ГЛАВА 9(часть вторая)

 

Лиза

Лёгкое недомогание, в голове всплывают обрывки разговора.Неужели наткнулась на отморозков, которые позабавятся с первой встречной девчонкой.А может это бомжи, не в состоянии поделить сегодняшние отходы.Странно, никогда ещё в мусорном баке не было так комфортно, шёлковые простыни, и удобная подушка.И одеяло, с невероятным запахом лаванды. Стоп, а откуда здесь одеяло? Решаюсь открыть глаза, и пребываю в шоке, передо мной сидит Рафаэль Эдуардович. В руках стакан молока, а взгляд такой , словно сейчас проглотит. Горло изнывает от боли, сложно вымолвить даже словечко, но всё же попытаюсь:

— Я попала в ад?

— Да, который называется мой дом, и пока не выздоровеешь никуда не уйдешь. Что вылупилась, как баран на новые ворота? Прищепкина, мне лично напоить тебя молоком? — ведёт себя довольно странно, совсем на него не похоже.Мельком оглядела спальню, точно уже доводилось здесь побывать. Значит того сна и вовсе не существует.

— Откуда столько щедрости? Не боитесь испортить это роскошное постельное бельё? Вдруг провоняет?

— Не нервируй, помойная замарашка. Совсем не думаешь о своём здоровье? Собралась на тот свет?

— Вам какая разница? И да почему я голая?

Повисла тишина, он ложится поверх одеяла, и задаёт свой каверзный вопрос:

— А как ты думаешь, Прищепкина? Для чего девушек раздевают?

— Безусловно, чтобы изнасиловать. А как ещё поступать с беззащитной дурнушкой, — отвожу взгляд в сторону, нужно держать с ним дистанцию, но только противостоять злым хитрым серым глазам, совершено невозможно. Хотя вдруг это линзы, как бы хотелось познакомиться с истинным оттенком, окунуться в них словно в озеро. Нервное дыхание преподавателя, показывает, что ему не слишком понравился мой ответ. Главное только не разозлить.

— Пора усвоить главное правило, протухшая стелька, — убаюкивает своим шёпотом, главное не поддаться чарам властного демона, — я никогда не совершаю насилие над девушками, они сами раздвигают ноги перед своим господином и мучаются от неразделенной любви. Такая участь женщины всегда подчиняться мужчине и ни при каких условиях ему не перечитать. Пей Молоко. Это облегчит боль в горле.

Сделал милость и слез с кровати, но самое время поинтересоваться узнать, как вообще сюда попала.

— Я потеряла сознание на лекции?

— Да, распласталась прямо на полу, только одного не понимаю, — прислонился в окну, — зачем понадобилось приходить в университет с высокой температурой? Разве твои родители, ослиная башка, не сообщали, что нужно беречь свое здоровье. Что за непослушное дитя?

Набралась смелости, чтобы разглядеть его образ, сегодня предпочёл спортивный стиль, который ему чертовски шёл.

— Ага, чтобы потом кровожадное чудовище поставило кол? Да если честно, соизволила появиться в стенах учебного заведения из-за вкусных блинчиков, и шикарных отбивных в столовой. Это всё бесплатно, и к тому же можно поспать в одной из аудиторий. Например, по английскому языку, там есть очень хороший диванчик, договорилась бы с Ниной Алексеевной, — отчиталась перед ним, выдала всё как на уроке, словно рассказала правило наизусть.

-Минуточку, мисс ходячее несчастье. Вас что выгнали на улицу? — почернел от злости, главное только не ляпнуть лишнего, а то соизволит прямо сейчас отправить на городскую помойку.

— Да, Рафаэль Эдуардович. Можете смеяться, меня уволили с работы. Но так вышло, что в этом городе у меня нет родственников, и тогда на вокзале, я случайно познакомилась с девочкой по имени Бьянка, — немного пригубила тёплого напитка, и краем глаза заметила, что на столе стояли пачки с лекарствами, уверена они стоят баснословных денег.

— Тогда какого чёрта припёрлась без единого гроша в кармане? Не проще было остаться в Норильске, и продолжать шляться по местным помойкам. Глаза подняла, вонючая мерзость! — повысил тон, словно мы сейчас находимся на лекциях, тот ещё любитель поругать и оскорбить студентов.

— Вы не имеете права здесь диктовать. Прям хозяин жизни. Спасибо за шикарную тёплую койку, но на помойке лучше, там с бомжами проще договориться, и они не станут жужжать под ухом и унижать. Верните моё старое тряпье и ориведерчи! — прикрыла грудь одеялом, и только направилась к двери, она автоматически закрылась. Неужели постоянно носит пульт в кармане. Встаёт позади, и нервно заправляют мою выбившуюся прядь за ухо.

— Командую здесь я. Не стоит злить меня, тухлый рваный носок! Засунула свой гонор в задницу и марш спать. А вечером врач приедет и осмотрит одну непутевую девицу, которая совсем отбилась от рук!, — насилком уложил в постель, даже не спросив моего желания.

— Перестаньте, я не ваша личная кукла.

— Правильно. Ты студентка, которая пока не сыграла роль в моем театре, и я не собираюсь объясняться перед недоделанной оборванкой. Мои приказы никогда не обсуждаются! — накрыл одеялом, и поспешил в коридор, а я отправилась в царство Морфея, видимо напичкали снотворным.

***

Не разрешал покидать комнату, пока полностью не встану на ноги, но сегодня прям распирало устроить экскурсию по дому. Нашла в шкафу красивое серое вязаное платье, расчесала длинные волосы, и стала блуждать по тем самым знакомым уголкам. Вероятно в тот раз, он усыпил меня, и обманом попросил таксиста отвезти на старую квартиру, в том ужасном сером здании. Здесь столько разных дверей и все они закрыты, видимо без разрешения нашего уважаемого хозяина нельзя узнать, что они скрывают. Дошла до самого конца коридора, и воспользовалась лестницей, чтобы спуститься на первый этаж, и сама того не ведая забрела на кухню. Прислуга трудилась над очередным кулинарным творением, но увидев меня, удивилась.

— Вы проголодались? Бедная девочка, стоило просто попросить и я бы принесла завтрак в постель.

— Нет, только не туда. Замучилась сидеть  взаперти. Так вкусно пахнет, прям слюнки текут, — бросила свой комплимент, а она одарила своей улыбкой, довольно приятная женщина.

— Рафаэль Эдуардович, уехал в институт и просил за вами приглядеть. Он разгневается, если узнает, что не выполняют его приказы. С ним лучше не спорить.

— Да уж, тот ещё демон. А как давно на него работаете? — взяла с тарелки печенье, с самого детства такая привычка всё таскать со стола.

— Три года, как только он сюда переехал.

— И не страшно трудиться у  напыщенного гада с завышенным самомнением? — поинтересовалась у неё, сразу было понятно, что не станет раскрывать свою душу перед очередной проходимкой.

— Думаю вас это не касается, потрудитесь вернуться к себе или придётся ему доложить. Простите, я не имею право откровенничать с розами, — кинула довольно странную реплику, что за  сравнение.

— Роза? Объясните! Что вы имели в виду? — обращаюсь, но бесполезно, ну и пусть молчит как рыба, все ему лижут одно место. Нет, я просила запирать меня здесь? Эгоист. Уверена, беспокоится о здоровье лишь только для своих целей, а я вот возьму и не стану принимать лекарство, грязный извращенец со своей выгодой. Но почему прислуга назвала меня цветком, да уж стоит разобраться какие странные скелеты в шкафу, хранит наш преподаватель. Блуждая по дому, наткнулась на открытую дверь. Кажется, это был кабинет с таким удобным кожаным диваном . На письменном столе заметила рамку с его фотографией, весь такой важный, прям куда деваться. Пристраиваюсь  в кресле и зеваю, снова жуткая слабость, не совсем ещё окрепла.

Рафаэль

Не стоило оставлять девчонку без присмотра, уверен, её хитрый нос уже пронюхал все лазейки. Она не успокоится, пока не докопается до правды, а нужно ли очередной игрушке её знать. Возвращаюсь домой, за полночь, и сразу поднимаюсь в кабинет, чтобы найти в сейфе важные документы. Но стоило там появиться, пришёл в ярость. На кресле спит это тухлое недоразумение в руках держит моё фото, неужто рассматривала. Длинные кудрявые пряди спутались, а платье, немного задралось, обнажив невероятно красивые ноги. На миг залюбовался личиком с такой необычной внешностью. Забираю снимок, она немного сморщилась, а я коснулся пальцами губ, плавно переходя на шею. Теперь стоило снять одежду и рассмотреть грудь, уверен  не надела бюстгальтер, впрочем оказался прав. Дотронулся  сосков, и они затвердели, а теперь стоит запечатлеть этот момент. Достаю фотоаппарат и делаю несколько снимков. Немного прикрыл грудь волосами, отлично создадим портфолио с новой игрушкой. Повалил хрупкое тело на стол, и отодвинул трусики, за которыми пряталась совершенная киска с нетронутым бутоном. Опять вышла удачная фотография. Запустил её руку в стринги, вышло так, словно она мастурбирует, и изнывает от удовольствия. На миг прервался, чтобы подойти поближе и самому рассмотреть. Да что в ней такого? Обычная роза, стоит трахнуть и превратиться в использованную старую безделушку. Прежде не доводилось видеть настолько необычную красоту. Не знаю, как сдержался и не отымел прямо в кабинете. Скоро наши игры начнутся, и одной безмозглой ослице не поздоровится. Утром приказал привести её в гостиную, а у самого перед глазами мелькали те удачные кадры, которые довелось сделать. Напротив в кресле личный стилист, пора заняться преображением замарашки.

— Рафаэль Эдуардович, между прочим я не пленница! И мне уже лучше, — возражает, как приятно слышать пение птички, которой очень скоро подрежут крылья.

—  Сколько объяснять? Рваная обёртка. Правило устанавливаю только я, а ты молча пошла переодеваться. Рина, устроим дефиле, — отдал приказания, и они скрылись в комнате. И стояло общипанной курице появиться в длинном брючном костюме, засмеялся, до чего же убого смотрелась.

—  Прекратите смеяться. Он такого ужасного цвета.

— Прищепкина, тявкать на бомжей своих будешь! А сейчас живо наряжаться, — приказал этой пустышке, когда уже перестанет возражать. Следующий наряд особо не вызвал восхищения, может просто из этого серого материала нельзя сделать первозданную красавицу? Тогда почему я приметил его, как только она появилась на лекциях? И судьба тяжёлая. Вся грязная, голодная, мечтающая о счастливой жизни девочка. Всё сходится, ошибки быть не может. Стоило появиться в гостиной в рваных джинсах и чёрной майке, залюбовался. Уже лучше, очевидно что-то есть в дерьмовой внешности замарашки.

— Может хватит? Я вам что манекен? — огрызается, но кто  станет её слушать, выполнит все приказания, как миленькая.Снова удалилась преображаться. Что-то задерживается, стоит поторопить. И только хотел устроить разнос, потерял дар речи. Явилась в красной короткой юбке, корсете, и ботфортах. Это самый лучший образ, в сочетании с длинными локонами, которые без конца вились, превращает её в лакомый кусочек. Жаждущий его попробовать, съесть с потрохами. Член словно окаменел, сейчас достанется наглой тупице. Покидаю своё место и надвигаюсь на неё, а мой орган изнывает от желания.

— Что-то не так? Я надела тот наряд, который просили. Перестаньте так смотреть! — пятится назад, правильно глаза затуманены страхом, ведь когда расстегиваю ширинку, а её ставлю на колени, едва не заплакала.

— Отсоси мне!