Глава 9

От лица Царева.

Стоило ожидать, что эта дрянная девчонка спать не будет, пока мне не отомстит. Ну что ж, хочет получить по своей заднице, я только за. Наклоняюсь к ней и вытягиваю за шиворот из кустов.

— Какая удачная встреча… Зверушка сама пришла домой. — тащу её к воротам, а другую девицу, словно не замечаю, она уже отработанный материал, который Антоша благополучно выбросил на помойку.

— Руки прочь, ты похотливый кретин.

— Надо рассказать твоему дедушке, что его внученька гуляет в таких опасных местах. И тогда задница нашей Ады будет гореть огнём….

— Я пришла поджечь этот дом. Больше не будет этого зверинца — пытается вырваться, но когда моя рука располагается на её тонкой шее, и  пальцы причиняют невыносимую боль, она трясётся от страха.

— Как только маленькая хрупкая Ада окажется в этом доме, её тело безжалостно изнасилуют. Жаль нам тогда помешали. А потом я заставлю этот ротик — шепчу в её губы, и чувствую сладкий аромат её страха. — Слизывать мою сперму…

— Нет Царев, как только я попаду внутрь, то устрою такой пожар, что ты не успеешь спасти свою шкуру.

— Так сильно хочешь меня убить???

— Да не то слово как…

— Ада, если  меня не станет, кто же будет тогда тебя ласкать? — одолевает довольно странное чувство, я любуюсь её глазами при свете этой луны, и сейчас они такого серого оттенка, довольно сильно похожи на мои. Слышу её сердцебиение, оно усиливается каждый раз, когда я к ней прикасаюсь, особенно, когда я так её плотоядно рассматриваю.

— Уж больно размечтался. Кто сказал, что я тащусь от твоих прикосновений! — хочет отвернуть своё лицо, а я приближаю свои губы и начинаю ласкать языком её щеку…

— Не надо…

— Пошли котёнок, пора познакомить тебя с остальными кошечками — снова беру за шкирку и подвожу к двери, она с трудом поспевает за мной.

— Грязный извращенец.

— Продолжай, как ещё оскорбит меня твой рот? Но ничего, скоро он будет сосать конфетку, до утра  времени далеко — поворачиваю ключ в замке и заталкиваю эту дрянь, она падает на пол и её шикарные локоны рассыпаются, снова любуюсь этими хрустальными глазами, которые уже приходят во снах.

— Царёв только прикоснись, и клянусь я, лично спланирую твоё убийство.

— Ай- яй-яй. Как не хорошо угрожать плохим мальчикам — моя ладонь впивается в её чёртовы пряди, он одного касания по ним, чувствую как завожусь. — Кто сказал, что я прикоснусь к тебе? За меня это сделают мои кисоньки.

Беру в руки свой колокольчик, и как только в гостиной раздаётся навязчивый звук, появляются семь малышек, которые падают к моим ногам.

— Антоша пришёл… Господин — зверушка номер пять принимает расстегивать джинсы, и достает мой член.

— Нет я хочу его… — они делят мою конфетку, и по очереди принимаются его сосать.

— Да- а!Кисоньки — смотрю на ошарашенный взгляд Ады, она уже сама завелась и хочет поучаствовать в нашей оргии, ведь другие девушки сняли с меня рубашку и стали покрывать поцелуями тело, а ещё эти сучки которые озверели и сосали его так, что я сейчас кончу. Перед глазами Ада, которая на моих коленях, и в моих фантазиях она это делает с вожделением, а я наматываю её локоны и заталкиваю член сильнее. Чёрт, я возбудился.

— Работаю лучше ртом — приказываю одной, а потом другой — и не спускаю взгляда с этой чертовой Ады.

— Да-а-а! — струя спермы обдает рот другой, другая собирает эти капельки, я так сильно возбудился, что слишком сильно кончил.

— А теперь, пора приласкать непослушного котенка, который отказывается стать моей зверушкой. Девочки надо полизать её как следует, а я посмотрю. — член твердеет от этой сладкой картины, когда эти куколки подходят к ней и начинают сдирать одежду, а потом нижнее бельё.

— Нет, что вы делаете? Царев, прекрати это.Прошу — молит о помощи, когда одна из девушек наклоняется её голой киске, ещё чуть-чуть и коварный язычок дотронется до клитора. А другая со всей силы взяла её за волосы и стала кусать соски. Я чуть снова не кончил, самое жаркое представление.

— Докоснись языком её клитора, а завтра весь универ узнаёт, что Ада лесбиянка.

— Нет, не надо, я сделаю всё…. Только скажи им остановиться.

— Всё? Ты хорошо подумала? Ну, тогда прошу в спальню мадам, там я быстро обломаю твой гонор. — затаскиваю в комнату на второй этаже и безжалостно кидаю на кровать. Как хладнокровный зверь делаю шаг, ещё одно движение, а она сжимается на кровати… Неужто испугалась, это самое лучшее наказание для этой дряни.

— Я девственница-а. Прошу не делай это.

— Да ну? В таком возрасте и целка? Пора  от этого избавляться — раздвигаю её ноги, и мои глаза прикованы к её киске, сочному бутону, который я хочу попробовать.

— За что ты так меня ненавидишь?

— Мне показать! Иди сюда! Эти глаза — наваливаюсь на неё всем телом, и приподнимаю запястья над головой. — Эта чёртова улыбка.

С трудом справляюсь с дыханием, а потом как ужасный вихрь набрасываюсь на неё с поцелуем. У меня поехала крыша, когда языки дотронулись друг друга, я почувствовал, что мой член стал каменный. Я не могу настолько сильно желать эту дрянь. Она кажется, сдалась и выгнулась от удовольствия. А я кусал её губы, и потом они перешёл на её  розовые соски.

— Да! О Господи — зря она издала стон, потому что ещё чуть-чуть и я нагну её на кровати, и войду жёстко. Эта страсть одолевала меня со страшной силой. Её мозг видимо совсем отключился, и она позволила моему проворному языку почти добраться до её киски. Впервые в жизни, хотелось сделать приятное кому-то другому, посмотреть на кончающие глаза цвета топаза и все это время не переставать теребить её локоны. Нет, я не могу желать её! Она зверушка. Отстраняюсь, с трудом пересиливая себя, да что со мной мать твою происходит.

— Меня тошнит от тебя. Сука! — выхожу в коридор и смотрю в зеркало, хочу его разбить, а потом запираю эту чёртову комнату. Не позволю, чтобы эта Ада взяла надо мной верх.

 

От лица Ады.

Утром пытаюсь открыть эту  дверь, как слышу чей-то смех. Он забрал всю мою одежду, самодовольный кретин.

— Да…Она осталась у меня — заходит в комнату Царёв, и с кем-то разговаривает по телефону. Кажется, это мой дедушка

— Отдай, дай мне сказать пару слов…

— Поела, и зубки почистила! Хорошо отвезу, нам как раз с ней по пути… — заканчивает разговор, а я приходу в шок.

— Как ты посмел им позвонить?

— Не я — надвигается ко мне и прижимает к комоду — А твой дедуля мне позвонил. Увы, пришлось рассказать правду, как ты вчера трахалась во все щели, а потом заглатывала члены. Порочная Ада.

— Нет, этого не могло произойти.

— Наша Ада больше не девственница. Будет, что вспомнить

— Кретин это вранье… — замахиваюсь рукой, а он перехватывает её, и подносит ладонь к своим губам, оставляет нежный поцелуй и я покрываюсь мурашками.

— Как же ты вчера стонала, я удивлён…Думал будешь вырываться, а ты даже просила этой ласки.

— Бесчувственное дерьмо.

— Осторожно Ада! По твоим поступкам я могу подумать, что ты влюбилась в меня

— Нет…

— Это правильно, потому что господин не встречается со своими зверушками, у него есть девушка.

— Правда? Неужто у такого козла есть любимая.

— Конечно, и скоро ты с ней познакомишься! А теперь я даю тебе десять минут на сбор, и чтобы духу твоего не было, такси у входа. Было очень приятно играть с тобой, карлик

— Опасайся Царёв, теперь я знаю, где находится твой гадюшник, как-нибудь придёшь. А он бац и сгорел.

— Как страшно. Только тебе придётся найти остальные двадцать.

— Что этот дурдом не один? Да ты совсем больной псих — моему возмущению нет предела. Благо этот козлина выдал мне одежду, и я смогла покинуть довольно быстро это злосчастное место. Царёв появился в универе в половине одиннадцатого, как раз на важном собрании посвященному юбилею

— Песню  исполнит Ускова Дарья. А теперь нам нужны претенденты на танец — говорит профессор, а потом называет наши фамилии. — Царёв и Луговая.

— Я не буду выступать с этим кретином!
— Можно узнать собственно почему?— сверлит меня взглядом профессор
— Она боится описаться в танце! — кидает комментарий Царёв, а я уже готова порвать его на куски.
— Это кто боится? — тычу пальцем ему в лицо.
— Одна неудовлетворенная сучка, которая случайно забыла вчера свои трусики у меня в зверинце!
После его реплики все студенты засмеялись, а я решила не пускать это на самотёк и облить его своим недопитым кофе, а это кретин хватает меня за шею

— Ты будешь вылизывать языком эту рубашку.

— Ага,  размечтался, и не подумаю  — допиваю кофе, и ухмыляюсь. А студенты уже пришли в шок. Подумаешь, испачкала вещь, и что с того.

— Лучше беги тварь. Потому что сегодня я точно смою тебя в туалете, — закатывает рукава, а дальше…