ГЛАВА 8 часть вторая

Саша

Думает, возьмёт за жабры, не на ту напал. Пусть подавится своими деньгами.

— Ты сделаешь аборт, как миленькая!

— А не слишком много на себя берёшь, дедуль. Мне двадцатник стукнул! Гляди уже не маленькая! — собираю свои вещи, чувствую не решится конфликт.

— Смелая стала? Иди сама заработай! Больше ни копейки не получишь!

— Испугал! Да что в этом доме жрать? Правильное питание? Ой, не ешь солёное это вредно. Ой, от сладкого поправишься. Задолбал, в моем доме будет всегда полно жратвы и я сама воспитаю дочь. Посланник добра! — захлопнула за собой дверь, больше ноги моей здесь не будет.

— Саша, вернись. Этот ребёнок погубит тебя. В нём уже есть частичка зла.

— Завали пасть. Или как там выражался Себастьян! Сдохни старая скотина! Ариведерчи, мусор! — закрыла за собой калитку и накинула на голову капюшон. И куда сейчас податься? В кошельке нет ни гроша, всё забрал черт поганый. Но он заблуждается, что я избавлюсь от ребёнка. Мать никогда не бросит своё чадо. И пока у нас с малышкой есть силы, мы будем бороться до конца. Но для начала навестим Себастьяна и скажем, что он очень скоро станет папой. Не знаю и на что я надеюсь ведь вряд ли он меня простит. В больнице несмотря на будничный день, было не так уж много народа. Отлично, поменьше любопытных глаз.

— Здравствуйте! Я хочу проведать Доброва! Он к вам поступил несколько дней назад! — вежливо спросила у медсестры.

— Одну минуту. Вы про Себастьяна?

— Да, — немного разволновалась я.

— Так выписали его. Помню утром приехала женщина, довольно известная личность. Точно Арина Ольховская и они уехали в аэропорт.

— Постойте! Он же прикован к инвалидному креслу?

— Кто?

— Себастьян, тупорылая овца! — перешла на оскорбления.

— Девушка, проявите уважение. Я не знаю кто вас ввёл в заблуждение. Но это неправда. Ранение было несерьёзное, о какой инвалидности может идти речь?

— Понятно. Обманул подонок. А документы в подтверждении ваших слов есть?

— Конечно, со всеми подписями! — протянула заполненный бланк.

— Извините, за мою бестактность. Я в положении, нервишки шалят, — ощутила себя дурой, когда прочла содержимое.

— Давайте позову врача!

— Что вы?! Я в полном порядке. Полнейшем! — не стала задерживаться в госпитале, лишь попросила у одного больного пациента телефон и позвонила Милене.

— Ну что, корова? Отправляем Теодора в тюрьму? Не в курсе сколько дают за изнасилование? По-моему лет пятнадцать! Зачем обманула меня?

— Саш, умоляю, это он попросил. Как будто не знаешь его характер. Он обижается.

— С ума сойти! Мальчика обидели. А то, что он прикончил моих родителей, не считается? Между прочим это я должна на него обижаться. Ладно, где сейчас прохлаждается эта вонючая сволочь? Хочу сказать, что мы очень скоро станем родителями. Представляешь Мил? — перестала на неё кричать. 

— А разве он тебе не говорил? Обещал сам позвонить и рассказать.

— С дубу рухнула? Ну ты даёшь. Мы же с ним в ссоре! Да уж умеешь удивлять. Хорошо, он у себя на квартире? Сама к нему наведаюсь.

— Постой. Себастьян продал всё имущество и переехал с Ариной в Италию. Он уже давно планировал там поселиться.

— Что? Но мы же женаты? И даже обвенчались в церкви! Как он мог? Так быстро сдался? Ненавижу!

— Саш, дело в другом. Скорее всего Себастьян тоже играл и в день вашей свадьбы рисовался. Прости такая у него натура, он просто не думал, что ты накинешься на него с пистолетом! Я правда сожалею, — вымолвила грустным тоном, а мой мир рухнул на несколько крохотных осколков и вряд ли их теперь соберёшь.

— Ну и скотина же он…

— Погоди, может тебе помощь нужна? Как вы с ребёнком проживете?

— Сама прокормлю свою девочку и копейки не попрошу!

— Саш, Саш! — забеспокоилась за моё состояние, а я лишь сбросила звонок.

— Девушка, вам плохо? — спросил тот самый пациент, у которого одолжила телефон.

— У меня вырвали сердце. И как теперь воспитать ребёнка в любви и объяснить, что зла и предательства не существует? Пустое заблуждение! — присела на ступеньки, от голода ужасно сводило живот. Наверное скоро придётся просить милостыню.

— Вы не правы. Если никто не замечает добро, это не значит, что его нет. Оно есть в каждом прохожем или улыбающемся ребенке. Главное верить! Мы сами творцы своей судьбы,-заботливо положил руку на плечо. От него веяло  настоящим теплом, от которого можно было моментально согреться.

—  Вы рассуждаете, словно добрый ангел.

— Я он и есть. Специально поселился в больнице, чтобы помогать невинным людям. Так сказать наблюдаю со стороны. И заметь просто так! Бесплатно, от чистого сердца, без корысти! Вот в этом и заключается добро. Я бы мог помочь тебе, но не стану. Ведь если сейчас протяну руку, ты сломаешься, а Саша должна пройти все трудности сама. Не зря он тебя любит! Держись!

— Вы перепутали, он…-хотела ему возразить, но мужчина словно испарился. Куда подевался?

Тяжело вдыхаю и смотрю вдаль, на глазах наворачиваются слёзы. Невозможно справиться с эмоциями. Но этот добрый старик сказал, что я справлюсь. Конечно, я же сильная. И сегодня у нас с доченькой будет сытный ужин. Правда рано обрадовалась ведь после десятичасовой смены посудомойки мне не заплатили, а вышвырнули, как котёнка на улицу. Буквально на карачках доползла до подвала, чтобы где-то переночевать. А ещё началась сильная гроза, с порывистым ветром. Да уж ну и сырость здесь. Придётся спать на полу. И как в таких условиях пребывать беременной девушке? Завтра же продолжу поиски новой работы, нельзя сдаваться на полпути.

Но увы столкнулась с новой чередой неудач. В кафе, где я устроилась работать официанткой, случилась потасовка и убили управляющего. Не знаю, каким чудом осталась в живых. В итоге после того, как сменила десять мест, пошла просить милостыню на вокзале. Казалось, вот оно счастье, у меня появились первые деньги, но мою съемную квартиру ограбили. Вынесли всё до последней нитки, и началось всё с чистого листа. Правда теперь Саша Морозова превратилась в беспощадную воровку, которая занималась кражами в метро. Зато было что поесть с моей девочкой. Уже тогда знала, что родится дочь. По вечерам после сытного ужина вспоминала те самые серые глаза, которые вряд ли больше увижу. Угораздило же так влюбиться. Такое не пожелаешь и врагу….Пусть будет счастлив, а про нас с малышкой не узнает никогда. 

***

Себастьян

Везде мерещится её лицо, и те глаза небесного оттенка. Она прокралась в мою душу и заполнила теплом. Не зря я сравнивал её с солнышком. И теперь, когда оно резко погасло, ощущаю себя падалью, конченной гнидой, которая даже не в состоянии вытереть себе задницу. Сломать бы эту коляску к чёртовой матери, и пустить пулю в лоб, чтобы умереть как собака. Но обещал держаться ради детей. От сильного порывистого ветра открылась дверь. Нежели моя зайка, осмелилась меня навестить.

— Сашенька,ты пришла! Я так соскучился,-рано обрадовался, ведь увидел на пороге совершенно другого человека, Ольховскую.

— Всё ждёшь, как дурак? Ей плевать на тебя, Себастьян.

— Спасибо, что напомнила, — случайно выронил из рук знакомую фотографию. Я ей больше не нужен.

— Перестань бредить этой дрянью! Она за два месяца не дала о себе знать. Зато я готова ухаживать за тобой всю жизнь

— И с чего бы это?

— Потому что я люблю тебя, идиот. Всегда любила!

— Зато я испытываю отвращение. Мне нужна только Морозова.

— Ну и катись к ней! Сел в коляску, разогнался и вперёд! Урод вонючий! Сколько можно вытирать об меня ноги? — срывала свои голосовые связки, но напрасно. Она знает какие сильные чувства, испытывал к этой девушке.

— Уходи! Я дождусь свою зайку,-уставился в дождливое окно, уже наступила  осень. Как грустно, что мы пропустили жаркое лето. Ах, да забыл ведь солнышко спряталось, исчезло навсегда. Верните мою Сашку, умоляю.

Разговаривал каждый день с белыми стенами, но никто не отвечал. Одиночество специально восстало против меня, чтобы наказать за все убийства, которые совершил.

Прошла осень, наступила зима. Уже замучился считать дни. За ними пролетели годы, но моя девочка так и не пришла…