыхала от голода, она не расстраивалась, пошла работать уборщицей, откуда такой стержень? А разве ты не знаешь? По-моему, всё итак понятно, эту девчонку не сломить.А сейчас настал момент, когда эту сучку конкретно прижали, уже жду не дождусь увидеть поражение в ее глазах, то чувство полной растерянности, когда внезапно опускаются руки и шансов на спасением больше нет.

Свернулась на льду, как рыжий котёнок, волосы растрепаны, вся такая униженная, как давно мечтал об этом.

— Так ребят, я буду первым, а может ты Лео? — спрашивает у меня вратарь, а я смотрю, как она плачет, и пальцами вытирает слезы, пытается скрыть, как ей плохо.

— Лео, ты меня слышишь? Лео…

Впервые в области сердца стало больно, на месте её, вспомнил себя такого же раздавленного, побитого, и даже родной отец не протянул руку.Удивлён, что такую сволочь как я, что-то вообще способно растрогать.Снимаю с себя хоккейную форму, а потом выхожу на лед, все остальные ждут моего решения, лидера, который постоянно приводит их к победе. Ломаю свой характер, знаю, что потом буду ненавидеть себя за этот поступок, но я не хочу, чтобы она рыдала. Поднимаю ее на руки и надеваю на плечи балахон, а дальше произношу похлеще маньяка убийцы:

— Если к ней кто-нибудь притронется, захлебнется в собственной крови!

— Да, ты чего! У нас была игра! Все по- честному?!

— Я не дам вам её! Она моя кукла, и только мне решать, что с ней будет дальше. А вас, чтобы духу не было через пять минут, а не то всех положу тут нахрен…

Они оставили нас одних, что сейчас было не сколько минут назад? Жалость или ты на миг вспомнил его, самого близкого тебе человека? Или те беззаботные времена, которые к сожалению, не вернуть.Заношу ее в комнату, тут обычно тренер любил отдыхать,после тяжелых матчей. Как эта бестолочь раздевается до гола, я чуть не поперхнулся.

— Какого хрена ты творишь?

— Делай свои грязные дела и я поеду домой- отвернулась, а сама руками закрывала обнаженную грудь.

— Повтори…

— Ты же не захотел с ними делиться, чего ждешь, пристраивай свой член и оставь меня в покое! — развернула своё заплаканное лицо, и снова сердце защемило, чёрт только этого не хватало.

— Быстро оделась, больно ты мне сдалась.

— А! Я поняла ты собираешься меня избить? Сделай милость, лучше сразу пырни ножом. Вот сюда, — указала в область сердца, совсем не ведала, что творит.

— Хочешь сдохнуть? Пожалуйста, лично могилку приготовлю

— Давай, мне ведь итак тяжело на этом свете.

— Конечно, тяжело!Слабачка, ноешь без конца

— Ты избил меня там на катке? За что?Чем я провинилась перед тобой? Ответить…

— Потому что я презираю тебя. Хочу чтобы тебе постоянно было больно — приставил лезвие к горлу, и она задрожала.

— Воткни его, это просто, для такой сволочи, как ты! — подталкивала к убийству, а потом прикусила свои пухлые губы да так, что я захотел снова попробовать их вкус. Подношу лезвие к губам, оставляю порез, она закатила глаза от боли, а я страшно возбудился. Терпение иссякло , врываюсь в её рот, и толкаю на кровать. У меня напрочь отключился мозг, раздвинуть ей ноги и стал целовать.

— Чудовище! А-а! — произнесла так, а я нашёл её бугорок и стал ласкать языком. Поднимаю руки на головой и продолжать развлекаться с её киской, от всего этого член закаменел.

— Не трогай меня. Тварь, ты поплатишься за это! Мама-а!,- застонала так, а я укусил ее за клитор- Больно! Ай!

— Это твой ад Макс! — развернул ее на живот, ткнул головой в подушку, и стал резать ножом ее задницу

— Не надо, умоляю, это так больно!

— Сейчас будет хорошо- сзади раздвигаю её половые губы, и нахожу клитор, провожу языком и она заливается стонами.

— О Господи! Да-а! – заерзала, как не нормальная, ее понравились эти адские игры- Кончаю!

От ее сладких слонов мой член слишком сильно возбудился, все происходило, как в моём воображении. Макс оскорбленная полностью во власти дьявола. Решаюсь ей отомстит, и снова впиваюсь в клитор.

— Не надо, убери язык. А-а!

— Лежать! Ты всего лишь кукла, грязная потаскуха- а сам тащился от того, что она испытывает наслаждение.- Ты взорвешься от оргазма, получай!

Наказывал ее за ненависть, которая охватила мой разум

— О боже! А-а! Прошу, я больше не могу, — отключилась, ещё бы она ещё не опытная в сексе, тем более с учётом ее слабого здоровья стоило это ожидать. Отстраняюсь от неё, и тяжело вздыхаю, кто просил накидываться на неё как зверь, совсем перестал контролировать себя.Заношу ее в ванную и включаю холодную воду, она так и не пришла в себя, ее волосы вмиг превратились в мокрые пакли. Прижимал к холодной стене, и осматривал с ног до головы, ее тонкая талия в сочетанию с округлой попкой делает ее слишком привлекательной. Такая редкая, девственная красота, а грудь, казалось, она идеального размера, выключил воду и снова отнес ее на кровать, представляю, как сейчас волнуются ее мама. Набираю смску со своего телефона, больше причин для беспокойств нет.Укладываю на кровать, только бы коньки не отбросила, хватит Лео за неё переживать, было бы проще если бы ты её убил, это же долгожданное освобождение, почему за все эти долгие годы, ты так и не осмелился этого сделать? Укрываю ее одеялом, и слежу за равномерным дыханием, небось вымоталась за целый день, и совсем ничего не ела.Вспоминаю про холодильник тренера, обычно там можно найти пару гамбургеров, надо будет утром покормить эту бестолочь.Не спал всю ночь, и где-то в три часа утра под довольный быстрый трек решил размяться на катке, это дрянь просыпается и выходит на трибуну, чёрт и как теперь сосредоточиться на ударе.

— Который час?

— Половина третьего, шла бы ты спать, пока я не передумал.

— Да пошёл ты! Ублюдок

— За ртом своим поганым следи, а то мне недолго насадить тебя на член.

— Неужели хозяин расщедрился, и сохранил мне честь? — язвит, а я услышал урчание в ее животе, возвращаюсь к ней на трибуну и передаю гамбургер.

— Вот, поешь ты вся ослабла! — проявляю заботу, как представлю, что она голодает, становится не по себе.

— Жри его сам.

— Рот открыла и откусила! — перехожу на грубость, она всё такая же непокорная.

— Я не голодна

— Ты объявила голодовку? Лучше не зли меня, маразота!- ору, но когда она повернула своё лицо, я чуть не выронил эту чёртова булку, в этом освещение ее глаза имели голубоватый оттенок, странно а раньше они казались серыми, а сейчас голубыми словно глубокое море.Чёрт, да какая разница, я же презираю её.

— Может так лучше, умру, чтобы избежать твоих издевательств!

— Если ты не возьмёшь его в рот, клянусь я ударю тебя!- опускаю взгляд на губы, на них остались вчерашние порезы, почему это так заводит, и ещё когда она специально проводит по ним языком.

— Доволен? Сукин сын! — откусила его, а я довольно ухмыльнулся, такая забавная со стороны.- Чего смешного?

— Смотрю какая же ты страшная, не думала покраситься в тёмный цвет и избавится от этого ужасного оттенка? Он тебе совсем не идет.

— В твоем мнении, точно не нуждаюсь.

— Ржавая уродливая кукла!

-А ты ублюдок, лишённый морали! Когда-нибудь ты ответишь за всё, Авдеев.

— Как мне страшно Макс, доедай бутерброд и живо одеваться, а не то я все таки перестану быть добрым, и хорошенько оттрахаю тебя клюшкой!

— Бессердечный! Откуда в тебе сколько жестокости?

— Пасть прихлопни, твоё жужжание осточертело.

— Ответь, почему ты меня ненавидишь?

— Почему? Да, потому что …