Лилит

Ласкает своим убийственным взглядом, будто приручает жертву, выжидая момент, чтобы поскорее наброситься, завладеть полностью. В мыслях пронеслись предостережения Аси, насколько он коварен в своих действиях. Заставляет верить в лживые слова, а потом бросает будто ненужный хлам. Тай не способен на серьёзные отношения, и если хоть на миг представить нас вместе, становится страшно. Раньше уверено чувствовала себя с парнями, при общении, или даже лёгком флирте. А этот развратник напоминает вершину, которую вряд ли способна преодолеть. Боюсь упасть с высокой пропасти и разбиться. Но даже сейчас разглядывая безумно красивые глаза, цвета серых тусклых туч, понимаю насколько они сильно запали в душу. Даже если мы расстанемся с ним, я не сразу забуду обалдуя, который заявился к нам в зелёном пиджаке, полностью перевернув мой мир. А какой он на самом деле? С одной стороны опекун прав, я долгое время проживала жизнь слепого котёнка и возможно немного отстала в развитии. Психическая болезнь всегда делает нас слабыми и беззащитными, заставляя мучиться и принимать нового себя.

Тай, словно в замедленной съёмке наклоняется, чтобы подарить тот сладостный поцелуй, от которого разгорится то самое тепло, но вдруг позвонили в дверь. Возможно, Максим вернулся с Асей раньше времени. Нас словно прервали от необдуманного поступка, который могли совершить, идя на поводу чувств и желаний. Тай с большим усердием отстранился от меня, всё недовольство прочитала в хмуром взгляде, от которого вся кожа покрывалась мурашками и бился учащенно пульс. Нам чертовски сложно находиться вместе и через пару минут, всё сводится к животному влечению, и в конечном итоге искушающим поцелуям.

Обернулся в полотенце и молча удалился из ванной комнаты, сам чертовски злясь на всю ситуацию. И уже из коридора доносился напряжённый разговор. Деньги, снова деньги, порой люди ставят их в приоритет, не задумываясь о более важных вещах. Мама вступала в спор с отцом, стараясь донести важную ценность в жизни. Но он всегда отнекивался от данной позиции, приводя в пример других успешных людей, которые добились в жизни невероятных высот. Просидела здесь ещё минут десять, пытаясь собраться с мыслями, надо прогуляться на свежем воздухе. Нам вдвоём душно, и в один прекрасный момент возьмём и задохнемся. Закуталась в удобный махровый халат и поспешила следом за Таем, который надрывал свой голос, ругаясь с незнакомой женщиной, скорее всего эта была та властная хозяйка, которая буквально вымогала деньги у квартиросъемщиков. По-моему, наживаться на других довольно низко и подло.

— Я подняла оплату ещё в прошлом месяце. Где ещё три тысячи? Вы издеваетесь? Да, на эту жилплощадь такой спрос, надоело отказывать более перспективным людям! А тут шайка парней, неудачников, которые вместо того, чтобы бока отлёживать нашли бы нормальную работу. Вон ещё девок лёгкого поведения таскают! — отвлеклась от него и указала пальцем на меня, насколько же мерзкая особа, с завышенным самомнением.

— Она моя сестра, что вы привязались к девушке? Давайте в следующем месяце чуть больше заплатим. Начальник не выдаёт аванса раньше двадцать пятого числа. Да, войдите в конце концов в наше положение, мы никогда не задерживали деньги! — зря ругался с ней, она черствая, непроходимая стена, ей лишь бы выманить лишнюю купюру, нет ни стыда ни совести.

— В первый и последний раз, надоело мириться с вашими вечными долгами. А теперь собирайся, помоешь хотя бы мою машину. Быстрее, не надо так таращится, радуйтесь, что вообще согласилась на ваши условия! — обращалась с ним словно с прислугой, это вообще никуда не годится. Раз мы не богаты, никто не даёт право принуждать других людей. Но Тай лишь одарил меня холодным взглядом, и в одобрении кивнул ей головой. Тяжело зависеть от других, они бесстыдно пользуются ситуацией, что и произошло в данном случае… Он достаточно быстро переоделся и лишь молча взял ключи, оставляя меня буквально с растерзанной душой…

***

Пока ругался с начальником по поводу зарплаты потратил уйму времени. Ему не понять, что люди прежде всего надрывают задницу, чтобы прокормить семью. Пусть хоть раз окажется в моей шкуре, гнида жадная.

— Штраф десять тысяч за обычное опоздание? А не жирно ли? — устал я сдерживаться. Надо прежде всего входить в положение других и сочувствовать. Как на счёт человечности по отношению к несчастным людям.

— Радуйся, что вообще заплатил! Вы давно на шею сели! Курите на рабочих местах, и бухаете. Зачем мне халявщики? Отчаливай, научись работать, а потом задницей виляй, танцор! — бросил в лицо три купюры, его счастье, что завязал с драками, во всяком случае в последнее время.

— Подавись, скотина жадная! Я увольняюсь! — перевернул стол в его кабинете, испортил настроение прямо на день рождения. Не терпится кому-то набить морду и выплеснуть всю ярость. С недовольной рожей выскочил на улицу, где наткнулся на улыбающегося Макса. У него одно веселье на уме, а меня распирает с кем-то поругаться.

— Ну что едем отдыхать к Дену на дачу? Чего такой смурной?

— С начальником поцапался! Придётся искать новую работу. Отлично отметили днюху! Ненавижу свою жизнь, вечно одни передряги, и для кого собственно задницу надрываю. Правильно для мелкой поганки, которая прокралась в каждую мысль и заставляет чувствовать, беспокоиться о ней! Но всё напрасно!

— Тай, дружище, с твоим то духом! И силой воли раскисать! Что не найдём другую работу? Не сдавайся! Едем отрываться и пить алкоголь. Давай в машину, сейчас вмиг про все беды забудешь! — нашёл он подходящие слова, чтобы поддержать.

— Где эта чёртова девчонка? Я целый день не разговаривал с ней по телефону! — соскучился, ведь она постоянно меня шугается, заставляя постоянно нервничать.

— Так они уже с Асей давно уехали и ожидают нас! Брось хандрить, что-нибудь придумаем! — завел свою тачку и мы отправились в путь, а у самого было страшное предчувствие. Не зря же выкурил три сигареты подряд. И у самых ворот ещё раз набрал ей на телефон, замучился уже слушать тот противный рингтон. Зашли в дом, она словно сквозь землю провалилась, надоело рыскать по каждой комнате.

— Где Лилит? Куда она спряталась? — спрашиваю у всех собравшихся, а дальше слышу смех со второго этажа. Неужели она там не одна. И с каждым шагом по лестнице сердце стучало сильнее. А когда распахнул дверь кабинета, чуть не умер, там Лилит делала минет незнакомому парню….

В груди всё горело огнём, она наплевала на всю мою ласку и заботу. Да каждый божий день не начинался без мысли о ней. Вот так отплатила, превратившись в шлюху, девицу лёгкого поведения, которую каждый в праве облапать. Снова вселился бес, который жаждал наказать обидчика, урода посмевшего склонить ребёнка к похабным вещам. Всему есть предел, нельзя посягать на моё. Растерял все остатки терпения, чувство выдержки вмиг улетучилось, и я подлетел к сладкой парочке, собираясь устроить грандиозную разборку.

— Подлая мразь, я любого разорву в клочья за неё! Как посмел даже посмотреть в её сторону! Сдохни, недоносок, таким ублюдкам не места среди людей! — оттолкнул эту подлую мерзавку, и она случайно стукнулась спиной об шкаф. Во всем виновата одержимость, она ослепила меня превращая в жестокого чудовища, не знавшего сострадания.

— Тай, мы пошутили! Не трогай его, пожалуйста! — кричала продажная дрянь, которую лелеял, сдувал пылинки, а в итоге  она крутила хвостом перед другими. До  конца жизни буду презирать себя, что повелся на уговоры Макса и согласился устроится на работу в особняк к Вагнеру, вот что из этого получилось. Она все соки из меня тащит, проще застрелиться и не мучиться. Ведь сам погряз в череде неудач, и вечной безработицы.

Плевал на её жалкие оправдания и лишь вцепился в воротник его куртки, самое время поквитаться с озабоченной сволочью, так хоть на миг успокоюсь. Распахиваю ставню, представляя в деталях как гнида свернётся от боли на холодной земле, но зато будет в следующий раз знать, как подкатывать к моей девочке. Но в этот момент ворвались друзья, им то не знать насколько я бываю свирепым, если так просто вывести из себя.

— Не делай этого! Тай, в тебе говорит ревность! Согласен, Лилит, поступила мерзко, но накажи лучше её! — разволновался Макс, предостерегая от необдуманных решений, но никто не в праве стоять на пути. Не послушался и выкинул его с балкона, наблюдая как смачно тело летит вниз.

— Придурок, что ты наделал? Ненормальный псих! Говорю же всё было обычным приколом, а если он умрет? — встала на защиту мелкая гадина, а зря ведь ещё не отошёл и меня колотило до невозможности. Друзья осведомлены с подобной чертой моего характера и вместо того, чтобы отговаривать, поспешили на помощь к парню, который орал как резанный, а я предпочёл разобраться с обнаглевшей девкой, у которой рот словно вонючая помойка не закрывается никогда.

— Сваливай из моей жизни, сучка! Ненавижу всей душой, задницу ради неё надрывал, а она наплевала на мои чувства! — за волосы потащил к балкону и прислонил к перилам, неужели обоссалась от страха. Так и надо было обращаться с ней с самого начала, а то иж распоясалась, напомню кто здесь главный.

— Давай! Чего медлишь? Избавь от мучений! Выброси меня следом!

— С удовольствием, малолетка! Понравилось ему сосать? Отвечай! — руками вцепился в хрупкую шею, которую начал сдавливать пальцами, заставляя её краснеть, неужели воздуха не хватает.

— Да, хочу ещё добавки! С днём рождения, опекун! Пусть все мечты сбудутся! Знал бы насколько сладкая у него сперма, и я собираюсь сделать минет всем горячим парням в городе. Хочешь на это посмотреть? — плюнула мне в лицо, даже в такие напряжённые минуты плюется ядом. Но мы быстро избавимся от гонора, зато вздохну с облегчением. Борюсь со всеми демонами внутри себя, ведь жутко распирает с ней поквитаться. Для начала избить, чтобы прочувствовала на собственной шкуре каково горбатиться на работе, в надежде получить хоть лишнюю копейку…

— Я для неё всю душу выворачиваю, а она потаскуха! — отшвырнул от себя и перед тем как удалиться из злополучной комнаты, выдал с презрением, — спасибо за испорченный день рождения, эгоистка!

Парень отделался лёгким ушибом колена, везучая же сволочь. Но после того случая старается меня избегать. Даже сейчас разобравшись во всей ситуации, жутко на неё злюсь.

— Не отсасывала она ему! Тай, как будто не знаешь дрянной характер Лилит! Чего завёлся раньше времени? Скажи, что просто сорвал зло. Нет, ни в коем случае не оправдываю её, но на мой взгляд девушка она порядочная! — всячески за неё заступался Макс, когда мы направились с ним на кухню. Стоило увидеть раздражителя в моей любимой футболке, снова озверел.

— Положи бутерброд! Ты на него не заработала! — обратился к испуганной Лилит, которая вся побледнела от страха…

— Что???

— Говорю не смей есть чужую еду. Вот сначала принеси сюда первую зарплату, а потом уже набивай брюхо. Зато похудеешь! — не знал как причинить ей ещё больше боли, сам не спал всю ночь и вешался на стенку.

— Тай, ты в своём уме такое нести? Она вся светится, не дури, дай ей позавтракать, а не то ещё голодный обморок случится, — снова вступился Макс, а его сестра предпочла помалкивать.

— Не надо защищать шлюху, проголодается насосет! Ведь так, Лилит? Какой у тебя прейскурант?-готов был порвать мерзавку на куски, она всю душу вымотала.

— Ублюдок, подавись её! Жмот! — швырнула бутерброд на стол и умчалась в комнату, но я не дам ей спокойно отлежаться. Врываюсь следом и кричу едва не срывая голосовые связки.

— Выметайся отсюда! Пошла вон! Будешь жить на улице! Чего разлеглась? — за шиворот потащил к двери, а вскоре выгнал из квартиры…