Лео

 

— Потому что я хотел, чтобы ты сдохла после той операции, но этого не случилось.

— Какой операции? Что за чушь ты несешь?

— Не важно, Макс. Запомни только одно, в этой жизни ты не будешь счастлива, и я лично устрою для тебя ад! А я твой персональный дьявол- хотел снова ее ударить, как мы услышали голос тренера.

— Леон? Почему ты устроил внеплановую репетицию без своей команды? Где остальные?

— Бухают…- отшвырнул клюшку и поднялся на трибуну, это незаживающая рана вот уже несколько лет не даёт покоя.

— И ты об этом так спокойно говоришь! Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю. Вот возьму, и брошу вас нахрен, зачем мне нужна такая команда?

— Да бросай, больно ты нам сдался! — вывел из себя, хотя этого человека я искренне уважал, всему виной была Макс, она напомнила про события, которые как огонь, прожигают меня насквозь.

— Ах, ты говнюк, да я с тобой носился к с родным сыном, а ты!!!

— Иди ты к чёрту со своим хоккеем!Всё равно его не вернуть. Катитесь вы все далеко и надолго! — подхожу к двери, это была последняя точка кипения.

— Лео, вернись, если ты сейчас уйдешь, можешь искать себе другого тренера! Лео!

 

На улице поднялся сильный ветер, всё как в тот злосчастный день, тогда когда его не стало. Изменится мир, но я не забуду этого человека никогда, он был для меня примером, большим стержнем, на которого хотелось равняться.

 

 

11 лет назад.

 

 

— Сынок, ты закончил с уроками? Ох, как же мне справится с двумя мальчишками, всю ношу сама на себе тяну.- присела в коридоре, у неё в очередной раз поднялось давление.

— Мамочка, я всё сделал, ты устала? А Макс, где?

— Ох, Максим твой опять подрался, и его в больницу отвезли, вот за что мне такое наказание? Всё бьюсь, как рыба об лёд, а ваш отец даже от алиментов отказался.- зарыдала, а я положил голову ей на колени.

— Не плачь, ты же сильная у нас, мы тебя так любим.

— Всё хватит с меня! Твой брат все деньги тратить на эту дрянь, парню 18 лет, а он бредит какими-то несбыточными мечтами. Ну ничего, выкину всю эту хоккейную чушь на помойку будет знать — открывает шкаф и достаёт коньки, любимую форму, а также клюшку, помню, как долго он на неё копил.

— Ты что?! Максим, не переживёт.

— А мне, думаешь легко на нескольких работах пахать? Всё без толку, это старая квартира разваливается, а ещё этот штраф в клубе платить, брат твой подрался с сыном банкира, да мы теперь навечно в нищете! — упала на пол и зарыдала так сильно, что я сам чуть не прослезился. Вот так, почти впроголодь жила наша семья. Казалось, счастливая тройка, где была  мама,  старший брат Макс, и я. Он был старше меня на восемь лет, ещё застал отца, а когда родился я, мама не выдержала и подала на развод, без денег в кошельке, вернулась в холодную старую квартиру, которая досталась ей от бабушки. Терпеть побои отца больше не было сил, но она не сложила руки, устроилась продавщицей, а Макс сидел со мной, помню, пел колыбельную и как рассказывает мама первое слово, которое я произнёс, был Брат. Это была духовная родственная связь, он стал  отцом, лучшим другом, на которого я так хотел быть похож. Как же отличался от других, несмотря на то, что у всех были стандартные мечты, а именно: купить квартиру, машину поехать заграницу, братишка бредил стать звездой хоккея, собирал постеры известных игроков, и постоянно твердил:

— Я стану легендой!

И никто не сомневался ведь такой, как Макс достоин был всех побед, жаль, что мама так и не согласилась с этой затеей, помню просыпался ночью от их бесконечных скандалов.

— Сынок, одумайся! Устройся на нормальную работу, нам платить за квартиру нечем…

— Мам, если выиграю этот матч, принесу тебе столько денег, нам на целый год хватит.

— О Господи, а если проиграешь? Перестань, рассуждать, как ребёнок! Мать пожалей, вон мне ещё Леона на ноги поднимать, а ты всё с клюшкой возишься.

— Я выиграю, — крикнул на неё, он при любых раскладах не откажется от своей мечты. Но она была права, все игры он продул, над ним даже друзья смеялись, говорили, что неудачник. Макс запил, и стал зарабатывать воровством. У нас появились первые деньги, но в семье обстановка накалялась сильнее, мама просила его устроиться на нормальную работу, но он не хотел. Помню при очередной ссоре, ударил ее по щеке, и покинул квартиру, ночевал на улице и только через некоторое время засветился в клубе, где в очередной драке его порезали ножом. Врачи говорили, что его выпишут через неделю. Был вторник 15 января, я навсегда запомню этот день, уже неделю не видел собственного брата как он там? Страшно соскучился. Сажусь в автобус, едва наскреб денег на билет. Иду по тесному коридору, никогда не любил больницы, здесь, будто другой мир и люди так хотят отсюда сбежать, что готовы на всё. Захожу в палату 436, он  такой же сильный и отважный.

— Братишка? А ты как здесь оказался?

— Возвращайся поскорее домой, знаешь как без тебя плохо! Я снова тройку по русскому получил, — прижимаюсь к нему, снова мама закатит скандал, что я сбежал с последнего урока.

— Эх, Лео, вот вырастишь ты, как я и станешь раздолбаем. А тебе надо учиться и достигнуть всех побед в этой жизни.

— Так давай вместе, и маме будем помогать, я на работу устроюсь.

— Ну, ты даешь, рано тебе еще! Пацан, всего десять лет. Ты мне лучше одни пятерки тоскай, а мы с мамой сами разберемся. Вот выиграет наша команда в матче, и я вытащу вас из нищеты.

— А потом ты нас бросишь? — пустил слезу.

— Ты что!Я вам особняк куплю, пусть папаша от злости подавится, и заведём много собак, ты же их так любишь.

— Обещай, что мы не расстанемся, — протягиваю ему руку, а он сжимает её, и я снова чувствую его поддержку.

— Никогда. Никогда…- отпускает руку, кто же знал, что мы видимся в последний раз…

Пришёл врач и начал осмотр, а я будто чувствовал беду, уже спустился на первый этаж, как обнаружил, что случайно обронил ключи. Возвращаюсь, как случайно слышу разговор.

— Понимаете, ну нет, донора! Мы не можем сделать пересадку сердца!

— Вот пять миллионов, найдите мне его, доктор она умирает!!!- говорил мужчина слишком настойчиво.

-Мы ждали два месяца, но к сожалению, всё безрезультатно, никто не может вам помочь, Мелисса умрёт- произнёс он имя какой-то девочки, неужели она тяжело больна.

— Войдите в моё положение, я же отец продал всё, что у меня было, получается зря?

— Я понимаю, но ничем не могу помочь…

— Подождите, вы говорили, что к вам поступил парень, который такой безалаберный, и мать вечно орет, зачем тянуть его на себе? И по анализам он бы прекрасно подошёл.

— На что намекаете? ! По- вашему я должен его прикончить? Он же совершено здоров.

— Зато вор и преступник, таких, нужно наказывать!

— Не вам его судить, пропустите, я тороплюсь к пациентам.

— Я дам еще один миллион, у вас же сын инвалид, на эти деньги сможете сделать операцию в Израиле, только пусть сердце этого парня достанется Мелиссе! — настаивал мужчина, а я уже тогда его возненавидел.

— А если про это узнают? Это же такой грех.

— Никто не узнает, зато мы поможет нашим детям, надеюсь, мы договорились, я надеюсь на вас доктор, — уговорил его, а я полетел через две ступеньки вниз. Бежал сквозь холодный северный ветер, нужно было срочно рассказать об этом маме, но, увы, она не поверила, к тому же, в тот вечер собиралась в смену. И как я десятилетний мальчишка мог противостоять в этом жёстком мире взрослых? Утром следующего дня нам сообщили, что у Макса оторвался тромб, и он умер, а на самом деле его хладнокровно убили, я знал это… Но разве какому-то сопляку поверят, на похоронах, я расстегнул рубашку и увидел шрам в области сердца, они украли его  ради этой выскочки, долбанной девчонки, она похитила жизнь моего брата. И в тот день на могиле своего брата, я поклялся найти ее и отомстить, устроить самый настоящий ад. Прошло два года, мама взялась за бутылку, устала выживать в этом тяжёлом мире, а ещё смерть брата подкосила, я стал двоечником, изредка убегал из дома, от нашего счастья ничего не осталось, лишь только фотография, на которой мама улыбалась с двумя сыновьями. Вскоре она покончила жизнь самоубийством, отравилась газом, сначала меня определили в детдом, а потом объявился папочка, который расщедрился и взял к себе, там и познакомился со своей сестрой Кирой, которая уже при первой встречи казалось мне чужой. Шли годы, я был одержим, найти эту сволочь, чтобы убить. Уже отчаялся, если бы как-то раз, не увидел ее со своей сестрой, пробив все нужную информацию, узнал, что это она. И с того момента придумал ей кличку, в память о брате, она стала Максом, всё та же одержимость хоккеем, клянусь уже в деталях рисовал ее убийство, но так и не решился. И сейчас только ради своего брата, записался в хоккейный клуб, стал лучшим игроком,  выиграю чемпионат и привезу ему этот кубок на могилу. А эту рыжую мразь загноблю, клянусь, она пожалеет, что на свет родилась…