ПРОЛОГ

Встала как истукан, не пройти и не проехать. Подметаю остатки волос, буквально наклоняясь под стол. Занимаешься генеральной уборкой день ото дня, бесполезно.

— Не видишь, я работаю? Потом заняться полом не судьба? Доиграешься быстро уволят! — пригрозила парикмахер салона, любимца директрисы, а я то и дело не вылезаю из штрафов.

— Чего шипишь как змея? Гляди собственным ядом подавишься! — на зло ей продолжила махать веником, а она тут же наябедничала мадам Ариго.

— Это неслыханно. Новая уборщица Натали, мешает! И пугает своей кудрявой шевелюрой. Вот скажите откуда вы набираете таких убогих?

— Сама убогая, поняла? Для начала займись укладкой на голове, а то вид похлеще плешивой сучки, — гордо отстояла я достоинство, мне даже зааплодировали, но внезапно восстала тень начальницы, она точно устроит.

— Натали! Немедленно пройди в мой кабинет, и не выясняй отношения на людях. Кариночка, продолжай заниматься делом, — любезно к ней обратилась, сразу видно души не чает.

И вот дверь захлопнулась, и начала читать нравоучения.

— Вот так держишься за это место? Слёзно просила, денег на хлеб не хватает. Школу окончила недавно. Никуда не берут, возьмите с утра до ночи готова пахать. Не твои ли слова? Я у кого спрашиваю, милочка? — писклявый голос дамы резал ушные перепонки.

— Мои и что? Теперь каждый в праве оскорблять уборщицу? Чем мы отличаемся от других людей?

— Не надо на жалость давить. Если сказали, путаешься под ногами, скройся и не встревай. Карина один из лучших специалистов, не нервируй её! — она так дорожила той сотрудницей будто та пуп земли, порой пробивает на смех.

— Задницу ей случайно не подтереть? Нет вдруг, это тоже входит в мои обязанности?! — рискнула вступить с ней в спор, но бесполезная вещь, директор всегда прав и не стоит лишний раз отстаивать свою точку зрения.

— Первый и последний раз. Дождёшься окончания рабочей смены и приступишь к мытью пола. И да, за балаган при клиентах оштрафую тебя на три тысячи рублей. Натали, прими к сведению твой характер ужасен. Не смею задерживать, — огорчила своим решением, любит то и дело командовать.

— Три тысячи? Та мочалка первая начала. Она ненавидит меня!

— Выбирай штраф или увольнение? — повысила голос, требуя полного подчинения.

— Извините, больше не повторится, — процедила я сквозь зубы и медленной походкой пошагала в зал. На меня сразу обратили внимание пришедшие клиенты, не виновата, что всегда в центре внимания. От греха подальше заперлась в подсобке, и уселась на подоконник включая любимый трек, возвращаясь в беззаботное детство, когда не знала никаких забот. До того периода, как нашу квартиру опечатали и продали чёрные риелторы. Не выходит из памяти день исчезновения родителей, они часто отправлялись путешествовать, фотографируя различные живописные места. И однажды не вернулись, затерялись в горах. Надежда умирает последней и всё не теряю веру, что они живы и скоро заберут нас с сестрой к себе.

Мы жили с ней впроголодь, из-за постоянной не хватки денег. Сначала постигла череда безработицы, то возраст мой юный не подходил, а бывало попадались похотливые начальники. А мне девушке с твёрдым характером, мерзко было терпеть их физиономии. За окном весна, беззаботное время года, она ослепляет нас своей красотой и заставляет мечтать. Но стоит настроиться на нужную волну, отвлекают. Дверь распахнулась с таким грохотом, что я чуть не навернулась с подоконника. Недовольно разглядываю силуэт в дождевике, и с большим веником в руке.

— Маруся! Вот скажи, куда вышла из дома в такой ливень?

— Не ворчи. Там скучно и хозяйка приходила. Напоминала про оплату. Мы же её найдём? Или опять лишишь шоколада? — уточнила младшая сестра любительница сладких батончиков.

— Сначала купим еду. Подождёт твоё сладкое. Раз пришла, садись за уроки! Снимай дождевик. Ох, семь лет, но нормально не научилась заплетать косички. Учти до ночи здесь. Убирать большую территорию! — предупредила девочку расправляя бантик.

— Давай подметать вместе? Ты один зал, я другой! — предложила болтунья, ей лишь бы избежать занятий.

Так проходил у нас день ото дня, танцевали со швабрами и запевали любимые песни, две сиротки, которые никогда не унывали. Делили батон хлеба пополам и надеялись на чудо. Я часто рассказывала малышке, что мечтаю стать известной натурщицей, и покорить не одного художника своим обаянием, и в один из таких дней казалось мечты обрели реальность.

В Таллине, известном городке Эстонии, как раз набирали натурщиц в компанию «Бодиню». Я настолько загорелась этой идеей и решила попробовать. Созвонилась с маминой подругой, которая по чистой случайности там жила и поехала с сестрой покорять столицу.

Откладывала каждую копеечку, старалась поднакопить. И вот мы с Марусей в аэропорту, она та ещё любительница приключений, покидали родную страну окрыленными, планируя в корень изменить жизнь, но кто же знал, что встретим на своём пути тяжёлые испытания…

ГЛАВА 1

Натали

Незнакомый городок встретился нас солнечной погодой. Мирные жители, и отсутствие привычной суеты, пока отмечу лишь положительные стороны. Правда запутались с названием улиц, и Маруся то и дело отвлекала, клянча мороженое и другие разнообразные сладости.

— Не жадничай, давай зайдём в кафетерий! Хочу сладких тянучек. Вредина Натали, подумаешь потратим чуть-чуть денег! — разнылась она на полдороги.

— Прекращай истерики, а то отведу в лес и брошу!

— Нет, там волки и чудовища. Они похищают невинных принцесс. Подожди, не успеваю за тобой, — капризничала Маруся, а я вытащила из рюкзака карту, пытаясь разобраться, где собственно находимся. Если идти вдоль улицы выйдем к дачным коттеджам. Главное не запутаться окончательно. Блуждали наверное не один час, тоже молодец не соизволила позвонить Жозефине, наверняка бы нас встретила.

— Я устала, и жутко сводит живот от голода. Долго нам ещё идти? — присела она на бордюр, не прекращая показывать слабость.

— Поднимайся, а если простудишься? У меня между прочим тоже не было ни крошки во рту, но заметь держусь и не рыдаю на всю улицу. Почти дошли. Руку давай, плакса! — потащила её за собой, ища глазами тот самым дом.

Добрались мы к нему глубоким вечером, проторчали около забора, так и не попав внутрь. Да, пребывание в Таллине началось с не очень радужных моментов, а строили большие планы. Устали накручивать круги с сестрой туда сюда, пока нас не заметила соседка.

— Вы чего здесь трётесь? — посветила она мне фонариком в лицо. Маруся даже испугалась и спряталась за мной.

— Мы приехали в гости к тёте Жозефине, но её как след простыл, -объяснила я всю ситуацию.

— Спохватились, укатила она на моря. Ключи запасные оставила. Если некуда идти оставайтесь, — на время удалилась, а погодя вручила нам связку. — Она передала, что только на одну ночь беженцев готова принять.

— Беженцев? — нахмурила я брови, а сестра не отходила ни на шаг. — По юности с мамой в одном колледже учились.

— Подробностей не знаю. И вникать не хочу. Переночевали, освободили жилплощадь. Понаедут здесь и права качают, — скрылась из виду, а мы с малышкой огляделись кругом. Дом весь трещал по швам. Странно себя повела, если бы были в тягость, так и сказала. Ладно, утро вечера мудренее. Вспоминаю про упаковку пельменей и приготовленные заранее бутерброды. Не умрем с голода.

— Слышала? Нам не разрешили здесь оставаться! — полюбопытствовала сестра, прикасаясь к чужим вещам.

— Положи на место. Потрудись лучше помыть руки и марш за стол. Утром снимем комнату в общежитии. Не зря деньги откладывала, и попробуй клянчить дальше шоколадки! — предупредила её на всякий случай, а у самой на душе проснулась тревога.

Ночью просыпались от открытых ставень. Сначала померещились два силуэта, но потом приняла всё за сон. А зря, по утру нас ожидал сюрприз, здравствуй новая череда проблем.

— Проснись и пой Натали, нас ограбили! Рюкзак порезан, — сообщила девочка новость от которой сердце заколотилось, как бешеное.

— А документы? Оторвать бы руки этим ворам? — стала я рыскать по карманам, но в итоге обнаружила их на самом дне рюкзака.

— И что нам теперь делать?

— Что? Что? Милостыню просить! — съязвила ей, сама пребывая в отчаянии.

— Нет, я боюсь злых дядей, они могут украсть и продать на органы! — разыгралась фантазия у сестры, любит раздувать из мухи слона.

— Садись, пей чай! И лучше хорошенько подкрепись, нам блуждать весь день, — не подала я виду, что безумно расстроена.

Начались грандиозные поиски работы, но увы не везло. Сразу отказывали, не давая никаких объяснений. Оставался последний шанс, устроиться в ту самую компанию натурщицей, им не важен опыт работы, а прежде всего обращают внимание на лицо.

Ума не приложу, где проведём сегодняшнюю ночь, не скрою от узких улочек Таллина перехватывало дыхание, но когда у тебя вагон проблем, всё кругом совсем не впечатляет. Отвернулась на пару минут и потеряла из виду сестру. Только этого не хватало.

— Маруся! Маруся! — звала взволнованным голосом, а сама рванула машинально в лес, он с первого взгляда вселял страх. Подул сильный ветер, моментально спутывая мои кудрявые пряди. Мечусь кругом, а девочки нигде нет. Показалась, что забрела именно сюда. Странно, не посмела ошибиться. Каждый шаг в неизвестность тревожил, но тормозить не посмела. Еще умудрилась обронить рюкзак в лужу. Не сразу заметила шикарный особняк, построенный в средневековом стиле. Просто загляденье, не оторвать взгляда. Видимо, лес считался частной территорией. Посмела подойти к зданию поближе, он очаровывал своими массивными колонами. А стены расписаны необыкновенным узором. Здесь живёт любитель живописи. И можно долго всматриваться в каждую деталь и отмечать про себя насколько же он великолепен. Но дальше будто камень упал с души, обнаружила знакомую девочку, беспардонно разгуливающей по чужой гостиной.

— Маруся, немедленно вернись. Это незаконное проникновение! Сколько просила не отходить от меня ни на шаг! Думала тебя потеряла! — шептала ей, боясь воочию познакомиться с хозяином дома. Внимание снова привлёк необычный интерьер. Шикарный диван возле камина и два кожаных кресла, в центре располагался стол со всевозможными угощениями, которые и соблазнили мою младшую сестру.

— Натали, только погляди. Белый шоколад и много трюфелей! Можно попробовать?

— Нет, уходим, пока нас не засекли! — пыталась повлиять на девочку, которая потеряла дар речи при виде огромного количества сладостей.

— Одну плиточку. Пожалуйста, очень хочется кушать! — разревелась на всю гостиную, но всё-таки успела схватить её со стола. Как вдруг раздался сильнейший грохот. Будто входная дверь захлопнулась. Неужели от ветра? Или пожаловал тот, с кем боялась встретиться, особенно при таких обстоятельствах.

— Кому сказала? Положи. Вот были бы живы папа с мамой они бы точно наказали! — отругала ребёнка за легкомысленность. — Зачем пошла в этот лес?

— Побежала за щенком, у него на ошейнике висела конфетка, так увлеклась, что случайно оказалась тут. Сколько же здесь сладостей! Волшебный дом!

— Где живёт дьявол. И он специально заманивает маленьких детей, а потом их съедает! — вселила в сестру страх, продолжая искать выход из таинственного поместья.

— Обманываешь. Неужели такой злой?

— Очень, один раз палец откусит знать будешь. Интересно куда ведёт эта лестница? Ни единой души, -обречённо взглянула на неё, как внезапно раздались шаги, такие уверенные, от которых по телу пробежались мурашки. Мы запаниковали, но так и не успели скрыться, перед нами предстал высокий мужчина в белом костюме, от его сурового взгляда, перестала дышать. Он напоминает озлобленного хищника, который в данный момент наткнулся на очень аппетитных ягнят.

— Натали, что этот дядя с нами сделает? — девочка снова спряталась за спину, а у меня с каждым приближением мужчины дико учащался пульс.

— Кто вы такие? — его голос раздавался эхом, так и оглохнуть недолго.

— Мы заблудились. Вы не знаете, как выбраться из этого поместья? — я была готова провалиться сквозь землю от волнения.

— Больше всего на свете презираю ложь. За неё нужно наказывать, — подошёл ко мне и взглянул кошачьими зелёными глазами. Хотя неудачное сравнение, он больше походил на тигра, случайно вырвавшегося из клетки.

— Извините, сэр, мне очень захотелось попробовать белый шоколад.

— Воровать это плохо… Откуда такие невежды? — каждая его фраза поражала до глубины души.

— Я прошу прощения за мою сестру, она бредит сладким. Мы удалимся, не успеете оглянуться, — понадеялась избежать животного взгляда, такой лишь поискать. Взяла невоспитанную девочку за руку, и попробовала выйти через распахнутую дверь, но внезапно она закрылась.

— А кто вам сказал, что я разрешу так просто уйти? В следующий раз будете знать, как залезать к плохим дядям в дом! — произнес с нескрываемым высокомерием и…

ГЛАВА 2

Натали

Ну и в засаду мы конечно, попали. Какой-то высокий властный тип с глазами голодного хищника намекает на то, что вряд ли нас отпустит.

— Благодарю за гостеприимство, но мы едва знакомы и с сестрой предпочитаем переночевать в другом месте. Давайте считать нашу встречу обычным недоразумением, всячески пытаюсь выдавить из себя любезность, но выходит не совсем удачно.

— Вряд ли наше знакомство можно назвать стечением обстоятельств. В нашем мире всё не случайно. И раз вы забрели сюда без проса, будьте добры повиноваться, другого выбора всё равно у вас нет. Ключ от этой двери только у хозяина, у меня. Пожалейте сестру у неё случится голодный обморок, малышка ведь желает выпить горячего шоколада и заесть всё трюфелями? — словно нашёл подход к моей сладкоежке и она буквально на крыльях побежала к нему.

— Да, сэр, безумно желаю вкусняшек.

— Маруся!

— Прошу за мной! Для начала устрою вам экскурсию по особняку, гостей нужно удивить! — его хитрая надменная улыбочка совсем не даёт покоя, будто он затеял игру.

— А разве я дала положительный ответ? И знаете со стороны это напоминает заточение. А лишать другого человека свободы противозаконно, — надерзила ему, а у самой сердечко в груди выдавало бешеный ритм. Он затормозил, и даже в темноте блеск хищных глаз сражал наповал.

— Сколько вам лет?

— С какой стати я должна отвечать на вопрос незнакомому мужчине!

— Раз вы с сестрой соизволили воровать шоколад, мы уже не считаемся незнакомцами, -достает своими нудными речами, а малышка пялится на нас с раскрытым ртом.

— Восемнадцать, разве это имеет значение?

— Значит, не ошибся. Наивная пышка показывает гонор выставляя себя дурочкой. Хотя в глубине души прекрасно понимает, что сбежать из данного поместья просто так не получится, — раскритиковал мою внешность, нет конечно не считалась худышкой и вечно находила лишние сантиметры на бёдрах, но назвать себя толстой язык не поворачивается.

— Мистер как вас там? Вы, наверное ослепли в темноте, я не жирная! — обратилась к нему довольно грубо, и как раз погас свет.

— Слово «жирная» непозволительно подбирать для женщины, заявляю вам как эксперт в живописи. Лучше сказать упитанная. Пример тому, вы. Но в последнее время пренебрегаете диетами, а зря двойной подбородок вам не идёт! — практически облил меня грязью. Готова сестру прямо здесь наказать, забрела в дом, где грубиян позволяет себе много вольностей.

— А я смотрю у вас богатый опыт общения со слабым полом. Интересно каждой прямолинейно заявляете в лицо про ее недостатки? — задел он моё самолюбие, а мы все направлялись по тёмному коридору. Надо же мистер соизволил взять в руки подсвечник и освещать нам путь. Будто торопились прямиком в ад, точно теперь понятно кого он напоминает. Дьявола, и вдобавок с острым языком.

— Если она достойна моего внимания то, да? Не привык лицемерить, а по вашим глазам прочёл, что вы безумно рассердились на мою критику. Научитесь её принимать, потому что вы не идеальны. Я бы даже сказал полны недостатков! — не прекращал донимать, смотрю вошло во вкус оскорблять других.

— А вы скупердяй! — тоже не осталась в долгу и заявила ему с чистой совестью.

— С чего вы так решили? — снова взгляд, который пробивает до костей.

— Не включите свет и заставляете нас разгуливать в полумраке, — сказала с достоинством, а сама не переставала его рассматривать. Он вызывал опасение, именно так и выглядят убийцы, которые заманивают невинных людей.

— Радуйтесь, пышка! Если бы я зажёг свет, увидел бы остальные недостатки фигуры несовершенной девушки.

— У меня есть имя!

— И какое? — заставляет жутко злиться, а сестра немного отстала. Засмотрелась на старинную статую, очень любопытная.

— Натали… — процедила сквозь зубы, а он умудрился рассмеяться. Странно мне было совсем не до веселья. — Что опять не так?

— Имя совершено вам не подходит. Оно присуще утонченным натурам, с длинной шеей, и гордой осанкой. Мне продолжать? — издевается, казалось мы невзлюбили друг друга сразу. Была бы моя воля сию же секунду покинула покои тирана. Благо сестра прервала наш разговор, казалось его и не переспоришь, красноречивый засранец. Долгая прогулка привела нас в другой зал, а когда он по щелчку пальцев зажёг свет, нервно задышала. Помещение напоминало картинную галерею, ведь на стенах висели разнообразные шедевры, присуще пейзажи.

— Ух ты! — восхитилась девочка, лицезря просторный интерьер, выполненный в средневековом стиле. Меня лично привлекли полотна, от которых захватывало дух, тип знает цену истинной красоте. Кожаный белый диван с двумя креслами, наполнял гостиную теплом и уютом. Очевидно, в данном поместье их насчитывается много. И каждая отличалась своим непохожим декором, признаю всё выполнено рукой мастера. Взгляд пал на накрытый стол, будто заранее готовились к приходу гостей.

— Присаживайтесь, Натали! Не отказывать же себе в ужине! — зелёные глаза, были полны презрения, но их яркий блеск действовал на меня будто гипноз и я послушно заняла место рядом с сестрой. Правда в такой обстановке вряд ли кусок в горло полезет.

Он словно поглощал всю энергию, бросает в дрожь в его присутствии.

Маруся налетела на картофель, не успевая прожевывать. В отличие от неё, я ковырялась вилкой в тарелке, вспоминая замечания деспота. Кстати, до сих пор не удосужился представиться.

Пригубила немного лимонада, заметив на себе его обжигающий взгляд.

— Почему вы так смотрите?

— Считаю все недостатки в вашей внешности. Пока набралось пять. А вы ешьте и ни в чём себе не отказывайте, — насмешливо вымолвил, да кто после такого способен нормально принимать пищу.

— Не перечислите их? Знаете, мне важно мнение эксперта, я планирую работать натурщицей, -случайно проговорилась, итак понятно, что разговор не сложится.

— С юмором у вас полный порядок.

— Я не шучу. Мне с детства твердили, что обладаю фантастическим лицом, поэтому грех упустить свой шанс, — не понятно почему распинаюсь перед типом, который нелестно высказался в адрес моей внешности.

— Вам лгали. Сочувствую художнику, который осмелиться написать портрет пышки с обрюзлыми щеками!

— У вас амнезия? Меня зовут Натали. И будьте любезны обращаться ко мне по имени! — ударила кулаком по столу, от чего Маруся вздрогнула, я напрочь лишилась равновесия.

— Из всех достоинств, отмечу дерзкий характер. Он гораздо интереснее обёртки. Но как звучало бы не прискорбно, художнику подавай красоту, от которой слепнут глаза, от которой каждый мужчина превращается в раба. Ночами он желает эту богиню, упивается алкоголем, мечтая хоть на миг коснуться непорочного дитя. Поэтому даже не надейтесь заполучить данную должность, дорогуша! Угощайтесь, цыпленок стынет! Он просто объедение, — пригубил вина, не переставая испепелять взглядом. Я не в силах наглядеться на него, с виду он властный критик, но почему-то притягивает как магнит.

По чистой случайности включил новостной канал.

На прошлой неделе нашли ещё три трупа девушек. Советуем вам не разгуливать по улицам слишком поздно.

Обратилась ведущая на всю страну, и в этот момент я уставилась на него. Мы будто думали об одном и том же. Дыхание прерывается рядом с незнакомым типом.

— Благодарю за торжественный приём. Но нам правда, пора. Наверняка надоели вам скучными беседами! — вскочила со стула, теряя над собой контроль.

— Куда же вы Натали на ночь глядя? Вдруг попадёте в руки того самого маньяка, который наверняка сначала соблазнил тех красавиц, а потом хладнокровно убил. В незнакомом городке, надо быть предельно осторожной.

— Почему вы мне это рассказываете? До ближайшей гостиницы доберусь на такси, — с тревогой посмотрела на спящую сестру, быстро она вырубилась, объелась бедняжка. И тут он приподнимается с места и надвигается ко мне, казалось кислород в этой обширной комнате испарился моментально.

— У вас нет денег. Вас обокрали.

— Откуда знаете?

— Тише, девочку разбудите, — шепчет в губы, вблизи те самые глаза пугают до безумия.

— Предположил… Ну и судя по дешёвым лохмотьям, которые на вас надеты, не трудно догадаться. Пройдёмте за мной в спальню, -его тон был уверенным, привык всех подчинять.

— Куда??? — округлила я глаза…

ГЛАВА 3

Натали

Жутко меня напугал, будто случайно забрела в лес и наткнулась на голодного волка. Только я не подписывалась исполнять роль Красной шапочки.

— А зачем мне идти в спальню?

— Вам постелить на полу? Предупреждаю, он жёсткий, — его высокомерный тон невыносимо злит, он постоянно втаптывает в грязь, ставя себя выше других.

— Какое остроумие. А я прям не знала. Думаю мы реально у вас засиделись, — сердито взглянула на сестру, которой приспичило заснуть в самый неподходящий момент.

— На дворе ночь, это свинство выгонять женщину на улицу. Идёмте. У вас всё равно нет выбора. Без моего разрешения вряд ли кто-то выпустит, пышка. Она же ворчливая Натали, — ухмыльнулся, признав свою победу в словесном поединке. Не представляю существует ли такая женщина, которой удастся его переспорить.

Не заметила, как в гостиной словно приведение показался дворецкий, он взял Марусю на руки, и помог донести до ближайшей комнаты. Согласна, ребёнок вымотался, но всё равно ночевать в покоях тирана, который вылитый дьявол из преисподней жутковато. От одного лишь тембра голоса становится не по себе, мечтаю поскорее распрощаться с типом и благополучно выбросить из памяти. Пожелала сестре сладких снов, тихонько закрыв дверь, как внезапно столкнулась в коридоре с ним. От его нервного дыхания, по коже пробежались мурашки, словно он оценивает добычу перед тем как с удовольствием проглотить.

— Я ощущаю ваш страх… Мало ли этой ночью случится непоправимое. Гоните плохие мысли из вашей головы, а то вдруг они сбудутся, — шепчет в мои губы, которые также плотоядно рассматривал.

— Вздор. Чего мне бояться?

— Неправильный вопрос. Точнее кого. Не станем терять время, спальня заждалась! — торопит события, да уж с ним невозможно держать эмоции под контролем.

Не получится удрать, наверняка он продумал всё до мелочей. Спрятал все ключи, а без них не выберешься из поместья, от столь угнетающей обстановки, в жилах стынет кровь. Казалось, мы разгуливали с ним по лабиринту, нас окружали разные двери и будто каждая из них скрывала тайну. Сгораю от любопытства, хоть одним глазком посмотреть, что же там находится. И вдруг тип остановился и повернул дверную ручку. Пропускает вперёд, а сам нервно дышит в затылок.

— Приятных снов… Убедительная просьба не ложитесь спать голой, вдруг вас изнасилуют…

— Что? Заявляете об этом так спокойно? — повернула к нему лицо и пожалела, снова заметила лицемерную улыбку, которую уже не выношу.

— Я забочусь о вашей чести Натали. В этом дворце живёт дух художника. Он любит совращать чистых, невинных девушек. Поэтому лучше заприте дверь на ключ, — вводит в гипноз, заставляя каждую клеточку дрожать. Так и осталась с открытым ртом, ну и наплел же с три короба. Одно радует, удалился, хоть на мгновение почувствую себя в своей тарелке. В байку про художника, конечно не поверила, думает поведусь. Огляделась кругом, снова на стенах дорогие полотна. Весь особняк напоминает музей живописи. В каждой картине чувствуется профессионализм. Интерьер спальни тоже впечатлил своим комфортом. Сказочная кровать с балдахином. Три удобных подушки с пуховым одеялом. Глядя на него, мечтала вздремнуть на пару часиков. Не оставил равнодушной и ночной стеклянный столик, с большим фарфоровым подсвечником. На окнах заметила бежевые занавески с шикарными рюшами, не дом, а загляденье.

Пока расхаживала туда сюда по пушистому ковру, одолела зевота. Засну сейчас без задних ног, но для начала приму ванную.

Позже завернулась в одеяло, и устроилась на удобной подушке. Соскучилась по комфорту, на нашу долю с Марусей выпало столько трудностей, но вопреки всему не сдавались. Трудно начинать день с размышлений о еде. Бывало элементарно не хватало денег на хлеб. Но я всегда отдавала последний кусок младшей сестре. Заботится о ней мой долг. В последний раз взглянула в потолок, он тоже привлекал особое внимание разнообразными фресками. С талантом мастера не поспоришь. Сладко заснула, давно так не отдыхала.

Но посреди ночи, окно резко открылось и в спальню залетел чёрный голубь. Он пристроился на соседней подушке, вызвав шок на моем лице. В панике включила настольную лампу, и тут же осветила пространство.

— Господи боже мой! Откуда здесь взялся? — разглядывала птицу, которая одним своим появлением заставляла невыносимо бояться. С горем пополам, выпустила её, и закрыла ставню. Не думала, что снова провалюсь в сон, но благо у меня получилось.

Всё бы не почём, если бы не заскрипела дверь. Спросонья лень было распахивать глаза. Послышался шорох, возможно здесь кто-то есть или опять разыгрался ветер. Секунда… Две… Чьи-то ласковые пальцы касаются моего подбородка, и плавно переходят на шею. Я вскочила, как вкопанная и пока пыталась включить тот самый светильник, дверь уже захлопнулась. Тот, кто потревожил, испарился. Ну и обстановка в этом особняке, нужны железные нервы.

Пробудилась от звонкого голоса моей сестры, она сидела в кресле напротив и играла с фарфоровой куклой. Опять взяла без спроса, за ней нужен глаз до глаз.

— Маруся, положи её на место. В сотый раз заявляю, нельзя брать чужие вещи. Умылась, привела себя в порядок? — привстала я с постели кинув взгляд на стенные часы, уже девять. Не стоит оставаться здесь и лишней минуты.

— А позавтракать? Там булочки с ванильным кремом, — не расставалась она с игрушкой, с ней не так просто договориться.

— Никаких булочек. Мы уходим.

Если бы одна сластена не уснула за столом, ноги бы моей здесь не было, — резко ответила девочке, замечая на столе свой рюкзак. — Удалось отыскать его?

— Ага. На пороге дома. Пожалуйста, давай позавтракаем! — канючила девочка, которая ноет без конца.

— Нет и не проси. Запомни нельзя верить незнакомым дядям! — только успела вымолвить, зашёл виновник разговора, сегодня он был одет по-другому в серый костюм. Ох уж этот официальный стиль, безумно ему шёл.

— А вы жестокая. Лишать ребёнка еды. Неужели я такой опасный? Натали, вы так дрожите. Неужели ночью случилось то самое непоправимое? — сколько же лести в его голосе. Общение с ним медленно разрушает мою нервную систему. Не знаю, чем бы закончился данный разговор, благо нас потревожил дворецкий.

— Сэр, вам звонят. Это срочно, — сухо он вымолвил, и тот поменялся в лице. Будто носит постоянно маску. Вышел из комнаты, торопясь будто на пожар.

Сестра закатила истерику, поэтому пришлось разделить трапезу в стенках особняка. После выпитой чашки кофе, внимание привлекла приоткрытая серая дверь. Мельком выглянула на улицу, тиран всё стоял и ругался на крыльце с кем-то по телефону. И пока Маруся уплетала еду, я рискнула незаметно прокрасться в ту самую комнату. Но стоило туда зайти завизжала ведь увидела…

На полу лежало окровавленное тело девушки, которая была полностью голая. Также на стенах висели разные картины, и на каждой изображены нагие женщины, в настолько откровенных позах, что захватывало дух… Я побледнела от страха, казалось ноги приросли к полу. Да, этот тип псих и конченный маньяк. Сестра. Чёрт. Надо прежде всего позаботиться о ней… Выбежала, как ошпаренная, странно, что он ещё не возвратился. Неужто не обратил внимания на столь яростный крик.

— Бросай всё, мы уходим. Быстрее, сказала?

— Почему? Я не доела. Должна попробовать персиковый джем, просто объедение!

— Маруся, нельзя думать лишь о сладком. Если старшая сестра торопит надо слушаться!

— Не кричи, дай наесться сполна. Ты не купишь и банки варенья. Нам постоянно не хватает денег. А здесь столько угощений, — закатила она истерику, совсем не вовремя. А нам как раз дорога каждая минута.

— Он маньяк. Поняла? Если сию же секунду не послушаешься, отдам ему на съедение! — нашла способ на неё повлиять, и она засуетилась, пряча конфеты в карман. Для неё в приоритете сладкое. Снова пялюсь в окно, замечая его болтающим по телефону, нам надо незаметно улизнуть. Собрались с Марусей, и тихим сапом приблизились к порогу, а дальше рванули как ошпаренные. Бежали, без оглядки, пока не нарвались на двух собак. Вот так сюрприз, их точно не доставало.

— Натали, мне страшно… Они нас укусят!

— Возьми меня за руку и не показывай страх, на первый взгляд довольно милые. Не плачь, и иди следом, — объяснила девочке, и кажется подействовало. Вот осталось совсем чуть-чуть до забора. Но кто просил оборачиваться. Там был тот самый тип. Нет… Не планирую присоединиться к той девушке, став его жертвой. Беру Марусю за руку и мы легко преодолеваем забор. Снова рванули со всех сил и лишь пробежав два дома, сумели отдышаться. Девочка запыхалась, я вместе с ней.

— Что ты там увидела? — поинтересовалась она, разворачивая одну конфету и тут же положив её в рот.

— Мёртвое тело…

— Мамочки… А если тот дядя выследит нас. Я не хочу умирать! — от волнения она начала грызть ногти, тут же её осекла.

— Поняла теперь, как важно слушать старшую сестру? Уверена он специально нас заманил. Знал, что сладкоежка не устоит перед трюфелями. А теперь ушки на макушки и не отходи ни на шаг, -разъяснила ей, и больше не посмела пререкаться. А самой на глаза попалось объявление. В кафе требовалась посудомойка, судя по надписи платят за каждую смену.

Взяли только на пару дней, сотрудница заболела, они не могли найти замену. Пока занималась мытьем грязных кастрюль думала, чем накормить плаксу. Начальница разрешила нам остаться на пару ночей, местечко, конечно не сахарное. Но зато вдали от всяких опасных типов. Щедро заплатили и я сумела купить нам сочных пончиков, надеюсь скоро череда неудач закончится. Готова была хвататься за любую подработку, мне не привыкать, девушка очень боевая, на собственный хлеб точно отложу. Разместились с сестрой на тесной раскладушке, вдыхая аромат отходов из мусорного ведра. Зато ночуем не на улице.

На следующий день, я планировала посетить компанию «Бодиню», оставив младшую сестру с Региной, другой посудомойкой из кафе. Женщина оказалась очень отзывчивой, у неё у самой подрастал сын такого же возраста. Да и таскаться с любопытной Марусей нет времени.

Долго изучала местность, всё не привыкну к новым названиям улиц. Да и прохожие не всегда сориентируют. Уже замучилась смотреть в карту, толку никакого, всё равно в них не особо разбираюсь. По чистой случайности села в автобус, который отвёз до большого торгового центра. Сегодня здесь проводилось собеседование натурщицы-портретистки. Не приняла всерьёз слова того деспота. Понимаешь ли раскритиковал мою внешность, эксперт в живописи. А сам хладнокровный убийца. Надеюсь больше не встретимся, нет и существуют же такие отморозки.

Администратор выдал анкету, перед тем, как пропустить в зал. Запыхалась, пока заполняла всю информацию. Случайно допустила ошибку, но переписывать бланк не осмелилась, пусть остаётся всё как есть. Краем глаза заметила пришедших девушек, выстроенных в ряд, а одна даже умудрилась снять бюстгальтер.

Любопытство взяло верх и я уточнила у служащей.

— Извините, а с какой стати они все полуголые?

— Пришли на кастинг. Отберут лишь пятерых. Такое каждый месяц. Анкету заполнила? Роспись не забудь и сегодняшнее число, — поторопила она меня, обескуражив своим заявлением. Едва не выронила бумагу из рук. И вот все девушки столпились и я в том числе. Но не посмела снять одежду. Кто знает? Может у них один отбор, я планирую на кандидатуру портретистки. Минуты тянутся вечно. И тут послышалось оживление.

— Он идёт… Ох, сейчас начнётся. Дьявол три шкуры сдерет! — шептались между собой, безумно нервничая. А когда в холл зашёл тип, который нас принял с сестрой на ночлег, побледнела…

— А ну замолкли, куклы из провинции! Меня зовут Гюстав Гарибальди. Я знаток женской красоты, и не поленюсь раскритиковать ваши убогие мордашки. По одной заходим в кабинет, живее сказал! Вы сами подписались на этот ад! — властно заявляет, а потом…

ГЛАВА 4

Натали

Колотит до потери пульса от властного голоса, очевидно сегодня играет роль похотливого ублюдка. Но интересно другие девушки знают, что тот тип убийца.

— Всем раздеться догола! Кто зайдет в трусиках порву прям на теле, со мной шутки плохи. Я понятно разъяснил? С вами имеет честь разговаривать великая персона, не разочаруйте! — по чистой случайности, не заметил меня. А лишь прямой наводкой устремился в кабинет. Странная реакция у девушек, какой-то напыщенный индюк разорался перед всеми и они тут же исполняют его приказ. На мой взгляд нелепо с их стороны.

— С какого перепуга все посмели избавиться одежды? Надо полицию вызвать, он преступник! -горло заявляю я.

— Мартини с вином перепила? Это сам Алессандро Гарибальди! Один из известных художников мира. Да за его картины, олигархи выкладывают миллионы долларов, -вступила в перепалку другая, будто ей нравилось важничать.

— Вздор, я была у него дома, где видела окровавленное тело!

— Дура, это кукла, старый трюк. Он пишет разные картины. Нечего языком трепаться, снимай одежду, ты десятая в очереди. Он дорожит временем, попробуй опоздать хоть на минуту, шкуру спустит!

— Чего? Щеголять голой перед этим воображалой? А не жирно ли? У него столько имён, сам не путается? То Густав, то Алессандро, — нелестно выразилась я в его сторону, всегда раздражали всякие важные типы.

— Тупица. То имя, а это псевдоним. Нет, я из-за таких припадочных терять шанс не планирую!

— Сама тупая, ясно? Беги скорее грудь ему покажи, -резко ответила той рыжей, которая слишком много на себя брала. — Ладно, с вами хорошо. Но мне видимо к другому художнику. Где ведётся набор натурщиц-портретисток?

— Кого? Нет, она точно с луны свалилась. Здесь отбирают голых богинь для создания шедевров. И то не на каждую соглашаются. Им подавай всё натуральное, силикон сразу нащупают! — проронила словечко теперь другая, а тем временем первая девушка пошла на съедению к дьяволу. Честно сгорала от любопытства, понаблюдать за его поведением. Приотворила тихонько дверь, а сама пыталась не упустить и малейшую деталь.

— Что тут у нас? Жирная корова. Очевидно сбежавшая из ближайшего коровника. Ты куда с таким салом на заднице пришла? Мне выпивать бутылку джина, перед тем как взять в руки кисть? А локоны? Они все сожженные. Сделай милость побрейся налысо. Чао, и не смей возвращаться. Какое убожество, испоганить точенную фигуру фастфудом. Нет ни капельки мозгов! — раскричался тиран, а при первом знакомстве со мной заявлял, что обзывать женщину «жирной» непозволительно. Насколько же лживым хамелеоном нужно быть, чтобы так изворачиваться.

Выскочила будто провалила экзамен, слезы текли ручьём. Нет, он соображает настолько сильно ранит других. Ради интереса проследила за вторым кандидатом, снова пялясь в ту щелочку двери.

— Я просил оголить грудь. И если надо пощупаю, подделку сразу отличу, -ворчливо уселся он в кожаное кресло только сейчас заметила, что с обеих сторон его окружали двое других мужчин.

Она с такой легкостью рассталась с атрибутом женского белья, да я бы уже со стыда сгорела.

— Вот, второй размер. И ни разу не делала пластики!

— Задницей развернись и оттопырь ягодицы, должен посмотреть, насколько всё удачно сложено. Я приказал снять чёртовы стринги! -его надменный тон, пронзал насквозь, ему плевать на честь и достоинство.

— Извините, я не согласна… Бюст это одно, а показать половые органы, — виновато опустила она в пол глаза, и он озверел, точно дьявол во плоти. Немедля и секунды схватил бедняжку за руку и вышвырнул в коридор, она чуть не ударилась об батарею.

— Трусливым натурщицам не место в моем искусстве. Второго шанса не предоставляю! Следующая! Все скромницы на выход. Мне нужны те, кому не слабо встать в позе раком! И если прелести устроят, контракт на триста тысяч евро у вас в кармане, -оглядел всех кандидаток, даже не верится он пока не заметил моё лицо. Но честно, уже расхотелось оставаться наедине с извращенцем — художником. Прям маэстро кисти и холста, но по шедеврам в его доме заметен талант. Но предпочтения демона пугают, зачем рисовать такие откровенные картины? После произнесения достойной суммы, все пошептались между собой и мечтали во что бы то ни стало завоевать расположения критика.

На глаза попалась одна из написанных работ, именно та девушка из особняка, оказавшись на самом деле куклой. Та же удручающая поза, она лежала вся в крови на полу, а над ней столпились другие голодные демоны. Видно, картина выполнена с душой, но порой от пристального рассматривания по телу пробегает дрожь. А от яростного крика из зала, чуть не выронила рюкзак.

— Гляньте на эту кривоногую. У неё волосы там! Про депиляцию слыхала? Или недавно из лесу сбежала? Как такое убожество показывать мужчине! Страх. Я в отчаянии. Вышвырните причём за шиворот. Дальше проводить отбор нет сил, — раскритиковал он эту барышню, но я уже помчалась к лестнице, где мне преградил путь охранник.

— Кастинг ещё не прошла. Вдруг хозяину понравишься?

— Он мне не хозяин! — шла напролом, но хам на зло запирает дверь на ключ.

— Правила написаны в анкете, до осмотра никто не покидает здание, — был предельно строгим, и здесь как раз подошла моя очередь. За каких-то пару минут расправился с другими. Что ж умою гада, отомщу за всех девушек.

— Заходите! — позвал голос другого мужчины, уже радует, что не деспот. — Ваше имя? Оголите, пожалуйста, ваши формы.

— Натали Лопухина. Пришла устраиваться на работу портретисткой, но раз здесь у вас такой беспредел, я отказываюсь. Скажите, охраннику, чтобы выпустил, — твёрдо стояла на своей позиции, и тут из другой серой двери показался дьявол. Его лицемерная улыбка пробивала насквозь.

— Никто не покинет здание без моего согласия. Договор надо лучше читать, мисс толстые булки с грудой целлюлита на заднице! Смелая всё-таки? Решила попробовать себя в роли натурщицы! Ну смелее порази меня… Раздевайся! — не прекращает плотоядно рассматривать, будто задумал нечто ужасное.

— Я не покажусь вам в голом виде. Просто выпустите отсюда!

— Стесняешься обвисших доек? Считаю до трех или насильно разорву платье, пышечка! — намекнул на мои несовершенные формы, вот же подлый сукин сын. Что делать?

ГЛАВА 5

Натали

Только под дулом пистолета сниму с себя тряпки, да ещё в таком приказном тоне. Может он привык командовать своими натурщицами, зато я не в счёт.

— Я тебе не девочка по вызову, гусак! Хочешь покрякать, выпендривайся в другом месте, — заявила ему с легкостью в лицо, а двое мужчин из комиссии, сорвались на смех. Неужто моё замечание вызвало такую бурную реакцию.

— Вы чего скалитесь? Какая-то общипанная нахалка оскорбила меня!

— Что не нравится против шерсти? Вы лучше член свой покажите, вдруг там от сальных волос вши завелись. Развернись задом, покажи писю. Извращенец, и скорее всего онанист! — набралась смелости ему противостоять, а ведь мне с детства твердили, что обладаю колким языком.

— Ты пожалеешь о каждом своём слове. Толстожопая оборванка! Запомни, если увижу тебя в большом искусстве смою в туалете. Вышвырните её на улицу, она изводит своим тошнотворным лицом. Рожают таких уродин, а ты потом пиши портреты, — приказал он своей охране и меня быстро выпроводили из здания. Так даже лучше, не собираюсь и минуты свободной проводить здесь. Уму непостижимо, наглый, извращенный, сукин сын, он же Гусак Гарибальди распускает руки. Ну и пусть, что он знаменитый художник. Привязался к моей заднице, она не такая и большая. Зато он её не увидел и не пощупал своими похотливыми ручонками. Присела на скамейку возле того самого торгового центра, и тоскливо посмотрела на одну из натурщиц, которая также стояла в очереди. Устроилась рядом и одарила очередной порцией хамства.

— Идиотка, подписала себе смертный приговор, пакуй вещички и возвращайся в родной город, он тебя не пропустит в мир живописи. Знаешь, какие у него связи по всему миру. В других кругах его называют дьявол — художник, а ты перековеркала имя. Борзая да ужаса?

— А ты смотрю его личный секретарь? Распинаешься передо мной? Без всяких заноз в заднице разберусь. Пусть и испортила отношения с вашим Гарибальди, но зато он не глазел на мою грудь и попу, даже если они не совершены, никто не в праве оскорблять другого и смешивать с дерьмом, — сказала я свою точку зрения, вспомнив про голодную сестрёнку.

— Иж какая цаца, должна радоваться, что такой красавец как Густав осмотрит твои формы. Он художник, маэстро кисти, и лучше знает, как выглядит истинная красота. И хочешь моё мнение? Тебе не мешало бы скинуть десять кило. Щеки надутые, как у бульдога, -бросила она напоследок, а я в порывах ярости порылась в косметичке, и вытащила зеркало. Да, нормальное лицо, и не такое ужасное. Чего они все придираются? Да, пропади всё пропадом, возвращаемся с сестрой обратно. Подумаешь подметала волосы в салоне, не переломилась. С такими мыслями я не заметила и добралась до кафе, где трудилась посудомойкой.

— Натали, вернулась! Ну что дядя художник обомлел от твоей красоты? — интересуется Маруся, а у самой все губы испачканы в шоколаде. Небось все тумбочки облазила, пока здесь не было, ох та ещё сластена.

— Да, прям ослеп от счастья. Иди умывай лицо и чисть зубы. Завтра возвращаемся домой, попутешествовали и хватит, — рявкнула на неё, разрушив все мечты.

— Нет, мне так нравится здесь. Давай останемся, Натали! Пожалуйста! — выбрала она свою любимую тактику и начала канючить.

— Прекрати хныкать. Тебя не мешало бы наказать. Залезла в дом, к незнакомому дяде, а он между прочим и оказался тем самым художником. Слышала бы его критику в мой адрес, я убожество со стороны.

— Ух ты… Тот самый дядя маньяк, — присела она со мной на раскладушке, ей лишь бы трындычать, и съесть побольше конфет.

— Как выяснилось он далеко не убийца, но кровопийца с кистью. Гусак Гарибальди!

— Гусак! Гусак! — повторила за мной сестра, сильно захохотав, та ещё веселушка. А нашу беседу прервала другая сменщица-посудомойка. После произнесения важной фамилии, чуть кастрюлю не уронила. Да, что в ней такого особенного?

— Всё-таки наткнулась на дьявола. Бедная Натали! Тот ещё свирепый зверь, про него ходят такие слухи. Молодец, что вовремя освободилась от его цепких рук, он тот ещё опасный тип.

— Завтра от нашей важной персоны, останутся лишь воспоминания. А теперь нам пора спать! — напомнила я девочке, а сама приготовила нам спальное ложе. Устала до потери пульса, невыносимо зудят ноги.

Но на следующий день ожидал сюрприз, кто-то устроил ночью погром в бистро и украл деньги из кассы, и к тому же некоторый инвентарь. Но самое ужасное документы из рюкзака. Я так обозлилась, что места себе не находила. Этот город затянул нас в болото и так просто отсюда не выберемся.

Густав

Одни бездарности кругом. От столь уродливых конопатых мордашек ужасно воротит. Я человек влюблённый в искусство, ищущую богиню для создания шедевров. Но очевидно поиски затянулись, скорее всего природа перестала создавать девушек небесной красоты. Больше всего интересует харизма и незапятнанная душа, которую можно легко осквернить.

Обожаю ломать характеры дерзких мерзавок, показывающих коготки. С одним удивительным экземпляром довелось познакомиться. Колкая на язычок мадемуазель Лопухина, неряшливая оборванка, лишенная всякой женственности. Она ещё не знает какие правила игры уготовил. Пожалеет, что прибыла в город тайн и вечного сексуального рабства. Распиваю коньяк двадцатилетней выдержки, болтая с коллегами из Восточной Европы. На повестке дня девушка, голая в метро, она так манит, каждому проходящему мужчину заманить её в постель и жадно поиметь.

— Какая реалистичная обстановка! Густав, просто блеск. Довольно сложно заставлять девиц позировать в таких местах. Неужели предлагаешь баснословные гонорары? — высказался один из ценителей искусства.

— Кто же их спрашивать будет. Заставим, никто и слово не скажет поперёк хозяину. Угощайтесь коньяком, прямиком из Франции, — надменно улыбаюсь поглядывая на часы. Ну где же наша неряшливая пышка пропадает. Деваться некуда, должна поджать хвост и прийти как миленькая. Ожидание, я чересчур нетерпелив, но проявлю сдержанность, хотя бы при иностранных гостях. Но вот появился дворецкий, точно обрадует.

— Сэр, к вам пришла девушка. Кажется, её зовут Натали.

— Пригласите в мой кабинет. Только обыщите, от вонючей воровки можно ожидать чего угодно, — раздал указания, не скрывая удовлетворения. Нравится видеть покорность, я доминант во всех вопросах. Дверь распахнулась и на пороге предстала растрепанная дикарка, у неё категорически отсутствует стиль.

— Надо же кто пожаловал! Пышка из грязного провинциального городка, снова приперлась воровать! Или предложить написать уродливый портрет? Когда начну творить убожество, тогда сообщу! Не смею задерживать, вон! — холодно указал на дверь, а у неё из рук выпал рюкзак…

— У меня украли документы и поэтому не берут никуда на работу. Сестра, у неё скоро начнутся голодные обмороки.

— Кто сказал, что мне интересно слушать подобную чушь? Я известная персона, и общение с низшим классом пустая трата времени. Покинь особняк, неряха. Не хватало, чтобы тараканы завелись, — проявляю грубость, специально хочу сломить и увидеть полное подчинение.

— Что вы за тиран такой? Войдите в моё положение… Я слышала вам требуются работники.

— Неужто прорезался тихий голосок. Заблуждаешься, в подобных страшных особях не нуждаюсь. Есть охота, иди на панель. А в искусство не ногой. Если это всё, то до свидания!

— Прошу вас, ради сестры. Любая подработка, — смягчила тон, а я взглянул на короткую юбочку, и те округлые бедра, которые она скрывала. Уверенный шаг в её сторону и она произвольно сталкивается со стеной.

— Пойдешь уборщицей, дрючить полы во всех мастерских. И за каждую пылинку расплатишься кровью! Не шути с дьяволом. Все знают властный характер Гарибальди. Что-то ещё? — осматриваю её с ног до головы.

— Не поделитесь ужином? Маруся, очень голодная!

— Прикажу дворецкому выдать объедки, не на помойку же выбрасывать, -проявляю остроумие, а она вся дрожит.

— Я тогда пойду, с вашего позволения.

— Куда собралась? Надо отблагодарить хозяина за работу! Быстро встала на колени и…

— И что наш хозяин попросит? — не дала договорить, порой её острый язык хочется отрезать.

— Больше всего прихожу в бешенство от пигалиц, которые меня перебивают. С этого момента я твой начальник и гонор свой засунь в толстую задницу!

— Она не толстая! — фыркает, снова проявляя гордость.

— Толстая и с грудой целлюлита! Пышечка! — прошептал в её пухлые губы, они наталкивают на очень порочные мысли.

— Откуда вы это знаете? Одна чукча с кисточкой не лицезрела меня в голом виде? Вдруг вы ошибаетесь?

— поражает своим нахальным тоном.

— Чукча с кисточкой? Плешивая девка, ты ошалела? В глаза мне смотреть, когда я с тобой разговариваю! — уставился в её зелёные огоньки, которые блестели в этом освещении. Надо признать, что они красивы, схожие с камнем изумрудом… — Встала на колени, и начала отсасывать своему хозяину! Пора найти пухлым губам применение…

Натали

У меня челюсть отвисла от подобного хамства. Я даже в старшей школе ни с кем не целовалась. Хотя многим не терпелось заманить в койку и надругаться. А здесь тип с наглым выражением лица, с такой легкостью подталкивает к разврату. У него, наверное, совсем чердак полетел от важности.

— А задницу не вытереть? Я не шлюха делать минет всяким напыщенным гадам!

— Тогда тебе не ведать работы в этом городе. Не возьмут ни в одно место. Здесь я господин и каждая шавка мне подчиняется. Доперло, пышечка? Сделаешь качественный минет, возможно подумаю насчёт кандидатуры секретарши! Вперёд, показывай мастерство. Посмотрим на что способен твой ротик, — склоняет к разврату. Буду до конца дней жалеть, что отправилась в Таллин и познакомилась с ним, демоном во плоти. При первой встречи он показался обходительным, а сейчас обращается похлеще, чем с потасканной дрянью.

— У вас бананы в ушах? Могу написать на лбу. Не нанималась на роль проститутки. Вам надо научиться уважать слабый пол. Я никогда не переступлю через свои принципы и не буду ублажать зажравшегося мужика за банкноты!

— Врёшь! Вы все такие. Вопрос лишь в цене, любую можно купить, как красивый подарок! — наглый хам смеётся в лицо, у меня живот сводит от голода.

— Я не продаюсь! Вам ясно?

— А кто сказал, что готов купить такую неряху? Это приказ, в противном случае не получишь должность. Решай, мне осточертело общение с тобой. Самое время приступить к делу! — прожигает своими глазами, которые вмиг изменили цвет и превратились в черные…

— Подрочи, козёл! — оттолкнула его и бросилась на выход.

— Вот и правильно, толстожопая оборванка, покинь мой особняк! Ещё проветривать помещение после такой вонючей девки! — перегнул палку. Надоело слышать в свой адрес оскорбления, и я подбежала к нему и с размаху влепила пощёчину.

— Ваше положение в обществе, не позволяет вытирать ноги об других!

— Ты ударила меня? Того, кто на таких девиц плюёт и проходит мимо?! Охрана, чтобы и духу её здесь не было. Вон!!! — раскричался от злости, и меня тут же выставили за дверь, еды нам разумеется тоже не дали. Ну и пусть, куплю капусту и сварю суп, нам с сестрой хватит…

***

Шли дни, мы с ней прочесали все помойки в городе. Трудно было отыскать нормальную пищу. Сил совсем не осталось. Дожили до того, что я воровала булки из булочной и тайком кормила Марусю. На себя продуктов не хватало и в один прекрасный день, упала в голодный обморок…

Густав

На это мероприятие были приглашены все известные художники мира. Лучшая вечеринка для знатоков живописи. Дамы в сопровождении кавалеров распивали дорогое шампанское в обширной гостиной, как на пороге показалась знакомая чумазая девочка, но в гордом одиночестве. Все коллеги стали шептаться между собой, её появление привело всех в ступор.

— Дайте, пожалуйста покушать. Моя сестра не просыпается с самого утра. Я её зову, а она не встаёт, -проронила девочка, у которой был очень голодный вид.

В горле пересохло. Чёрт, здесь журналисты, светское общество. А этот ребёнок будто всё испортил. Но вопреки всему наплевал на принципы и поспешил за ней.

— Где она сейчас? — подошёл к мелюзге, от которой безумно разило отходами.

— В мусорном баке. Вам показать? — взяла за руку, тем самым испачкав мою руку. Какое свинство, надо потом дезинфицировать, не хватало ещё заразу подцепить.

— Густав, вы куда? У нас банкет в полном разгаре! -крикнул вслед, один из приглашённых критиков. Уже вижу пестрящие колонки в газетах, с обсуждением этой замарашки.

Долго мы бродили по городу, но всё же отыскали ту заброшенную помойку. Сердце сжалось, когда достал из мусорного бака безжизненную девушку. Такой она мне совершенно не нравилась. Пусть лучше грубит, спорит без конца, но подает признаки жизни.

— Сколько она не ела?

— Кажется, три дня, сэр! — грустно вымолвила девочка, заставляя меня чувствовать, а я уже давно позабыл про это качество, -не выпускаю из объятий склочницу, вдыхая аромат её волос, несмотря на всё они пахли пшеницей.

Водитель Лимузина помог её затащить в салон и накрыть одеялом. Надо было торопиться, связался с врачом, который уже дожидался на квартире. Привозить пигалицу в дом, опасно, на данный момент там много светских персон. Сделали нужный укол теперь, она точно не умрёт.

Душ помогла ей принять домработница, а я пребывал на кухне, попивая утренний эспрессо. Ребёнка покормили, осталось разобраться с неряхой. Заходит в одном полотенце, и начинает возмущаться.

— Вы? Опять насильно удерживаете у себя? Что за квартира? Притон для шлюх?

— Ротик свой закрыла и быстро села за стол! Понято, разъяснил, полоумная? — повысил на неё тон, вчера испугался за здоровье дурехи.

— Не смейте командовать, я не ваша подчинённая. Ешьте сами свой омлет!

— Послушай, лахудра с убогими прядями! — надвигаюсь на неё, а она отходит назад, придерживая и без того короткое полотенце. — Из-за тебя пропустил банкет на сто человек. Советую меня не злить, а послушно принять завтрак! Я не привык повторять дважды. Далее с понедельника мадемуазель Лопухина, она же пышечка вы выходите на работу уборщицей в мою компанию.

— Нет, и ноги моей там не будет. И еду свою заберите. От вас не нужны жалкие подачки. Гусак! — протестует, в такие минуты её безумно хочется наказать. Например, нацепить наручники на запястья и запереть в спальне, где на протяжении всей ночи выбивать гонор, и заставить уважать хозяина.

— Садись за стол, замарашка! — разглядываю её мокрые пряди, которые не прочь потрогать на ощупь. У неё необыкновенный цвет волос, и уже сейчас понятно, что натуральный.

— Нет, говнюк с похотливыми глазами! Ешь сам свою баланду! — снова раскричалась, и тут полотенце падает на пол, и она остаётся полностью обнажённой…

ГЛАВА 6

Натали

Ох, этот извращенный взгляд, который не перестаёт раздражать. Да, и сама хороша, не в силах на него наглядеться, подонок обладал аристократическими чертами лица. Но тот ещё хам с огромной короной на голове.

— Решила соблазнить? Не позорься, подними полотенце. Сейчас ослепну от такой уродливой фигуры! — только что облил грязью, да у него кажется совсем нет совести.

— Что? По-вашему я специально его уронила? — быстро сориентировалась и схватила красную махровую тряпку с пола.

— Естественно, чтобы совратить меня. Но я не падкий на страшил. В моих покоях есть любовницы и каждая краше другой. А тебя считаю посмешищем, которое верит в свою красоту. Спустись на землю, пышечка. Искусство не терпит убожеств вроде тебя! — заявляет всё уверенным тоном, будто он руководит судьбами других. Я с каждым днем презираю этого мерзкого типа всё больше.

— Всё сказали? А теперь выдайте моё старое тряпье и я отчаливаю отсюда, потому что находиться с вами не желаю! — ринулась к двери, которая моментально закрылась перед носом. Хорошая однако у него реакция.

— Плешивая оборванка, предупреждаю в последний раз, не зли меня! Завтра в девять часов жду в компании. Здание располагается рядом с торговым центром, где одна неряха провалилась на кастинге!

— Мне не нужна ваша работа, тем более ради которой должна сосать член одному заносчивому кретину. Обойдётесь, не жирно ли? — закуталась в полотенце и снова начала с ним спорить, а он рассмеялся, неужели тиран способен хоть иногда снимать маску с лица.

— Насколько же наивная провинциалка. Кому нужен твой минет? В особняке просто издевался, я повторяю, серая мышка с толстыми щеками меня не привлекает! — нелестно выразился в адрес моей внешности, походу у него вошло в привычку.

— Тогда откуда такая щедрость? Наймете на работу беженку без документов? — веду с ним дискуссию, а сама злюсь на его отношение ко мне.

— На одну кудрявую балаболку наплевать, она даже не стоит моего времени. А вот голодная девочка очень тревожит. В любом случае я не должен отчитываться перед подчинённой. Останешься в этой съёмной квартире. Как будешь за неё платить разберемся позднее. Возможно, выполнять двойную нагрузку! Лафа закончилась, захочешь съесть лишний кусок хлеба, булки растрясешь и будешь пахать на своего господина! Неряха! — вызывающе шепчет в мои губы, я ненавижу его до чёртиков.

— Ножки уже сейчас целовать, Гусак? — довольно часто стала употреблять то прозвище оно ему к лицу как не зря кстати.

— Следи за речью, грубиянка, а не то и пыль заставлю слизывать с ботинок! Закончили беседу, я итак потратил драгоценные минуты на вшивую особь! Продукты в холодильнике, мой дворецкий расщедрился и закупил самое необходимое. Поэтому, нажирай попку дальше, пышечка Натали! — специально наклоняется близко к губам, а я как завороженная уставилась в его зелёные глаза. Они очаровывают меня и злят одновременно. Странное ощущение… — И даже не думай мечтать обо мне! Таких голодранок на дух не переношу.

— Мечтать о вас? Кому понравится чукча с кистью?

— Будем считать это в первый и последний раз. Заруби себе на носу, я твой начальник, который очень строгий и будет жестоко наказывать за каждую провинность! — оттолкнул от себя, а у самой двери произнес надменным тоном, сколько же в нём желчи. — Я был прав, твоя задница в ужасном состоянии, заросла в целлюлите. Вот как раз толстый кусок сала удалось рассмотреть! До встречи, Натали. Только не злись, и не налегай на сладкое, а то она ещё шире станет.

Заставил всю покраснеть. Сама ненавижу свою пятую точку, а он напомнил про её недостатки. В голове не укладывается, как мы с ним сработаемся, если на дух друг друга не перевариваем. Покинул квартиру и я облегчённо вздохнула.

— Смотри какую уютную квартиру дядя Гусак подарил!

— Ага, подарил? Мне придётся трудиться в поте лица, чтобы собрать деньги на квартплату. Скажи, зачем к нему пошла, Маруся? — накинулась на сестру с вопросами.

— Кушать захотелось. А он оказался добрым дядей и не бросил в беде. Знаешь, как переживал, и целую ночь держал тебя за руку, чтобы пришла в себя! — доложила девочка всё в подробностях.

— Никакой он не добрый, нашёл дешёвую рабочую силу. Ненавижу его каждой клеточкой души. С первой же зарплаты разберусь с документами и покину этот город и позабуду про дьявола, как о страшном сне! — конкретно обозлилась и поспешила надеть одежду, которую нашла в шкафу.

Утро не заладилось с самого начала, конечно же, проспала на целый час и появилась в том самом холдинге в районе половины одиннадцатого. Поправляю блузку с юбкой и нервно дожидаюсь в коридоре. Решила взять на себя смелость и постучать в дверь. Постучала раз, два… Ноль эмоций. Что ж в наглую повернула ручку, и лицезрела такую картину. Подонок Гарибальди развлекался с худощавой девицей на столе. Какой стыд…

— А вот и рабыня пожаловала! Неужели получилось оторвать толстую задницу с постели? Похвально, Натали! — застегнул ширинку на брюках и грубо обошёлся с девицей. — Ты мне наскучила, убирайся!

Бедная девушка, чуть не навернулась на каблуках, ускоренно напяливая платье.

— Ну так с чего мне начать, о великий тиран?

— Кто разрешал рот открыть? Стой смирно и слушай. Упустишь хоть малейшую деталь, мало не покажется, оборванка. Пункт первый каждый день приходить в пять часов утра. Проспишь хоть на одну минуту, ремня по целлюлитной заднице не избежать! — стал властно разгуливать по кабинету, продолжая трепать мои нервы.

— В пять утра? Краски нанюхались с ацетоном?

— Я просил не перебивать, или поплатишься! Идея с вылизыванием ботинок, кажется гениальной! Утром начинаешь протирать пыль с каждой картины. Учти, проверю и не дай бог найду грязную! В семь часов утра маленький перерыв, а потом чистка туалетов до блеска. Ну и наконец мытье полов перед началом рабочего дня. Перерыв полчаса, дальше мытье зеркал. Вот здесь, я крайне придирчив, они должны блестеть. Если хоть на одном из них окажутся разводы, пинай на себя, Натали! Приступай, пышечка.

Не знаю, как сдержалась и не выцарапала ему глаза. Такой важный павлин, дать бы тряпкой по лицу.

Последовала в мастерскую, и принялась за работу. Начала с первой картины «Зимний лес». Так засмотрелась на неё, что случайно задела локтем банку с красной краской. В считанные минуты написанный холст был испорчен… И в эту самую минуты заходит Гарибальди.

— Криворукая неряха! Ты посмела погубить мой шедевр? Знаешь, что я с тобой сделаю? — запирает дверь и надвигается хлеще зверя…

Натали

Руки испачканы в краске, и я боюсь вымолвить лишнее слово. Признаю вину. Он, наверное, долго трудился, а здесь случилась такая оплошность.

— Прошу прощения. Я правда не специально, -отхожу назад, главное не оступиться, насколько же он был зол.

— Таких бездарных особей надо всех истреблять. Они портят наше искусство. На колени живо и целуй мои туфли! Я что приказал? — его ледяной тон пробивал насквозь.

— Слизывать грязь с ботинок?! А не жирно ли, похотливый мерзавец?

Вычтите деньги из моей зарплаты и конфликт исчерпан, — несмотря на всё вступаю с ним в спор, а это чревато последствиями.

— Пигалица, что приказал хозяин? Подчиняйся! Заплатит она, даже твоя жизнь ничего не стоит по сравнению с этим холстом. На колени, вшивая сучка! — наклонил лицом к одному ботинку и заставил поцеловать, потом другую. При этом грубо вцепился в волосы.

— Вы обнаглели? Кто так обращается с женщиной?

— Где ты женщину увидела? Так жирдяйка из провинции. Запомни, первый месяц работаешь бесплатно. Криворукая мочалка! Взял на свою голову! — бросился на выход, а у меня слезы потекли градом. Унизил с полна, так ещё никто не оскорблял. Вкус той грязи до сих пор во рту. Пропади, ты пропадом, Гарибальди. Ненавижу всей душой. Он точно дьявол, у которого чёрная душа. С такими мыслями вытерла тряпкой все картины, и приступила к зеркалам, которые располагались в другом зале. Там и наткнулась на девушку с наушниками.

— Новенькая? — выключила она музыку, и обратила свой взор на меня.

— Да, сегодня первый день. Работаю на чукчу с кисточкой, — процедила я сквозь зубы.

— Лихо, ты Густава обозвала. Поаккуратнее, он очень мстительный. Просто соглашайся во всём. Понимаешь, художники очень капризные! — распиналась передо мной, на вид была очень любезной.

— Плевала я на общипанного Гусака, пусть крякает в другом месте. Представляешь, заставил целовать ботинки, мерзкий тип! — жаловалась я на подонка, а она ничему не удивлялась.

— Он любит всеми командовать. Тот ещё важный тип, характер хлеще дьявола. Но божественно красив. Смотри главное не влюбись, потом разбитое сердце по осколкам будешь собирать.

— Влюбиться в него? Никогда. Наоборот испытываю ненависть. И отомщу за то наказание в галерее, накормить бы хоть разок пылью, гад проклятый! — с первым зеркалом разобралась и приступила к чистке второго.

— Не зарекайся. Была у нас тут одна натурщица, так вот бедняжка втрескалась в него по уши. Густав изгалялся как мог, а потом затащил в койку и всё время критиковал. А когда наигрался сполна, бросил. Скучно говорит, осточертело проводить с тобой время, -предостерегла будто от страшной опасности.

— Подлый сукин сын. Привык втаптывать людей в грязь. Прям маэстро живописи, -фыркнула, а она даже бросила комплимент.

— Молодец! Нравится твой настрой. Характер на лицо. Я, кстати, Альбина, личный стилист натурщиц. Поэтому обращайся в любой момент.

— Очень приятно познакомиться. Натали! — улыбнулась ей в ответ. Но хорошее настроение в миг испарилось, когда мимо проходил демон с другим художником.

— Долго лясы точить будешь, неряха? Три лучше, а не то повторю инцидент в кабинете! Работай тряпкой сказал! -отвлекся он от разговора и по-хамски заявил мне.

— А вы тоже заканчивайте нюхать краску, а то вытравите в башке последние извилины!

— Сейчас доведешь, голодранка! Лишу обеда, заодно и похудеешь. Толстожопая, — не упустил случая снова указать на мой недостаток.

Не успела бросить колкий комментарий, уже как след простыл. После полудня ноги отваливались от усталости. Ещё с мытьем полов не разобралась. Его бы шваброй заставить махать, важный индюк. Выжимаю тряпку, как до моих ушей доносится чей-то плач. Любопытство взяло верх и я осмелилась проверить. Забрела в гримерку, где увидела рыдающую девушку.

— Зачем разводить истерику?

— С парнем хочу увидеться, а этот деспот сказал всем в обязательном порядке быть сегодня на балу в восемь. А мой Тима уезжает завтра на три месяца, планировали сходить на свидание, — поведала она о своих проблемах.

— Поговори с Гусаком и объясни всю ситуацию! — поделилась я своим мнением.

— Гусаком? — округлила она глаза, не до конца сообразив.

— Имела ввиду негодяя Гарибальди, -бросила тряпку на пол, посижу пару минут.

— Ты что? Он сразу уволит и ещё даст смачный пинок под зад. Слушай, на ум пришла идея. Не заменишь меня? Всё равно на приёме все в белых масках, а платье с корсетом, и поэтому подойдёт на твой размер, — предложила странную затею.

— Э нет! Мне за полдня идиота хватает!

— Пожалуйста, заплачу сто долларов. Бери, никто не заметит моего отсутствия! Прекрасно справишься, — лихо запихнула она в карман купюру, грех отказываться. Да была не была один демон намекнул, что первый месяц придётся трудится бесплатно.

Согласилась подменить Изабеллу, успели познакомиться накануне. Кошмар. В этом пышном розовом платье очень некомфортно, и маска невыносимо стягивает лицо. Прибыла на праздник в районе восьми, где было столько фотографов, и других известных личностей. На глаза попались наши натурщицы, во главе которых придурок Гарибальди. Вырядился сегодня в белый костюм, предпочитает строгий стиль, лишь бы похвастаться своим богатством. Я пригубила немного шампанского, как услышала знакомый тембр голоса.

— Изабелла, твой голый портрет приобрёл один известный олигарх. Он чуть с ума не сошел от такой красоты. Богиня, спустившаяся с небес. Идём, хозяин щедро отблагодарит тебя! — принял за ту девушку и заманил в тёмный коридор. Тут же снимает с меня маску. Наши губы так близко, боже что сейчас случится…

— Нет, не делайте этого! — поздно сопротивляться, он жадно меня поцеловал, и в миг сладкое наслаждение разлилось по всему телу. Поцелуй был настолько ласковым и нежным, что задрожали колени. Не хотела прерываться, но тут внезапно включили свет и он…

ГЛАВА 7

Натали

По его нервному дыханию догадываюсь, что произойдёт. Так и знала, что не стоило соглашаться на бредовую идею. А теперь мне придётся оправдываться перед заносчивым козлом с большой манией величия.

— Кто позволил сюда прийти, замарашка? На квартире не удалось меня соблазнить решила выбрать другую тактику? Сними платье, толстуха, оно не для твоих форм! Убожество! — новая порция оскорблений из его уст, доводит до белого каления.

— Совратить вас? Смею напомнить, это вы меня поцеловали, к тому же против воли. Гусак! — отстаиваю свою честь.

— И испытываю отвращение от твоей вишневой помады. Тьфу. Не привык повторять дважды, снимай наряд, который был сшит для другой нимфы! — раскричался, будто наступил конец света.

— Хорошо, его величество не воспитанный сукин сын. Вернусь, не успеете оглянуться, — ринулась в уборную, но он преградил путь.

— Раздевайся здесь! Немедленно, неряха, которая пожалеет, что пришла без приглашения.

— Не тресните от важности? Щеголять своими обнажёнными формами перед вами не стану, — нагрубила ему, сто раз пожалев, что согласилась на эту затею.

— Тебе, что приказал господин? Настырная девка будешь по струнке ходить! Снимай платье! — прожигает взглядом, от которого бросает в пот. Вот же довелось познакомиться с подобным развратным экземпляром.

— Я вам не рабыня! Дайте пройти!

— Осточертели твои фокусы, Замухрышка, которая думает, что обладает фантастической красотой, а на деле жирдяйка! — вцепился рукой в капну моих волос, и потащил в неизвестном направлении. Думала все пряди вырвет, омерзительный тип. Завел в помещение, где располагались те самые зеркала. И нарочно запер дверь. Приближается, замышляя нечто ужасное. А я едва стою на каблуках, и пытаюсь не запутаться в длинном подоле.

— Я, кажется, приказал раздеться. Выполняй!

— Кто вам сказал, что имеете права мной командовать? Выпустите! — ринулась к двери, но он быстро отреагировал и развернул к себе.

— Плешивая дрянь, запомни выбью из тебя весь гонор! — подвёл к зеркалу, и встал позади. Ускоренно расстегнул молнию на пышной юбке, потом перешёл к корсету. А потом с жадностью раздел до трусов. Сумела отреагировать, и вовремя закрыла голую грудь руками, а самой невыносимо было смотреть в зеркало. Там отражались плотоядные глаза, которые рассматривали с особым интересом.

— Убери руки!

— Нет! Только попробуйте. Извращенный негодяй! — только успела вымолвить, он насильно развёл руки и ему в зеркале предстала моя пышная грудь третьего размера. Она от природы такая и доставляла массу хлопот. Сложно было подобрать бюстгальтеры. И в старшей школе одноклассники подкалывали, что у меня невероятно большой бюст. Чувствую стыд и унижение. А ему понравился данное зрелище.

— Я же говорю обвисшие дойки. Любой художник ослепнет, когда будет писать настолько уродливые формы. Твоя мечта осуществилась, пышечка? Ну же осталось, чтобы хозяин полапал тебя. Для этого пришла на бал, чтобы совратить строгого босса? — бесцеремонно касается ладонями моей груди и начинает тискать.

— Что вы себе позволяете? Нет! — не знала, как вырваться, он был гораздо сильнее и властнее. И пусть я брыкалась, но каждое прикосновение пальцами заставляло дрожать, от нового неизведанного чувства. Секунда две и он насильно притянул к себе, прошептав в мои губы с нескрываемой гордыней.

— Из всех недостатков есть лишь одно преимущество. Твоя душа. Чистая, светлая, которую я с радостью оскверню! Самый лучший подарок для дьявола! — надменно улыбнулся, а потом его губы снова коснулись моих и я ощутила приятную сладость. Обвисла в его объятиях, и полностью отдалась ласке. Он фантастически целовался, заставляя вздрогнуть каждую клеточку тела. А потом отшвырнул, словно испорченную вещь.

— Пора вымаливать прощение, неряха с толстым салом на заднице! Начинай облизывать ботинки, живее я тороплюсь. Журналисты заждались, — проявляет грубость у него нет ни капельки сострадания.

— Тряпочкой воспользуйтесь. Или побрезгуете испачкаться? — нашла глазами какой-то халат, и тут же его надела.

— Любишь грубое обращение? Запомни, всегда должна подчиняться, или поплатишься! Вылизывай! Считаю до трех!

— Обломись, зажравшийся сукин сын! — дала ему отпор, а он насильно наклонил лицом к правому ботинку. Второй раз вытерпеть унижение не сумею, главное не заплакать перед ним. — Начинай их целовать! Натали! Я не шучу.

— Убейте, но не подчинюсь! — незаметно вытерла слезу, редко плачу, но здесь меня морально раздавили. Каким-то чудом в дверь постучались, неужели я была спасена.

— Считай, что тебе повезло толстуха! Но на этом наш разговор не окончен! В наказание всю ночь будешь драить все мастерские и только попробуй прилечь спать. Плешивая оборванка! Ненавижу подобных особей! — бросил в тёмной комнате.

Долго заливалась слезами, но взять тряпку в руки не решилась. Случайно задремала на полу, очень сильно перенервничала.

В районе шести часов утра удосужилась приступить к уборке, даже избавилась от хандры. С Марусей связалась по телефону и сообщила, что не успею прийти домой. Сестрёнка справится без меня. Подонок Гарибальди, настолько жесток, что совсем не умеет обращаться со слабым полом.

Занималась чисткой окон, бросая взор на написанные холсты, как в одну из мастерских зашёл художник.

— Как теперь выставлять работу на конкурс? Ого! Какая красотка. Девушка, вы кто такая?

— Уборщица, сейчас скроюсь с глаз! — забрала ведро с подоконника, а сама поторопилась к выходу, но он остановил.

— Я никогда ещё не видел настолько обворожительных девушек! Не хотите поработать натурщицей? — высказался он с улыбкой на лице.

— Чего? В вашем разврате участвовать не стану! — на отрез отказалась, не хватало ещё иметь дело с извращенцами.

— В купальнике. Не откажите, пожалуйста! Вот, переодевайтесь! — распахнул дверцу шкафа и выдал мне шикарное бикини.

Быстро переоделась и показалась ему в полной красе.

— Божественно! Присаживайтесь и распустите, волосы. Какая ослепительная красавица! — не переставал хвалить, подняв настроение. Не надо было щеголять голыми формами, хоть на миг почувствую себя нормальной девушкой, а не вшивотенью об которую вытирают ноги. Художник взял мольберт, и уже приступил к созданию шедевра, как внезапно дверь распахнулась и восстал Гарибальди… Смотрит на нас и буквально срывается с цепи.

— Как ты посмел писать её портрет? Тебя уволить?

— Господин, она же одетая!

— Плевать! Никому не дозволено лицезреть её прелести! Она моя! Только моя. Сволочь. Она переодевалась при тебе? Уничтожу! — налетел на другого художника, и нанес ему удар в челюсть.

Густав

Я избил его до крови, готов был порвать на куски, никогда ещё прежде не просыпался такой гнев. Ненавижу, когда всякие пошлые козлы претендуют на моё имущество. Она именно принадлежит мне.

— Сэр, извините, я понятия не имел, что данная нимфа ваша!

— Не знал он. Передай всем художникам, которые трудятся на меня, чтобы никто без моего ведома не предлагал ей стать натурщицей! — пнул ногой ему в живот, осталось разобраться с девицей.

Специально вырядилась в купальник, чтобы его соблазнить. Словно нашкодившего котёнка потащил за волосы из мастерской. Прямо в коридоре, усадил на подоконник, и пристроился между ног. Её зелёные глаза цвета изумруда, блестят от слёз. Она догадалась какая участь её ожидает.

— Два месяца подряд! Ты неряха, будешь трудиться без зарплаты! Поняла? Решила пролезть в искусство через другую дверь? Переспать со всеми художниками? Наверняка всем уже раздала прейскурант! Не отводи взгляд, смотри на меня! — не в силах на неё на глядеться, она явно отличается от других. Заметил это ещё при первой встречи. Тот шарм, которым она обладает, притягивает остальных мужчин.

— Чтобы у вас язык отвалился! Я не являюсь продажной шлюхой!

— Врёшь, дрянь, по обвисшей груди все, итак, понятно. Не вылезаешь то и дело из постели богатых мужиков. Что клиентура закончилась в родном городе, и решила притащиться в Таллин? Но учти твоя жирная задница никого не впечатлит! — оскорблял её и казалось с новой порцией, причинённой боли, самоутверждался. Сначала она обомлела, застыла, как вкопанная, а после по её совершенной, гладкой щеке скатилась слеза. Думала растрогать, зря старается, я непробиваемый.

Бросилась в уборную, пусть там хоть вся обрыдается. Почему должен переживать на этот счёт. За всем происходящим наблюдал другой художник, тот ещё любитель учить уму разуму.

— Густав, по-моему чересчур с ней жесток. Не нравится, уволь бедную девушку. Зачем попросту мучить? Придумал штрафные работы? — заступился за неё, а мне нисколько не жаль. Должна как и все уважать хозяина, голодранка из провинции.

— Кто спрашивал твоё мнение? Она принадлежит мне и я буду с ней делать, всё что вздумается, пока не обломаю весь гонор и не увижу в хитрых зелёных глазах покорность! — резко ему ответил, а сам прямой наводкой поторопился в туалет. Надо же обливалась горькими слезами. И главное продолжает разгуливать по всему зданию практически в неглиже.

— Живо умыла свое уродливое лицо и пошла батрачить.

— Засуньте вашу должность глубоко в задницу. Ноги моей здесь не будет! — снова выпускает коготки, её сильный характер нельзя сломать.

— Оглохла? Я приказал взять швабру и помыть каждую ступеньку в этом здании. Уволиться она собралась, а кто выпустит? Сейчас вызову полицию и поведаю им в малейших деталях, как одна толстожопая проникла ко мне в дом и хотела его обнести, -снял с себя пиджак и накинул ей на плечи, лицезреть пышную пятую точку нет сил.

— Лгун! Вы сами предложили нам остаться с сестрой!

— Кому они поверят вшивой голодранке или известному Алессандро Гарибальди? — перешёл на шантаж, а она с вызовом бросила на пол пиджак. Долго придётся перевоспитать, очень много гонора.

— Вы чудовище! Всё равно от вас сбегу!

— Заканчивай ныть, пора спину надрывать! — повёл за собой, как скотину. Сам не понимаю, почему настолько сильно презираю эту девушку. Она вызывает во мне целую бурю эмоций. Привёл к стилисту и приказал. — С этого момента, внешним видом этой неряхи занимаешься лично. Если хоть раз придёт в короткой юбке, доложишь мне! Ей разрешено носит лишь брюки, но чтобы ни в коем случае не обтягивали задницу. Чего пялишься, как баран на новые ворота? Исполнять!

Весь день не мог настроиться на работу, всему виной она. Натали, которая не покидает мысли, чёртова девка из провинции. Касаюсь кистью холста, уже неделю не получается завершить работу. Мне художнику, подавай вдохновение. Дверь кабинета скрипнула, и я заметил пришедшую невесту. Вот её мечтал здесь видеть в последнюю очередь.

— Мой дьявол сегодня не в настроении. Кто посмел вывести на гнев? Густав, я скучала, этот шоппинг в Милане так выматывает!

— Элис, я ненавижу, когда меня отвлекают! — грубо убрал её худощавую руку, а сам позвал секретаря.

— Вызывали, господин?

— Да. Пусть Натали немедленно придет. И только пусть попробует ослушаться, так и передай жирдяйке! — разместился в кресле, достав из сейфа сигары, не мешало бы немного расслабиться.

Элис присаживается в кресле напротив, и тут пришла кудрявая замарашка.

— Зачем вы меня звали? — твёрдо заявила, а мой взгляд упал на брюки со свитером. Благо больше никто не посмеет на неё глядеть.

— Начинай полировать туфли моей невесте. Теперь это твоя обязанность!

— А сама она не справится? Мне в галерее нужно убраться! Кто-то разлил три белых банки с краской. Думаю это важнее всякой обуви! — распинается, будто её кто-то послушает.

— Заруби себе на носу! Приказы хозяина не обсуждаются! Приступай! — призывает снова вцепится в её локоны, и насильно заставить исполнить мою волю.

Тяжело вздыхает, но начинает протирать обувь, неужели не ляпнет ни одного колкого словечка.

— Там на показе мод, каждый фотограф мечтал заполучить мой снимок. Они прям устроили соперничество! — докладывает невеста, а я совершенно её не слушаю наблюдаю за покорной Натали. Настолько красива смотрелась. В моём воображении она полностью голая, на коленях делает минет. И так каждый день, пока вдоволь не наиграюсь. Её можно посадить на ошейник и изредка кормить. Чёрт, она даже тряпкой работает соблазнительно.

— Довольно, теперь займись моими! — выдыхаю дым, дожидаясь прихода оборванки. С неохотой приступает к обязанностям, а я еле сдерживаюсь, чтобы не разорвать выданное ей тряпье и не наказать на столе за гонор и похабный характер.

Нас потревожил влиятельный спонсор, поэтому пришлось лишить себя такого удовольствия.

***

После уматывающих обсуждений, спустился на первый этаж, где столкнулся с неряхой.

— И куда собралась? Быстро драить полы! Ночевать не пойдёшь!

— Я всё вымыла! Поэтому обломись, гусак с кисточкой! — дерзит, а я насильно её увожу в кладовку, и специально выливаю на пол зелёную краску, потом голубую и черную.

— Чисто говоришь? Работай!

— И как по-вашему, это оттереть? Вы самый гнусный, и омерзительный художник на всём белом свете! — рассердилась, и в это время дверь захлопнулась… Дёргаю за ручку, бесполезно. Черт и телефон наверху оставил.

— Охрана, немедленно сюда! Дерьмо. Это ты во всем виновата, неряха!

— Я? Забыли, как испачкали пол?! Рожу бы вам намалевать! Ай! Мамочки! — поскользнулась она и случайно задела меня. Мы упали на пол и чуть не соприкоснулись губами. Навалился на неё сверху, не в силах отвести взгляд. Наши щеки испачканы в краске, её в голубую, мои в зелёную.

— Из-за одной бездарной девки, придётся здесь ночевать! Но ничего я накажу её, чтобы в следующий раз не злила хозяина!

Продолжение следует….

Благодарю! На этом ознакомительные главы закончились. 💕💕💕Если вам понравилась книга,  вы можете дочитать ее полностью после оплаты. СПАСИБО) Всего в книге 76 глав