Глава 6(часть вторая)

Анжелина

Сейчас состоится скандал. Ещё бы со стороны это выглядело слишком пошло, моя рука на полотенце, которое едва скрывало член этого мерзавца.

— Ты снова бросил институт? Великолепно и что случилось на этот раз? Преподаватель был слишком строгим? Потрудись подняться, когда я с тобой разговариваю — тон Марселя был слишком грубый, теперь понятно он его старший брат, ну надо же какие секреты нам тут открываются.

— Марсуха, понимаешь- поднялся гад с пола и произнёс так, от чего я не выдержала и рассмеялась, это что за прозвище такое, кстати надо запомнить. И тут голодные зелёные глаза пристально уставились на меня, Марсель подаёт мне руку и начинается отчитывать:

— Я смотрю, ты веселишься? Так вот, чтобы через час на моём столе лежало сочинение на десять листов про поцелуй между любовниками! Живо принимайся за работу- указал он на вторую комнату, которая была маленьким кабинетом, неужели наш дьявол приревновал.

Марсель

— Какого черта ты распускаешь руки? Тебе мало баб? Я тебя спрашиваю- слишком сильно он вывел меня из себя, я был старше его на семь лет, так вот если в свои двадцать лет, я достаточно быстро повзрослел, то он всё никак не мог наиграться. Мало того, что я платил за его учёбу, хотел, чтобы хоть кто-то из нас двоих стал человеком, так ещё покупал дорогие вещи, тачки, а также содержал его девиц.

— Остыть, братишка, мы случайно тут встретились, она же малолетка, хотя честно я бы такой вдул! — произносит так, словно Анжелина желаемый кусочек мяса.

Он перегнул палку, мои пальцы схватили его за горло, и клянусь, если бы он не был моим братом, то я бы его задушил.

— Выбрось эти мысли из головы! И близко к ней не подходи, она ещё невинная девочка! — говорил я про ангела, которого не переставал оберегать.

— Опаньки, ну понятно. Сначала Марсуха пробует тело, а потом передаёт эстафету мне, согласись она бы слишком соблазнительно смотрелась в наручниках на твоей кровати, а мы бы, как двое волков играли бы с зайкой- произнёс он это с похотью, я увидел в его глазах нездоровый интерес к Ажелине, только его тут не хватало.

— Мне оторвать тебе яйца? Я, кажется, ясно выразился, она под запретом. Не доводи до греха Шон, ты ведь знаешь на что я способен! Могу лишиться, даже родного брата, а теперь бери кредиту и уматывай отсюда! — произнёс так, словно мы были с ним совершенно чужими людьми, но мне тут некогда играть, когда нашим родителей не стало вся обязанность легла на мои плечи, а этот дурачок всё не может повзрослеть, и тут он кажется нашёл на какую мозоль лучше надавить.

— Так носишься с ней, как с Патрицей, готов как тигр бросаться на соперника!

— Что ты сказал? — ударил его в челюсть, не стоило поднимать эту запретную тему для разговора, это только моя боль.

— Я, между прочим, не причём, что она тебя предала! Ведь она была всего лишь грязной потаскухой, которая и со мной хотела переспать.

— Никогда слышишь, никогда не смей так говорить о Патриции, она ангел! Не порочный, который никогда не сравнится ни с одной шалавой — накричал так словно готов порвать на куски, он напомнил о той, по которой слишком сильно страдало это сердце.

— Не могу поверить, ты всё ещё ее любишь? Ну, ты и лох братишка, самый настоящий. Пусть я сердец и на мне клейма ставить негде, но я по шлюхам тосковать не буду! А эту кредитку запихни себе в одно вместо, а я, пожалуй, задержусь здесь и поглазею на цыпочек.

Анжелина

Весь их разговор я пыталась понять, что происходит в их отношениях, а потом, когда услышала имя какой-то девушки и то, как Марсель отреагировал, ужаснулась, неужели Шелли такая же игрушка как и многие, а кто тогда эта Патриция? Хлопнула дверь, кажется, его братец ушёл, тот ещё похотливый мерзавец, видимо Марсель с ним конкретно натерпелся. Возвращается в кабинет, я успела написать только одну страницу.

— Я хочу, чтобы ты держалась от него как можно дальше. У него слишком пошлые фантазии и для него важен только секс- сказал так грустно, но меня съедала ревность изнутри, снова какие-то тайны, про которые не велено здесь говорить.

— На себя посмотри! Можно подумать ты другой? И если бы не тот шантаж, то я бы тебя не послушалась, поэтому будет считать, что я робот, который исполняет твои приказания! — старалась отвести взгляд, порой, когда он рядом, слишком сложно себя контролировать. И он тут берет стул и подсаживается ко мне.

— И долго Криспи будет на меня обижаться? — его рука располагается на моей коленке, и нежно её гладит, ей-богу чуть не уронила свою ручку.

— Пока ты не откроешь мне правду и не снимешь маску доброго братишки, я…- хотела договорить, но он усадил меня на колени и вдохнул аромат моих волос, а потом лишь прошептал.

— Нет никаких масок, я люблю тебя, как свою младшую сестренку и знаешь, что я хочу сделать? — его рука проникает под юбку и наглаживает внутреннюю сторону бедра.

— Что? — положила голову ему на грудь, снова доверилась и сейчас позволяю себя ласкать.

— Если ты будешь послушной, мы уедем отсюда вместе, поселимся в маленькой квартире, и ты станешь моей единственной девочкой — руки Марселя достигли трусиков, и он нащупал через них клитор, а другой рукой стянул резинку с волос и стал ласкать пряди.

— Только ты и я? — не могла поверить в своё счастье, он играл со мной словно с котенком, которому было все время так мало ласки.

— Да, станешь моей сестрёнкой, которую каждый день я буду целовать. Ты же хочешь этого, Криспи? — стал водить пальцем по трусикам и я сдалась, мои глаза были пьяными от кайфа тут он добавил- Ты ведь ласкаешь себя, умеешь доводить себя до оргазма? Ты должна научиться испытывать наслаждение.

— Марсель, мы, правда, отсюда уедем? И ты заберешь меня из итого ада? А что будет дальше? — чувствую, что от его касаний по трусикам, мне становится так тепло, и сейчас внизу живота случится взрыв.

— Я буду воспитываться тебя, как старший брат, мы будем готовить вместе завтраки, а по вечерам смотреть эти сериалы, я на всё готов, ради моей Криспи. Именно поэтому купил тебя у твоей матери, мне хотелось спасти одного котёнка, который нуждался в ласке.

— Марсель, я готова стать отличницей, только давай сбежим вместе. А как же Шелли? – произношу, словно в бреду, а его палец ни на миг не остановился, я так хочу освободиться.

— Она просто развлечение. Малышка, тебе нужно кончить, тебе понравится, мы нежнее проходимся по твоему бугорку, а дальше ты ощущаешь кайф, — он делает так, как говорит и всё моё тело охватило наслаждение. Я застонала так, громко, словно сейчас сорву голос. Сердце колотилось в бешенном ритме это было новое для меня чувство, совсем неизведанное.

— Ты испытала первый оргазм, видишь, какое удовольствие могут доставить пальчики. А теперь мы будем писать сочинение. Ну, так что ты там написала?- целует в шею, а я не могу ещё отойти от того взрыва, если бы он только знал, что для меня значат эти слова.

— Марсель, можно я сама? – боялась, того что мы можем перейти черту.

— Обещаешь? Ведь ты такая непослушная девочка, а вдруг выкинешь очередную гадкую выходку! — снова его рука поглаживает по коленке, будто заманивая в ту самую сексуальную игру.

— Я принесу сочинение утром перед завтраком, ладно? — смогла кое-как прийти в себя, а потом как ошпаренная схватила свою тетрадь и покинула его спальню. Со всей этой суматохой я забыла про день рождения Карины, но подарок купила ещё месяц назад, хочу уже постучаться к ней, в руках безумно огромный торт, как из соседней комнаты выходит Сабрина, с довольно расстроенным видом.

— Нет её, может не мучить дверь!

— Как нет? Мы же хотели отпраздновать праздник вместе. Это же свобода! Совершеннолетие, а мне ещё ждать столько месяцев- улыбаюсь, не могу понять, чем так недовольно Сабрина.

— Она уже празднует, в спальне у Марселя, ему же не терпится опробовать этот лакомый кусочек.

— О чем ты сейчас говоришь? Почему она решилась отпраздновать его с Марселем?- чувствую, что мне сейчас будет больно, в последнее время это происходит слишком часто.

— Не надевай маску дуры, Анжи! Он ее позвал к себе, чтобы трахнуть, не забывай, что ей стукнуло 18 лет!

— Нет, он не мог, я не верю! Хочешь сказать, что сейчас они…

— Да именно, занимаются сексом. Знаешь, как она боялась туда идти! Моя участь через месяц, а я тебе говорила! — сказала она с таким безразличием, а я лишь побежала на пятый этаж, где как раз находилась его спальня. Колени дрожат, не хочу увидеть то, о чём сейчас мне говорила Сабрина, стучусь ради приличия, а когда дверь открывает полуголый Марсель, обернутый в одну простынь, лишаюсь слов.

— Я же просил меня не беспокоить!

Смотрю на Карину, которая лежала в его кровати, и увидев меня, ей стало стыдно, ведь все знают, как я относилась к Марселю.

— Я написала сочинение! — кинула ему тетрадь в лицо, не хотелось оставаться здесь ни минуты.

— Криспи, подожди! — но его слова больше на меня не действовали, решил, как дьявол забрать невинность той дурнушки.

В столовой собирались ученицы, а у меня совсем не было аппетита, как представлю, что они занимаются сексом, готова пустить себе пулю в лоб.

-А это еще за новый тип? Ну, ничего себе, кажется кто-тот забыл надеть майку. Девочки, а он ничего такой! — засмотрелась на него Сабрина, а этот гад лишь подходит ко мне и протягивает кофе.

— Это тебе карамелька! Знаешь, я читал твоё сочинение, это так печально, — снова начинает глумиться, а девушки не перестают за нами наблюдать.

— Ну и что же ты там вычитал, похотливый бабник?

— Тебе бы не мешало, побольше себя ласкать! Я попрошу брата заняться этим лично! Ведь таких зажатых девушек только поискать, — говорит с вызовом брат Марселя, еще хуже, чем он сам.

— Правда? Зато я знаю, отличное средство от стояка. Хочешь, у тебя неделю вставать не будет? — уже придумала, как ему отомщу.

— Зря ты так детка, ты еще не видела, на что способен мой член, изнылась бы от удовольствия.

— Рекламируешь свой пенис? Ты тогда сразу на трусах укажи размер в сантиметрах, чтобы все представили насколько она малюсенькая твоя пиписька! — захожу на кухню и открываю морозилку, а дальше беру кубики льда, прячу их за спиной и незаметно подкрадываюсь к этой наглой морде.

— Как остроумно! Твой бы ротик заткнуть, как ты говоришь это малюсеньким пенисом! — ухмыляется, а я лишь оттягиваю его шорты, вместе с трусами и высыпаю туда лёд, и он начинает орать на всю столовую.

— А-а-а!!!!!!!! Сдурела? Ты же мне всё там отморозишь!

А я лишь шепчу ему на ухо:

— Запомни моё имя, я- Анжелина, коварная стерва, которую лучше не трогать и брату своему передай, что я вас не боюсь. А ты не расстраивайся, зато не надо больше дрочить, ведь твой огурчик, больше не встанет! Идём девочки!

И тут заходит дьявол, лёгок на помине, быстро же он отпустил Карину.

— Что вы тут устраиваете? – пронзает Марсель своим острым взглядом.

— Как что? — от ужасной обиды, я приближаюсь к Шону и смотрю на этого гада с вызовом.- Я ругалась на пупсика, что он был слишком грубым ночью. Пришёл в спальню и без спроса трахнул.

— Эй, ты чего? — хочет возразить Шон, но я накрываю его рот своими губами, пусть его старший братик сдохнет от злости.