ГЛАВА 8

Мика

Там было двенадцать голых девушек, и у каждой отрезана, какая-то часть тела, а дальше папка «родственники» , чёрт что там спрятано… Она за паролем, да я не усну пока не узнаю, всю информацию. И тут послышались ключи в замочной скважине, неужели вернулся? Ага сейчас он оставит свою младшую сестру без присмотра. Чего сидишь Мика, выключи ноутбук, чтобы выйти сухой из воды. И только дверь распахнулась, а моё сердце ушло в пятки.

-Какого чёрта вонючая рожа здесь? Мне рёбра тебе переломать?- снова его голос способен вызвать мурашки по коже, а когда у меня перед глазами те снимки, сразу отпадает желание с ним ссориться.

— Так это…

— Рот пошире открывай или помочь? — Направляется ко мне, словно изголодавшийся зверь, интересно почему он соизволил вернуться.

— Принесла на проверку домашнее задание! Но я уже убегаю спать… — вскочила со стула, хоть бы не задал тот вопрос, э нет так просто не отпустит. Вцепился словно клещами в запястье и усадил на подоконник, даже при тусклом свете, понимаю насколько его карие глаза опасны.

-Гадкая рожа, если узнаю, что ты без спроса лазила в ноутбуке. То отрублю вот эти крохотные пальчики. Начну с мизинца! — угрожает жестокой расправой, вот же засранец. — А теперь я считаю до пяти, и если твоя задница не скроется, придётся задушить, ну а голову отрезать, и выкинуть с двадцатого этажа. Валяй малолетка, считай, что тебе повезло.

Нет бы уйти дрыхнуть на диван, но разве я могу без приключений. Вот кто тянул за язык.

— Герман, а почему ты не остался у Наташи? Она такая хорошая девушка , и ещё путаешься с Изабель?

Видимо влезла не в свое дело, ведь он со злости повалил на кровать, и навис сверху, теперь до наших губ оставались считанные миллиметры.

— Вижу, что ублюдскому хомяку, всё- таки хочется приключений на ночь… Так ты их получишь с полна…

— Я просто спросила, можно мне уйти?

— Лежать. У меня как раз плохое настроение, чтобы поиграть со такой говнорожей! — начну с шеи, — достал из кармана гвоздь и проткнул участок кожи, было невыносимо больно, а дальше стал облизывать рану языком.

— Ты любишь её??? — спрашиваю у него, чтобы отвлечь, гребаный садист, до чего же мерзко себя ведёт .

— Кого, страхолюдина?

—  Изабель?

— Она просто подстилка, такую которую приятно драть до посинения, сплошное развлечение для моей больной фантазии. А тебя презираю, и очень скоро мы организуем твои похороны, а в гроб, положим твой трупешник, и много червей и пиявок, который сожрут тебя до костей! Пошла прочь из моей комнаты!!! — выкинул в коридор , как шавку, и кинул в лицо одеяло.

***

Вернулись домой, после законченного ремонта, и я вздохнула с облегчением. Правда тайна на компьютере Германа так и не давала покоя. Воспользовавшись маминым отсутствием пригласила Инессу, да и брат не заявлялся в поместье третий день. Наверное, устраивает очередное жертвоприношение.

— А может туссу устроим?

— Издеваешься? Чтобы меня сожрали с косточками? Только разозли маму, она вмиг накажет. Тебе какой сок? — открыла холодильник, и поинтересовалась у неё.

— Вина, и побольше.

— Инесса! Вино здесь только в погребе!

— Ох скукотища, давай яблочный! Так что ты нашла у нашего мачо в ноуте? — присела на диван и положила ногу на ногу.

— Фотографии жертв, но больше всего меня напрягает папка с семьёй, но зараза поставил туда пароль. — присоединилась к ней, сама никак не могу отойти от страха.

— Уверена, там ты и полностью обнажённая ! Боже, Мика неужели ты думаешь, что он на самом деле убийца? — усмехнулась зато у меня не было повода для веселья.

-Ха-ха, смейся дальше! У них у каждой были отрублены части тела.

— Чего? — поперхнулась соком, и в этот момент дверь отворилась, и мы увидели маму с Германом. В руках какие-то коробки, черт совсем забыла про завтрашний день.

— Микаэла, подойди сюда! — её тон не предвещал ничего хорошего, а братишка поднялся на второй этаж.

— Что это похабная девчонка делает в моем доме? Да, от её дешёвого парфюма потом неделю проветривать гостиную.

— Мама, она моя лучшая подруга, она же не может позволить купить себе дорогие вещи?!

— И поэтому дом надо превращать в клоповник? Ты образцовая девушка и не стоит водится вот с такими… Фу! А платье словно из Секонд Хэнда!

— А сама забыла, как с бабушкой и дедушкой перебивались на одну зарплату, прям смотрю в дорогих тряпках ходила! Да вы на воде и хлебе сидели! — высказала свое мнение и поплатилась за это, потому что она со злости залепила пощёчину и стала дубасить прямо в гостиной.

— Ах ты малолетняя дрянь, упрекать меня вздумала? Да я в приют тебя сдам! Жаль, что тогда удочерила, надо было чтобы ты сдохла от голода! — от каждой оплеухи щеки горели огнём, а Инесса  испугалась и выбежала на улицу.

— Не трогай её… — раздался голос человека, которого совсем не ожидала увидеть.

— Герман, дорогой она меня оскорбила!

— Но это не даёт тебе права избивать её накануне праздника! Можно наказать в другой день! — помог мне подняться, совсем его не узнаю, здесь что-то неладное.

— Мы отменяем банкет.

— А я говорю будет!!!

— Герман, ты возражаешь мне?

-Да, потому что я за справедливость. Мика победила в областной олимпиаде, инвестор Лакрэ, только из-за этого подписал с тобой договор. Он же не переставал хвалить твою дочь, а сейчас из-за одной идиотской ссоры, хочешь испортить настроение? — накричал на неё , прежде не видела их разногласий.

— Делайте, что хотите, но если в нашем доме появится ещё одна шалава, то ты Микаэла отправишься в монастырь. Стася, сделай кофе, — уходит с недовольной физиономией, поверить не могу в то, что сейчас произошло.

— Почему ты заступился за меня? — выдала я на одном дыхании.

— Она была неправа.К тому же у тебя итак есть один мучитель, который скоро башку отвинтит.

— Герман… — кинула ему вслед, и он обернулся — Спасибо, ведь завтрашний вечер это единственный праздник в моей жизни.

Ушла на кухню и расплакалась, устала бороться с правилами этого дома. Потянулась за салфеткой, чтобы вытереть слезы, но тут появился он, только сейчас на его лице читалось сожаление.

— Почему хнычишь? Не обращай внимание на её слова, она не созла. Вот мать тебя точно любит, а я… — прервался, и придавил к умывальнику. Обжигает кожу своим учащенным дыханием — Презираю, и скоро убью, но сначала…

— Задушишь? — произнесла так словно сейчас случится пожар. А он обхватил шею пальцами и с диким вожделением ворвался в рот, и подарил такой жаркий поцелуй после которого закружилась голова, и хотелось ещё,  приподнял майку, и нащупал пальцами соски, черт что мы творим. Губы не щадили и забирали последний кислород. Так и не страшно умереть..С трудом отстранился от меня, смотрит так, будто совершил серьёзную ошибку. А затем молча вышел из кухни, его поведение очень сильно пугает.

Вечером, после того, как помогла Стасе начистить картошку собралась уже спать, но в гостиной наткнулась на силуэт своего брата, который сидел в кресле и мучил пульт от телевизора.

— Куда почапала, хомяк? Давай вместе лопать торт. — не отрывается от своей любимой спортивной передачи, что-то не нравится эта ухмылка на лице.

— Давай в другой раз, так спать хочется.

— Мика, ты же не хочешь получить по рылу и завтра среди ста пятидесяти гостей появиться с таким большим фингалом! Села быстро, — снова угрозы, пришлось выполнить его прихоть. Пристраиваюсь рядом, и тут же слышу шёпот.

— Пора прекратить воевать! Мы же родственники. Правда, сестричка? — языком облизывает мочку уха, и кладёт свою руку на колено, и медленно задирает платье.

— Да-а! — боюсь повернуть свое лицо, ведь так встречусь с карими глазами, от которых  бросает в дрожь.

— Кушай, а я посмотрю, — рукой гладит внутреннюю сторону бедра, и мне пришлось откусить торт, довольно знакомый вкус из детства.

— Поверить не могу, что мы помирились! — положила свою голову на плечо, и почувствовала долгожданное спокойствие.

— Конечно, мой любимый хомячок! Всем ссорам конец. Знаешь, как избавиться от остатков крема? — пожирает глазами, словно сладкий десерт.

— И как?

— Давай сначала мы зайдем в гардеробную, и я покажу тебе одну забавную игру!- языком облизывает губы, потом щёки, заставляя моё сердце бешено колотится в груди…

— Что ты делаешь???

— Целую сестрёнку . А разве ты боишься меня? Мика, ну что я могу сделать. У нас же сейчас сплошное взаимопонимание. Идём… — заманивает в гардеробную, и как только дверь закрывается, вижу полуголую Изабель.Дергаю за ручку, при этом услышав его злорадный смех:

— Какая же ты пустоголовая шмара! Да меня тошнит от тебя! Но сегодня мы устроим хорошенькую жаркую оргию! Изабель раздень эту прошмандовку, и сделай ей куни!

— С удовольствием! Бедная Мика, не стоит быть такой доверчивой,- направилась ко мне, и разорвала платье.

— Помогите!!!

— Ори, чмошница!!! Только тебе никто не поможет…

Раздели до гола, и только Изабель собралась расставить мне ноги, он прервал.

— Притащи её за волосы ко мне.

— Идём сестрица, сначала должна пройти обряд подчинения, — вцепилась пальцами в затылок и бросила к его ногам, а потом расстегивает ширинку, достаёт его возбужденный член и принимается сосать.

— Глубже взяла, соси шлюха! — обращался с ней, как с вещью, а она работала ротиком с таким удовольствием, и теперь его глаза пронзают меня насквозь, он совсем отмороженный на голову.

— Отлипла от него! Теперь очередь хомяка! Хочу видеть, как она его будет заглатывать! — отшвырнул  от себя, а потом приказал.

-Оближи его языком, а потом возьми в рот, рабыня!

— Нет! Ты сошёл с ума, ты же мой брат! — рванула я к двери, и едва дотянулась до ручки, меня ударили лбом об стену.

— Падаль, тебе сказали отсосать! Хочешь, чтобы это гардеробная стала твоей могилой? — поставил на колени, и сжал скулы, а потом произнёс — Если не сделаешь минет, перережу горло!

Достал лезвие и приставил к шее, а я…