Глава 9(часть вторая)

От лица Маши.

Принимается их жестоко покусывать, довольно странные у нас с ним игры, его пальцы залезают ко мне в трусики, почему я всё ему позволяю? Он же бессердечный мерзавец, который соблазняет девушек, а потом  заставляет их страдать.

— Пошли в дом, займемся плохими вещами.

— Алик, стоп, мы не должны.  – пытаюсь отползти от него, вижу как пылают его глаза.

— И ты поверила? Я решил подшутить над тобой. Такую, как ты не захочет ни один нормальный парень.

— Тогда какого черта ты все время меня целуешь?

—  Играюсь с тобой, как с котёнком. Запусти руки в трусики и помастурбируй.- заходит в дом, а я кидаю ему оскорбления.

— Ты самый мерзкий тип, который  встречался у меня в жизни.

—  Ложись вреднючка,

— Что? Я не буду спать с тобой в одной кровати!

— Боишься, что я тебя изнасилую? Честно Маш, после того, как я разглядел все твои прелести,  мой член точно не встанет. Можешь хоть голой ложиться. Вот поиграть с тобой и посмотреть на твою реакцию, я только за. Ведь меня терзают смутные сомнения, — прижимает меня к  холодной стене, а потом продолжает – А не втрескалась ли ты в своего братика?

— Ты что с дубу рухнул?Нет, конечно. Я бы не смогла полюбить такого гада.

— Ну тогда, когда я в очередной раз буду тебя целовать, не надо стонать, как неудовлетворенная сучка.

— Козлина, когда-нибудь ты ответишь за все свои выходки. Ей-богу, как все эти девушки млели от твоей красоты?

— Да не то слово, ещё от оргазма, знаешь как визжали.  А вот  ты точно не с кем не трахалась, потому что в тебе нет ничего привлекательного.

— В людях важна не красота, и мой муж никогда не будет указывать на мои недостатки,

— Кто?- едва не поперхнулся.- Лучше не приглашай меня на вашу свадьбу, потому что я ему в деталях расскажу какая ты несуразная.

Он конкретно меня взбесил, вижу какую-то палку, на полу, и ударяю его по голове.

— Тебя давно на место не ставили? Крысеныш. Я могу изнасиловать тебя из вредности, а потом бросить в этом доме, — развернул лицом к стене, и стал лапать меня за ягодицы.- Давай попроси,  Алик приласкай  меня.

— Убери свои руки, ненавижу сволочь! И спать с тобой в этой постели точно не буду, — протестую и ложусь прямо на пол, сворачиваюсь калачиком, а он лишь выдает на одном дыхании.

— Поступай как знаешь. Смотреть на твой детский сад, я точно не собираюсь. – устраивается поудобнее в кровати, у него нет ни стыда ни совести, нормальный бы парень взял бы и пожертвовал своим спальным местом, а этот, кажется заснул.

— И как такого можно полюбить? Они наверное, все слепые дуры

— Ты что-то брякнула крысеныш?

— Как у тебя сердце не сжимается, что девушка лежит на полу, а ты сам прохлаждаешься в кровати.

— Я поступил, как истинный джентльмен. Кто же виноват, что ты дура, которая боится  прилечь со своим братиком, а вдруг не сдержишься и сама сорвешься.

—  Кто боится ? Ты совсем не в моем вкусе.

— Серьезно, — подкалывает – Ну и распиши свой идеал.

— С удовольствием. Двигайся,  я не собираюсь лежать на этом обледенелом полу

— Ну, наконец-то, мы поумнели.

— Давай пристраивайся, крысеныш

— Слушай рот свой поганый закрой, если ты не перестанешь меня так называть я тебе тоже прозвище придумаю, — устраиваюсь на кровати, а этот гад закутался в одеяло, конечно после моих оскорблений, он его вряд ли отдаст.

— Я весь во внимании.

— Сначала поделись со мной, гребаный насильник.

— Нет, за такие слова, ты  одеяла точно не получишь.

— Алик, пока ты прохлаждаешься в своем остроумии,   я могу заболеть.

— Ну и мне от этого лучше. Заболеешь умрешь, и дедушка найдет себе другую Машу. Я ему  покажу каталог своих красавиц- пристально смотрит на меня, вот почему его глаза такие красивые, ну не возможно быть таким плохим, и иметь такую фантастическую внешность.- Так уж и быть залезай ко мне под одеяло, уж больно не приятно смотреть на твои синие губы.

 

Пристраиваюсь рядом с ним, как он снова ворчит:

— Ты где ползала?Такие ноги ледяные. Иди сюда, разотру твоё тело.

— Не трогай меня, — наши носы случайно  соприкоснулись.

—  Я уже сказал, что ты меня не привлекаешь, — его взгляд опустился на мои губы, ей-богу, когда он так смотрит у меня по телу проходится страшный поток мурашек, я моментально забыла про весь холод.

—  Лучше ты распиши свой идеальный список.- шепчу в его губы.

— Блондинки с зелеными глазами, и с третьим размером груди и круглой попкой.

-Фу как примитивно, — стараюсь отвести от него свой взгляд, а он тем временем шепчет мне на ухо.

— Завидуй молча. Ведь такой, ты станешь только после пластической операции. И учти моё мнение разделяют много парней, правда ещё и брюнетки ничего такие. Чего о тебе — схватил прядь моих волос, и продолжил — Точно не скажешь.

— Зачем ты меня оскорбляешь?

— Потому что ненавижу.

—  Даже если не найдется человека, который меня полюбит, это не повод втаптывать меня в грязь.

— Ой, бедненькая, посмотрите её обидели. Только не плачь.Но даже таким несуразным нужно давать ласку, давай шепни на ушко и я подарю тебе наслаждение.

— Ни за что.

— А так? – его губы коснулись моей шеи, и у меня закружилась голова,  я моментально согрелась, разве такое возможно, нет мне не может нравится этот мерзавец, он плохой. Но клянусь его поцелуями были настолько обжигающими, что я едва не застонала.

— Хватит.

— Возбудилась?  Мы можем это сделать по- быстрому. Ты вся течешь Маша, —  просунул руку в мои трусики и начал теребить клитор, и тут  во мне заиграла ревность, я вспомнила про его идеал красоты.

— Руки убрал, я не подписывалась на инцест.

— Ну и спи злой и неудовлетворенной, — отвернулся от меня, и я решилась задать вопрос, вот кто тянул меня за язык.

— Почему ты стал таким?

— Каким таким?

— Насильником, ведь можно просто выбрать одну девушку и подарить ей свою любовь.

— Тебе не понять, с тобой я точно не стану делиться.

— Всё ясно, ты никогда не влюблялся.

— Влюблялся.

— Правда и какой она была? А ну ясно  блондинка. Как же так, она не выбрала такого секс-символа Алика.

— Ты можешь заткнуться и лечь спать?-  ужасно взбесился после моих слов.

— Ну расскажи, я обожаю такие истории

— Одно скажу я её боготворил и никогда не обзывал,  к тому же не изменял. Потому что когда любишь,  дышишь только одной девушкой. —  отвернулся, а мне стала как-то обидно, получается даже такой бессердечный мерзавец способен на любовь, он подарил ей своё сердце. Только ей? Почему-то мне стало как-то неприятно в области груди, я ведь не стану плакать? Дура, нашла из-за кого страдать.

 

От лица Алика.

Решила поковыряться в моей душе, посторонним туда вход точно воспрещен.  Эта трагедия, о которой кому ни поподя, я точно не стану рассказывать. Уже хотел заснуть, как услышал её нервное дыхание.

— Ты можешь не ерзать под одеялом? — ужасно бешусь, не представляю, как мы проведем ночь в одной кровати.

— Чего ты ворчишь? Всё тебе не так. Мне холодно, и я пытаюсь согреться, — продолжает выводить меня из себя. Случайно дотрагивается задницей моего возбужденного члена, у неё что совсем мозгов нет? Она ведь для меня ещё та сладкая добыча. Психую, а потом наваливаюсь на неё всем телом, и снова эти адские голубые глаза, будто призывают меня наказать их обладательницу.

— Я знаю другой способ согреться, — медленно стягиваю с неё трусики, она пытается вырваться, но поздно, пальцами нахожу всё тот же бугорок, и тут  меня охватил просто дикий соблазн попробовать его на вкус. Странно, она же не похожа на мой идеал,но я хочу увидеть, как она будет кончать.

— Нет Алик. Не делай этого.

— Сучка.  Ты же хочешь этого.Специально заводишь меня, — поставил её раком, и стал ласкать языком её ягодицы, у неё была такая аккуратная попка, а киска, нетронутая, словно манила её облизать

— Прекрати. – она всё сжалась,  мне хотелось подарить ей истинное наслаждение,  она стала вырываться, а я лишь прижал её голову к кровати, а потом, когда уже почти коснулся её киски, мы услышали голоса.

— Они, наверное, в этом доме

— Чёрт…

— Кто это? – спросила у меня испуганно.

— Не знаю, наверное дедушка прислал кого-то за нами. Накинь одеяло

— Алик! Маша! — раздались голоса.

Выходим с ней на улицу, как видим испуганную Таню и  начальника дедушкиной охраны.

— Что вы тут делаете? Алик, это не то, что я думаю?

— Мы просто хотели переночевать здесь, к нам уроды какие-то прицепились.

— Ты представляешь,что творится  с Иваном Львовичем. Он себе места не находит. В машину живо, — скомандовала нам, они оторвали нас от сладкого.

 

Не успеваем появиться в доме, и пройти в гостиную, как видим дедушку с разгневанным видом, у него в руках пустая шкатулка,  он поднимает взгляд, а потом всматривается в мои глаза.

— Кто взял кольцо бабушки?