Папочка моего жениха

 

 

 

 

Пролог.

 

— Вика, ну куда ты едешь? Думаешь, в этой столице тебя так просто встретят с распростёртыми руками? — жаловалась моя подруга, она была мне как сестра. Жаль с ней расставаться. И вот сейчас, когда я собираю все свои вещи и прощаюсь с Брянском, чувствую в душе тоску. А как же наша любимая школа танцев, мы же сутками напролёт отдавались бешеному ритму.
— Кристин, я должна это сделать. Мама всегда говорила, что  нужно иметь волю к победе несмотря ни на что! Я должна сделать это ради неё.
— Но там опасно, знаешь какие там жестокие люди. И где ты возьмёшь деньги? Мы с тобой итак перебивались вдвоем, снимали эту квартиру, а сейчас мне придётся переехать к Степану. Он такой бабник, не любит он меня Вик.
— Вы постоянно ссоритесь, потом миритесь это любовь. Смотри, — достаю я журнал с анонсом на кастинг. — Здесь говорится, что они ищут приму для их нового шоу «Белый ангел». Как ты думаешь, я подойду на эту роль?
— Конечно, с твоей харизмой, но с этим жестоким миром, трудно пробиться. Можно долго мечтать о счастье, но оно так и не исполнится.
— Я должна попробовать, скопила немного денег. Думаю, пройду этот кастинг и сразу же поселюсь у них в общежитии. Пожелай мне удачи! Ну, пожалуйста, ты не представляешь, как я буду скучать по нашим детдомовским проделкам. Ведь когда мамы не стало, ты заменила мне сестру. — целую я свою подругу в щеку, слёзы, льются градом, мы на протяжении десяти лет так и не расставились. И сейчас, когда нам уже по двадцать одному году, хочется новых открытий. В крови будто просыпается бешеный адреналин, хочется страсти, такую какую испытываешь в танце. Меня зовут Виктория Звягинцева, и это моя история. С детства я мечтала стать артисткой большой сцены, а точнее танцевать перед зрителями. Помню, мама в возрасте семи лет привела меня на одно выступление, и тогда я потеряла голову. Как грациозно партнеры изображали всю любовь и непередаваемое желание в танце. Первые движение я начала разучивать сама, а потом мне стала помогать мама. Она не случайно выбрала такое имя для меня. В нём хранится победа, никогда не останавливаться на своём пути, добивать своей цели, чего бы этого не стоило. И сейчас я заплетаю свою шатеновую косичку и вижу в отражении свои счастливые карие глаза. Я посвящаю эту поездку моей мамочке, которая несмотря на ужасную болезнь смогла подарить мне главное — свою любовь. И пусть всего десять лет она была со мной, но я не забуду её  никогда.

 

Глава 1 Хуже дьявола.

От лица Виктории

Поезд останавливается на вокзале, столько эмоций я не испытывала за всю свою жизнь. Помню, как много девушек рассказывало, что Москва манит своими красками, но я не думала, что попаду в плен её красоты настолько сильно. Выхожу из вагона и вдыхаю аромат столицы. Вот  так пахнет победа Вика, ты должна идти к ней с поднятым лицом. Весенний теплый ветерок приятно дует в лицо, кажется, что вся Москва встречает меня своим дружеским приветом. Нельзя терять ни минуты, нужно срочно найти адрес с кастингом. Достаю телефон  и ищу фото, которое я сделала накануне. Нужно ехать в самый центр, главное не потеряться в этом большом городе. Выхожу в сторону автобусной остановки, сколько же здесь скопилось народу, такое впечатление, что люди опаздывают. Кто-то торопится сесть в такси, огромная очередь в одном бистро. Нет, такого точно не встретишь в нашем маленьком городке. Какой-то таксист останавливается около меня, я его даже не успела заметить.

— Садись довезу, куда скажешь.

— Мне нужна улица Восточная , вы знаете такую? —  мой голос немного дрожит, столько волнения в первый же день моего приезда. Мне всё здесь незнакомо, будто я приехала в другой мир.

— Ну, кто же не знает, наверное на кастинг приехала. Вот уже неделю в нашу столицу столько красавиц приехало, и все уши прожужжали про этот конкурс. — открывает он дверь своей машины и приглашает меня в салон.

— Значит, конкуренток у меня будет, хоть отбавляй. — грустно посмотрела я на дорогу.

— А то. Знаешь, какой там монстр. Он ведь так просто не пропустит в его кардэбалет. Помню одну девчонку вообще до слёз довёл. Сказал ей, что она якобы  слишком толстая, а девушка была кожа, да кости . Там такие бешеные тренировки, да он их на тот свет загонит, — жаловался водитель и при этом немного сбавил скорость, мы попали в пробку. А чему удивляться, это же Москва.

— Вы так хорошо знаете условия конкурса?

— А как же не знать то, моя племянница дурочка проходила у них кастинг. Так они столько крови у неё попили, что потом мы лечили её нервную систему знаешь сколько времени. Ой, да не связывайся ты с ними, как тебя зовут?

—Я — Виктория, — улыбаюсь водителю, а он при этом ругается на машину, которая хотела нас обогнать.

— Вот куда вылез, точно права купил. Какое имя! А я — Володя, а можно просто Вова, работаю таксистом в Москве вот уже десять лет. И такого в этом городе повидал, что просто не написать в романе. Так что мой тебе совет, поступи ты в какой-нибудь институт, и забудь про этот конкурс

— Знаете, я должна это сделать ради своей мамочки. Понимаете, она всю жизнь мечтала побывать на сцене. Она жила танцами. Всегда мне говорила, что всю боль можно излечить, достаточно просто включить любимую мелодию и уйти с головой  в танец. Поэтому, если я не попробую свои силы, точно спать не буду.

 — Ну что сказать. С такой железной верой, да ещё с такой внешностью, глядишь разжалобишь нашего монстра! Удачи Тебе Вика, отомсти им всем за нас! — обнимает он меня, и я хочу уже расплатиться, как он меня останавливает.

— Не стоит, вижу, что денег у тебя итак мало. Как же ты напоминаешь мою Сонечку, жаль, что сейчас её больше нет! — он прослезился, а я сглотнула непроходимый ком.

 — Мне очень жаль, простите, я не хотела.

— Не обращай внимание на меня! Выше нос, давай вперёд к победе. Вот станешь известной, и потом я возьму у тебя автограф, поняла меня? Кстати, мы приехали— указывает он мне на высокое десятиэтажное здание и я открываю рот от неожиданности.

— Это здесь проходит конкурс?

— Да Клуб Дансэра,  здесь все танцоры учатся, живут и работают. А кастинг вроде на пятом этаже. Ладно, мне пора! Самое главное не смотри этому монстру в глаза, и тогда всё у тебя получится— прощается со мной, а я со страха сжимаю свой телефон. Как-то страшно будет танцевать перед этим монстром. Правда я пока не знаю, как он выглядит.

 

 

Глава 1(часть вторая)

 

От лица Виктории.

 

От лица Виктории.

 

Перебегаю улицу в неположенном месте, и едва не падаю под колеса машины, какого-то господина, который не перестает на меня орать.

— Дура, ты видишь куда идешь? Ну,почему такие дебилки попадаются с утра? — его тон доводит меня до белого каления. Откуда такая жестокость.

— Простите, я не видела вас!

— Не видела она!  Не бось торопишься в тот самый кордебалет, ну давай флаг в руки! — уехал он, и это уже второй человек, который с таким отвращением говорит про это место. Набираю в легкие воздуха и подхожу к главному входу. На афише изображены пять девушек в эротичном нижнем белье, а в центре один зеленоглазый монстр. Он будто пронзает меня насквозь.  Когда я читала анонс, не думала, что здесь будут эротические танцы. Но то как все эти девушки смотрят на меня с плаката захватывает дух, они будто пронизаны духом танца. Как же я хочу стать одной из них, каждый день на рассвете просыпаться только с мыслью о тренировках. Я готова пойти на всё, что угодно , но только  пройти это кастинг. Захожу в здание, на первом этаже всё выполнено в историческом стиле. Такое впечатление, что я попала в дворец. Шикарный кожаный белый диван. На стенах обои в цвет крем-брюле. Повсюду суета, какая-то девушка в концертном костюме ругается с парнем примерно моего возраста.

 — Нет, ну в каком месте я поправилась? Мне что теперь вообще нельзя  есть сладкое? У меня был день рождение. Я съела всего один кусочек торта.

 — Не обращай внимание, он просто псих, ну это же Рубен. Ты же знаешь какие у него в голове тараканы! Иди ко мне любимая! – целует он её в губы, и она сразу же улыбается, довольно милый жест со стороны,  потом я вижу высокого   мужчину, он несет в руках какие – то декорации и что-то отвечает по рации. Боже я что попала в какой-то другой мир? Как же выдержать весь этот день с гордостью. Хочу уже узнать, где будет проходить конкурс, как  ко мне подбегает девушка с белым каре.

— Ты новенькая?

— Я ? Да, а что? – пришлось соврать, она так быстро спросила, что я не успела определиться с ответом.

— Ты не отнесешь эти документы на девятый этаж? Понимаешь, если я опоздаю на репетицию, он меня потом на две недели отстранит.

— Конечно, но я не знаю, где это находится! — от такой просьбы у меня идет кругом голова.

— На девятом этаже, от лифта первый кабинет направо! Пожалуйста, все игнорировали мою просьбу! Кстати я Глаша, а ты?

 — Виктория.

— Имя просто класс. Удачи на конкурсе! Ты должна ему понравится! — убегает, но я успеваю у неё спросить.

 — А в каком кабинете он проводится?

— В 204-ом, там не запутаешься, на пятом этаже, большой концертный зал.

Бегу к лифту, и смотрю на часы. Чёрт, без пяти два ! Ровно в два начнется отбор, я была тридцатая участница. И если опоздаю, то на моё место придет другая.  Благо лифт не пришлось слишком долго ждать, захожу в кабину и мысленно отсчитываю секунды, как же я хочу здесь тренироваться. У меня мурашки по коже от этого места. Здесь будто отдельный мир со своими условиями и нравами, вот только не очень мне нравится, что все шарахаются этого Рубена. На девятом этаже захожу в нужный кабинет, который оказался пустым и оставляю бумаги на столе. Теперь надо пулей дуть на пятый этаж. Случайно сталкиваюсь с одной девушкой, у неё все документы разлетаются и падают на пол. Лихорадочно начинаю их собирать, вижу, как она недовольна.

 —   Куда так бежать?

— Я просто опаздываю на конкурс, впервые здесь.

— Можешь не торопиться, он выберет только тех, ну которые слишком сильно ему понравятся. Тут мало того, что нужно обладать фантастической внешностью, так еще двигать грациозно своими ножками. Он дьявол, мастер танца! — от её слов на душе не становится легче, будто эта сама судьба ставит мне палки в колёса. Ну, нет я не куплю  билет на поезд, у меня итак денег впритык. Смотрю на часы, уже пять минут третьего, ну не станет он меня ругать из-за каких-то пяти минут. Забегаю в нужный зал и вижу , слишком красивых девушек, они будто сошли с обложки журнала. Все не перестают смотрятся в зеркало. А потом я вижу одного мужчину, того, который был на плакате. Он одет в тёмные джинсы, и весь этот образ дополняет пиджак. Глаза осматривают с вожделением, каждую претендентку, и когда его глаза встречаются со мной, я чувствую дикий мороз по коже.  Он как-будто уже проглотил меня и сейчас выплюнет косточки.

— Всем встать в ряд. Я хочу на вас посмотреть —  от его голоса я едва сдержала своё  сердцебиение, которое могло выдать мое волнение. Он заправил свои рукава, и  стал расхаживать по сцене.

— Меня зовут Рубен Олегович, и я вкладываю в это шоу миллионы. Даже сами звезды раскупают билеты на это эротическое представление! И мне нужны не просты девушки, я ищу богинь, которые будут буквально завораживать своим танцем. Я отберу из вас только десять красавиц. Но сначала мне придётся  проверить вас на прочность, — когда он говорил, все девушки с непередаваемым восхищением рассматривали его. Он был божественно красив, в сочетании с подтянутом телом, это выглядело грациозно. Неудивительно, что он танцор. Все девушки с открытым ртом молились, чтобы он их заметил. Но дальше началась  борьба, демон показал своё истинное лицо, похуже самого настоящего дьявола. Только бы не упасть от тона его гонора. Подходит к первой девушки, и смотрит на её поднимающуюся грудь.

 — И сколько денег ты потратила на силикон?Мне нужна естественная красота, а если я захочу создать концерт кукол я тебе позвоню. Пошла вон! — стукнул он её по плечу, и девушка с расстроенными глазами убежала из зала. Прекрасное начало кастинга, тут ничего не скажешь. Потом смотрит на вторую, его ледяной взгляд острее самого ножа, но  как же он умеет накалять обстановку.

— А как широко ты умеешь раздвигать ноги? А ну, села на шпагат! — от его вопроса, я едва  не подавилась. Ну это же надо до такого додуматься?

— А я, не умею. Я занималась бальными танцами.

— Что? Нет ты повтори? Ты не умеешь читать? Моё шоу эротическое. И ты что собираешься опозорить своим меня страшным личиком. Пока  матрёшка! — отходит от неё, странно смотрит на третью, четвёртую.  Наверное, он дал им возможность попробовать свои силы. А дальше  по какой-то случайности у  меня из рук падают ключи. Ненавижу эту связку, она такая огромная, что стоит только её уронить, все на меня оборачиваются. Что собственно здесь и произошло. Мерзавец переводит на меня взгляд, и я тону в омуте зелёных,  нет, тёмно-зеленых глаз. И перестаю дышать.  Он будто Люцифер. Я уверена, что когда его глаза злятся, они имеют слишком тёмный оттенок, чернее ночи. Дрожащими пальцами я поднимаю эту связку, а монстр  направляется ко мне. Ой, что сейчас будет. По его тону, и как он любит оскорблять девушек, я уверена, что мне слишком сильно достанется. Поправляю выбившуюся прядь. И когда его взгляд останавливается на моих губах, ей-богу я онемела.

— А это кто у нас? С виду похожа на девственницу Золушку. Ты вообще знаешь, что такое эротический танцы?

— Как же не знать! Дайте мне возможность и я продемонстрирую вам свое мастерство!  А раздвигать ноги может каждая!

—  Но ты забыла главное условие моего проекта  танцевать практически голой! Уверен, что ты испугаешься даже снять бюстгальтер!  Снимай, или ты не будешь участвовать в кастинге и я помашу тебе ручкой.

 —  А причём здесь моя грудь? Разве так проверяется талант? — смотрю в его глаза, а он делает шаг ещё ближе ко мне, и буквально забирает всё моё дыхание.

—  Соски это самое важная деталь шоу «Белый Ангел». А в друг ты тоже вся из силикона. Вот смотрю я на твои губы, и думаю, что ты их накачала! Может мне проверить? Снимай бюстгальтер, или пошла отсюда прочь!

 — Я не стану этого делать.  Почему я? Пусть остальные снимут! – дрожу, и он чувствует запаха моего страха и бешеного волнения.

 — Мне сделать это  самому? – шепчет он мне на ухо, и я у меня закружилась голова. Что же делать? Я вообще впервые сталкиваюсь с таким подлым мерзавцем, как это Рубен. Он будто ждет моего провала. Все девушки переглядываются, и закрывают рот рукой. Не думала, что всё так быстро обернется против меня. Главное не смотреть в глаза этому зеленоглазому монстру.

 

Глава 2 Отбор

 

От лица Виктории.

Таких опасных зелёных глаз, я прежде не видела. Столько власти, аромат свободы, когда тебе всё можно. Теперь понятно, этот сукин сын погубил не одну бедную девушку.
 —  И долго я буду ждать? Как ты собираешься выступать в моём шоу, если ты не в состоянии даже продемонстрировать свои соски!  —  его наглый шепот, вводит меня в краску, прежде, не раздевалась вот так просто перед незнакомым мужчиной. Неужели я прямо сейчас опозорюсь?Смотрю, вдали зала собралось жюри из трёх человек. В центре какая дама в очках, а по обе стороны от неё, двое мужчин в тёмных костюмах. Тянусь к застёжке, трясущимися пальцами хочу уже избавиться от атрибута моего нижнего белья, как слышу спасательный голос.
 —  Рубен, она же сейчас упадёт в обморок от страха. Дай её возможность проявить себя!
Он опускает взгляд на мою поднимающуюся грудь, его глаза чёрные, как ночь. Если сначала они были такие зелёные, обольстительно красивые, то сейчас, они напоминают мне жуткий ад.
  — Ты прав Андрей, давай дождемся её позора на сцене.Уже не терпится посмотреть  горячее представление этой бездарности! Уверен, что мы получим массу удовольствия!  —  отходит он в сторону, и потом шепчет на уху помощнику, которой внезапно оказался на сцене.
 —  Итак, остаются пятнадцать девушек. Громова Алла, дальше Чуева Люба,  —  произносит эти имена, а у меня бешено колотится сердце. Ко мне сразу подбегает девушка, которая была в нашей очереди одиннадцатой. 
 —  Да уж, ну и сволочь же этот Рубен. Видела бы ты его довольные кошачьи глаза, да он извращенец, небось просто возбудился и решил вдоволь на тебя насмотреться. Меня, Лера зовут, наверное, он меня не отберёт.
 —  Я — Виктория, можно просто Вика. Каждый достоин победы. Не понимаю, за что он так груб со мной?  —  смотрю в зал, этот демон как раз занял место со всеми членами жюри, я уже надеялась собрать все свои вещи и возвращаться в родной Брянск, как услышала своё имя.
 —  Звягинцева Виктория!
 —  Ты прошла! Давай, надери ему задницу! А то ишь чего захотел! Посмотреть грудь, пусть порнуху смотрит.  —  прощается со мной, потому что не прошла. Это самый грустный момент, услышать это коронное «Пока». После такого вряд ли захочется вообще думать о большой сцене.
 —  Все конкурсантки постройтесь!  —  взяла в руки микрофон дама из зала, наверное она имеет немалую власть в этом шоу.  —  Сейчас каждая из вас покажет танец, который приготовила на этот отбор. Именно от него зависит ваше дальнейшее участие в шоу «Белый ангел»
Ноги трясутся, волнение охватывает меня с головой, я так долго репетировала этот номер и сейчас я выложусь на сто процентов. Как говорила мне мама, я уже победитель. Если я набралась смелости и приехала в эту столицу, значит я сильная, и никакой зеленоглазый монстр меня не сломит.Прячемся за кулисы, сейчас на сцене станет слишком жарко. Я выступала самой последней, а это слишком тяжело. Девушки, бегали по гримерке, как сумасшедшие.В сотый раз смотрели в зеркало, поправляли свои волосы, макияж. Да зачем всё это нужно? Главное мастерство, а тут они будто собираются на конкурс красоты. Достаю из рюкзака наряд, который я заготовила перед отъездом. В нём не было ничего особенного, просто белая юбка-шортики, с не менее прекрасным топом.  Заправляю свои волосы в пучок, и едва успокаиваю свои нервы. На этом конкурсе мне не удастся найти подруг. Уверена, что каждый так и норовит подстроить другому очередную гадость.
 —  Девушки! Вы готовы? Рубен уже нервничает! Что на тебе надето?  —  смотрит на меня та дама очках. В её руках папка, она готова разорвать её в клочья.
 —  Это мной наряд!
 —  Нет, ты что совсем спятила? Посмотри на всех остальных.Они надели купальники! Нам же надо хорошенько рассмотреть твоё тело. Вот выведешь Рубена из себя, я тогда посмотрю, как ты запоешь!
 —  Дайте мне возможность станцевать.Понимаете, там откуда я приехала мы так просто не раздевались!  —  после моего объяснения девушки взорвались от смеха и стали меня обсуждать.
 —  Точно девственница Золушка! Ты хоть раз с кем-нибудь спала?  —  ядовитый смех, выводит меня из себя, мало того,что здесь правит всем дьявол, так ещё они пытаются меня унизить. Меня уже раздражает эта Москва. Каким-то чудом, тот таксист был приветлив, а эти все ядовитые люди.
 —  Довольно! Первая пошла на сцену!  —  её тон был такой жестокий, как у этого Рубена. Девушки достаточно хорошо подготовились, они были все похожи на богинь, а я будто серая мышь на их фоне.Стоит ли вообще показывать своё выступление? Вика, а где же твой дух победы? Время пролетело так незаметно, что подошла очередь десятой девушки. Каждая прибегала в гримерку с адскими криками.
 —  Вы видели, как он на меня смотрел? Я еле устояла перед его глазами! Какой же он красавец!
Набираю в лёгкие воздуха,сейчас бедная девушка пойдёт на съедение к волку.
 —  Звягинцева, твой выход!  —  поправляет женщина свои очки, а я слышу шёпот остальных девиц. Им всё не даёт покоя мой слишком сдержанный внешний вид. Ноги становятся ватными, ну только этого не хватало Виктория. Выхожу на сцену, в глаза светят прожектора. Стараюсь не смотреть в зал, ведь там сидит самый главный дьявол, человек, который несколько минут назад меня унизил.

 

От лица Рубена.

Поднимаю глаза и вижу ту девицу, которая отказалась снимать свой бюстгальтер. Ну надо же, мы даже не можем выйти на сцену в нижнем  белье! С удовольствием, купил бы ей билет на поезд и отправил из этой чертовой Москвы.
 — Рубен! Как тебе эта Вика?  —  шепчет мне на ухо Андрей, а я готов сломать свою ручку в руках.
 —  Ты про эту замарашку? Идеальное пугало на сцене. Но только ты забыл, что это шоу Богини, и если я выберу её в свой кордебалет, мы понесем такие финансовые убытки, что я потому лишу тебя зарплаты!  —  перевожу взгляд на сцену и замираю. Раздаётся музыка, девушка грациозно начинается двигаться, будто она сама является музой. Она встаёт на мысочки, и кружится словно балерина. Прыжок… И она делает субресо( большой прыжок с задержкой воздухе).Признаться честно, я такого не видел. Мои коллеги раскрывают рот, когда музыка быстро меняется и переходит в более быструю. Она будто поменяла образ и превратилась в дерзкую девчонку.Её танец перетекает в Брек Данс, не думал, что она так быстро перевоплощается в образы. Меняется мелодия, гаснет свет, она включает фонарик и начинает двигаться с ним. Ритм музыки, она заманивает нас всех своей непредсказуемостью.Через несколько секунд, свет появляется и мы видим, как она с вызовом в глазах садится на шпагат. Мои коллеги открыли рот от такого превосходного танца. Глаза этой девчонки встречаются с моими, думает что победила. Последнее слово, всё равно за мной.Подношу микрофон к губам, сейчас оторвусь по полной.
 —  Браво! Я тут смотрю на вас и поражаюсь, вы случайно не участвовали в конкурсе Пугало? Как можно смешивать все танцы в один? Где страсть, где вожделение? Богиня, эта та, которую все хотят трахнуть. Мужчины мечтают о ней. А кто захочет тебя? Ты себя в зеркало видела?  —  специально перегнул палку, посмотрим, как отреагирует эта выскочка.
 —  Рубен! Рубен!  Я с тобой не согласен. Мы за целый год  её так выдрессируем, что мы будем собирать стадионы!
 —  Андрей, мне лучше знать. Я говорю, что её не будет в моём кордебалете! До свидания Виктория, вы нас не поразили своим танцем!  —  покидаю место и выхожу в коридор, мне как раз должен был позвонить сын, всё обижается засранец. Хочу уже достать мобильный, как вижу эту замухрышку. 
 —  Извините меня, я не знала ,что у вас так строго.Современная молодёжь смешивает танцы и я подумала…
 —  Что ты подумала?  —  прижимаю её к стене и  смотрю в её коварные карие глаза. Как же она меня достала за весь день.  —  Меня тошнит от твоих танцев. Но правда есть другой способ, остаться в моём шоу! Ты ведь хочешь стать звездой Вика?
Мои глаза наливаются желанием, уверен, что эта малышка испугается.
 —  Конечно, и что нужно делать?

 

Глава 2 (часть вторая) прода от 17.12.18

От лица Виктории.

От лица Виктории

— И что мне нужно сделать? — задаю вопрос, после которого он улыбается словно чеширский кот. Как же мне не нравится вся эта ситуация, будто я уже в его руках.

— Ты можешь проявить свой талант у меня в кабинете. Я уверен, что эти губы способны сделать фантастический минет! — его дыхание такое горячее, что я едва могу сдержать все эмоции.

— Что? Как вы смеете такое предлагать? По вашему я, что проститутка?

— Да нет деточка, ты просто совсем не умеешь танцевать. И твои смешные движения никогда не прославят тебя! — он коснулся указательным пальцем моего подбородка, и я почувствовала аромат его власти.

— За что вы так со мной? Та девушка, которая выступала передо мной, она вообще упала и вы пропустили её в конкурс!  — на моих глазах появлялись мелкие слезинки, но кажется, этого хладнокровного ублюдка, ничто не растрогает.

— Зато ради участия, она готова на всё, а ты пасуешь перед трудностями. Поэтому или идёшь ко мне в кабинет и сосешь мою конфетку, или валишь домой.

— Но у меня едва хватит денег на обратный билет! Прошу вас, дайте мне шанс станцевать ещё раз. Простите, если я вас обидела — мой голос дрожал, а этот мерзавец коснулся пальцем моей ключицы, и перешёл в область груди. Его ядовитый шёпот мог отравить всё вокруг.

— Как трогательно, сейчас заплачу. Знаешь, ты можешь попробовать проявить своё мастерство в одном знаменитом стриптиз клубе. Там такие богатые клиенты, а если будешь хорошенько раздвигать свои ножки, быстро заработаешь на новую квартирку.

— Но там мужчинам плевать на женские танцы, они просто норовят их оттрахать

— Вот именно.А если будешь послушной шлюхой, то останешься в Москве. Прощай бездарность, ты не будешь танцевать в моём шоу. — его глаза метают стрелы, таких мерзавцем я встречаю впервые.

— Знаете что, пусть сейчас вы победили, но настанет время, когда вас поставят на место! Вы ублюдок! —- отталкиваю его от себя, а он перед тем, как скрыться прочь, мне говорит:

— Удачи Виктория, я уверен, что скоро увижу тебя на большой сцене. Представь такую картину. Ты сосёшь член богатому кретину, в то время, как другой жадно трахает тебя. Вот это пожарче любого танца. Кстати, я могу договориться насчёт тебя. У меня как раз друг открыл клуб, — он перешёл все границы, сейчас я готова разорвать его на части, как с такой внешностью можно иметь самый скверный характер на свете. Даю ему пощёчину, и просто покидаю этот дурдом. Возвращаюсь в гримерку, где слышу ядовитые обсуждения участниц.

— Посмотрите на неё, прям балерина. Думает, поразит всех своей ангельской внешностью. Да в ней нет ничего особенного.

— Может хватит? Вы что думаете, я глухая? Радуйтесь, я покидаю это шоу настоящих шлюх. А ваш Рубен пусть отправляется прямиком в ад! — со всей злости бросаю свои вещи в рюкзак, как же меня достал этот мерзавец. Я ведь совсем ничего не сделала, а он повёл меня хуже, чем с проституткой.

— Ой, да вали уже быстрее! Рубен таких страшил никогда в жизни не пропустит на сцену. — эта говорила та девица, которую он отобрал несмотря на её падение на сцене. Интересно, она сделала ему минет, или он оттрахал её прямо на столе? В горле образовался непроходимый ком, как-то грустно стало на душе. Вот зачем скажите, я покинула свой родной город? Выхожу на улицу и снова смотрю на афишу, не верю, чтобы он не обращал внимание на талант. А кто сказал Вика, что у тебя вообще есть талант. Стыдно перед мамой, но в данной ситуации, я бессильна и никто не поможет мне. Достаю кошелёк, и проверяю сколько денег у меня осталось. На обратный билет наскребу, ну и пусть катится эта Москва ко всем чертям. Если тут в приоритете шлюхи и распутство, то я пас, лучше буду вечно танцевать в нашей школе танцев, но так низко не опущусь. До вокзала пришлось идти пешком, дабы сэкономить деньги на поезд. На город опускались вечерние краски. Яркие фары машин освещали дороги, и как люди могут жить в этом мире? Смахиваю слезу со своей щеки и не замечаю, как сталкиваюсь с тремя парнями.

— Опана какая малышка нам попалась! — окружают меня, оглядываюсь, в этом переулке как назло совсем нет народа.

— Дайте мне пройти, я опаздываю на поезд!

— Так мы тебя подвезем! Вон моя тачка стоит! — шепчет мне в губы самый главный из них, и хватает меня за локоть. Пытаюсь вырваться, но все мои попытки тщетны.

— Руки убрал! Ты тупой или тебе объяснить? — ударяю его между ног, гад скрючивается от боли. Двое других сначала не поняли, что произошло. Пользуюсь случаем и бегу от них прочь, моё сердце колотилось как сумасшедшее

— Догоните эту тварь! Быстрее, я вам сказал! — заорал самый главный из них, а я металась по незнакомой улице. Звонить кому-то бесполезно,  я всё равно никого здесь не знаю. Оглядываюсь и вижу, что они почти настигли меня. Вот за что мне всё это? Сначала этот Рубен, а теперь эти извращенные придурки. Каким-то то чудом на проезжей дороге светятся два огонька, это фары машины. Не зная, что случится дальше, я буквально бегу ей навстречу, резкий звук тормозов, едва не попала под колёса. Из машины выходит высокий парень в тёмных очках.

— Бог ты мой ты не ушиблась? Я же мог тебя убить!

— Помогите мне, пожалуйста! — трясусь, ведь эти придурки почти догнали меня.

— Да ты вся дрожишь. Садись в машину!

— Эй парень, это наша крошка! Губу раскатал, так что мы её заберём! — эти двое подходят к нам, а я прячусь за спину парня, она была такой широкой, будто он был каким-то рыцарем.

— Нет, думаю вы ублюдки, её не получите. И я вам советую убраться отсюда по тихому, пока я не оторвал вам яйца! — посадил он меня в свою иномарку и заблокировал двери.

— Да мы сейчас расквасим твою морду! Сукин сын! — замахивается один из них на моего спасителя, а я закрываю рот рукой. Боже, что сейчас будет. Начинается драка, свирепые волки хотели получить свою жертву, но видимо чудо существует. Ведь через несколько минут двое уродов лежали на улице без сознания. Возвращается в салон, и стремительно заводит мотор.

— Я даже не знаю, как вас благодарить! — едва выдавливаю из себя, как он снимает свои очки. Его глаза пристально смотрят на меня, а он достаточно симпатичный.

— Как я мог бросить в беде такую красавицу. Меня кстати, Максим зовут, а тебя?

— Вика. Ты не мог бы меня отвезти на вокзал?

— Так быстро упорхаешь? А я думал познакомиться с тобой поближе!  — его глаза были полны вожделения. Сжимаюсь в сиденье, а вдруг у него на уме странные мысли?

— Вы остановите здесь, пожалуйста.

— Да не пугайся ты так, я хотел просто отвезти тебя в кафе! Ты зачем приехала в столицу? — остановился он на светофоре, и только сейчас я смогла рассмотреть его голубые глаза, сердце подсказывало, что он не способен на подлость.

— Хотела стать танцовщицей, не важно всё это пустые мечты! — уставилась я в окно и чувствую, как у меня слипаются глаза. Зеваю и засыпаю на его сиденье. Мы ехали по вечерней Москве, самая настоящая романтика. Пришлось довериться этому незнакомцу, как будто у меня был выбор. Слышу его голос, и вскакиваю, как ошпаренная с сиденья.

— Мы приехали!

— Но это не вокзал.

—Тебе нужно хорошенько отдохнуть принцесса, к тому же у меня дома есть, ну слишком вкусный ужин! — он коснулся моей щеки, а я едва могла успокоить своё сердцебиение.

— А это не опасно?

— Не волнуйся, обещаю не скушать сладкую девочку. Ты мне веришь?

 

.Глава 3 Принц?

 

От лица Виктории.


Шикарный микрорайон Москвы, этот парень явно богат, вот что за приключения творятся со мной в этом городе? Вызываем лифт, и он галантно приглашает меня в кабину.
— Ты дрожишь словно зайка! Можно я буду тебя так называть? — прижимает он меня к кнопкам, а я чувствую его настойчивое дыхание. Как-то мне не слишком нравится вся эта ситуация.
— Я думаю, не стоит так прижиматься ко мне. Пока мы не достаточно знаем друг друга!
— Какая застенчивая девушка, никогда прежде не видел таких скромниц.
— Видимо, Москва точно не для меня, потому что здесь общество самых мерзких и напыщенных идиотов! — слова полились рукой, хотя не стоило так откровенно любезничать с этим парнем. Лифт останавливается на шестом этаже, и мне становится как-то не по себе. Открывает дверь, и пропускает меня вперёд.
— Прошу зайчишка, чувствуй себя как дома! Тебе дать пуховые тапочки? — шепчет он на ухо, и я едва сдерживаю себя, чтобы не упасть. Этот парень имеет фантастическое влияние на меня.
— А где у тебя ванная?
— Так быстро, я не против малышка. У меня там есть роскошная пена, ты сразу же согреешься — целует он меня в щеку, ей-богу его губы настолько нежные.
— Я не это имела ввиду,  просто со всей этой суматохой… Как же сложно про это говорить.
— Зайка, я пошутил, неужели я похож на насильника? Не задерживайся, я буду скучать — целует он мою руку, и отдаёт полотенце. В ванной меня ждало самое настоящее зрелище. Шикарное джакузи, и все стены выполнены в цвет морской волны. Ещё час назад моя жизнь висела на волоске, а сейчас я будто оказалась в сказке про Золушку. После бодрящего душа, надеваю махровый халат и выхожу в коридор. С кухни доносится превосходный аромат.
— Цыплёнок с медовым соусом. — ставит он на стол огромную тарелку с едой, а у меня текут слюнки.
— Ой, там же столько калорий.
— Ну, всё понятно. Ты типичная девушка, которая боится поправиться, а я то думал, что встретил особенную зайку, — отодвигает он стул и присаживается рядом.
— Нет, конечно, это просто правило спорта. Я же танцовщица и мне нужно заботиться о лишних калориях.
— А я думал ты плохая девочка, и не следуешь этим правилам! Ну же, попробуй этот сочный кусочек курицы! — передаёт он мне вилку со своим кулинарным шедевром, как же можно отказаться от такой вкуснятины.
— Ну ничего себе, ты прав, это бесподобно!
— Хочешь ещё? Попроси у меня добавки! — коварно ухмыляется он, его голубые глаза слишком соблазнительные. Представляю, какой популярностью он пользуется у девушек. 
— Конечно, раздраконил мой аппетит, и сейчас мой живот урчит, ему срочно нужна эта курица.
— Иди ко мне, ну же не бойся! — берёт он мою ладонь в свои руки, и я боюсь его обжигающего дыхания. Он опускает взгляд на мои губы, а потом шепчет на ухо:
— Поцелуй меня.
— И ты туда же, почему все видят во мне шлюху?
— Ты не права, просто ты слишком симпатичная. Нет, красивая, очень красивая! Я знаю, ты боишься меня, но поверь я не причиню тебе вреда — ласкает он меня по волосам и уже хотел коснуться губами моей щеки, как на его мобильном раздался рингтон.
— Чёрт! — пересаживает меня на сиденье и отвечает на звонок.
— Алло! Был занят. Да представь, у меня тоже много дел. Нет, отец я не стану с тобой встречаться, потому что мы уже всё обсудили! — его голос вмиг стал серьёзным, ведь несколько минут назад он был ещё таким добрым, а тут будто его подменили.
— Отец, пока ты не извинишься перед мамой, я не вернусь домой. Да, мне это важно! Вот как только вы помиритесь, тогда и поговорим. Давай, тебя ждут! — сбрасывает звонок, и тяжело вдыхает.
— Что-то случилось?
— Да так не бери в голову, просто поругался с отцом. Он хочет развестись с мамой, а она слишком сильно страдает! — наливает он себе стакан воды, а у меня пропал аппетит.
— Не переживай, всё наладится. Как тебе повезло, у тебя есть родители, зато я одна в этом мире. Правда у меня есть подруга, но увы, она осталась в Брянске! — подхожу к окну, как он меня обнимает за талию:
— Кто тебя обидел зайка? Я его порву в клочья! — целует он меня в затылок, а я всё любуюсь вечерним пейзажем. Поворачиваюсь к нему и щёлкаю по носу.
— Он слишком опасный монстр и тебе с ним не справиться!
— А если я убью этого злого дракона, ты станешь моей девушкой? — подносит ладонь к своим губам и нежно целует, он такой обольстительный мерзавец, тут ничего не скажешь.
— Хорошо, подумаю, а сейчас мне лучше пойти спать, потому что завтра мой поезд.
— А как же я буду добиваться свою принцессу, если она уедет? Нет, так дело не пойдёт! — не хочет он убирать своих жарких рук с моей талии, его глаза это словно глубокое море, которое  манит там искупаться.
— Так уж вышло, что принцесса на бабах, — убираю его руки, и уже хочу покинуть кухню, как он меня догоняет и прижимает к стене, расставляет руки и пристально прожигает меня ну слишком красивыми глазами.
— И ты считаешь этой большой проблемой? Тебе повезло малыш, перед тобой бизнесмен, у которого есть два спортивных клуба! Правда я пока ещё студент, но  зарабатываю прилично! — он похож на прекрасного белого принца, как я смогла его отыскать в этой жестокой Москве?
— Нет, я не могу пойти на это! Ты итак мне помог, ещё и деньги предлагаешь? Ну, уж нет!
— Я тебя укушу, если ты не согласишься остаться! — приближает он свои губы, и я хочу уже поддаться этой ласке, но что-то меня останавливает 
— Это шантаж, ну зачем тебе такая девушка как я?
— А что если я влюбился в тебя с первого взгляда? Не веришь?
— Так не бывает! Ты обманщик, но не спорю довольно привлекательный! — улыбаюсь, этот парень вызывает у меня всплеск разных эмоций.
— Значит, я понравился нашей Виктории? Тогда осталось всего лишь завоевать её сердце! — он поднимает меня на руки и несёт в какую-то спальню.
— Ах ты извращенец! Я так и знала! — мои крики его только развеселили, он раскрывает одеяло, и кладёт меня в кровать. Целует меня в носик, и уже хочет уйти, как добавляет: 
— Спокойной ночи, зайчонок! А если тебе станет холодно, моя спальня рядом!

Глава 3 (часть вторая)

От лица Рубена.

 

Половина пятого утра, горло болит от изрядного количества виски. Обычно так я люблю заканчивать свою рабочую неделю. Чёртов алкоголь не помогает мне заглушить свою боль, мой сын отвернулся от меня. Мой ангелок, которого я растил, как свою неповторимую кровинку и слышать обо мне не хочет. В этой жизни я презираю абсолютно всех, и только он способен ещё пробудить во мне чувства.

— Рубен, тебе грустно?А я думала что после того минета, который я устроила, ты будешь ещё долго отходить! — сучка  передо мной на коленях, они все на одно лицо. Ради славы, ради бешеной популярности готовы сутками напролёт трахаться.

— А может мне мало. Встала раком! — хватаю её за волосы, и кидаю на кровать, выплескиваю с сексом всю свою злость, ненавижу эту столицу и тот кордебалет, которым я руковожу. Очень часто сын упрекал меня в том, что я отказался от своей мечты, наши ссоры, как тонкие иголки пробивают меня до сих пор насквозь.

— Да Рубен! Ты лучше всех, ты бог в постели! Прошу, ещё! — кричит одна из участниц того конкурса, почему-то сейчас мне вспомнилась та девица, да я бы её хорошенько отодрал в своей кровати. А за её гонор, с удовольствием отшлепал своим ремнем. Я терзал эту шлюху до девяти часов утра, она была полностью без сил, а я настраивался мысленно на разговор с женой. Как же я её ненавижу, впрочем, и всех людишек этого города. После ледяного душа, смотрюсь в зеркало, глаза всё никак не могут отойти от очередной пьянки, пора завязывать бухать ради своего сына. Привожу себя в порядок, и покидаю первый этаж студия Дансера, впрочем, он и был предназначен именно для меня. Бывало так, что я заманивал сюда по пять девушек за ночь, а они умоляли меня терзать их в кровати до изнеможения. Да, я жестокая сволочь, но увы жизнь сделала меня таким. В поганую любовь я никогда не верил, да кто вообще придумал это чувство? Миф, для юных девочек целочек, которые ради дорогих украшений, тачек и всякой этой бабской дури, клялись тебе в любви, а потом переключались на других богатых буратино? За свои 39 лет, я прочувствовал все прелести этой жизни. Уже в 18 лет я стал отцом, и мне пришлось отказаться от своей мечты стать легендарным танцором. Помню, как работал сутками грузчиком, да нам не хватало денег даже на еду. И как только смог отправить сына в первый класс, вновь задумался о сцене. После целых семи лет возвращаться в танцы поздновато, мышцы были уже не те, но страсть блистать и чувствовать адреналин в крови, не покидала ни на секунду. Я буквально по крупицам собирал свой кордебалет, и после того, как на одном конкурсе меня обошёл мой конкурент, я понял, что в этой жизни всем руководит лишь только неимоверная  пачка денег. Но на тот момент, я был никому неизвестным Рубеном Титовым. Пришлось пойти в стриптиз клуб, уже там я смог проявить себя настолько, что денег потом хватило на первую машину и на дорогие игрушки моему сыну. Все готов отдать ради него, но свою жену Оксану я готов был просто застрелить. И сейчас когда моя Инфинити паркуется около пятиэтажного дома, сердце пропитывается болью. Вот как так вышло, что эта сука, простите мать моего сына. Глушу мотор, и оставляю машину в гараже, женушка и не торопиться меня встречать. Открываю дверь и вижу такую картину, она пьяная в стельку лежит на полу с двумя голыми мужиками прямо в гостиной. Ну и семейка, у нас получилась! Браво, прям можно брать пример. Её испуганные глаза встречаются со мной, она знает, что последует дальше.

— Вон пошли! — открываю дверь и выкидываю одного за другим из её любовников на улицу. Пусть мои голодные собаки с ними разбираются.

— Объявился? Какого черта ты здесь командуешь? Тебе значит можно драть своих шлюх в кордебалете, а мне нельзя быть с другими мужчинами? Я между прочим тоже хочу получать удовольствие! —кричит она мне в лицо , а я лишь хватаю её за шею и сжимаю горло так, что она может задохнуться, идеальная кончина её никчемной жизни.

— Ты когда последний раз звонила сыну? Он живёт совсем один, из-за тебя дрянь совсем не хочет совсем со мной общаться! Как ты посмела рассказать ему про наш развод? Может мне напомнить, кто первый пошёл на измену из нас?

— Да! Я переспала с твоим другом, но только так я смогла вывести тебя на ревность. Ведь ты меня совсем не любишь, а я просто хотела твоей ласки. Я же люблю тебя Рубен — встаёт передо мной на колени, она мне стала настолько противна, что боюсь вырвет — И я люблю нашего сына, но он уже взрослый, могу я подумать хоть раз о себе.

— Значит так, быстро взяла телефон и позвонила ему и сказала, что муж так сильно тебя любит. Привёз слишком огромный букет цветов, что у тебя слёзы на глазах. Давай женушка, ты справишься! — даю ей в руки мобильный, а она дрожащими пальцами набирает Максима.

— Алло! Сынок. Да, нет всё порядке. Я просто хотела сказать, что мы с папой помирились. Представь, принёс целый букет роз. Развод? Да о нём и не может быть и речи! — играла превосходно она свою роль, а я был доволен результатом. Вещает трубку, а я хлопаю в ладоши.

— Браво, да тебе можно давать премию Оскар! А вечером, чтобы весь дом был отдраен до блеска! Мы приедем с Максимом, и если, он увидит всю эту грязь, я соберу лично твой чемодан и отправлю тебя домой к маме. Она кажется, из Калужской области? — шепчу в её губы, прежде не испытывал такой ненависти. Покидаю дом, на душе будто поют птицы. Скоро мой сын вернётся домой, и я точно приду в норму, и не могу нормально тренироваться из-за нашей последней ссоры. Не успеваю сесть в свою машину, как он звонит мне на телефон.

— Да сынок, мама звонила? Я же говорил, что мы помиримся. Ты теперь вернёшься домой? — завожу мотор и выезжаю из ворот.

— Пап, тут такое дело я с девушкой  познакомился, втрескался в неё по уши! Если бы ты только знал, насколько она красива!

— Максим, да ты я смотрю, совсем потерял голову. Интересно даже взглянуть на эту коварную сердцеедку! — выезжаю на шоссе, как же мне приятно слышать его голос.

— Тогда вечером я приеду вместе с ней! Отец ты сойдешь с ума от её красоты! Ладно, мне пора — отключает звонок, а я уже предвкушал встречу с этой таинственной незнакомкой!

 

Глава 4 Вот это сюрприз.

 

От лица Виктории.

Читаю свою любимую книгу, как кто-то подкрадывается ко мне, и пачкает щеки кремом. Поворачиваю лицо и вижу Максима.
— Ах, ты засранец! Я же теперь вся сладкая. — хочу ему возразить, но не успеваю, потому что он быстро сажает меня к себе на колени, и касается пальцем кончика носа.
— Ну да, моя сладкая девочка, в которую я с каждым днём влюбляюсь всё больше! — он целует мои щёки, и его поцелуи становятся слишком властными. Он уже хочет перейти на шею, как я его останавливаю.
— Максим, мы так мало ещё знакомы. Ты хочешь близости, но в этих вопросах я ещё слишком зелёная девчонка. — пытаюсь вырваться из его объятий, но он не может прекратить меня целовать.
— Прости, дай мне насытиться, Вика я, наверное, по уши в тебя втрескался. Я знаю, мы договорились быть друзьями, но я не могу сдержаться! — со всей силы он врывается в мой рот, его пальцы пытаются пробраться под майку, мы горим, сейчас перейдём черту.
— Прошу, дай мне время. Я всего две недели живу у тебя. Ты не представляешь, как я тебе благодарна, но стать твоей девушкой это слишком сложно для меня! — едва перевожу дыхание, он с вожделением рассматривает меня, а потом ударяет своей коварной улыбкой. Это парень, а не мечта. Каждое утро он приносит мне завтрак в постель, по вечерам мы смотрим мои любимые мелодрамы. Порой мне кажется, что таких идеальных принцев просто не бывает. Жаль, что пришлось ненадолго завязать с тренировками. Как вспомню глаза того монстра, который предлагал меня безжалостно по иметь в своём кабинете, едва могу восстановить сердцебиение. Его глаза это словно ад, который погубил сердце ни одной невинной девушки.
— А ну иди сюда зайчишка! — он начинает меня щекотать, вот как можно оставаться такой спокойной? Его глаза это мой океан, как же я рада, что с ним познакомилась.
— Макс! Макс! Прекрати меня щекотать. Вот, возьму и уеду обратно в Брянск! — уверенно заявляю ему, как этот поганец шепчет мне в губы.
— А кто сказал, что я отпущу свою зайку? Теперь ты моя, и скоро Вика не сможет так яростно отказываться от моих поцелуев.
— Максим, мне нужно поучаствовать ещё в одном конкурсе. Понимаешь, я не могу жить без танцев. Это моя стихия, я будто рыба, которая нуждается в воде.
— Слушай, так у отца наверняка есть связи. Он у меня знаешь, какой известный танцор. Кстати, он нас пригласил на ужин. И никакие отказы Викуся не принимаются! Так что надевай это голубое платье и собирайся!
— Поехать к твоему отцу? Нет, ты что, а вдруг я ему не понравлюсь? — мой голос был слишком взволнованным.
— Зайчонок, ну как ты можешь не понравится? Твои глаза словно рай, а губы слаще ванили! Вика, не вынуждай меня, я тебя сейчас поцелую. Марш одеваться! — ущипнул он меня за задницу, вот какой же он засранец, уговорит, кого угодно.
Мне хватило на приготовления примерно полчаса, и когда я продемонстрировала свой образ Максиму, он едва сдержал эмоции.
— Мне кажется, оно слишком короткое! Стоит ли ехать в таком наряде к твоему отцу? Мало ли что он может подумать!
— Виктория, это последняя коллекция Луи Витон, нельзя его обижать. Зайка, ты права лучше тебе не показываться в таком виде, а знаешь почему? — подходит ближе и убирает мою выбившуюся прядь.
— Ты слишком сексуальна, может останемся дома? — его парфюм меня опьяняет.
 — Кажется, кто-то говорил, что мы будем друзьями. Ах, коварный Максимка ты такой непослушный мальчик! — шепчу ему в губы, он итак на взводе, а тут я ещё со своей стервозностью.
— Поехали моя девочка, ты должна познакомиться с моим отцом, он сама любезность! — надевает он мне на плечи пуховую накидку, и мы спускаемся вниз. Почему я чувствую такое дикое волнение, уверена, что его отец такой же порядочный человек, как и его сын.
Мы ехали по вечернему городу, который потихоньку становился мне родным. А может быть, мне ещё улыбнется удача? Машина Максима въезжает во двор, и я открываю рот. Не думала, что его семья настолько богата.
— Стой, может не стоит. Я ведь на самом деле оборванка, а ты привёз меня в такой дворец! 
— Глупышка, что же ты такое говоришь! Вика, для меня вся эта роскошь никогда не сравнится с твоей улыбкой, а если бы один непослушный зайчонок отдал бы своё сердце, я бы стал самым счастливым. Зря отец говорит, что любви нет. Как же её нет, когда я сутками могу на тебя смотреть и любоваться! — берёт он в руки мою ладонь и оставляет там поцелуй, сколько же нежности он способен мне подарить. Мы выходим из машины, и направляемся к дому, у меня дрожат колени, а вдруг я не и понравлюсь его родителям? Не успеваем зайти в прихожую, как нас встречает женщина с белым каре. Она выглядит просто сногсшибательно. Её глаза точь-в-точь как у Максима, теперь понятно в кого он такой красавец.
— Добро пожаловать в наш дом. Я — Оксана, а вы наверное, Вика? Сынок мне все уши про вас прожужжал.
— Очень приятно познакомиться! — все слова будто испарились, слышу шепот за своей спиной.
— Не трясись зайчишка, ты прекраснее всех — незаметно целует он меня в волосы, и я немного успокаиваюсь.
— Галина, принеси нам пожалуйста, моего фирменного цыплёнка! Вика, прошу за стол. Макс, поухаживай за своей принцессой!
— Мам, а где папа? Снова задерживается в своём кордебалете? — вопрос Максима мне слишком сильно не понравился, что всё это могло означать?
— Ты что, ради твоего возвращения домой, он отменил своё выступление. Сейчас подойдет! — вежливо отвечает она, а я занимаю место рядом с Максимом. Хочу попить воды, как слышу до боли знакомый голос.
— Так несносный мальчишка вернулся домой! Вот же сейчас ему достанется! — появляется его отец, я не сразу подняла свой взгляд. А когда наши глаза встречаются, я роняю бокал на пол. Зелёные адские глаза рассматривают меня с презрением, он сжимает руки в кулаки. Бог, ты мой это же тот засранец , грязный подонок Рубен. Мои ноги будто приросли к полу, благо Максим спас ситуацию. Первым начинает разговор, от чего я едва сдерживаю эмоции.
— Папа, ну не успел я появиться на пороге, а ты ворчишь! Иди, я лучше познакомлю с самой красивой девушкой Москвы! Вика, иди сюда! — зовёт Максим, а я словно статуя, которая не может сдвинуться  с места. Хищник с вожделением рассматривает меня, будто сейчас проглотит. Как же они не похожи со своим сыном, будто один ангел, а другой демон.
— Виктория! — еле выдавливаю из себя, ну и влипла же я в ситуацию.
— Рубен, папа этого засранца. И как вам столица, Виктория? — протягивает он мне руку, а потом её сжимает, будто сейчас сломает. Между нами летает дикое сумасшедшее напряжение.
—  Не видела прекраснее города! — хочу вырвать свою руку, но кажется это бесполезно, он будто хочет высосать всю мою энергию.
— Зря! Здесь живут такие извращенцы, которые трахают девушек сутки напролёт! Я бы советовал вам не гулять по ночам одной — его лицемерие доводит меня до белого каления.Он самый настоящий сукин сын.
— Папа, как же я с тобой согласен. Представь Виктория приехала на конкурс,  и там какой — то кабель, предложил ей сделать минет! Так бы и разбил его морду, — положил мне Максим в тарелку ароматный салат. Я подавалась, кашель был такой ужасный, что он привлёк всех внимание.
— Вика вам плохо? — пытается мне помочь Оксана, а Рубен ехидно ухмыляется.
 — Да, нет! Просто кусок  не в то горло полез! Я сейчас, а кстати, где у вас ванная?
— Прямо по коридору, а потом направо. Я провожу вас Виктория. Вы же мне доверяете? — галантно берёт меня под руку Рубен,и мы следует в неизвестном направлении. Представляю, что он сейчас со мной сделает.

 

Глава 4 (часть вторая)

От лица Виктории.

 

Вот за что судьба ставит палки мне в колёса? Я же просто приехала осуществить свою мечту,  как наткнулась на этого коварного ублюдка. Мы идём по длинному коридору, создаётся такое впечатление, что красная ковровая дорожка не кончится.

— Куда же вы? Нам сюда Виктория — хватает меня за шею и заводит в ванную. Перевожу взгляд и вижу огромную джакузи. Нет, оставаться наедине с этим извращенцем я не стану.

— Выйдите, я сама справляюсь.

— Да неужели, а может мне самому решать, что делать в собственном доме.Как же я тебя недооценил. Ты ещё та стерва, решила попасть в кордебалет через моего сыночка? — разворачивает меня к зеркалу, и оттягивает волосы, так, что становится больно.

 — Нет, я не знала что он ваш сын. Отпустите меня!

— Какое дорогое платье, чтобы его получить ты наверняка, раздвинула свои ножки. Скажи он трахал тебя? Ты ведь подарила удовольствие моему сыну! — он сжимает мою правую грудь, и я чувствую, как его возбужденный член упирается мне в задницу.

— Он не такая сволочь как вы! — его ненависть пугает меня ни на шутку.

— Дрянь он влюбился в тебя,  но только не могу понять почему. Надо убедиться самому. Стоит просто задрать это платье и оттрахать тебя как проститутку — другой рукой сжимает мою задницу, а я вся трясусь от страха.

— Только притронься ко мне и я закричу!

— Давай, пусть увидит, как его невесту дерут в этой ванной. А задница у тебя, что надо. Интересно какого цвета трусики. — шлёпнул он меня по ягодицам, у него не бывло не стыда ни совести.

— Как такой мерзавец может быть танцором, ненавижу! — хочу вырваться, а он по-прежнему беспощадно меня лапает. Почему всё тело горит, словно пожар, который вот-вот погубит всё живое.

— Знаешь, сколько малышек я прославил? Все они прошли через коварную и беспощадную постель Рубена. Без секса ты не пробьешься на сцену, Викуся Твой талант здесь никому не нужен! — его пальцы почти достигли трусиков, как мы услышали голос Максима.

— Вика, ты как? Всё в порядке?

— Отвечай и только без глупостей, потому что мой сын настолько сильно привязан к своему папочке, что ни за что не поверит какой-то мерзавке! — кусает меня в щеку и отшвыривает от себя, словно я самая настоящая дрянь. Смотрю на своё потрепанное платье, ей-богу, если бы я не услышала спасительный голос Максима, этот Рубен перешёл все рамки приличия и жестоко бы меня обесчестил.

— Вика! Малышка, почему ты молчишь?

— Я уже выхожу, не волнуйся! — касаюсь пальцами своих волос, мерзавец испортил причёску.

— Зря ты приехала в Москву, я обещаю, что превращу твою жизнь в ад! — шепчет он мне на ухо, а я решаюсь дать отпор.

— Я не боюсь вас Рубен, смотрите не задохнитесь в своей ненависти!

— Посмотрим, как ты запоешь, когда я сорву это платье. Ну же невестка торопись, мой сыночек заждался!

Хлопаю дверью и покидаю этот ад. Только бы пережить этот вечер, а может сразу купить себе билет и поехать в Брянск, подальше от этого чертого Рубена.

— Зайка, ты такая бледная. Может вызвать врача? Не думал, что поездка к моим родителям, так сильно тебя расстроит.

— Нет, что ты! У меня просто потекла тушь,и поэтому мне пришлось совсем долго наносить макияж — улыбаюсь, а потом слышу бархатистый голос, который до чертиков ненавижу.

— Воркуете голубки? Максим, может отведешь девушку в спальню? — зелёные глаза Рубена уставились на мою грудь, вот что он за сучонок такой.

— Пап, моя Вика не такая. Она ещё скромная малышка, и куда нам торопиться!

— Да сынок, она просто райский цветок. Остерегайся, все со страшным аппетитом хотят его попробовать! — облизывает свою нижнюю губу и оставляет нас наедине.

— Ты не обращай внимание на моего отца, он только на первый взгляд такой суровый, а на самом деле достаточно порядочный человек.

— Не сомневаюсь! — а сама вспоминаю, как его жадные пальцы лапали меня за задницу. Пора валить из этого дурдома. — Максим, тут такое дело, голова у меня, что-то разболелась, может поедем домой?

— Так и знал, что надо вызвать врача

— Нет со мной всё в порядке.

— Молодёжь, а мы ждём только вас! А как же курица, Вика ты не попробовала ни одного кусочка. — выходит в коридор его мама, а я понимаю, что мне просто так не улизнуть из этого логово Рубена.

— Понимаете мне нужно домой!

— Дорогая Виктория, наверное слишком сильно испугалась меня, что торопится как можно быстрее упорхнуть из нашего семейного гнёздышка! — целует он в шею свою жену,  при этом не спуская пристального взгляда с меня.

— Да нет, я просто на диете! Максим, нам пора.

— Трусиха — комментарий Рубена доводит до чёртиков.

— Что вы сказали?

— Современные девушки бояться поправиться на лишний сантиметр, вот и ты не исключение. Хотя зря ты не кормишь свою девушку Максим, ведь скоро ей понадобятся силы, — слова Рубена звучали, как угроза, он что совсем потерял страх.

— Ладно пап, у Вики разболелась голова. Нам и вправду надо ехать!

— Сынок снова уезжаешь? Когда же ты уже вернешься домой? — интересуется Оксана, а я стараюсь смотреть куда угодно, но только не в глаза этого Рубена. Ведь хищник имеет достаточно сильное влияние на такую простушку, как я.

— Полностью тебя поддерживаю дорогая. В нашем доме шесть спален. Вы можете остаться с Викторией и разделить комнату на третьем этаже. Там отличная звукоизоляция! — он сжимал свои руки в кулаки, и с вожделением рассматривал моё платье.

— У меня доматофобия!

— Что? — все трое они уставились на меня,  глупее причины я не могла придумать.

— Какой ужас!

 — Вика, почему ты раньше мне не сказала? Я бы тогда ни в коем случае, не повёз тебя сюда. — пытается поддержать меня Максим, а Рубен начинает смеяться, такого козла довольно сложно обмануть.

 —Я вам так сочувствую, бедная девочка в таком большом доме. Да ещё я, со своими придирками. А вам не говорили, что врать не хорошо?

— Почему? Я сказала правду! — мои глаза пронзает его насквозь, ну и вечерок сегодня выдался.

— Так уж вышло , что у моего друга эта страшная болезнь! И симптомы у неё немного другие. Будем считать, что вы просто хотите побыть с Максимом наедине.

— Сынок, не за мучай бедную девочку. Жаль будет расставаться с такой красотой! — скрывается прочь, а мои щёки покрываются румянцем. Вы когда-нибудь встречали Люцифера,  так вот, он перед вами. Как такое чудовище может быть отцом Максима. Теперь я буду искать любой повод, но больше ни при каких условиях не попадусь ему на глаза. Хотя какая же ты наивная Вика, ведь кажется я ни на шутку разгорячила дьявола, и он задумал заманить меня в свою нечестную игру.

Это случилось в субботу, у Максима был выходной и он решил посветить время своей непослушной соседке. Готовим с ним безумно вкусный завтрак, как раздается звонок в дверь.

— Зайка, добавь в наш омлет немного сыра, я его обожаю. Даже больше, чем тебя.

— Правда? Ну, тогда я завтра уеду, а ты будет сам готовить себе завтраки.

— Малышка, ну я же пошутил. Иди ко мне, мой зайчонок!

— Так, а ну-ка марш открывать дверь, а то я красного перца добавлю в омлет.

Слышу знакомый голос в коридоре, и роняю полотенце. Это что его отец? Боюсь тебе не спрятаться Вика. При Максиме, он не станет вести себя, как настоящий извращенец.

— Как вкусно пахнет! Я смотрю твоя невеста балует тебя своими кулинарными шедеврами? Ну, что же ты Максим, таких райских девочек нужно мучить в постели до самого утра! — заходит на кухню, а я успеваю едва застегнуть халат.

— Пап, ну у тебя и шутки!

—  Вика, ваш омлет сейчас сгорит — пронзает Рубен меня своими зелёными глазами, а я каменею, ещё неизвестно, зачем он приехал.

— У тебя что-то срочное? Обычно ты не навещаешь своего сына по выходным. Случился форс мажор? — вопрос Максима был как раз с тему.

— А что я как порядочный отец не могу навестить любимого сына? Вы садитесь, нам нужно поговорить. — отодвигает стул, и садится за стол. А может подсыпать в чай побольше соли этому кретину, чтобы он подавился?

 

Глава 5 Согласишься

От лица Виктории.


Не стоит доверять этому хладнокровному мерзавцу, когда у него на уме лишь один разврат. Сажусь напротив Рубена, и чувствую, как на кухне накаляется обстановка, ей-богу сейчас произойдёт пожар. Даже трудно представить, что он устраивает с девушками на тренировках.
— Вика мне тут Максим говорил, что вы приехали в столицу, чтобы стать известной танцовщицей? — делает вид, что он сама любезность, но ещё с первого знакомства я поняла, какое же он настоящее дерьмо.
— Да, но боюсь, здесь мой талант никому не нужен. Поэтому стоит позабыть о детских мечтах и вернуться в реальность.
 — Ну, зачем же вы так, все сладкие мечты должны исполнятся.
 — А вы что добрый волшебник? — довольно сложно сдержать злость в своём голосе, как бы этого не заметил Максим, а то потом я не смогу выкрутиться из этой ситуации.
— Пап, ты правда можешь нам помочь?
— Максим не стоит, я не хочу больше ходить по этим кастингам — не успеваю договорить, как в разговор вмешивается его папочка. При этом освещении его ярко-зелёные глаза будто проникают в мою душу, чтобы лишний раз высосать  всю энергию, доказать, что он звезда, а я всего лишь пустое место, дрянь, которая ничего не добьётся в мире.
— Конечно сынок, как я могу бросить в беде такую прекрасную девушку. У меня в кордебалете ушла танцовщица, и как раз освободилось вакантное место. Что вы думаете об этом Виктория? — он облизывает свою нижнюю губу, и я мысленно возвращаюсь в тот ужасный отбор. Нет, не стоит вестись на эту провокацию, здесь есть очередной подвох.
 — Так это же отличная новость. Ты не представляешь, как Вика бредит танцами! — настроение Максима улучшалось с каждой минутой, а меня трясло будто перед экзаменом. Я на самом деле знаю, какая же сволочь его папочка. Но только деваться бедной Виктории некуда. Денег совсем нет, и на работу я ещё не устроилась. Хотя было пару мест, ну как же Максим позволит своей принцессе работать, скажем официанткой или уборщицей. Разумеется, я не собиралась последовать совету Рубена, и идти в какой-то грязный стриптиз-клуб, чтобы танцевать перед извращенными мужиками. Не так меня воспитывала мама, и я не собираюсь предавать её принципы.
— Вика, знаешь, о каком кордебалете идет речь. Да, чтобы его посмотреть собираются все шишки города! Ты должна согласиться, это шанс для тебя! – Максим берёт меня на руки, насколько же искренний у него взгляд, но он не знает, что за таким предложение, следует полное подчинение его отцу. А становиться сексуальной рабыней я не собираюсь.
— Спасибо вам Рубен, но боюсь, у меня нет такого таланта, как у всех ваших участниц.
— И почему же? Мой сын, говорит, что у вас дар истинной танцовщицы, или вы настолько меня боитесь, что просто струсили?
— Я не боюсь, просто я приехала и провинциального городка, где совсем другие правила! — пытаюсь соблюдать любезность с этим извращенцем, но кажется, он так просто от меня не отстанет.
— Глупости, настоящий танцор не боится показывать своё мастерство.
 — Вот именно мастерство, а не разврат.
— Стойте, вы сейчас про что? — вмешивается в нашу перепалку Максим, а я почувствовала, как мои щёки покрыли румянцем, пусть я не так сильна перед этим Рубеном, но я не шлюха и не собираюсь под него ложиться. Представляю, до чего девушки опускаются, чтобы пробиться на большую сцену. Да не спорю, он дьявольски красив, его хитрая улыбка, бархатистый голос власти, всё это будоражит голову, как страшный дурман.
— Сынок, видимо твоя девушка наслушались слишком много слухов про Москву. Но я от чистого сердца хочу помочь, разве стоит упускать такой шанс? — строит из себя благородного мужчину, а он профессиональный актер, можно стоя аплодировать.  Слышу рингтон, это звонит мобильный Максима, который  к сожалению был в спальне. Это означало только одно, снова мне бороться с этим бездушным чудовищем наедине. Максим выходит в коридор, а я пользуюсь случаем и решаюсь высказать всё, что думаю про этого мерзавца.
 — Что вы задумали? Вы же завалили меня на том конкурсе? 
Он поднимается со своего  места, обходит круглый стул, и встаёт у  меня за спиной. Убирает прядь моих волос, а дальше касается языком мочки моего уха, хочу встать, но он приказывает мне остаться.
— Я не позволю никому повышать на меня тон. Радуйся, что ты невеста моего Максима. А не то мне пришлось бы показать какой страшный я бываю в гневе. Да, ты права я завалил тебя на кастинге, но сейчас я предлагаю тебя стать участницей.
 — Зачем вам всё это нужно? Вы же ненавидите меня! С самой первой встречи.
 — Как можно ненавидит эти губы, Вика мы же почти родственники, а ради сына я готов на всё. Неужели сложно мне поверить?
 — Не прикасайтесь ко мне! 
 — Тише, а не то Максим увидит, что  папа развлекается с его Викой прямо на кухне.
  — Нет, я не позволю, — встаю со стула, а он наклоняет меня к умывальнику,  его жадные проворные пальцы уже хотят сорвать с меня халат.
—  Вы подонок, я не соглашусь стать вашей участницей!
 — Хорошо, тогда мне стоит показать ему тот кастинг. Знаешь мы любим записывать их на видео, а потом пересматривать по несколько раз в день! Как ты думаешь, что подумает Максим если узнает, что после провала, вы каким-то чудом познакомились? А ещё я ему расскажу, как ты собиралась сделать мне минет! —он расстегнул халат и коснулся моих сосков и начал их теребить, другой рукой он закрыл мне рот. Его дыхание дурманило меня настолько сильно, что я начала слабеть. Нет, я же не позволю этому чудовищу контролировать мою жизнь?
 — Зачем? Найдите себе другую девушку.
 — Может я действительно хочу дать тебе шанс на победу, а быть может трахать, как шлюху, я пока ещё не решил. Но только если узнаю, что Максиму плохо, я тебя в порошок сотру! – отталкивает меня, я чудом не ударяясь в стену. Дрожащими пальцами застёгиваю халат, в этот момент как раз вернулся Максим, он смотрит сначала на меня, а потом на его отца.
 — Что-то случилось?
— Что ты Максим, просто Вика дала свой положительный ответ. Я ведь правильно вас понял? — он стреляет меня своими зелёными глазами, в них читается победа и полное моё поражение. И сейчас сложно будет отпираться перед Максимом. В какую же западню я попала, этот мерзавец выставит меня самой настоящей дурой.
— Зайка! Это надо отпраздновать! — Максим поднимает меня на руки, и кружит, словно маленькую девочку, а я уже представляю, что приготовило это исчадие ада.
— Не буду вам мешать, Виктория вот адрес клуба Дансера. И учтите я очень строгий, не потерплю опозданий. До встречи— по его словам, можно было уже понять, что врата ада открыты, и сбежать оттуда я так просто не смогу. Он покидает нашу квартиру, а я  всё никак не могу прийти в себя. Вот надо было приезжать вообще в эту Москву.
— А почему такие грустные глаза? Зайчонок, я думал ты обрадуешься?
— Максим, отговори его, понимаешь, там работают такие профессионалы, не то, что я!
 — Ага сейчас прям побежал ему звонить! Нет, девушка, я настолько сильно вас люблю, что не позволю разбиться вашим мечтам!  Хватит делать из моего отца монстра. Да, вид у него как у Люцифера, но на самом деле, в танцах он лучших. И в молодости участвовал ни в одних соревнованиях. Доверься ему, он сделает из тебя звезду! Поверь Вика, я знаю, что говорю!

 

Глава 5 (часть вторая)

От лица Виктории.

Я провела почти две бессонные ночи, и под утро понедельника решила, что не буду прятать голову в песок из-за этого Рубена. Ну, что он может мне сделать? Вот шепну на ушко Максимке и его папочка сразу станет шёлковым. Да, со стороны мои рассуждения напоминают жуткую стерву, но он сам напросился.Никогда ещё не испытывала такой бодрости в самый сложный день недели. Беру поднос со вкусными булочками, которые испекла вчера вечером и стучусь в спальню Максима, а сама чувствую дикое волнение.

—  Какого сладкого зайчонка ко мне забрело, а ну иди ко мне под одеяло. —  голый торс Максима слишком сильно привлекает моё внимание. Только бы не поддаться соблазну, хотя что меня останавливает?

—  Нет уж, зайка боится, что злой серый волк его соблазнит! — ставлю поднос на стол, а его коварные руки затягивают меня под одеяло, и я кричу, как резаная.

—  Попалась? Сейчас я посмотрю,что находится под этими короткими шортиками! —  он ложится на меня начинает своими пальцами гладить по моей спине.

—  Максим, ты с ума сошёл? Я же опоздаю! —  прерываю его от сладкого занятия, и слышу его удивленный голос.

—  Ты согласилась стать участницей кордебалета?

—  Да, я хочу блистать на сцене, ты же веришь в меня? —  смотрю в его глазах, ей-богу Вика ты вытянула волшебный билет, и теперь никуда этот Рубен не денется.

—  Я уже вижу толпы поклонников, которые мечтают встретиться с коварной сердцеедкой по имени Виктория —  он хочет прикоснуться своими губами, как я с тревогой смотрю на часы.

—  Девять часов, твой отец меня убьет! Он же говорил не опаздывать —  начинаю лихорадочно собираться, а Максим с довольным видом поглощает булочки, при этом ухмыляется.

—  Ой, да ничего он тебе не сделает! Я сам тебя отвезу, так что зайчишка ещё успеет понежиться со мной в кровати!

—  Хорошо, тогда я просто возьму и откушу одному волку член!

 — Какая ты порочная! Вика, ну когда ты станешь моей девушкой? Давай попробуем, малыш, ну я же спать ночами не могу.

—  Есть отличный способ.Сними себе шлюху, а для меня вопрос  слишком запретный! —  зря я это сказала, ведь он вскакивает с кровати и надвигается на меня как ураган.

—  Вика, ты девственница?

—  Максим, мне нужно идти! Итак стыдно про это говорить.

—  Дурочка, я же просто горжусь тобой.Сейчас такие девушки, это редкость. Как же мне повезло с тобой. Я не стану на тебя давить, потому что люблю до безумия своего зайку! —  он целует меня в щеку, и я чувствую сладкий соблазн остаться с ним, но увы цель важнее.

—  Честно любишь?

—  Очень! Проси, что хочешь, я всё сделаю ради тебя.Жаль только луну не смогу достать! —  его поцелуи уже переходят на шею, и снова я опаздываю, хотя пусть подавится этот ублюдок Рубен, я не стану лизать ему задницу.

Как и говорил Максим решил меня подбросить в клуб Дансера, на часах почти половина одиннадцатого, а я даже не волнуюсь.

—  Беги зайчонок, я заберу тебя после репетиции сегодня! —  оставляет он нежный поцелуй на губах, а я выхожу из машины. Около главного входа я вижу зелёные глаза, которые пронзают меня насквозь. Ухмыляюсь пора поставить этого гада на место. Монстр как раз разговаривал с каким-то мужчиной, но как только в поле зрения появился раздражитель в лице меня, он едва сдерживал свою ярость.

—  Я всё понял Марат, мы поменяем декорации. Звягинцева ко мне в кабинет!

—  Вообще-то у меня есть имя!

—  Так ты ещё дерзишь! Мало того, что опоздала, так ещё хамишь, —  схватил он меня за воротник, а я перевела взгляд на парковку. К сожалению, Максим уже уехал.

—  Это ваш сын не выпускал меня из своей постели!

—  Конечно, как же ещё тебе расплачиваться за еду и шмотки, только раздвигать свои ноги!

—  Нет, ему я отдаюсь от чистого сердца!

—  Мне плевать, весь этот маскарад я делаю по просьбе сына! —  буквально затаскивает меня в свой кабинет, и запирает его на ключ.

—  Что вы сказали? Но в субботу, вы сами предложили мне стать участницей кордебалета! —  моему возмущению нет предела, а что касается этого чудовища, он садится за стол и начинает смеяться.

—  Что я такого смешного сказала?

—  Ты такая наивная дура. Вот смотрю я на Максима, и не могу понять на свете столько красоток, а он выбрал какую-то шалаву! —  его оскорбление приводит меня в ярость.

—  На себя посмотрите!

 —  Такую, как ты, я бы никогда в жизни не показал зрителям. Но ради своего сына, я готов на всё. Так что тебе лучше хорошенько раздвигать свои ножки перед Максимом, ведь как только ты ему надоешь, я вышвырну тебя на улицу! —  он разговаривал со мной слишком грубо, будто он самый и настоящий хозяин жизни. Как у такого дьявольского отродья могут быть такие красивые глаза, цвета изумруда. О чём я сейчас думаю, он же постоянно тебя оскорбляет Вика.Пусть охладится сукин сын, мне на глаза попадается бутылка с водой. Хватаю её и всплескиваю в лицо этому похабному гаду.Капли стекают по его лицу, кажется я слишком сильно вошла в образ жёсткой стервы.Ой, Вика вот куда ты вляпалась.

—  Я смотрю ты настолько сильно обалдела, что тебя некому поставить на место! —  он поднимается со стула и надвигается на меня, расстегивает свою чёрную рубашку, и всё также гипнотизирует своими зелёными глазами. Только бы они не приснились этой ночью.Я же умру со страха.

—  Только притроньтесь ко мне, и я всё расскажу Максиму —  едва это произношу, как он хватает меня за шею и шепчет на ухо.

—  Размечталась, думаешь я собираюсь тебя трахнуть. Ты ещё попросишь меня о близости. Но я никогда не делю игрушек с моим сыном. А вот твой гонор, я быстро выгоню на тренировках! —  его дыхание совсем близко, но он даже не прикоснулся своими губами. А разве ты хотела этого Вика.

—  Я готова отдавать всю душу тренировкам! Так что вы меня не испугаете —  отворачиваю лицо, а сама таю от того, что он так нагло меня рассматривает. Я словно под гипнозом, и сейчас могу упасть в обморок.

—  Не сомневаюсь Виктория, —  от того как он произносит моё имя, я чувствую поток страшных мучительных мурашек. Да, что со мной происходит? —  Я научу тебя идеальной растяжке, а за это мой сынок будет благодарен. Но сначала ты подпишешь документ.

—  Подпишу что?

—  Договор, кордебалетом Дансера на целый год. 365 дней жёсткого рабства и тренировок. Спорим ты сломаешься за неделю!

—  А если я надоем вашему сыну, как же вы тогда от меня избавитесь?

—  А зачем? Ты просто будешь работать уборщицей в клубе Дансера, пока не закончится договор.

—  Что это за правила такие?

—  Нравится? Я сам их придумал. Ведь за этот год на твоё место, могут прийти другие участницы, которые могут быть в сто раз талантливее тебя.

—  А что происходило с теми, кто не выдерживал ваших тренировок?Они драили полы весь год?—  раскрываю глаза, у меня просто нет слов.

Рубен касается пальцем моей щеки, а потом спускается к подбородку.

—  Почему же. Некоторые выплатили свой долг в моей постели.Но тебе Виктория не предоставится такая возможность, потому что ты меня совсем не возбуждаешь!

—  Вы чудовище.

—  А почему такая грустная? В твоих же интересах сделать моего сына счастливым и хорошенько потеть на тренировках.

—  Вы сами себе противоречите.

— В смысле?

—  Говорите, что выкидываете всех бездарных танцовщиц, а в моем случаем мне можно не париться, ведь Максим не позволит вам сделать этого.

—  А кто сказал, что ты бездарная? Ты наглая, это разные вещи.

—  Что? Вы считаете меня талантливой?

—  Ну скажем, слишком талантливой! И твой танец меня покорил, и нет только меня одного.

—  Вы сумасшедший. Почему вы тогда выгнали меня?

—  Потому что даже несмотря нам весь твой талант, ты слабая. В кордебалете слишком опасные соперницы. Для того чтобы быть известным танцором, нужно уметь наступить сопернику на горло —  он говорил на полном серьезе, я впервые прислушалась к его словам. —  Иди Виктория, считай, что я даю тебе шанс, но учти если моему сыну будет плохо, я превращу твою жизнь в ад.

 

Глава 6 Хуже ада.

От лица Виктории

Вам когда-нибудь встречался ад? Именно таким оказался клуб Дансера. А я думала, что Рубен настоящий извращенец, но когда он попросил нас всех собраться перед главной тренировкой, я поняла, что слишком плохо его знаю.

— Это моё место. Пошла отсюда. — шипит на меня одна из участниц и толкает в стену.

— Казанцева, я смотрю ты так устала от тренировок, что тебя лучше отстранить. — голос Рубена пронзал меня насквозь, в последнее время я замечаю за собой привычку с неким интересом рассматривать его с вожделением.

— Рубенчик, ну, что ты такой злой?

— Я сказал встала в самый конец! А ты Звягинцева так и будешь молчать? Совсем отпор не умеешь давать, тряпка.

— А можно без оскорблений.

— А то что? Побежишь в дамскую комнату плакать? — его хищные зелёные глаза превращались в тёмные, что творилось с моим сердцем. Вика, он же плохой на самом деле.

— Да нет, просто дам вам по яйцам!

— Сначала дорасти. Ведь растяжка у тебя слабовата — встал позади меня и широко расставил мои ноги, безжалостно нагнул меня вперёд, а потом схватил меня за задницу — И попку надо подтянуть пора тебе завязывать со сладким, дорогуша!

Только когда он смог отойти от меня на несколько шагов вперёд, я смогла выдохнуть.

— И когда же этого ублюдка поставят на место? Добро пожаловать в ад! Я Анька.

— Вика. Какие же у него сильные руки, я теперь точно не могу разогнуться, — ворчу, как старушка, главное чтобы этого не заметил зелёноглазый монстр.

— Это ещё он не заставил делать 50 плие.

— 50 плие? Да, как можно потом двигать задницей, после такого упражнения.

— Спроси это лучше у нашего Рубена. Кстати, он на нас сейчас смотрит!- указывает она мне в сторону дьявола, который делает своё излюбленное занятие расхаживает по сцене.

— В пятницу у нас первое выступление, и после него я выберу приму, которая выступит сольным танцем в Карди — после его слов, все девушки завизжали, как припадочные, но только я не могла понять этой реакции.

— А почему все так радуются?

— Ты что. Это же Клуб Карди, да там выступают только одни звезды шоу бизнеса. Рубен пусть сволочь, но он даже из любой простушки сделает мега звезду — шепнула на ухо мне Анна, а я уже представила, как довольные зрители сходят с ума, от моего роскошного танца. Да я была бы словно бабочка, которая парила в воздухе.

— Так что работайте лучше ножками! А я посмотрю! Марго включи им музыку для разогрева.

— Итак, девочки все мысли в сторону, мы все готовы вырвать победу. Раз два, начали с правой ноги — выходит к нам на сцену тренер и начинает двигать всем процессом. Смотрю на девушек, они будто наизусть знают все сложные упражнения. Как же всё это тяжело лично для меня.

— А теперь мои хорошие сделаем батман. Это упражнение позволяет нам растянуть ваши мышцы и укрепить подъём стопы! — она так быстро это сказала, что я случайно оступилась, все девушки начали надо мной смеяться.

— Стоп, Валера Выключи музыку. Звягинцева какого черта. Разве это батман? Ты вообще умеешь раздвигать ноги? — монстр подходит слишком быстро, и буквально орет мне на ухо

— Я просто оступилась. Почему вы сразу на меня орете?

— Потому что растяжка это самое основное в нашем эротическом танце! И если ты такая бездарность.

— Не бездарность, я просто оступилась, — боюсь поднимать свои глаза, ведь когда дьявол так всматривается в тебя, это хуже самого опасного яда.

— Хорошо, сделай апломб — после его комментария, девушки стали ещё больше заливаться смехом. — Я ходу посмотреть, как долго ты можешь стоять на одной ноге.

Делаю, как он говорит, и понимаю, что мой мысок не в состоянии выдержать такой ужасной нагрузки. Падаю прямо на сцену, а Рубен сжимает руки в кулаки.

— Отлично, сегодня я заставлю тебя сделать сто плие. Марго идите репетировать танец на третий этаж, а мы тут поговорим! Живо! — его гонор доводил меня до абсурда.

— Прошу вас, я же не знала.

— А теперь заткнись. Думала, я с тобой буду тут любезничать? — убирает он прядь моих волос, и ядовито шепчет на ухо.- Ножки пошире раздвигаем, и делаем плие вместе.

— Не надо я сама, прошу вас — не успеваю возразить, как он силой расставляет мне ноги и начинает приседать, со мной, его дыхание сзади опаляет мою кожу. На тридцатом плие, я слишком сильно устала.

— Можно мне передохнуть?.

— Кто тебя отпускал? Продолжай — он укусил меня в мочку уха, и я будто под его гипнозом присаживалась, совершенно не чувствую боли.

— Шире.

— Мне больно! — кладу голову на его горячую грудь и просто падаю без сил, он спотыкается и падает на сцену. Наши лица слишком близко друг к другу. Его глаза смотрят на мои губы, и я теряю голову от его дыхания.

— Какая же ты никудышная танцовщица! — его шепот меня возбуждает, это что тяжёлая болезнь под названием Рубен?

— Я готова трудиться сколько угодно, почему вы так сильно меня ненавидите? — чувствую, как его рука нежно касается моей оголенной спины, и закрываю глаза. Боже, в этот момент я захотела, чтобы он меня поцеловал. Что же я несу?

— Я знаю другое упражнение, чтобы заставить твои ножки раздвигаться шире. Надо будет сказать сыну, чтобы драл тебя почаще, Виктория — его губы касаются моей щеки, и я почувствовала, как сердце пронзила странная стрела.

— Вы слишком жестоки.

—А ты как думала? Теперь я лично буду тебя тренировать! А сейчас пошла в душ, в потом сделаешь ещё 50 плие, а если вздумаешь сбежать, то я за себя ручаюсь — помогает он мне подняться, я случайно соприкасаюсь с его грудью, как же сильно колотится его сердце. В нём будто творится самый настоящий пожар, да там можно сгореть дотла.

— Слушаюсь и  повинуюсь монстр! — бешусь и покидаю зал. Да придётся повоевать с этим бездушным существом.

От лица Рубена.

Её довольно сложно сломать, как она напоминает одного кретина, который также ничего не умел по приезду в столицу. Слышу комментарий Марата, он будто следил за нашей перепалкой.

— Рубен, ты слишком к ней придираешься! Дай малышке проявить себя.

— Она не дождется от меня пощады. Пока не научится правильно двигать ногами, не будет участвовать в шоу.

— И ты собираешься тренировать её лично? Как-то странно, не находишь?

— На что ты намекаешь?

— А может Рубену слишком сильно понравилась эта крошка? Трахни её и успокойся. — нагло смеётся в лицо.

— Она невеста моего сына, и ты ошибаешься на эту простушку мне плевать. Но чтобы стать звездой, ей придётся буквально поселиться на этой сцене!

Глава 6(часть вторая)

 

От лица Виктории.

— Максим, какой же ты несносный мальчишка решил оставить свою соседку совсем одну!

— Так, а что это, мы так раскисли принцесса? Это же всего на пару дней! Зайка, как только порочный Макс вернётся, он будет целую неделю согревать тебя в своей кровати! — обнимает меня и прижимает к комоду прямо в коридоре. Его чемоданы уже давно собраны, увы поездку в Питер не отложить.— Ты лучше мне расскажи, как складываются твои отношения с отцом? Он не сильно тебя замучил?

— Ну как сказать. Я практически не чувствую своих ног. Делать по сто плие, да я так скоро стану балериной.

— Зато попка знаешь, какая стала упругая, — сжимает он мои ягодицы, он ещё тот извращенец.

— Всё прошлый Максимум сегодня у нас без завтрака.

— Нет, чем я заслужил такое наказание принцесса?

— Ты её бросаешь!

— Тогда давай, я компенсирую свою поездку.

— Интересно как? — хлопаю своими ресницами, и не замечаю очередного подвоха этого мерзавца. Резким движением, он прижимает меня к зеркалу и начинает терзать своими губами. Руки слишком настойчивые, мечтает уже пробраться под футболку, не думала, что между нами разгорится такой пожар.

— Максим, не надо.

—  Вика, я хочу тебя. Это пытка жить с любимой девушкой и не попробовать её сладкого нектара — он опускается на колени и принимается целовать внутреннюю сторону бедра. Вот зачем, я надела с утра по раньше шортики? С учётом одержимости Максима, это может быть слишком опасным для меня. Нас отвлекает уверенный звонок на мобильный, смотрю на время и понимаю, что в очередной раз опоздала, да Рубен с меня шкуру сдерёт.

— Звягинцева! Я думаю, тебе стоит добавить ещё 5о плие, чтобы твоя задница не выдержала! — голос Рубена рвёт и метит, а Максим едва сдерживает смех. Прикрываю телефон рукой, и шепчу этому засранцу.

— Твой отец, монстр!

— Нет, не угадала, он Люцифер! Беги малышка, передавай привет, папочке!

— Как смешно!

— Звягинцева, у тебя проблемы со слухом? — снова кричит этот Рубен в трубку.

— А у вас наверное с памятью? Меня зовут Виктория — моей наглости нет предела, но этот Рубен меня не испугает.

— Посмотрим, как ты запоешь, когда твоя задница будет ныть на тренировках — бросает трубку, а я уже боюсь представить что демон сделает со мной дальше.

— Любимая, я буду так по тебе скучать и как только я вернусь, мне придётся наказать твою киску своим язычком.

— А ничего что Максимум и Викуся, как бы друзья! — мой указательный палец касается его подбородка, а он шепчет мне на ухо.

— Я просто хочу, чтобы моя соседка кончила, Вика это райское наслаждение! — его губы касаются моей шеи, и я немного возбуждаюсь, а он ещё тот засранец.

— А ну-ка Максимка руки прочь!

— Готовься зайчишка, через два дня твой бутончик будет в опасности. — он забирает чемодан и оставляет меня с целым всплеском эмоций. Всю дорогу в клуб Дансера я ждала самой ужасной расправы ужасного Люцифера по имени Рубен. Забегаю в зал в самый разгар репетиции. Девушки, в роскошных нарядах повторяют слишком захватывающий танец.

— Смотрите, наша прима почтила нас своим присутствием. Бедный сынок никак не может насытиться тобой! — ядовитый комментарий Рубен вводит меня в краску.

— Да, он так хорошо трахается по утрам, что мне тяжело поднять своё тело с кровати!

— А теперь быстро прикрыла свой рот, и пошла делать упражнения, а не то до самой ночи будешь отрабатывать амломб!

— И вы останетесь со мной? — ядовито шепчу ему, откуда во мне проснулась жуткая стерва?

Рубен покидает своё место, и хватает меня за шкирку, а потом пробивает своими сексуальными зелёными глазами.

— Смелая стала? Ты ответишь за свой язык! Пошла переодеваться! — отталкивает от себя и я чувствую ярость. В этом кордебалете, мне наверное, не удастся найти себе подруг, с учётом таких насмешек в мой адрес, это просто невозможно. Вот уже целый час мы репетируем танец, который напоминает мне самый настоящий трах. Девушки разбились по парам и стали сливаться в эротических танцах. Одна из них тянет мысок вверх, при этом другая ласкает внутреннюю часть бедра. От этой картины, у меня в горле образовался непроходимый ком.

— Олеся и Злата, умницы!

— Звягинцева, что ты смотришь на меня, как баран на новые ворота! Встала с Аней. Покажи мне страсть — буквально съедает меня этим взглядом. Пытаюсь повторить тоже движение, но со стороны это выглядит как-то нелепо. Аня касается моего бедра, и я чувствую ужасную щекотку.

— Стоп, что за цирк на сцене?  Как ты меня достала Звягинцева! — Рубен подходит ко мне и впивается в мой локоть, а потом со всей силы разворачивает к себе.

— Что вы ко мне придираетесь?

— Где мать твою, эротика? Ты должны хотеть свою партнершу.

— Хотеть? Вы с ума сошли? Я не лесбиянка! — кричу на весь зал, и после моего едкого комментария, все девушки надрывают животы от смеха. Неужели, я так нелепо выгляжу со стороны.

— Хорошо, все свободны! —не отрывая взгляда от меня произносит этот гад, и как только я хочу покинуть с цену он кричит мне в спину.

— А вас Виктория, я попрошу остаться! — он произнёс моё имя так, будто мне угрожает страшная опасность.

— Что заставите делать сто пятьдесят плие?

— На переоденься!

— Что это?

— Твой концертный костюм лиф и трусики, не бойся, не изнасилую! — он пожирает своими дьявольскими глазами. Я думала, что это всего лишь обыкновенный наряд. В принципе в нем не было чего-то аморального. Но зря я доверилась этому подонку. Выхожу на сцену и жду его дальнейших инструкций.

— Вот. Нравится? — демонстрирую своё нижнее бельё, а он достаёт какой-то пульт и нажимает на кнопку.

 — Сейчас посмотрим! Танцуй Виктория.

Едва я делаю шаг, как чувствую приятное тепло, будто кто-то теребит мой клитор. Это слишком приятно, я едва сдерживаю стон.

— Что это? Не понимаю. Почему я чувствую. А-а! — не узнаю я своего крика,, не могу танцевать, просто падаю на сцену и чувствую, как вибрация в трусиках усиливается. Рубен покидает своё место и поднимется ко мне, смотрится сверху будто наслаждается представлением .

— Это лучше любого вибратора, мы усиливаем вибрацию, и Виктория кончает! Ну же малышка, спорим, что ты не сможешь больше сдерживаться! — нагло смеётся мне в лицо, и я выгибаюсь и испытываю оргазм, от которого трясет всё моё тело.

— Прошу вас, выключите, я не выдержу. О боже! — мои стоны слишком сильно его разгорячили, он нажал ещё одну кнопку и я заорала, как резанная.Рубен Хватает меня за волосы и смотрит на мои запотевшие губы, через несколько секунд я снова кончаю, а этот ублюдок довольствуется своей победой.

— Теперь за каждую провинность, я буду наказывать тебя Вика. Запомни я здесь главный! А ты моя кукла, — он облизывает мою шею, и я будто попадаю в рай, такое наслаждение я испытываю впервые в своей жизни.

 

Глава 7 Стань желанной.

От лица Виктории.

 

Захожу в душевую, он целый час мучил меня на сцене. Как вспомню, что он вытворял этим пультом, у меня снова просыпается странное тепло внизу живота. Прислоняюсь к холодному кафелю, закрываю глаза, и вот снова этот жаркий взгляд пронзает мою душу насквозь. Чёртов Рубен, физически он меня не тронул, но он заставил кончить целых три раза. И самое отвратительное, что я хотела ещё. Касаюсь пальцами своей киски, и начинаю теребить клитор. Нет, та вибрация не сравнится с этим ощущением. Чертов дьявол, он специально мне отомстил. Но я не позволю вытирать об себя ноги. Выскажу всё, что накопилось в душе. Вытираю свое голое тело и ускоренно одеваюсь. Уверена, что этот похабник ещё в клубе Дансера. Прохожу тёмные коридоры, все уже отдыхают после мучительных тренировок. Иду в знакомый кабинет, с которым мы повстречались в первый день моего пребывания здесь. Ради приличия стучусь в дверь, хотя он этого совсем не заслужил.

— Входите! — голос власти, и полного подчинения сидит у меня в печёнках. Рубен сидит на столе и лапает на своих коленях девицу, прямо у меня на глазах.

— Ты, что-то хотела Звягинцева? — он касается языком её левого соска, и девица начинает визжать. А я как вкопанная смотрю, как она тает в его объятиях. Вика, ты с ума сошла? Это мало того, что не прилично, так ещё мерзко, он же тебя совсем не уважает.

— Нам надо поговорить Рубен.

— Рубен Валерьевич — поправил меня, будто я была его ученицей, а потом не стесняясь меня жадно проник в трусики девицы и принялся трахать её пальцами!

— Да-а! — стонала та девушка, они что совеем страх потеряли.

— Потом зайди, я слишком сильно занят! — он терзал её своими руками, его пальцы мяли её соски, и она благоухала в его власти словно роза.

— У вас совсем отсутствует все рамки приличия! Извращенец, я всё расскажу Максиму — мои слова видимо слишком сильно задели мерзавца. Он отстранился от своей игрушки, и слез со стола, а потом направился со мной прочь из кабинета. Прямо в коридоре, он начинает свой адский расспрос.

— Продолжай, и что же ты ему расскажешь?

— Как вы надругались надо мной на сцене! — смотрю в его зелёные глаза и понимаю, что попадаю под его их магнетизм. Он берёт в руки мою ладонь, касается указательным пальцем внутренней части ладони, а потом подносит к своим губам.

— Ошибаешься Виктория, я к тебе и пальцем не прикоснулся. Вот те вибротрусики очень сильно над тобой пошалили! Три оргазма подряд, почему такое настроение? Ты должна быть мне благодатной, Виктория. — он проводит пальцем по моей ключице, и внизу живота просыпается странное желание, это сильнее меня чёрт возьми. Он и в самом деле дьявол. И кажется в схватке с ним я в последнее время, слишком сильно сдаю позиции.

— Зачем вы это сделали?

— Ты про что?

— Хватит со мной играть. Вы превращаете мою жизнь в ад.

— А разве когда испытываешь наслаждение это плохо. Я наоборот забочусь о тебе невестка. Так что мой сынок будет благодарен, когда узнает, как ты задыхалась от оргазма.

— Над остальными девушками вы так не издеваетесь! А  стоит мне просто перепутать движение…

— Моё шоу это сплошная эротика, а на сцене ты мне показалась бревном, вот я тебя и наказал. Но ради твоего сексуального растления я могу подарить тебе эти чудо труски, знаю что Максим в отъезде! — шепчет на ухо, словно заманивая в свою игру. Отходит от меня и хочет, уже вернуться в свой кабинет, как я задают ему вопрос, который совершенно не  ожидала от себя.

— Когда вы будете меня уважать? Я ведь на всё готова ради победы. И чтобы вам понравится, я уже не знаю, что придумать.

— Понравится мне? Докажи, что ты действительно Белый ангел, который одним взмахом своих крыльев очарует зрителей. Ведь как только он появляется на сцене, мужчины, готовы отдать все богатства мира, чтобы заполучить его в свою постель. Вот когда ты станешь такой порочной малышкой, ни одна конкурентка не будет тебе и в подмётки годиться. Счастливо оставаться Виктория, завтра у тебя тяжёлый день. К ста плие, я решил добавить пируэты! — хлопает дверью и скрывается в своём кабинете. Уже хочу покинуть клуб, как слышу чей-то плачь в женском туалете. Не могу оставаться равнодушной, когда другим людям плохо. Забегаю и вижу Аню, девушку, которая танцует со мной в кордебалете.

— Что стряслось?

— Уходи, мне стыдно, я тут такая разбитая.

—Аня, никуда я не уйду. Тебя что Рубен обидел?

— Нет, эта сука Злата переспала с Тони.

— Это ещё кто такой?

—Зам Рубена, я его до безумия люблю, он сначала встречался со мной. А как только я стала сдавать позиции, переключился на эту королеву Злату.Она со всеми переспала, и Рубена под каблук скоро загонит — слёзы душат её настолько, что она вот-вот отключится.

— Так мне плевать на эту курицу Злату. Больше всего я переживаю за тебя. Сейчас ты сидишь на холодном кафельном полу и убиваешься ради чего?

— Вика, но я же его так люблю.

— Да забудь ты этого Тони, прозвище прям, как у Мачо. Давай лучше я тебя до твоего номера провожу.Ты живёшь в клубе Дансера? Я угадала.

— На пятом этаже! Викусик, можно я буду тебя так называть? — улыбается мне, а я пользуюсь случаем и помогаю ей подняться.

— Конечно Анюсик.

— Ты такая хорошая, и за что тебя все девчонки ненавидят?

— Думаю, потому что я не умею делать сто плие, и не падать.

— Да ты что сама, Златочка это дохлая анорексичка и двадцати не умеет делать!

— Анорексичка? Ну и страсти тут у вас, прям можно фильм снимать!

— А то. Вот зачем я так наклюкалась! Чёрт этот зеленоглазый демон тут? — она еле стояла на ногах.

— Да и дерёт в кабинете свою очередную шалаву! Вот что они в нем находят? — помогаю ей открыть дверь, как она со своими стонами ложится на кровать, прямо в одежде и смотрит в потолок.

— Как что? От его кошачьих зелёных глаз можно кончать прямо в трусики! И не говори мне подруга, что он тебе не нравится! — смеётся, а потом довольно быстро умолкает. В считанные секунды её дыхание становится равномерным, бедняжка слишком сильное понервничала. Сажусь на стул, зеваю и случайно для себя засыпаю.

 

Глава 7(часть вторая)

 

 

От лица Виктории.

Открываю глаза почти половина двенадцатого. Вскрикиваю так, будто сейчас начнётся война.

— Аня полдень! Сегодня же ответственное репетиция перед выступлением!

— А! Что? Дай поспать, я так устала. К черту этот кордебалет.

— Рубен с нас три шкуры сдерёт. Аня, я кому сказала!

— Дай, мне воды, чертов сушняк! — жалуется на меня, сразу было понятно, что она не собирается идти на тренировки. Не знаю, сколько мы ещё собирались, но когда мы зашли в зал, во всю уже орала музыка, а это означало, что Рубен гоняет участниц, как Сидоровых коз.

— Марат больше света. Молодец Злата, теперь я знаю, кто будет примой в пятницу и собственно получить награду! — радовалась эта курица, и при этом впилась в него губами.

— Смотрите две бездарности пришли! — смеются остальные девушки над нами, и я стараюсь закрыть Аню собой, вид у неё не слишком презентабельный.

— Рубен Валерьевич.

— И на этом закончим Звягинцева, так тряпки на втором этаже. Швабры возьмите у Кати.

— Что? Я не понимаю вас!

— Хорошо, объясню, раз ты такая тупая! — он покидает своё место и стремительно надвигается на меня. Довольные кошачьи глаза всматриваются в мою душу, чтобы лишний раз растоптать последние надежды. Горячие ладони обхватывают мои щёки и он буквально выдавливает из себя.

— Вы опоздали на три часа, поэтому чтобы вся сцена блестела. Надеюсь Звягинцева ты умеешь мыть пол? И свою напарницу Анну прихвати, всё равно она ни черта не умеет на сцене! — смеётся в лицо, но так просто я не сдамся.

— Знаете, что я не стану драить сцену. Во-первых, я не какая-то оборванка, чтобы выполнять все ваши прихоти.

— Здесь я король, а ты всего лишь пешка! Живо взяла тряпку, и в следующий раз перед тем, как опоздать, сто раз подумаешь! — схватил меня за локоть и сжал так сильно, что клянусь, я едва не заплакала. Наши глаза встречаются друг с другом и я понимаю что мои карие сегодня проиграли.

— Мыть пол значит?

— Да всю сцену! И три лучше,  а не то заставлю перемывать! — приказал мне, будто я была служанкой, но он меня ещё плохо знает.

— Прости Вика, это из-за меня тебе досталось.

— Нет, что ты такое говоришь. Пора окунуть ублюдка в собственном дерьме. Где он сказал швабра у него?

— Вика ты чего задумал?.

— Девочки отдыхаем, вы отлично сегодня поработали! — хвалит их Рубен, а мы тем временем пошли за нужным инвентарем. Беру ведро и наливаю побольше воды. Аня помогает донести мне швабры. Специально добавляю туда пачку порошка, пусть всё будет белым бело.

— Нет это прошлый век, сцену к главному выступлению надо украсить в голубых оттенках! — говорит Марат Рубену, когда мы снова возвращаемся в зал. Принимаюсь за полы и тру так, что остаются белые разводы.

— Он тебя пристрелит! — шепчет мне Аня, а я всё не спускаю взгляда с этого похабного кретина. Какой же он всё таки красивый. Его дикий зверский взгляд в сочетании с харизмой привлекают всё сильнее. Когда он улыбается я замечаю у него приятные ямочки. Стоп, я что опять на него засмотрелась?

— Какие? Голубые только через мой труп, оставляем всё как есть. Ты только представь — монстр выходит на сцену и случайно меня толкает, а хотя для него я очередная грязь. Терпение потихоньку кончается, спокойно Вика дыши, всё нормализуется.

— Здесь прожектор будет освещать Злату, так зритель сможет рассмотреть её шарм.

— И нулевую грудь крупным планом! — зря я это сказала, потому что демон вмиг переключился на меня, и так просто он не отстанет.

— Звягинцева, я смотрю ты снова напрашиваешься на самое подходящее наказание!

— Что заставите драить весь клуб?Не переживайте маникюр замарать не боюсь!

— Да, нет я про пульт и одни великолепные вибро трусики! — ядовито шепчет на ухо, а я краснею, эту реакцию замечает Марат, как же меня достал этот Рубен.Будь, что будет, но я отомщу этому скандалисту. Беру ведро и просто выливаю ему на голову. Все замирают и наблюдают за такой картиной, остатки порошка находятся на волосах Рубена, и я слышу учащенное дыхание. Он закатывает рукава, а потом хватает меня за шкирку и приближает к себе так, что наши губы почти соприкоснулись.

— Позвони Максиму и попрощайся. Ведь другой возможности у тебя больше не представится! — перекидывает через плечо и несёт в неизвестном направлении.

— Выпустите меня, я не ваша вещь!  — мои крики никого не остановили. Он спустится на первый этаж, как бы я не кричала, он всё равно добьётся своего. Открывает дверь комнаты, кажется эта спальня, и я уже догадываюся, чем это кончится. Кидает меня нам кровать, а я хочу ещё как-то повлиять на этого монстра.

— Если вы меня изнасилуете, ваш сын, он не простит этого!

— А кто сказал, что я буду тебя трахать? Я просто посмотрю, как ты будешь плавится на этой кровати, в муках просить выключить эту кнопку. — его слова слишком сильно меня напугали.

— Прошу вас Рубен, не надо. Я не специально.

— Вылила на меня тонну порошка? За это я покажу тебе, каким страшным бывает ад — снимает с меня лосины, которые я приготовила специально для тренировки и оставляет в одном нижнем белье. Надевает на запястья кандалы, которые считаются наручниками и безжалостно привязывает к кровати  — отодвигает первый ящик комода и достаёт оттуда вибратор.

— Нет не надо, я девственница. — не успеваю произнести слово, как он включает какой-то режим на этой поганой штуке, и прикасается к клитору, прямо через трусики.

— Ну как тебе? Остудилась? Сейчас твои трусики будут все мокрыми, когда ты будешь кончать. А я с радостью посмотрю на это горячее представление! — он нажал ещё  одну кнопку, я почувствовала как мой клитор буквально разрывают голодные звери.

—  О Боже!

— Смотри мне в глаза!

— Как же я вас ненавижу! — поток оргазма охватил моё тело, он сжимал мои бедра, а другой рукой терзал вибратором через трусики. Его ядовитый кошачий взгляд уставился на мои намокшие трусики, которые все пропитались наслаждением.

— А теперь проси прощения. Или я повторяю сладкую процедуру! — он приближает свои губы, но всё также не целует, да о чём я сейчас думаю?

— Перед вами? Ни за что!

— Я смотрю ты плохо кончила! Надо опять пошалить своим вибратором! — он включает кнопку, и я уже пожалела, что вылила на него ведро с водой…

 

Глава 8 Прима.

 

 

От лица Вики.

Вот зачем я вообще вылила на него то ведро, теперь наши отношения напоминали вулкан. Разумеется, я не рассказала Максиму о любимых наказаниях его папочки. Как бы я не провинилась перед Рубеном выступать, он всё равно меня заставил. Ну что же буду крутить задницей перед зрителями, а хотя кто тебя заметит Виктория, ведь все аплодисменты достанутся этой Злате.

— Зайка, тебе полотенце не принести? — Максим врывается в ванную, а я пытаюсь скрыться за пышной пеной, чувствую самый настоящий стыд.

— Макс, я же голая!

— Ну же зайка не сердись, я же просто хотел посмотреть на твою неземную красоту. Разрешишь? — прямо в одежде залезает ко мне в ванную и берёт на руки. Его жаркие поцелуи обрушиваются словно жаркий пожар. Хочу вырваться, но он сильнее, его слишком настойчивые губы не остановятся, они, будто хотят меня совратить. Отвечаю на поцелуй, и мы падаем в воду, вся одежда Максма в пене, я уже сдалась и жду продолжения этой дикой страсти, как на его мобильный позвонили.

— Алло.Да отец, знаю, что на той неделе у тебя День Рождение. Как такое можно забыть? Не мешай мне заниматься любовью со своей невестой! — выключает телефон,  открываю рот от неожиданности.

— Максим, зачем ты сказал отцу такие подробности?

— Он бы тогда не отстал, иди ко мне зайка! Я хочу тебя, малыш ты слаще любого шоколада — его язык начинает ласкать мой сосок, как-то не хочется терять девственность в этой ванне. Но больше всего меня напрягло другое, когда вместо Максима я представила Рубена. Ведь он ни разу меня не поцеловал. Почему я так ждала его сладких прикосновений? Вижу дьявольские глаза, хочу стать его богиней. Целую Максима, а сама мечтаю о Рубене, в моих фантазиях, он похитил мою невинность прямо на сцене.От одной мысли об этом кретине, всё тело налилось удовольствием. С ужасом отстраняюсь от Максима. Нет, я не могла же влюбиться в Рубена?

— Вика, я причинил тебе боль?

— Нет, просто я сегодня волнуюсь перед выступлением. Ты прости меня.

— Любимая, иди ко мне! Я готов ради тебя нам всё! Ты же мой зайчишка, а знаешь, как сильно я люблю свою зайчишку.

— Сильно?

— Тебе показать? Боюсь, тогда твоя киска будет в опасности! Но я с радостью послушаю твои крики — он опускается вниз, чтобы наказать мой бутон, как я его решила остановить.

— Максим, давай вечером, сейчас все мысли об этом проклятом выступлении.

Примерно к шести часам вечерам я добралась до клуба Карди, здание сразу же привлекло меня своим роскошными неоновыми огнями. Стеклянные двери, большие панорамные окна, словно дворец из сказки. К счастью, я приехала одна из самых первых, всё никак не могу прийти в себя. Будем считать, что это было небольшое помешательство по этому мерзавцу. Вика ты не можешь влюбиться в Рубена, потому что он плохой, слишком плохой и…Замираю, когда вижу его в роскошном дорогом чёрном костюме. Он с кем-то разговаривал по телефону, а я как дурочка с раскрытым ртом не переставала его разглядывать.

— Под эту музыку моя прима не будет выступать!

— Звягинцева, какого черта ты меня рассматриваешь? Живо переоделась в концертный костюм! — он разозлился, я утонула в омуте слишком красивых изумрудных глаз. Сейчас, когда он просто так меня смотрит, я готова упасть в обморок от страшного желания слиться с ним в поцелуе. Он же даже не растерзал меня своими губами.

— Звягинцева! Ты оглохла?

— Рубен, тут такое дело, в общем Злата, она.. — к нему подошла Света, лучшая подруга нашей примы.

— Ты что в рот набрала воды? Где Злата? Говори, или я вас всех вышвырну из кордебалета! — гнев Рубена испугал всех настолько, что все стали суетиться вокруг него, как мухи.

— Она подвернула вчера ногу в клубе на танцах!

— Что? Кто разрешал ей на кануне самого ответственного мероприятия таскаться по таким местам!Марат мать твою, иди сюда! — со всей силы ударяет в стену, и все девушки стали перешептываться.

— Рубен, замени её кем-нибудь!

— Белины объелся? Кем?

— Поставь Вику.

— Кого? Эта бездарность и в подметки ей не годится. — говорил так, будто его сердце ненавидит меня настолько, что готово разорвать в клочья. Почему я чувствую сильнейшую боль в груди! Какая разница, что он думает о тебе.

— Может, я просто поеду домой? Раз вы настолько сильно меня презираете?

— Да, сделай милость, ты же испугаешь всех зрителей.

— Хорошо, пошли вы с вашем кордебалетом в задницу! Я буду лучше танцевать уличные танцы, чем быть вашей рабыней! — хочу уже покинуть здание, как слышу спасительный голос.

— Рубен, это не только твоё шоу! Поэтому вместо Златы, примой сегодня станет Виктория!

Все опешили от его заявления, глаза дьявола пронзают меня на сквозь. Он сотрет меня в порошок после этого выступления

— Ты решил похоронить наш бизнес? Она не умеет даже делать растяжку! Андрей, хватит мне перечить! — орет на него Рубен, а я встречаюсь со взглядом остальных участниц, одна только Аня радуется моей так называемой победе, остальные готовы взять меня за волосы и расцарапать лицо.

— Значит будет импровизировать! Вика, готовься к  выступлению! — обнимает меня за плечи Андрей, я едва могу отойти от шока, всё что угодно могла ожидать, но только не этого. Девушки фыркают и забегают в гримерку. Хочу уже последовать за ними, как Рубен хватает меня за локоть и разворачивает к себе, я едва не соприкоснулась с его губами.

— Если ты опозоришь меня на сцене, я устрою тебе такую групповуху, после которой Максим вряд ли на тебе женится! — он кусает меня в шею, словно вампир высасывая все мои силы.

— Не дождетесь, Рубен Валерьевич! Вы ещё оглохните, когда публика с пристрастием будет мне аплодировать!

— Даже интересно посмотреть, как ты будешь раздвигать свои ножки! В этом зале собралось слишком много звёзд и твои жалкие танцы вряд ли их растрогают! Вперёд прима, я жду твоего падения, — отталкивает от себя, а я кладу руку на своё сердце, оно так сильно стучит. Пара показать этому Рубену, что он пустое место.

— Вика, быстрее через десять минут начало!

— Иду Ань, а костюмы слишком откровенные?

— Да нет то слово, отомсти ему подруга за всех девушек, которых он беспощадно выкинул из шоу!

 

Глава 8 (часть вторая)

От лица Рубена

Не думал, что Андрей заступится за эту мерзавку. Как же ловко оно влезла в мою жизнь, сын ей в рот заглядывает, и тут бац стала примой, кордебалета, моего кордебалета. Почему когда я смотрю в её глаза мне хочется её растерзать? Схватить за волосы и запереть в своей кровати и наказывать её тело до самого утра. Нет Рубен нельзя, твой сын Максим, он же одержим этой девкой, хотя я понимаю, на что он повелся.Её карие глаза словно у хитрой ведьмы наводят на грех, я бы давно посадил бы её на ошейник и оттрахал во все щели за её поганый гонор, и не таких ломали, ведь безжалостно вырывать сердца это моя стихия, а тут у девочки появился прям иммунитет в лице моего сына. Ради его счастья я готов на всё, но как представлю, что он может на ней жениться в жилах закипает кровь, она никогда в жизни не станет Викторией Титовой, хотя думаю ещё пару месяцев и он избавиться от этой надоедливой игрушки.

—  Круто он тебя Рубен! И с чего бы это Андрюша поставил Викторию примой? —  Марат занимает место  в первом ряду, мне слишком не понравился его комментарий.

—  На что ты намекаешь?

—  Рубен, ты ослеп? Да он собирается с ней переспать.Кто-то из участниц, как бы ему намекнул, что эта Золушка девственница.

—  Она невеста моего сына, никто не имеет право к ней прикасаться Мне ему сразу голову оторвать? —  я закричал настолько сильно, что на меня стали оборачиваться приходящие гости.

—  Остынь, ты так резво её защищаешь, как будто она сама тебе нравится. Признай, какой адреналин можно испытать, когда эта девочка делает пируэты, а плие…Да фигурка у неё класс, а эти пухлые губы, представь, какой минет они могут сделать.

—  А теперь послушай сюда —  схватил я его за горло. —  Если ты ещё раз ляпнешь что-то подобное свои языком, то я его отрежу своим ножом, а Андрею лично от меня передай, если ему дороги его яйца, то пусть держится от неё подальше.

—  Задушишь! Сдалась мне твоя Вика, ты прям за неё боишься, словно она твоя дочь и ругаешь так же на тренировках. Спокойно, настройся на выступление.

 

От лица Виктории.

Всё тело покрывается мурашками от страха, там же полный зал и тут я какая-то простушка из Брянска, которая совершено ничего не умеет.

—  Вика этот наряд просто бомба, ты такая в нём красотка! Да все мужики будут слюни по тебе пускать —  заправляет Аня мои волосы в пучок, а я никак не могу скрыть своё волнение, слишком много эмоций, а вдруг всё полетит прахом.

—  Ань, почему  Андрей сделал меня примой? Тебе не кажется, это немного странным.

— Вот дура, я не могу! Да трахнуть он тебя хочет. Ты думаешь, что в этой жизни всё так просто. Ой, я приехала из маленького городка, посмотрите какая я красивая, я прям одуванчик! Так что ножки раздвигай по шире, тренируйся. —  подошла к зеркалу Света, лучшая подруга Златы, а у меня в горле образовался непроходимый ком. А что если это действительно правда.

—  Нет, мне не нужно это место примы, я не шлюха!

—  Вик, вот скажи кого ты слушаешь? Эту пустоголовую курицу? Она просто тебе завидует! Подруга, держу за тебя кулачки докажи всем, что ты звезда. Твой выход через десять минут после нашего вступления. —  обняла меня Аня и приготовилась выходить на сцену.

 

От лица Рубена

 

Сердечко не на месте, на самом деле я жуть как переживал за эту девчонку, а вдруг она оступится на сцене, к тому же слова Марата всё никак не выходили из головы, можно сказать эта дурочка в опасности. В зале гаснет свет, на сцене зажигается прожектор и появляется два маленьких ангела, две девушки, одна из которых делает пируэт, а другая пытается ей помешать, а именно раздевает её! Оставшись в одном нижнем бельё девушки начинают как бы ласкать друг друга, сливаясь в мелодию танца, а дальше появляется другая пара девушек, две первые срывают их ангельские крылья и также раздевают. Это выглядит слишком эротично, девушки в прозрачном нижнем бельё, одна за другой делают ассамбле( высокие прыжки с одной ноги на две).Музыка прекращается, страшный треск, будто происходит взрыв. Лёгкая мелодия охватывает зал, сейчас состоится страшная буря. Девушки одна за другой встают на колени, когда сверху на огромных качелях появляется прима. Я остолбенел, когда встретился с глазами этого ангела, да это был действительно ангел, и создалось такое впечатление, что зрители действительно в это поверили. Она спустилась на сцену и её окружают голодные соперницы, одна из них рвёт крылья, другая срывает юбку пачку, распускают волосы, и сейчас она остаётся в гипюровом комплекте нижнего белья, расшитое драгоценными камнями. Она расталкивает их, она прима, она здесь горячий ангел. И сейчас к ней на помощь приходят пять дьяволов в тёмных костюмах, это была моя задумка пригласить в это шоу пять балерунов, насколько органично это будет смотреться.Один из них ласкает её спину, другой, хочет добраться до груди, а третий наровит залезть в трусики. Чувствую дикую ревность, её глаза с вызовом смотрят на меня, уверен, что она решит отомстить. Зал шокирован, когда она отталкивает всех этих бесподобных красавцев и начинает делать гранд плие, делает глубокое приседание, от чего я едва сдержал возбуждение. Её глаза с вожделением рассматривали меня, поворачиваю своё лицо и наблюдаю за Андреем, он облизывает свою нижнюю губу, ещё бы такую приму не захотеть. Коварный белый ангел делает многочисленные пируэты, отчего остальные девушки ей подчиняются и каждая из них садится на шпагат, теперь дело за нашей примой.Но тут музыка меняется на быструю и наш скромный ангелочек перевоплощается в дьяволенка. Быстрый ритмичный танец, что она задумала? Один из мужчин кладёт ей руки на талию, и через несколько минут они сливаются в быстром танце Джайве. Ни минуты отдыха, второй балерун вырывает нашего ангела из объятий первого, и захватывает в диком танце Румба. Все зрители такого не ожидали, я едва могу сдержать все свои эмоции. И когда третий заманил её в танец танго, публика, не дожидаясь окончания выступления, аплодирует стоя.

— Браво! Какой божественный цветок. Ангел, это девушка и вправду ангел!

Занавес опускается, я в таком шоке, не зря я увидел в ней эту искорку, но теперь я понимаю, как она опасна для этого кордебалета. Словно один девственный ангел и сотни голодных демонов, которые мечтают над ним надругаться.

— Рубен, кто это девушка? Она великолепна! — подходит ко мне одна семейная пара.

— Наш новый ангел. Я тороплюсь! Простите — выхожу в коридор и хватаюсь за голову, как вспомню её выступление, в жилах стынет кровь, она невероятно талантлива, а её тело оно так и манит покрывать его поцелуями. Захожу в кабинет и достаю бутылку своего виски, нужно снять напряжение. Не успеваю сделать глоток, как дверь открывается и на пороге появляется она. Чертовка накинула лёгкий шёлковый халат, но мои глаза всё никак не могут забыть как же грациозно она выгибалась на сцене.

— Зачем явилась Звягинцева? — боюсь посмотреть в её глаза, соблазн разорвать её халат и нагнуть на этом столе, просто дикий.

— Как я вы выступила? — голос, он будто сладкий стон, как бы она хорошо смотрелась в наручниках, привязанная к моей кровати. Стоп Рубен, она невеста Максима, твоего сына. Очень сложно сдержать свою жажду. Решаюсь поднять свой взгляд и пропадаю…На её шёлковых ресницах остались блестки после концертного выступления, а кожа она наверное, такая бархатистая, член наливается удовольствием, нет малышке лучше уйти.

— Паршиво. И твоё счастье, что публика не заметила твоего безударного выступления.

— Безударного выступления? Но мне так аплодировали, и даже хотели взять автограф. — её глаза вот-вот станут мокрыми от слёз.

— Звягинцева, эти люди настолько сильно меня уважают, что готовы принять любую приму, даже огромное чучело. Так что пошла вон!

— За что вы так со мной? Я думала, что…

— Чего ты хочешь от меня? — срываюсь и прижимаю её к стене, соблазн попробовать эти губы просто сумасшедший.

— Ваших добрых слов, вашей ласки, но видимо, вы настолько сильно меня презираете, что готовы унизить!

— Ты права, я ненавижу тебя. Слишком сильно Виктория. До трясучки…— мой язык проходится по её нижней губе и она издаёт стон, губы хотели уже переместится на её шею и тут я вспомнил про Максима, он любит её и никогда не простит своего отца. Отшвыриваю её от себя, словно она мне противна.

— Пошла прочь! А если хочешь ласки, обратись к моему сыну, Звягинцева!

 

 

 

Глава 9 Порву за неё.

 

От лица Виктории.

 

Выбегаю из его кабинета, нет сил, больше смотреть в глаза, которые острее самого кинжала. А что ты ждала Вика его любви, ласки? Он бесчувственный, лёд в его сердце вряд ли растает, а ты для него всего лишь бездарная Звягинцева. Слезы опаляют мою кожу, хочется кому-то высказаться, но я сильная, если я приехала в эту Москву и стала примой кордебалета, значит мной можно гордиться. Иду в тёмном коридоре, не замечаю Андрея и практически падаю в его объятия.

—  Виктория, а почему такое настроение? Как же ты блистала на сцене, а эти слёзы, ангел ты разбиваешь моё сердце! —  он проводит пальцем по моей мокрой щеке, словно снимает всю боль.

—  А Рубену видимо не понравилось моё выступление. Скажите, за что он так сильно меня не любит?

—  Не обращай внимания, он просто не видит истинной красоты! Виктория, ты роза, которая пахнет весной! —  его губы опускаются касаются моей ладони, он был таким нежным, как же мне хотелось ему довериться.

—  Но я так старалась.

—  Так дело не пойдёт, сейчас мы с тобой зайдем в одну комнату и поедим мороженое! Оно такое сладкое, Вика —  он берёт меня за руку, и заводит в довольно странный кабинет. Широкая кровать, прямо на ней наручники, всё это кажется жутким со стороны.

—  Зачем мы пришли сюда? — встречаюсь с его хитрыми глазами.

—  Как тебе сказать Виктория, я думал, что одна не послушная малышка забыла отблагодарить меня. Стала примой, теперь у тебя будут толпы поклонников! —  надвигался на меня словно голодный зверь.

—  Зачем вы заперли дверь? —  трясусь, будто передо мной самый ужасный маньяк убийца.

—  Чтобы нам никто не мешал. А твои крики о помощи будут сливаться с этой  мелодией—  включает музыку, а я со всей силы бросилась к двери, хватает за волосы, чем причиняет жуткую боль.

—  Куда собралась? Я хочу получить благодарность, ведь Рубен никогда бы не выпустил тебя на сцену. Давай повеселимся крошка! —  хочет снять с меня халат, а я начинаю плакать, за что же мир настолько не справедлив.

—  Помогите!

—  Заткнись сука! —  ударил меня по щеке, от чего я отлетела к стене.

—  Хватит ломаться, быстро встала раком!

Как грязное животное, он хватает меня за локоть и ведёт к кровати.

—  Отпустите меня, вы же не пойдете на насилие! —  бесполезно вырываться, этот монстр гораздо сильнее. Ставит раком на кровати и жёстко разрывает трусики, вы когда-нибудь были в аду, я только что здесь оказалась.

 

От лица Рубена.

Алкоголь помог немного заглушить боль в этом гребаном сердце. Как же всё сложно, сначала я действительно её ненавидел, а сейчас чувствую вожделение к этой девчонке.Бутылка виски допита до конца, перед глазами снова эта Виктория, а ведь скоро она станет моей невесткой, только бы не сорваться и не искусать до крови её губы. Представляю, какой адреналин испытывает Максим, когда каждый день к ним прикасается. Пьяный дурман от чего голова совершенно не соображает. Смотрю на пол и замечаю маленькую серебристую вещь, эта её сережка.Вот зачем она приперлась в мой кабинет? Теперь всю мою ночь будет снится. Беру эту злосчастную вещь и убираю в карман, нужно срочно её найти. Выхожу из кабинета, даже в этом чертовом клубе Карди, я имел отдельный кабинет, где творил самый настоящий разврат с этим подонком Андреем. То как он на неё смотрел, мне слишком сильно не понравилось. На пути мне встречается Аня, не хочу, чтобы танцовщицы видели меня в таком состоянии.

—  Рубен Валерьевич, вы Вику не видели? А то звоню ей на мобильный, а она трубку не берёт!

—  А мне то откуда знать, где она? Наверное, тискается с сыном, —  от того, что она может сейчас стонать в объятиях сына, я чувствую ревность, спокойно Рубен, ты ведь не тряпка. Хочу уже завернуть за угол, и оставить Аню, как слышу крик из комнаты этого ублюдка.

—  Нет, прошу вас.Я не хочу

 

Мы с ней переглядываемся, только бы не началась паника.

— — Езжай домой, я сам разберусь!

—  Но Вика, вы слышали, она в опасности!

—  Я что тебе сказал, чтобы через пять минут духу твоего не было —  закричал ,я как ненормальный, а сам мечтал расправиться с этой сволочью. Ледяной мороз по коже, с каждым шагом, в моё сердце вонзаются иголки. Стучусь в его дверь, не хочется устраивать драку в коридоре, здесь почти везде камеры, шеф клуба Карди может разорвать с нами договор, ему не нужны всякие разборки.

—  Рубен? —  появляется на пороге этот ублюдок, как я хватаю его за грудки и затаскиваю, как падаль в комнату. Мои глаза встречаются с Викой, она вся дрожит, на её щеках ссадины, глаза мокрые от слёз. Я будто прочувствовал на себе насколько ей плохо.

—  Тварь, как ты посмел её тронуть! —  ударяю его в живот, и он падает на диван.

—  Какая разница? Тебе и сыночку значит можно драть эту шлюху, и а мне нет? Пусть расплатится, ведь я сделал из неё приму!

—  Повтори Мразь, ты понимаешь что если твой член тронул её, я же тебя закапаю. Она ангел, её нужно боготворить. —  снова мой удар в живот, он хочет дать мне сдачи, но куда ему со мной тягаться

— Сука, а вот за это ты ответишь! Я разрушу твоё шоу Рубен, ты у меня будешь выступать в стриптиз клубе, а Дансера я продам.

—  Плевать, я не собираюсь работать с такой сволочью! —  вырубаю его кулаком, а потом встречаюсь глазами с своим испуганным ангелом. Она будто не дышит, а я превращаюсь в статую. На ватных ногах приближаюсь к кровати и отцепляю её запястья от наручников.

— Он хотел меня изнасиловать. Я плохая прима, надо со всеми трахаться, и ложится в кровать словно шлюха.

—  Не смей так говорить! Вика, ты не должна губить свой талант и падать так низко.Я не позволю никому тебя обидеть! Иди ко мне малышка, по плачь у меня на груди —  беру её на руки, она сдалась, словно маленький хрупкий котёнок. Целую её в лоб, как же сильно, я за неё испугался. Чувствую аромат её волос, они пахнут ванилью. Слёзы пропитали мою рубашку, как же сильно она рыдала. В коридоре стягиваю с себя рубашку и передаю ей.

—  Вот надень, не будешь же ты разгуливать в клубе в таком виде!

—  Спасибо, моя одежда, она осталась на втором этаже! —  заикается, я не могу смотреть спокойно на неё в таком состоянии.

—  Пошли вместе, хватило уже приключений на твою задницу, —  беру её за руку словно непослушного ребёнка, и тут она задаёт мне неожиданный вопрос:

—  Почему вы спасли меня?

Всматриваюсь в грустные уставшие карие глаза и еле сдерживаю себя, чтобы не слиться с ней в поцелуе.

—  Я не позволю никому обижать свою девочку!

—  Так говорите, будто я вам дочь?

—  Будем считать, что я твой папочка Виктория, ведь если с тобой что-то случится, мой сын не переживёт

—  Все ясно —  подходит она к гримерке, а я всё никак не могу оторвать от неё своих глаз. В этом блеклом освещении, она словно звезда, спустившаяся с небес, так бы ей и любовался.

—  И что же тебе ясно? Может, просветишь

—  Вы сделали это ради Максима, и если бы он любил другую девушку вы тоже её спасли.

—  Оригинальная логика! Да, Звягинцева, а ты думала, я как белый принц побежал спасать Золушку? —  прижимаю её лицом к стене, и властно кладу свои руки на её ягодицы —  Я бы даже присоединился к Андрею, мы и не такие груповухи устраивали! Так что спустись с небес, ты мне безразлична Виктория!

 

Глава 10 Признание.

 

От лица Виктории.

После того случая в клубе Карди, весь кордебалет ушёл на небольшие каникулы. И вот уже третий день я не видела два зелёных изумрудных огонька, которые намертво пропитаны холодом.Закрываю глаза и произношу его имя, чёртов Рубен, нет Вика тебя нельзя. Но видимо я по уши втрескалась в отца своего жениха. И что же теперь будет? Мало того, что он ненавидит меня, и ещё я нагло вру в своих чувствах Максиму. И сегодня состоится грандиозный праздник День Рождение его папочки, на который я вообще не хочу идти. Нежусь в кровати, под тёплым одеялом и представляю, как властные руки Рубена скользя по моим соскам, а дальше он забирается ко мне в трусики. Что с тобой стало Вика? Это же стыдно, но такой пошлой сделал меня этот мерзавец. Звонок в дверь, я вскакиваю с кровати, и кого это принесло с утра по раньше. Открываю дверь и встречаюсь с Аней, только её не хватало для полного счастья.

—   Мои поздравления! Ты их сделала! Виктория звезда Дансера!!! —   обнимает меня, а я чувствую странную боль в груди.

—   Спасибо, но я решила отказаться от места примы!

—   Вик, да ты что? Такой шанс выпадает только раз в жизни! Что-то случилось? —  снимает она пальто, и мы заходим на кухню.

—   Всё замечательно. Смотри в какой роскошной квартире я живу. Стала звездой, у которой толпы поклонников. Что ты, всё в порядке! —   включаю чайник и подхожу к окну, мелкие слезинки появляются на глазах, только бы она их не заметила.

—   Вика, ты врать не умеешь.А ну, выкладывай.

—   Слушай, мне Максим такой вкусный шоколад купил и чай с клубникой, ты должна его попробовать! —  достаю две чашки, одна из которых случайно падает на пол и разбивается. —  Чёрт!

—   Осторожно, обрежешься! —  помогает собрать осколки, и замечает мои слёзы.

—   Ты плачешь? Вика, не мучай меня скажи, что случилось? Я знаю, мы мало знакомы, но поверь я не из тех, кто способен воткнуть нож в спину.

—   Мне нечего скрывать. Просто очень сильно переволновалась, этот Андрей, он хотел меня изнасиловать прямо в своём кабинете.

—   Ну Рубен его уволил! Не слышала?

—   Как уволил?Они же вроде партнёры!

—   Рубен выкупил его акции,  избавился от этого слизняка, поэтому теперь твоя задница в безопасности. Но ты мне зубы не заговаривай. А ну колись, что случилось? Неужто, Максимка накосячил?  —   она откусывает ломтик шоколада и всё так же не спускает с меня своего любопытного взгляда. Набираю в лёгкие побольше воздуха, что творится с сердцем, мне никак его не успокоить.

—   Я… —   заикаюсь, но так хочется слить свою душу, хотя вряд ли она поможет мне в сложившейся ситуации. —   Я влюбилась в Рубена.

Она роняет плитку шоколад на пол, представляю, как её ошарашила эта новость.

—   Только не это. Вика что же ты наделала? А Максим, он знает?

—   Нет, конечно. Видишь, поэтому мне наверное, лучше покинуть кордебалет.

—   Вы спали?

—   С кем?

—   С Рубеном, конечно! —   по её голосу было понятно насколько сильно она ошарашена.

—   Он ко мне и пальцем не притронулся, ты не представляешь насколько сильно я мечтаю о его губах. А он ни разу меня не поцеловал —   плачу от бессилия, сама виновата, зачем я вообще приехала в эту Москву?

—   Странно, я думала, что он тебя давно оприходовал! Нет, не подумай плохого, просто Рубен, он со всеми девицами так поступает, а с тобой он ведёт себя как-то странно!

—   Что тут непонятного, я избранная кукла его сына. Он слишком сильно любит Максима и ради его счастья готов на всё, а я для него грязь. —   самой больно после оказанных слов.

—   Но бросать место примы, это необдуманный поступок!

—   Я не могу каждый день смотреть в его глаза и мечтать, чтобы он приласкал меня своей кровати.

—   Подумай о Максиме, он ведь действительно тебя любит, а если ты всё бросишь, представляешь, как он будет страдать? —   не успевает договорить, как мне на мобильный позвонил виновник нашего разговора.

—   Алло!

—   Как себя чувствует мой зайчонок? Блинчики покушала? Открой шкаф, я купил для тебя с ногсшибательное платье.

—   Максим, а можно я не приду! Понимаешь, твой отец он слишком строго ко мне относится. На тренировках его хватает по горло.

—   Нет, так дело нет пойдёт. Хочешь я с ним поговорю?

—   Стой, не надо.

—   В чём проблема? Он тебя обидел? Ты не обращай внимание на папу, порой он бывает суровым, но на самом деле в душе он другой!

—   Максим, я прошу ничего ему не говори!

—   При одном условии, моя любимая наденет красное блестящее платье на тонких бретельках и приедет на роскошном лимузине, который заедет за моей принцессой в семь часов.

—   Шантажист, вот скажи почему ты такой паразит?

—   Потому что я люблю свою девочку, и если она будет плакать, я её запру в комнате и буду целовать всю ночь, в каждый участок её бесподобного тела.

—   Хорошо, ты выиграл, я приеду!

—   Малыш, я не видел тебя пару часов, а уже страшно соскучился, разве бывает такая любовь? —   от его нежного голоса всё тело покрывается мурашками. Вот почему сердце не прониклось к этому белому принцу? Выключаю телефон и встречаюсь взглядом с Аней.

—   Да уж подруга, у вас тут такие страсти, что самый жаркий роман про любовь отдыхает.

 

Мы просидели с ней до самого вечера, стрелка часов показала шесть и я лихорадочно начала собираться. Открываю шкаф и прихожу в шок.Это что и есть то самое платье? Решаюсь его примерить без лифа, и едва сдерживаю свои эмоции. Максим издевается? Да как только его папочка меня в нём увидит, быть беде. А что, отличная возможность отомстить за мою неразделённую любовь. Время полетело незаметно, и вот уже через час я сидела в том самом роскошном Лимузине, который вёз меня на праздник к жестокому и порочному дьяволу. Выхожу около дворца, и мне навстречу выходит Максим в шикарном костюме, с охапкой алых роз, точно в цвет моему платью.

—   Ты божественна, любовь моя насколько же ты прекрасна! —   он оставляет на шее обжигающие поцелуи, а я вижу зеленоглазого демона, который прошёлся своими хитрыми глазами по моему слишком откровенному платью. Чувствую, как пожар страсти прожигает меня насквозь.Он приближается, и  я едва могу справиться со своим сердцебиением, только бы не упасть в обморок от такого волнения.

—   Максим, что же ты держишь свою невесту на улице! Прошу Виктория, — Рубен пристально смотрит на мои губы, и я еле сдерживаю себя, чтобы не упасть на своих тонких шпильках.

—   Извините, я немного опоздала!

—   И чем же ты занималась? —  шепчет мне на ухо, а я боюсь снова посмотреть в его глаза, они имеют на меня слишком большое влияние

—   Как чем? Выбирала этот наряд! —   решаюсь ему возразить, хорошо, что Максим прошёл немного вперёд, и не услышал нашего увлекательного разговора.

—   Но вижу ты забыла главную деталь своего марафета, бюстгальтер! Увы Виктория,  я прекрасно разглядел твои соски!

Его рассуждения приводят меня в шок. Да, ну и вечерок мне предстоит.

 

Глава 10 (часть вторая)

От лица Рубена.

Я до последнего надеялся, что эта девчонка не придёт. И вот сейчас, когда эта ведьма вырядилась в безумно откровенное платье, я с трудом сдерживаю в себе демона, чтобы не впиться в эти набухшие соски. Мы зашли в гостиную, где жена цокатала с мужем её подруги.Не удивлюсь, что она с ним спит.Но моё внимание было приковано к Виктории, её имя это сладкий коктейль с добавлением виски двадцатилетней выдержки. Не стоило мне открывать вторую бутылку, так и не дождавшись их приезда.

— Сынок проследи, чтобы твоя невеста не налегала на сладкое! А то потом на тренировках заставлю бегать как белку в колесе, — с трудом могу оторвать от неё своих опьяневших глаз.Замечаю, как она мило ему улыбается, интересно, как она кричит, когда испытывает оргазм. Хотя мне то этого не знать, в тот день я мечтал оказаться на месте этого вибратора.

— Вика, как я рада, что ты всё-таки решила приехать! Мне тут Максим сказал, что тебе нездоровится. — пытается быть любезной Оксана, но у неё это плохо получается. Смотрю на гостей , они с вожделением рассматривают слишком короткое платье этой чертовски. Меня разжигает дикий интерес проверить какого цвета у неё трусики. Пора завязывать с выпивкой, алкоголь превращает меня в ненасытного животного.

— Что вы , я просто перетрудилась на тренировках!

— Правда? Странно, а я не заметил. Когда же твоя невеста Максим, научится правильно раздвигать ноги. — чувствую как член наливается от одной мысли, насколько сладкими могут быть её соски, так бы искусал их.

— Пап, можешь хотя бы в праздник не придираться к зайчонку? — Максим целует её в шею, а я почувствовал непроходимый ком, мне слишком сильно это не нравится.

— Знаете, к сожалению у меня мало опыта, может расскажите как их правильно их раздвигать? Вы же ас в этом деле! То и дело наказываете девушек в своём кабинете — мерзавка говорит с вызовом, но она ещё ответит за свой гнилой язычок.

— Думаю Максим с этим лучше справится. Так что сынок нужно хорошенько драть своего зайчонка, а то глядишь серый волк сорвется и оторвет ему хвост— облизываю нижнюю губу, вижу, как она напряжена, пусть помучается нахалка.

— Вика, вы простите Рубена, он так прекрасно влился в роль Цербера, что порой даже дома переигрывает! Попробуйте мой салат с креветками! — встаёт на её защиту Оксана, а я всё никак не могу оторвать взгляд от их пары с Максимом. Он так смотрит на неё, будто она его богиня, порой такую любовь называют одержимостью, она хуже самого ужасного вожделения. А что творится с тобой Рубен, ты просто тащишься по изгибам её сочного тела.

— Потанцуем? — понимаю, что моё предложение ошарашит девчонку.

— Не думаю, что это хорошая идея!

— Почему? Боитесь поскользнуться на своих тоненьких шпильках?А я думал прима умеет всё!

— Я умею танцевать на каблуках!

— Докажите! — встаю из-за стола и протягиваю ей руку, наши глаза метают друг в друга стрелы, чертов алкоголь может сыграть надо мной злую шутку. Играет медленная музыка, которая, как опасный пожар разгорается всё сильнее и сильнее. Мои руки властно располагаются на её талии, от чего её сердечко тает.

— Танго это танец страсти, но думаю тебе не хватит шарма, чтобы соблазнить меня! — шепчу ей на ухо и чувствую аромат её духов, они точно с привкусом пачули и лаванды.

— Может проверим? Почему вы постоянно меня унижаете?

— Потому что — разворачиваю её к себе спиной и щипаю за ягодицы, от чего вижу её возмутительное состояние. — Этой заднице маловато мастерства.

— Тогда почему ваш возбуждённый член упирается мне в задницу?

— Осторожно, Виктория мой сыночек смотрит за нами, ты же не хочешь прямо на его глазах попрыгать на нём? — кусаю мочку её уха, возможно в трезвом состоянии я бы себя так не вёл, а тут все чувства будто восстали против меня.

— Не прижимайтесь ко мне! Зачем провоцируете?

— Радуйся, что я не рассказал ему, как ты кончала от того вибратора! Создаётся такое впечатление, что ты вообще не мастурбируешь.

— Какие вы разные. Ваш сын он — смотрит своими карими глазами, о которых я мечтаю целый вечер.

— Давай я закончу за тебя. Он белый принц, на шикарном коне, но только его принцесса мечтает о хладном демоне, который вытирает об неё ноги, а знаешь почему? — моя рука касается её соска через платье и она закрывает глаза. — Потому что она влюбилась в него!

— Нет, это неправда! — с ужасом отстраняется от меня, но я вижу, как она тает в моих объятиях.

— Хочется верить, ведь Рубен никогда не влюбляется в таких, как ты! Иди Виктория, Максим страшно по тебе соскучился — понимаю насколько она недовольна, но такова моя сущность постоянно играть на нервах у таких цепочек, как она.

 

От лица Виктории.

 

Поигрался, как с котенком и бросил, но я не доставлю ему такого удовольствия.Сколько можно меня унижать?

— Зайчонок, надеюсь мой отец тебя не съел?

— Да нет, что ты. Я привыкла к его ядовитому гонору!

— Жаль, а я так хотел, чтобы вы подружились.Знаешь насколько сильно мне это важно — в его глазах я прочитала грусть.

— Максим, о чем ты сейчас?

— Минутку внимания! Папа, мама, вы знаете как вы дороги мне. — обращается Максим к родителям , а я с испугом в глазах встречаюсь взглядом с деспотом в лице его папочки.

— Сынок, а мы-то тебя как любим! — еле сдерживает слёзы его мама, а я посмотрела на взволнованных гостей. Интересно, что задумал Максим.

— Вика, я влюбился в тебя по уши.Помню, как в тот день потерял дар речи от твоих глаз, от  твоей неповторимой улыбки. Не могу больше запирать свои чувства на замок — он достаёт из кармана тёмно-синюю бархатистую коробочку, и у меня пропадает весь кислород.Это ведь не то, о чём я подумала?

— Максим, ты меня пугаешь — трудно сдержать волнение, знаю что монстр пожирает своим взглядом.

— Ты выйдешь за меня замуж? Потому что без твоей любви этот мир не имеет смысла. Ты словно красная роза в холодную зимнюю стужу, мой огонёк в тёмную ночь! Я люблю тебя!

Казалось весь мир замер, он был ошарашен, шокирован данной новостью, а что теперь делать мне?

 

Глава 11 Хочу  его игрушку.

 

От лица Виктории.

Как же неудобно перед Максимом, сколько искренности в его словах.А ты дрянь Вика по уши влюблена в его отца, который ехидно подносит бокал к своим губам и ждёт моего дальнейшего ответа. Казалось все гости рассматривали меня с таким вожделением, кто-то шептался. Ещё бы у сына Рубена Титова появится новая игрушка.

— Вика, любимая я прошу не молчи! — глаза Максима всматриваются в мою душу, ох если бы он знал истинную правду выгнал бы меня из квартиры, и растоптал, как ненужную букашку.

— Виктория, не мучайте моего сына! Его сердце сгорает от бешеной страсти, от любви он потерял рассудок! — Рубен будто специально подталкивает меня в страшный капкан, из которого я потом вряд ли освобожусь.Его глаза снова гипнотизируют меня, будто мы одни с ним в этом аду.

—  Я согласна Максим. Я стану твоей женой — не отрывая своего взгляда от Рубена, я говорю ложь, из-за которой моя жизнь покатится ко всем чертям.

— Браво! — все гости захлопали, казалось я оглохну, от такого шума, но больше всего меня волновал этот чертов Рубен, как теперь мы будем уживаться вместе.

— Любимая, это самый лучший подарок! — поднимает меня Максим на руки, какая же я на самом деле дрянь.

— Задушишь! Макс, на нас смотрят гости!

— Мне плевать на всех, моя принцесса сказала да! Я подарю тебе мир. А луну хочешь ?

— И как же ты её достанешь? — смотрю в его счастливые глаза, ну почему я не теряю дар речи от его прикосновений? Вот какого черта я влюбилась в этого Рубена?А ему я смотрю этот спектакль пришёлся по вкусу, гребаный сукин сын.

— Поздравляю сынок, она ангел! Нежный, девственный, крылышки которого так и норовят все оборвать! — глаза Рубена уставились на мою грудь, и тут я снова вспомнила про отсутствие бюстгальтера, сразу было ясно, это платье не стоило надевать.

— Спасибо папа! А ты говоришь любви нет! Смотри какую я звёздочка поймал! — прижимает Максим меня к своей груди, а я чувствую властное пьяное дыхание, которое пробивает меня насквозь, я будто дышу одним воздухом с его отцом. И как теперь я буду выкручиваться из этой ситуации.

— Максим, можно я подышу свежим воздухом? — меня трясет в компании его папочки.Не дай бог, мы будем жить вместе.

— Да любимая, давай я с тобой! — касается моей щеки, но я вмиг его останавливаю.

— Не стоит, хочу собраться с мыслями. Ну ты понимаешь, мы девочки все такие. Волнуемся без повода — хочу покинуть этот вечер, надо было остаться дома. Всё складывается против меня. Поднимаюсь на второй этаж и выхожу на шикарный балкон, он украшен фиолетовыми неоновыми огнями, как же здесь прекрасно. Но я чувствую себя в золотой клетке, раньше как было хорошо, без всего этого пафоса. Маленькая тихая квартира в Брянске, ну и что снимали, зато мне не приходилось врать. Я была честна с людьми, которых люблю.И к Максиму я отношусь именно, как к брату или лучшему другу. А может я путаю дружбу с истинной любовью? Вдыхаю аромат и чувствую себя свободной, как позади себя слышу шаги.Сердце стучит так, будто ещё секунда и оно остановится. Не хватает смелости повернуться, хотя я всем своим нутром знаю, кто сюда пожаловал. Смелые пальцы располагаются на моей заднице и я чувствую аромат его парфюма, чёртов Рубен.

— Поздравляю невестка, теперь все твои мечты осуществились. Это даже интереснее в сказку про Золушку —  он прижимает меня к перилам, а потом его пальцы начинаю пробираться под платье.

— Что вы делаете?

— Я любуюсь лесом! Правдой шикарный вид? Хотя здесь гораздо интереснее! —  он наклоняет меня к перилам, а сам разглядывает мою трусики, еще секунда и он начинает поглаживать мою киску.Словно несколько шелковых пёрышек проходились по этому несчастному бугорку, горячие ощущения.

— Теперь мы станем одной семьёй, Максимка будет драть тебя в своей спальне, а я с вожделением, слушать твои стоны! — его палец проникает ко мне в трусики, и тут, я теряю все остатки своей воли:

— Вы с ума сошли? Перестаньте!

— Ты сама согласилась! Я скажу ему, как нужно тебя трахать! — одной рукой он шлепает меня по заднице, а другой во всю забавляется с клитором.

— Этого на будет! Я буду жить в его квартире, подальше от вас! — отталкиваю его от себя, и смотрю на голодные зелёные глаза, что он задумал.

— Хочешь поспорить? Это желание Максима, он мечтает вернуться в этот дом! А я долго сдерживал себя и мне захотелось попробовать его игрушку!

— Что вы имеете ввиду?

— Мне сложно понять, почему он потерял от тебя голову. Может ты обманула нас всех, ты отменная шлюха, вот он и не устоял. Ведь я до последнего надеялся, что ты откажешься, но раз ты согласилась, значит пора поставить тебя на место.

— Я не верю вам! А как же ваш сын, которого вы любите до безумия! Одно моё слово и он вмиг от вас откажется! — впервые я пошла на угрозу, я думала, что вызову гнев, а тут услышала смех. Страшный дьявольский, с привкусом победы.Он прижимает меня к стене, а потом щипает за правый сосок, всё тело словно в страшном дурмане налилось от удовольствия.

— Вика, ещё наивная дурочка! Ты сама подляжешь под меня, а потом я выкину тебя, как грязную изменницу.Такая девушка, как ты не нужна моему сыну!

— За что? Позвольте  нам быть счастливыми!

— Конечно невестка, я всё сделаю для вашего счастья.И как порядочный отец просто обязан открыть глаза Максу. Уже вижу день, когда он собирает твои чемоданы.

— Максим слишком сильно меня любит! И вам не удастся нас разлучить!

— Я на это очень сильно надеюсь. Хотя с учётом, как ты выгибаешься от моих пальцев, тебе не долго осталось!

— Да что бы я сама пришла в вашу постель, размечтались! — отталкиваю его от себя, как же он красив в этом вечернем освещении.

— Виктория, я искренне желаю тебе победы, прошу не падай в омут с головой. Я вырву твоё сердце, оно будет истекать кровью, а потом ты подожмешь свой хвост, и как грязная падшая шлюха покинешь Москву! — его губы целуются меня щёку, и я едва стою на ногах, почему этому мерзавцу всё так легко достаётся.

— Вы не получите меня Рубен Витальевич!

— Уже получил Звягинцева! — он наклоняется так близко, что кажется две стихии сольются в одну, неужели монстр решится меня поцеловать? Вика, его игры уже начались…

 

Глава 12 Я прошу тебя.

 

От лица Рубена.

Всю ночь я провёл в пьянстве, в объятиях двух распутных девиц, имена которых  даже не запомнил. Эта нахалка испугалась и бросила меня на том балконе, да и черт с ней. Моё тело нежится в бассейне, в воде терзают малышки, которые визжали ночью, как сумасшедшие.

— Рубен, мы хотим сладкого! — просят, словно им не хватило моей ласки сегодняшней ночью, к черту мне плевать на этих шлюх. Хватаю одну за горло и подношу к губам бутылку золотого рома.

— Попробуй, он такой сладкий, что хочется облизать языком!

— А мне можно? — подплывает другая и с ревностью хочет вырвать бутылку из моих рук.

— Сначала поцелуйтесь крошки, а  я пока  решу чьи соски  искусать первой. Не успеваю договорить, как слышу тревожный голос Максима.

— Папа! Ты здесь?

Вылезаю из бассейна, неужели случилось что-то серьёзное? Надеваю свой любимый халат с капюшоном и выхожу в коридор.

— Сынок, а ты чего спохватился с утра? Может кофе?

— Да нет, я уже позавтракал. Есть минутка? Или ты слишком занят со своими девушками!

— Думаю, они пока повеселятся без меня! Садись — открываю свой кабинет, и мы занимаем место на диване.

— Я не знаю, как сказать…

— Максим, хватит тянуть кота за яйца! Или я пойду в бассейн, мне как танцору нужен тоже иногда отдых.

— Вчера я сделал Вике предложение! И меня очень волнуют ваши с ней отношения! — после его слов, я едва не подавился. Словно весь кислород моментально испарился, неужели нажаловалась сучка.

— А какие у нас с ней отношения?

— И ты ещё спрашиваешь? Пап, ты постоянно к ней придираешься, и к тому же ненавидишь! — голоса Максима был слишком тревожным, настроение ухудшалось с каждой минутой.

— Это она тебе сказала?

— Нет, я просто постоянно от неё слышу, что на тренировках ты её оскорбляешь!

— Стоп, не надо путать личную жизнь и тренировки. А у твоей Викуси пока маловато таланта, её нужно гонять, как сидорову козу. Не спорь Максим, я лучше знаю.

— Возможно ты прав, но каждый раз, когда ей больно я схожу с ума.

— О чем ты?

— Папа, я люблю её слишком сильно. И если ты когда-нибудь встанешь на нашем пути, прости, но я выберу её! — он пристально смотрит в глаза, а я будто остолбенел, как же больно отцу слышать слова от своего любимого  сына.

— Максим, как ты можешь такое говорить?

— Отец, ради Вики я готов отдать жизнь. Ты сам говорил, что за любовь нужно бороться. И если ты действительно меня любишь, то примешь Вику, как родную дочь. Отец,  я ни о чем тебя никогда не просил! Помнишь как мы поругались из-за того, что я не стал заниматься танцами, и вот сейчас я прошу тебя по-человечески, полюбить Вику всем сердцем! — плачет, я никогда не видел его таким расстроенным. Помню в детстве он заболел пневмонией и врачи сказали, что он умрёт, я молил бога подарить ему жизнь.Сутками ночевал в больнице, ради своего сына я готов землю грызть. Я сильнее его, не могу же заплакать. Рубен  непробиваемая стена, он животное, мерзкое и жестокое. Накрываю его руки своими тёплыми грубыми ладонями, хочется в этот миг подарить ему всю отцовскую любовь.

— Маским, я обещаю тебе, Вика больше не будет страдать! Будьте счастливы! — обнимаю и впервые чувствую долгожданное умиротворение. Ради таких минут я готов отказаться от шлюх, от славы, а вот так просто сидеть со своим сыном, моим Максимом.

— Спасибо отец! Знаешь, ты у меня лучше всех!

— Не хвали сынок, я ещё то дерьмо! Ну хватит раскисать, беги к своей красавице! Она уже проснулась? — когда вспоминаю о его девушке, будто ножом прохожусь по сердцу, слишком сильная неприязнь к этой девчонке или влечение, я пока не разобрался.

— С подругой уехала по магазинам! Довольствуются последними деньками, ведь завтра снова тренировки и строгие диеты!

— Ты прав, особенно перед главным выступлением! Ладно меня, ну ты сам понимаешь заждались цыпочки! — прощаюсь, и направляюсь к бассейну, как этой сучке удалось вырвать его сердце. Ну что же, похоже ты проиграл Рубен.

 

От лица Виктории.

Я не стала посвящать Максима в свои дальнейшие планы. А именно покинуть эту Москву навсегда. Хватит, покрутила задницей перед зрителями и пора собираться в родной Брянск. К счастью, Максим уехал ещё рано утром, как раз успею собрать чемодан и заехать в клуб Дансера, чтобы попрощаться. Такси приехало несмотря на такую раннюю суету довольно быстро. Захожу в зал, где вовсю идет репетиция. Монстр, как всегда орет на участниц, впрочем как могло быть по-другому.

— Звягинцева, то,  что ты стала примой, не даёт тебе право пропускать репетиции! — зелёные глаза Рубена прожигают во мне дыру, он не упустит момента в очередной раз унизить невестку своего сына.

— Засуньте это место в свою наглую задницу! Я покидаю этот цирк! Злата, не слышу аплодисментов, ты снова прима! — в моём голосе столько яда, в кого же ты превратилась Вика.Чудовище в лице Рубена закатывает рукава, а потом как страшный вихрь приближается ко мне. Ну, вот снова началось .

— У тебя критические дни или крыша поехала? — шипит в мои губы, между нами вечная война.

— Да нет, это у вас как всегда начался словесный понос!

— Так, а ну-ка пошли! — схватил меня за локоть и повёл прямо в свой кабинет.

— Не смейте меня трогать, я больше не ваша рабыня!

— Так легко сломалась? Твои родители слишком ошиблись с именем! Звягинцева, ты не достойна его! — прижимает к окну, он уже успел закрыть на ключ свой кабинет.

— Знаете, что! Вы можете втаптывать меня в грязь, но не смейте трогать  маму! Если у вас всё, вот моё заявление и я пошла.

— Браво трусиха! Я так и знал, что из тебя получится никудышная танцовщица! Одно падение и ты сразу в кусты! — опускает взгляд на мои губы , и я стараюсь всячески сдержаться, но только не поцеловать этого кретина, которого люблю , слишком сильно люблю.

— Кто бы говорил? А сами лучше? После того провала на конкурсе, пошли работать в стриптиз клуб! Это у вас кишка тонка, и поэтому сейчас вы вымещаете всю свою злость на участницах.

— Ты самая мерзкая стерва, которую я до трясучки ненавижу! — он почти коснулся моих губ, до добра это точно не доведёт.

— А я то, как вас! Но радуйтесь, вам недолго осталось терпеть Викусю! — отталкиваю его от себя и добавляю — Я уже собрала чемодан, через два часа у меня поезд. Я уезжаю!

— Подожди, как уезжаешь?А Максим, он же любит тебя.

— Поздно, спохватились, я устала с вами бороться. Я жалею только об одном, что раньше этого не сделала! — едва сдерживаю слёзы, в этот момент душа разрывалась на куски.

— Нет, ты не сделаешь этого!

— Снова угрожаете? Так, всё до свидания Рубен Титов, было крайне неприятно с вами познакомиться!  — открываю дверь, а дальше столбенею после его слов.

— Пожалуйста, не бросай моего сына…Он не переживёт. — впервые голос монстра стал нежным, неужели в этом сердце есть сострадание. Наши глаза встречаются и сейчас я будто стою перед главным выбором в своей жизни.

Глава 12 (часть вторая)

От лица Виктории.

Повисло неловкое молчание, будто  всё вокруг замерло, и как теперь я буду выкручиваться из этой ситуации.

— Остаться? Какая честь, сам Рубен меня попросил! — никак не могу оторваться от властных зелёных глаз.

— Если бы мой сын не был в тебя влюблен, я бы уже давно послал тебя ко всем чертям!

— Как приятно это слышать! В отличие от вас, Максим благородный человек. Не понимаю, как вы можете быть его отцом! — говорю всё, что накопилось у меня на душе, а этот демон достаёт бутылку виски и наливает в бокал тёмно- коричневую жидкость.

— Ты права, я скотина, а он белый принц, который до чертиков в тебя влюблён! Честно, не понимаю, что он в тебе нашёл? — делает шаг ко мне навстречу, и начинает пристально разглядывать.

— Чем же я так вам не нравлюсь?

— Тебе сказать правду?

— Сделайте одолжение! — говорю с сарказмом и занимаю место на кресле. Монстр встаёт позади меня и поглощает наше общее дыхание.

— Твой ледяной взгляд стервы, я просто терпеть не могу. А глаза! — поворачивает к себе кресло так, что я оказалась между его ног.

— И что с ними не так? — зря я это сказала, Рубен ставит бокал на стол, его зелёные глаза не отрываются от моих, он будто хочет меня застрелить, забрать всё дыхание, а что творится с моим сердцем?Он наклоняется совсем близко к моему ухо и угрожает своим шепотом.

— Они просто жутко раздражают Рубена, а волосы, а фигура, ты некрасивая Вика! — его рука касается моей груди, он сначала медленно, а потом будто в прорыве страсти сжимает правый сосок.

— Тогда какого черта вы постоянно лапаете меня? — хочу встать, но он нет даёт этого сделать. Боже, его глаза они божественны. Как можно обладать такими огоньками, а в душе быть настолько гнилым.У него напрочь отсутствует сострадание.

— Не догадалась? Чтобы вызвать твой гнев, вот это жутко заводит! — смеётся, а потом снова подносит бокал к своим губам.

— Ладно с вами конечно весело, но мой поезд отчаливает с вокзала уже… — посмотрела я на экран мобильного — Через полтора часа. Ориведерчи!

— Что ты хочешь? Я на всё согласен, только бы ты осталась! Повторюсь, он одержим тобой, не зря же сделал предложение!

— И вы как добрый волшебник выполните все мои желания? — смеюсь, это не может быть правдой.

— Конечно, давай сегодня я добрый! И что же хочет наша замухрышка из Брянска! Ну и, я весь во внимании!

— А можно без оскорблений?

— Прости не содержался. Не забывай, что я по-прежнему тебя презираю, Виктория

— Взаимно Рубен Витальевич!

— Ну и невестка мне досталась! — когда он улыбается, на его лице появляются прекрасные ямочки, на миг я залюбовалась этим монстром. Если бы он только знал, что творится с моим сердцем. Уверена, просто рассмеялся бы в лицо. Вика, он даже не считает тебя красавицей.

— А мне попался тесть извращенец!

— Так и будем друг друга оскорблять? Я выиграю, а знаешь почему? — зря он посмотрел, ведь лишь только от одного его дикого взгляда, внизу живота просыпается страшное желание почувствовать его ласку. Вика не пялься на него, а вдруг это слишком заметно со стороны? Ну и дура же я!

— Потому что вы наглый сукин сын?

— Как жестоко… Да нет,  я умнее тебя, талантливее и стервознее!

— Только вкус у вас в танцах вообще никакой! — кидаю ему претензии, а он шепчет на ухо, шла бы ты отсюда прочь Вика.

— И что с ним не так?

— Ладно я не профи, но Злата, да какой нормальный мужик её захочет!

— Как интересно Викуся. Скажи, а ты случайно не лесбиянка, настолько разбираешься в женской красоте! —  заправляет выбившуюся прядь мне за ухо и я едва сдерживаю стон, только бы он этого не заметил.

— Да, я приласкала язычком всех участниц кордебалета! Такой ответ вас устраивает? — хочу отсесть от него подальше, ведь его парфюм сейчас погубит меня,  я произвольно вспомнила нашу сцену, как он наказывал меня своим вибратором, и какие ощущения при этом  испытывала.

— С удовольствием посмотрел, как ты делаешь куннилингус! — его губы касаются шеи, и я буквально взвыла от удовольствия, он будто кислород, которого так сильно мне не хватает.Почему я не испытываю подобных эмоций с Максимом?

— Вы кажется говорили про желания! Знаете, я воспользуюсь этим счастливым билетом! — начинаю расхаживать по кабинету, как этот гад захлопал в ладоши.

— Браво! Узнаю коварство примы! Давай, проси квартиру в Москве, новую тачку! Целый гардероб шмоток! Это же так важно для таких безмозглых девиц как ты!

— Если вы закончили, то я продолжу, Рубен Витальевич! — ехидно улыбаюсь, а он при этом закатывает  рукава.

— Ну, и что же хочет наша Викуся?

— У меня три условия!

— А не жирно?

— Нет, в самый раз, вы же говорите, что я стерва, надо без сомнения ей соответствовать!

— Ну и ! Смелее малышка.

— Во –первых, больше никаких Викуся

— А  я думал тебе нравится? Ладно буду звать бездарность!

— Рубен Витальевич! — еле сдерживаю себя, чтобы не задушить, да с ним просто невозможно нормально общаться, и как я могла влюбиться в это чудовище.

— Ладно Виктория. Уверен на этом, расчётливая малышка не остановится! — он покидает своё место и надвигается на меня, как страшный шторм. Шаги ведут к его сейфу, почему я боюсь его до трясучки. — Язык проглотила, что дальше!

— Вы больше не будете меня оскорблять!

— Повтори! — его дыхание опаляет кожу, а может не стоило вестись на его предложение. Поезд Вика, он уже на вокзале.

— Вы-ы не будете меня унижать! — закрываю глаза, только бы он не заметил моего страха.

— А разве я обижал тебя Виктория?Деточка, ты должна быть мне благодарна, помнишь как кончала в тех вибротрусиках! Я забочусь о тебе! — он целует меня в щеку, и сердце тут же отзывается на его касания.

— Не прикасайтесь ко мне!

— Боишься не сдержаться и набросится на меня с поцелуем! А то со стороны это выглядит так, что ты возбуждаешься, когда я просто вот так смотрю на тебя.

— Хватит льстить себе. Мир не крутится только вокруг вас! Больше никаких Викусь, далее вы будете меня уважать и…

— Так это ещё не всё? Какой аппетит! Я тебя недооценил! Ну  что же пожелает принцесса! Хотя стерва лучше подходит!

— Вы станете моим учителем танцев! Сделайте из меня настоящую звезду.

— Зря ты это попросила!

— Что испугались? Вы же Рубен Титов, не вы ли случайно собирали стадионы?

— То есть, ты хочешь по-настоящему? Тренировки, больные мышцы и воля к победе!

— Да, научите меня грациозно двигаться на сцене так, чтобы зрители визжали от моего танца!

— Тебе конец Виктория, ты ещё пожалеешь, что об этом попросила.

 

Глава 13 Выживание.

От лица Виктории.

Зачем я только подписала договор с дьяволом? Он же не упустит момента, чтобы довести свою ученицу. Комната разрывается от будильника, на стрелках которого пять часов утра.

— Вика любимая, куда так рано?

— Рубен сказал, что теперь все тренировки будут начинаться в такой час!

— Но ты спала всего три часа! Я переживаю! — Максим берёт меня за руку, он будто не хочет со мной расставаться.

— Спи любимый, что не сделаешь ради выступления! — иду в ванную и принимаю ледяной душ, ещё одно условие, чтобы как можно быстрее проснуться. Наспех вызываю такси, чтобы не тревожить своего жениха и еду в клуб Дансера, где уже как полчаса меня ожидает демон. Во сколько он просыпается? А может и вовсе не ложился?

— Доброе утро! — забегаю в зал и смотрю на такую картину Рубен выполняет  сложный элемент, при этом музыка орет, как ненормальная. Выключает весёлый трек, при этом вытирает пот, который выступил у него на губах. Со стороны это выглядит слишком сексуально, можно запросто потерять голову.

— Ты опоздала!

— Но сейчас пять минут седьмого!

— И что вот именно, уже пять минут! За которые ты смогла выполнить минимум двадцать плие! — кричит так громко, и его глаза меняют цвет из ярко-зелёных, они превращаются в чёрные. Когда же я прекращу его так страстно рассматривать.

— Больше такого не повторится!

— И что думаешь, твоё опоздание останется без наказания! — садится на шпагат, я не представляю, как мы вообще будем вместе тренироваться.

— Наказание? Вы же не тиран!

— Звягинцева, когда ты просила меня стать твоим учителем, ты должна была хорошенько подумать! Раздевайся! — после его слов, я реально испытала самый настоящий шок.

— Это всего пять минут! Я обещаю, такого больше не повторится!

— Виктория, снимай с себя одежду! — он поднялся и при этом устремил взгляд на мою поднимающуюся грудь.

— Рубен, я не стану это делать.

— А где Витальевич? Я старше тебя на 18 лет, это слишком неуважительно! — прижимает меня к стене, его голый торс сводит с ума. Он красивее Аполлона.

— А это не свинство? Всего, из-за каких-то пяти минут склонять меня к сексу!

— Кто склоняет? Ты что подумала, я собираюсь тебя трахнуть? Разбежалась, Викуся я ласкаю в своей кровати только тех девочек, которые меня возбуждают, увы это не ты! Обидно, правда? Ведь по твоему дыханию сразу понятно насколько сильно ты возбуждена. — проводит большим указательным пальцем по щеке, и я едва стою на ногах. С каждым днём мои чувства становятся сильнее, они поглощают меня, будто заманивая в страшную паутину. Вика, ты должна его разлюбить, он же безжалостно раздавит твоё сердце, а что будет с тобой? Побежишь отогреваться  к Максиму?

— Виктория, а не Викуся… Мы договаривались с вами! Кто сказал, что вы меня вообще возбуждаете? После бессонной ночи с Максимом, довольно сложно настроиться на тренировки!

— Я рад, что он конкретно тебя оттрахал! А теперь, хватит болтать, раздевайся! Хочу посмотреть в каком состоянии твои мышцы.

— Я не стану расхаживать перед вами в нижнем бельё!

— Почему? Не забыла, что это эротическое шоу!

— Я невеста вашего сына!

— И? Раздевайся, меня твои тощие формы, вряд ли растрогают!

— Хорошо, раз вы так настаиваете! — он меня конкретно достал.

— Подожди! Сейчас я займу место в зрительном зале! И ты будешь раздеваться под музыку! Хочу посмотреть, насколько меня возбудит твой танец.

— Я не согласна

— Испугалась? Написала в трусики?

— Чего вы добиваетесь? Я же попросила меня научить танцевать так, чтобы в жилах закипает кровь!

— Вот именно урок первый. Вика, не сексуальная!

— Нет, это не так!

— Мне лучше знать и не спорь! — его дыхание совсем близко. Боже, как же я мечтаю о его губах. Представляю, что они могут вытворять в порыве страсти.

— А почему собственно зритель меня должен хотеть?

— Потому что ты прима, по которой сходят с ума все мужчины. Один взмах крыльями, и у них твердеет члены.

— Но вы же меня всё равно не хотите! — кажется, я ляпнула лишнего.

— У тебя есть шанс всё исправить! Итак, я включаю музыку, потом занимаю место в первом ряду, свет достаточно яркий. Ты будешь, как звездочка сиять на сцене.

— У меня не получится! — дрожу, как осиновый лист, могу раздеться перед кем угодно, но только не перед Рубеном, которого я слишком сильно желаю, каждой клеточкой своей души! Он не спускает с меня взгляда, при этом облизывая нижнюю губу. Раздаётся лёгкая тихая мелодия, которая разжигается, постепенно, как опасный костёр, как впрочем наша ненависть друг к другу. Мои трясущиеся пальцы касаются пуговиц, и вмиг избавляюсь от блузки, остаюсь в одном кружевном бюстгальтере. Знаю, что он с вожделением меня рассматривает, будто пронзает насквозь. Вика, будь смелее, он не сможет сломить тебя. Стараюсь всячески скрыть свой взгляд, только бы не попасться в плен зелёных. Следом идут джинсы и сейчас, я как беззащитный ангел в белом тонком кружевном бельё. И тут мои глаза встречаются с Рубеном. Он подносит микрофон к губам, будто сейчас прозвучит страшный приговор. Музыка будто спелась с ним, она также хочет моего падения.

— Сделай так, чтобы я как голодный зритель, захотел тебя трахнуть прямо на этой сцене! Танцуй Вика, я жду! — его глаза, будто пытали меня, подчиняя выполнить его просьбу. Не знаю, что на меня нашло, но я решила снять свой лиф, пусть пускает слюни по моему телу! Задираю ногу вверх и с вызовом смотрю на монстра.

— Лучше! Коснись пальцами своих сосков! Давай Вика, я должен тебя захотеть, как десерт, как сладкое ванильное мороженое! — шептал он в микрофон, и я едва не потеряла равновесие из-за такого властного голоса, который точно будет приходить ко мне во снах. Делаю, как он говорил, что происходит с моим телом, оно возбуждается так сильно, что, кажется я сейчас закричу от удовольствия. Сажусь на шпагат, и жду его следующего комментария. А потом, когда он просит следующее, я чуть не падаю со сцены.

— Стяни с себя трусики! — голос власти и полного подчинения. И что мне делать?

 

Глава 13( часть вторая)

 

От лица Рубена.

 

Как только она появилась на сцене и стала грациозно двигаться под музыку, я обомлел. Теперь я понимаю, что в ней так цепляет зрителей. Она словно ангел, спустившийся с небес, на земле её тело в страшной опасности, а душа? Нельзя ни в коем случае, её очернить. В этой девушке я узнал себя, доброго мальчишку, который надеялся покорить эту чёртову Москву. Сейчас смотрю на её нежную нетронутую грудь и чувствую прилив возбуждения. Она так и наводит на страшный грех. Я ненавижу её только за того, что страшно хочу, желаю. В моих фантазиях, я наматываю её пряди на свой кулак и страстно вхожу, от того, что это девочка нетронутая, мой член наливается до безобразия. Хочется сорвать с неё трусики и впиться в её сочный бутон, да так, чтобы она завизжала и в муках просила остановиться. Её соски переливаются неоновым светом, даже от того что я вот так просто на неё смотрю я получаю кайф, слаще любимого адреналина. А теперь я хочу посмотреть на её голое тело полностью, тонкие ниточки, которые называются трусиками скрывают от меня самый важный бугорок, вкус которого мне не изведать никогда. Всё просто, она невеста моего сына, я не могу пойти против Максима. Он для меня дороже всех на свете, снова подношу микрофон к своим губам, пусть понервничает малышка.

— Звягинцева, у тебя проблемы со слухом? Медленно в такт музыки стягивай трусики!

И тут она выключает музыку, и свет зажигается.

— Вы с ума сошли, я же буду совсем голой!

От злости кидаю микрофон на сиденье и поднимаюсь на сцену, хватаю её за запястье и разворачиваю к себе.

— Ты прима эротического шоу! Мне самому снять? Я тебя спрашиваю! — смотрю на её губы, она их что, специально облизывает. Пусть лучше не злит меня сучка, я итак на пределе.

— Вы специально всё это устроили? Хотите посмотреть, как голая дурнушка будет танцевать для Рубена?

— Сколько раз тебе повторять, твои формы меня не возбуждают. Но я твой учитель, и мне распутнику, который перетрахал неимоверное количество баб, заявляю. Ты не сексуальная! Поэтому стягивай с себя эти трусики, или проваливай. Мне не нужна ученица, которая меня не слушается! — глаза всё никак не могут оторваться от её розовых сосочков. На вкус они слаще карамели, я в этом полостью уверен. А может, стоит попробовать?

— Значит я не сексуальная? Хорошо Рубен Витальевич, вы хотите увидеть мою голую киску! Пожалуйста! — когда она остаётся перед до мной абсолютно голая, я едва сдержал дыхание, жгучее желание просочилось наружу, мне захотелось слиться с ней в жёстком сексе. Включаю подходящую мелодию, а потом властно тяну её за руку, разворачиваю её к себе спиной, так что мой член упирается в её сочную попку. Вдыхаю аромат её роскошных волос, и завожусь до предела, так бы и расправился с ней на этой сцене. Музыка, скрыла бы все наши крики, что тебя останавливает Рубен?

— А сейчас мы будет учиться танцевать эротические танцы! Представь, что я зрители, который до чертиков тебя желаю! — моя ладонь касается её живота, и я чувствую, как она горит. Сам плавно, нежно поднимаю её ногу вверх, при этом лаская внутреннюю сторону её бедра, она дрожит, ещё бы представляю, что творится с её сердечком.

— Я научу тебя кончать от танца, все должны видеть оргазм, и как тебе хорошо! — медленно опускаю её ногу, и мы делаем оба плие, её попка плотно прилегает к моему члену, а музыка будто сама наводит на грех, так и хочется развернуть к себе накрыть её губы поцелуем.

— Пожалуйста, я усвоила урок, прекратите!

— Тебе не нравится, как мои руки ласкают твои соски? Давай Вика, ты должна кончить, коснись мальчиком клитора! Покажи зрителям, какая ты прима. Тебя все должны хотеть!

— Нет, это пошло!

— Мне самому коснуться твоего бугорка, боюсь, тогда ты будешь орать, как ненормальная!

— За что? Почему вы мучаете меня? — кладёт она голову мне на плечо, а я как будто пол кайфом нежно касаюсь её шеи, здесь не хватает следов от моих засосов.

— Пальчик на бугорок и тереби его Вика! Давай, я не буду тебе мешать! —  отходу от неё и сажусь на стул, который находился недалеко от сцены.

— Я не могу это сделать перед вами!

— Ты слабая? — с вожделением рассматриваю её.

— Нет, просто танец это не разврат.

— А кто сказал, что испытывать оргазм это пошло? Это тоже собственно звук танца, давай Вика музыке не хватает твоих криков.

— Нет, вы можете не смотреть на меня! Уберите ваши сглаза!

— А что они слишком сильно тебя пугают?

— Они так смотрят, будто сейчас проглотят!

— Я обещаю, я к тебе и пальцем не притронусь! Давай Вика поиграй со своим бутончиком, музыка ждёт!

Она дрожащими пальчиками касается клитора, и я будто чувствую себя на месте этого бутона. Она такая невинная, это самое лучшее представление, которое я видел.

— О боже!

— Ускорься! Сделай так, чтобы твой бутон взорвался!

— А-а! — закричала, она и легла прямо на сцену, широко раскинула свои ноги, и я не мог больше оставаться  на своём месте.

— Расскажи о своих ощущениях! Давай Вика, я хочу услышать, как это!

— Не смотрите на меня, умоляю! — она выгибается, её тело охватил страшный оргазм, наклоняюсь к её лицу совсем близко, обдаю горячим дыханием её кожу, но как я обещал, не притронулся к ней и пальцем.

— Сделай это снова! Положи пальчик на клитор и снова его потереби! — шепчу в её губы, хочу облизать её верхнюю губу языком, она ещё та сладкая сучка.

— Нет, я кончила!

— Мне самому докоснуться до него? Вика, неужели так сложно быть послушной девочкой! Не вынуждай меня терзать твою киску!

— Вы унижаете меня!

— Я хочу, чтобы ты стала настоящей секси! Но не буду скрывать мне понравилось, как ты выгибалась на сцене. В тебе есть искра Вика — приближаю свои губы, ещё секунда и мы сольемся в поцелуе, как раздаётся рингтон. Её мобильный дал о себе знать. Она поднимается со сцены, и лихорадочно отвечает на звонок, старается прикрыть своё тело, а я ехидно ухмыляюсь.

— Да, Максим, конечно успела! Почему не разбудила? — переводит взгляд на меня, а я радуюсь своей победе — Ты так крепко спал, что я не стала тебя тревожить.

Её щёки все покрылись румянцем, сам еле могу отойти от этого дикого представления, которое она устроила на сцене.

— Я тоже тебя люблю! — щебечет в трубку, она отлично играет роль послушной невестки. Выключает вызов, а я, перед тем как покинуть сцену, ей шепчу:

— На сегодня репетиция закончена! Умничка Вика, скоро ты станешь отличной танцовщицей! Только занимайся сексом с Максимом почаще, ведь танец это удовольствие! А мне кажется, тебе его слишком не хватает! В девять состоится общая репетиция, отдохни пару часов и снова за тренировку!

 Смотрю в её глаза, она всё никак не может прийти в себя.

Глава 14  Она лучше

От лица Виктории.

Стою на холодном полу в душе и снова вспоминаю этот дикий взгляд, который прожигал меня насквозь. Капли стекают по моей груди, и я будто снова в его объятиях, с вожделением жду, когда он подарит свой страстный поцелуй. Как же мучительно знать, что эти губы никогда мне не достанутся, и зачем я только согласилась остаться? Вытираю своё голое тело и смотрюсь в зеркало, он постоянно говорит, что я не красивая именно для него,  а кто идеал? Эта Злата? Захожу в гримерку, как встречаюсь с Аней.

— Вика, что ты здесь забыла так рано?

— Так репетиция же! — хочу выкрутиться, но у меня плохо выходит.

— В восемь поднять свою задницу? Я бы ни за что не согласилась, но этот Рубен сволочь, как всегда в своём репертуаре!

— Встречный вопрос, зачем ты так рано проснулась?

— Мерзавец заставил драить его кабинет, всё из-за чертовых опозданий! Может отомстишь за меня и расцарапаешь лицо этому гаду? — жаловалась Аня, а я всё никак не могла отойти от последнего представления на сцене.

— Давай хоть тебе помогу!

— Нет, с ума сошла? Ты прима тебе надо тренироваться, Рубен порвёт тебя на куски!

— Ой, так я его и испугалась. Да и к тому же смотреть на эту Злату настолько противно, что выворачивает! — переоделась я в свою одежду, и мы принялись за работу.

— Ну что, готова зайти в логово самого мерзкого сукина сына? — говорит мне Аня, когда открывает дверь в его кабинет. Здесь всё пропахло его духами, от одного аромата, я чувствую дикую слабость. Он, как вампир высасывает всю энергию из меня изо дня в день. Будто специально подталкивает к страшному греху, но при этом держит на расстоянии.

— Одни сплошные бутылки, алкаш! Зажравшийся ублюдок! — ругается Аня, а я внимательно рассматриваю его кабинет. Подхожу к шкафу, где хранится много кубков, а также медалей.

— Он лучший в своём деле! На этом снимке, он страстно смотрит в партнерше в глаза, как бы я хотела оказаться на её месте — не ожидала от себя такого признания.

— Вик, да на кой чёрт он тебе сдался? У тебя ведь такой принц, Максим.

— А ничего, что Рубен его отец? Да, жизнь порой преподносит свои сюрпризы, и как мы все только будем уживаться! Какая семейка у нас получится, просто идеал! — по-прежнему рассматриваю его фото и уже скучаю по этому засранцу.

— Выйди замуж за Макса, и отомсти этой скотине за всех нас!

— Вот этого, я и боюсь!

Она отложила тряпку в сторону, и подошла ко мне.

— Неужели Рубен вырвал твоё сердце?

— Мне больно про это говорить.

— Вика… — настаивала она, и мне вдруг захотелось уйти от ответа, я один раз уже призналась ей, зря наверное.

— Да, я люблю этого мерзавца Рубена. Ты это хотела услышать, но ему плевать, он даже поцеловать меня не может. Я что много прошу? Одно касание губами! Боже, что я говорю, Максим так страстно любит меня, а я мечтаю о его отце! Я дрянь.

— Не смей так говорить. Разве можно ругать сердце за страсть, которую ты испытываешь? А ну, выбрось все эти мысли из головы! — обнимает меня, в этом гадюшнике, она моя единственная подруга. Вытираю слезинку со своей щеки, и принимаюсь разбираться на его столе. Здесь скопилось столько бумаг, какие-то заявления, договоры. Под большим завалом, который лично для меня считался хламом, я обнаружила странное фото. На ней Рубен прижимает какую-то брюнетку, она была одета в том же наряде примы, что и я. От того, как он на неё смотрел, всё закипело от ревности, она в сто раз красивее меня.

— Ирма! Ну да, для него она вечный идеал!

— А кто это? — боюсь собственного вопроса, не передать словами, как же больно на них смотреть.

— Бывшая прима кордебалета и по совместительству любимая игрушка Рубена. Представь ходили слухи, что он хотел жениться на этой девице! — её слова были, как острый нож, не думала, что может быть так больно.Вика, а не забыла, он ничего тебе не обещал. Да и насколько часов назад сказал, что ты не сексуальная! Фото с рамкой случайно падает на пол и разбивается.

— Чёрт! Смотри, что я натворила? Он же потом меня убьёт! — решаюсь собрать осколки, руки дрожат, не знаю только от чего. То ли от страха, то ли от бешеной ревности, которая разрывает моё сердце.

— Он так напивается, что и не вспомнит, главное фото сохранить. Козёл! Смотри на фото, прям ей в рот заглядывает! — говорит с презрением, а я всё пытаюсь сравнить себя с этой брюнеткой, знаете сколько отличий я нашла? Массу.Теперь понятно, Звягинцева никогда не понравится Рубену.

— А где она сейчас?

— Бросила кордебалет, и стала фотомоделью! Знаешь, как Рубен убивался, хоть одна баба смогла поставить его на место!

— Видимо, он её любил… — в голосе тоска, я с каждой секундой расстраивалась ещё больше.

— Да не то слово! Купил два дома, квартиру в центре Москвы, и даже отказался от других женщин, но она оказалась стервой, ободрала его до нитки.Ходят слухи, что он по-прежнему по ней сохнет. Так ему и надо, сколько девичьих сердец он погубил. Сволочь! — высказывалась она достаточно прямолинейно, а я всё никак не могла прийти в себя.

Тут в кабинете, мы услышали телефон. Аня дрожащими руками отвечает, не сложно догадаться, кто бы это мог быть.

— Да,Рубен Витальевич! Принести кофе?Хорошо. — заканчивает говорить, а потом с недовольством заявляет.

— Представь, кажется эта Ирма здесь. Воркует сучонок с ней в своей спальне, даже на основную репетицию не придёт!

—  Слушай, а давай я кофе отнесу!

— Вика, мне не нравится этот взгляд! Ты что-то задумала? Не собираешься же ты его ошпарить? — предложила она неплохой вариант, но на самом деле меня разжигало любопытство посмотреть на ту, которую боготворит Рубен.

— Обещаю, яйца Рубена доживут до главного выступления! — покидаю его кабинет, знаю, что сейчас мне будет больно. Вика, вот зачем ты суешь нос не в своё дело.Поднос с кофе у меня в руках, спускаясь на первый этаж, и подхожу к заветной двери. Лучше бы осталась в кабинете, ведь то, что  я услышала, не сравнится ни с каким острым ножом. Роняю поднос, и чашки разбиваются вдребезги…

 

Глава 14 (часть вторая)

От лица Виктории.

За 5 минут до того, как она уронила поднос.

 

— Рубен, не смеши меня это и есть новая прима! — смеялась Ирма, её голос был полон самого настоящего сарказма. Возможно, так и должна вести себя богиня кордебалета. Поэтому Вика на сцене, ты словно серое пятно, которое вряд ли заметит Рубен.

— Где же я найду такую же красавицу, как ты? Вот и приходится довольствоваться некрасивыми игрушками!

— Ты с ней спал?

— Нет, конечно, и вряд ли это случится!

— Так чего ты с ней возишься? — шепчет ему на ухо, а у меня всё переворачивается внутри, возможно я ещё не услышала главное.

— Мой сын Максим по уши в неё влюблен. Ззнаешь, сколько я пытался с ним поговорить, а он ни в какую.Говорит жить без неё не могу!

— Ну ты и попал, она же убогая и чудовище твоего кордебалета!

—Я всё думал, как от неё избавиться, но Максим вечно действует мне на нервы и просит её не трогать.

— Жаль, что судьба так жестоко тебя наказала. А раньше помнишь, не понравилась тебе девка. Ты бац её, и ногой и кордебалета.

— Ты не представляешь, как я её ненавижу. Моя мечта, чтобы эту Вику сбила машина или она просто отравилась к чёртовой матери. От того, что она может стать матерью детей Максима, меня настолько выворачивает — говорил так будто, я самая настоящая грязь, падаль всей его жизни. Поднос с кофе падает и чашки разбиваются вдребезги. В коридоре появляется Рубен, он видит мой растерянный вид, и не может вымолвить и слова. А я будто превратилась в статую холодную и бездушную, я даже плакать не могу, ведь плачут живые люди, а я будто умерла. Точнее из меня вырвали душу. У вас бывало такое чувство, что в один момент сразу пропадает дыхание, вот у меня его забрали. Я оставляю его в коридоре, и убегаю прочь. Я не видела людей, они были словно яркие пятна. Куда бежать? Стоит ли врать самой себе. Я с такой скоростью поднялась на пятый этаж, что сердце колотилось, как ненормальное! Забегаю в гримерку и смотрюсь в  зеркало, он хочет чтобы ты умерла.

— Эй!Ты вообще собираешься выходить нас сцену? Я между прочим с тобой в одном эпизоде! — спрашивает у меня Злата, я беру красную помаду и рисую у себя на щеках, хочу быть ещё уродливее. — Ау! Я с кем разговариваю? Звягинцева!

— Смотри, насколько я уродливая, как такую могли поставить в кордебалет?

— Вика, что стряслось? — отдай мне ножницы.

— Зачем, я сейчас отрежу волосы и буду похожа на оборванку, кем я являюсь!

— Отдай мне ножницы, дура! Да хватит уже! Девочки, помогите мне! — пытается забрать у меня эти несчастные ножницы, а я пребываю в настоящем шоке.

— Злат,что случилось то?

— Да вот, у нашей примы крыша поехала!

— Вика, я умоляю не делай этого. Твои волосы, это часть образа, как ты будешь выступать? — обхватывает мои щёки Аня, щеки красные от слёз, как же я себя ненавижу.

— Он хочет,  чтобы я умерла… — рыдаю навзрыд, после моего комментария девушки все меняются в лицах, такой реакции я не ожидала от Златы.

— Не надо из-за какого-то козла рушить свою жизнь!

— Ой, а сама-то как плакала, когда твоё место заняли! Вика, зачем ты ходила к нему? Вот отнесла бы я кофе, и всем было бы хорошо! — слова Ани, я будто не слышала.

— И чего мы стоим? В пять выступление — монстр появился в гримерке, от чего все девушки вмиг разбежались. На миг я представила, как стану женой Максима, и когда-нибудь рожу от него ребёнка, и этот малыш будет расти в ненависти, разве ты хочешь этого Вика?

— Так всё готово! — отвечают ему танцовщицы.

— Тогда быстро одеваться в костюмы! — буквально рявкнул на них, при этом мы остались в гримерке наедине. Хочу уйти, как он хватает меня за руку.

— И что это за образ матрёшка?

— Так я , показываю насколько счастлива выступать вашем кордебалете! Спасибо вам Рубен Витальевич за всё!

— Почему ты принесла кофе, а не Аня? Смотри мне в глаза! — сжимает со всей силы мой подбородок, пытаюсь отвести свой взгляд, чертова слеза скатывается по щеке.

— Отпустите мне надо готовиться к выступлению. — отталкиваю его от себя, на ум пришла гениальная идея, как покончить со всем этим цирком раз и навсегда. — У вас большие проблемы со вкусом Рубен.Как вы могли допустить, чтобы ваш любимый кордебалет возглавила страшила? Я в вас разочаровалась, нужно как можно скорее от неё избавляться!

— Звягинцева! Кто тебя отпускал? — его слова больше на меня не действуют, выбегаю в коридор, и за кулисами слышу разговор двух мужчин, они как раз занимались декорациями к шоу.

— Сегодня проверю все прожектора! Наш монстр попросил превратить сцену в звёздное небо.

— А качели? Он сказал, чтобы они так сияли, ведь это главный атрибут шоу! — говорил другой, и в руках я увидела у него тряпку, а также какое-то средство для полировки и блеска. Это шоу не нуждается в таких бездарных примах. Захожу в кладовую, там для ремонтников была не большая комната для лёгкого перекуса, и тут на глаза попадается растительное масло. Хватаю бутылку и хочу уже протереть качели.

— Вика, а ты зачем это делаешь?Масло, оно же всё липкое и скользкое

— Так это Рубен попросил, это предает ещё больше блеска. Таким секретом с ним поделился его знакомый друг.Это уже давно практикуется по всей Европе! — нагло врала, но сейчас мне было наплевать на всё, яд уже давно отравил все надежды и разбил хрустальные мечты.

— Протереть маслом? Ничего глупее не слышал!

— Борь, да не связывайся с этим Рубеном, сказал протереть значит сделай! — говорит он своему напарнику, а я иду готовиться к выступлению, хотя одного человека точно не должно быть на шоу. Длинный гудки, пытаюсь дозвониться до Максима, как же сильно я соскучилась по его голосу.

— Зайчонок! Как я рад, что ты позвонила. Ради тебя, я готов пожертвовать своим обедом!

— Максим …

— Вика, ты плачешь? Малыш, кто тебя обидел?

Убираю трубку, чтобы он не услышал моей истерики. Расклеилась ты Вика, превратилась в самое настоящее сентиментальное дерьмо.

— Что ты всё хорошо, я просто волнуюсь перед выступлением.Но прошу не надо приезжать на шоу!

— Как Вика? Да, я только об этом целый лень думаю! Моя девушка ангел будет блистать перед зрителями.

— Максим, я прошу выполни мою просьбу! Ты ведь меня любишь? — говорю с ним будто прощаюсь.

— Конечно, ты не представляешь насколько. Да, дышу тобой.

Слышу в трубку признание в любви, как в меня впиваются зелёные глаза. Рубен стоит в обнимку с этой Ирмой. Не волнуйтесь, скоро ваша мечта осуществится…

 

Глава 15 Падение.

От лица Виктории.

 

От лица Виктории.

Я приехала в Москву, чтобы стать звездой. Пусть на моём Путин встретились хладнокровные люди, лишённые чувств и сострадания, но я сделала это. Какие эмоции вы испытываете, когда достигаете желаемого. Власть, тщеславие, гордость? От победы дико возрастает корона, кажется, что сильнее тебя быть не может, все соперницы позади. Сейчас я в собственной гримерке, где много концертных костюмов. Жаль, что больше я не смогу их надеть. Мой яркий макияж достаточно ловко скрыл удачноен мрачное настроение. Красивая обёртка готова поразить зрителей. Мой взгляд упал на новый костюм примы. Посмотрите, весь расшит серебром, глядишь будто наряд для принцессы. Надеваю пуанты и делаю плие прямо перед зеркалом. Когда ты вот так смотришь на себя, кажется больше счастья и не нужно.И не важно каким путём, но ты стала примой. Вика, ты не спала с какими-то уродами, ты не убирала со своего пути соперниц.Честь, ты сохранила честь, значит твоя мама может гордиться. Нахожу в сумочке дорогое мне фото. На ней мамочка держит маленькую Вику на руках, тогда она ещё не знала, что судьба так быстро нас разъеденит. Пальцы касаются её лица, сейчас она будто рядом, стоит за спиной и я слышу её голос:

— Я горжусь тобой дочка!

 

В гримерку заходит Аня, успеваю спрятать фото, на этом свете меня ничего не держит.

— Какие декорации на сцене!Там всё сияет!

— Да, настоящей волшебство! — натягиваю на своё лицо улыбку, буду стойкой до конца.

— И снова поникшее настроение! А я пришла тебя обрадовать! Ирма решила остаться нам шоу!

— Сумасшедшая новость, прям реву от радости!

— Вика, вот дуреха, это значит, что ты можешь утереть ей нос! Да, видела запись с её выступлением, там всё настолько предсказуемо! — поправляет свой макияж Аня, а всё никак не могу выбросить слова Рубена из своей головы. Он хочет моей погибели.

— Значит, говоришь, будет сидеть в зале! Отлично это шоу они запомнят надолго! Ну, что попа на сцену! Слышишь, как публика ревет! —набираю в лёгкие воздуха, как говорится перед смертью не надышишься. Иду сквозь тёмный коридор, всё тело ноет от дикого волнения.Чтобы не случилось, я не буду считать себя виноватой, это моя жизнь и никто не вправе её отравлять. В отличие от первого номера, в котором я блистала, прима не появится на качелях, она выступает первой и на сцене, где потом к ней присоединятся остальные участницы. Погас свет, музыка настолько грустная, что моё сердце разрывается от боли, а именно от того, что Рубен меня презирает, до жути мечтает от тебя избавиться. В темноте, слишком страшно, в сочетание со слишком грустной мелодией, кажется, что ты умираешь.Зажигается красный свет, он словно в цвет алой крови.Я начинаю с арабеска, стараюсь не смотреть в зал, ведь он наблюдает за каждым моим движением. Не хочу видеть отвращение в глазах его возлюбленной.Для большего спокойствия просто закрываю глаза, есть только я и эта мелодия, последняя, она будто убоюкивает в мир иной, где нет соперничества, предательства и страшной боли.Красный свет меняется на тёмно зелёный, пора переходить на более сложные элементы, а именно бризе.Всеми силами сдерживаю себя, чтобы не посмотреть в зал. Далее зажигаются яркие прожектора, и на сцену выходят остальные участницы.Теперь мы вместе делаем сказочное бризе.Шквал аплодисментов, но они все будто не существуют для меня.Никогда ещё с такой уверенностью, я не отдавалась музыке, мы спелись с ней настолько, что теперь не страшно. Больше ничего не страшно.Набираюсь смелости и перевожу взгляд в первый ряд. Жестокие зелёные глаза пробивают меня насквозь, хочется теплоты, но монстр не способен на высшие чувства. Ирма кладёт голову на его плечо, и я чуть было не перепутала элемент. Вика, зачем ты встретилась с его взглядом? Ну, кто тебя просил? Девушки отдаются ритму танца, никто не подозревает о главном подвохе, который я приготовила. Но тут кислород из лёгких испарился.На третьем ряду, вместе с генеральным директором я замечаю Максима. Он хлопает так будто фанатеет от настоящей звезды. Я же просила не приезжать на это шоу! Вика, он же не виноват, что его отец самое настоящее дерьмо. Максим слишком сильно любит тебя, а ты снова смотришь на злого Рубена, который сейчас ехидно смеётся над тобой в обнимку с Ирмой.И тут будто с небес опускаются серебристые качели, суть номера такова.Я должна подняться на них словно птица и выполнить сложный элемент.Мы довольно долго репетировали это упражнение, это слишком опасно, но необходимо его выполнить без страховки, нет за мной конечно будут следить, но никто же не знает, что эти хрупкие качели смазаны слишком скользким маслом.От того выполнять элементы категорически опасно для жизни. Впрочем, именно это я и задумала. И вот последние секунды, я должна подняться на них, чтобы потом стать свободной. Смотрю на Рубена, он целует Ирму в губы, она попробовала их, потому что она и есть истинная прима, а ты жалкая копия, которую все терпят из-за Максима. Качели совсем близко.Я делаю шаг, и забираюсь на них, они поднимаются слишком высоко, будто я поднялась на третий этаж! Ещё выше, я почти добралась до небес. Запускают искусственный снег, как же это красиво. В этот момент переключили мелодию, зрители замерли, ждут чудес от примы. Я хочу сделать движение, но моя нога соскальзывает вниз, я не смогла ухватиться и теперь я падаю вниз. Крики зрителей, я будто оглохла, потерпи Вика скоро это закончиться, сейчас будет больно, но эта физическая боль, она никогда в жизни не сравнится с душевной. Я будто птица, которую подстрелили в небе. Она пытается удержаться крыльями, но смерть тянет её вниз. Я падаю на сцену, всё тело сковывает адская боль, смотрю на снег, оно опускается на мои мокрые от слёз щеки.Такой пушистый, словно настоящий. Я  закрываю глаза, и отключаюсь навсегда.

Глава 15(часть вторая)

От лица Рубена.

Я не успел отреагировать, куда подевалась моя собранность? Как ненормальный подбегаю к сцене, чёрт возьми она без сознания. Люди кричат, стоит шум и гам не каждый день увидишь такое на сцене. Вижу, как позади меня появляется разъярённый Максим, он накидывается так словно, я ему совершенно посторонний человек.

— Это ты заставил её прыгнуть? Как можно ставить такие номера, ты мне больше не отец! —  ударил меня в челюсть, на нас люди пялятся, а мой собственный сын впервые поднял на меня руку, великолепно.

— Пока ты выплёскиваешь всю ненависть на меня, я лучше воспользуюсь случаем и отвезу её в скорую.Марат подгони машину — прижимаю к груди ледяное тело, она похожа на труп, что же она натворила?

— Если с ней что-нибудь случится, я не прощу тебе этого никогда, отец! Совсем её извёл, доволен, теперь она похожа на ангела? Отдай её мне! — голос Максима был настолько чужим, представляю наш скандал займёт первую полосу прессы. Будто игнорирую вопрос, а просто покидаю зал, плевать что этот случай может поставить крест на моей карьере, шоу, которое я по крупицам собирал. Даже ненависть Максима отошла на второй план, как же я боялся за эту девочку, она превосходно танцевала, в её глазах читалась боль, только на эмоциях, в порыве диких чувств человек способен сделать такое.В больнице подлетаю к первой медсестре, она сразу же набирает главврачу, благо в больнице работал мой друг. Когда из моих объятий забирают Вику, я почувствовал пустоту, представляю что творится в Дансера, злые папарацци, а завтра пестрящие заголовки: «Рубен убийца, он собственноручно загнал Вику на тот свет»

Ждать в коридоре просто невыносимо, никогда ещё мир не был против меня.И всё началось с неё, с этой любительницы покорить сцену, ни одна из девушек не имела такой стойкой характер, любая другая просто бы переспала со мной и добилась желаемой цели, а эта кровью и потом, бесконечными тренировками мечтала стать звездой. Одно терзает меня сильнее, то что я не успел её поймать до падения. Ну где же этот чёртов доктор, не успеваю это произнести, как вижу силуэт в белом халате.

— Рубен, боже как такое могло произойти? Она же ещё так молода! — его комментарии напрочь меня убили.

— Нет, не говорите, что она…

— Как зовут эту девушку?

— Вика, какое это имеет занесение? Что с ней может уже скажете? — сдерживать себя больше не собираюсь, с удовольствием прикоснулся к бутылке чёрного рома, и забыл бы всё, как кошмарный сон.

— Так выступала…Мы с Женой смотрели каждое выступление.

— Да, она очень талантлива, но может хватит уже тратить мои нервы, скажите как она себя чувствует? — закричал я на весь коридор, от чего медсестры стали шептаться.

— Пройдемте в мой кабинет, а вы кем ей являетесь?

— Папа…То есть…

— Что простите?

— Я почти её тесть, она будущая жена моего сына! Что за вопросы, вы не видите, что я итак на пределе?

— Зря вы так, я это сказал неспроста, потому что с таким диагнозом, ей помогут только близкие люди…. —открывает синюю папку, а я в первые почувствовал себя в растерянности. Словно из меня вытащили все внутренности: сердце, душу, оставили лишь жалкое тело.Ну и сравнение, но именно такие чувства я сейчас испытывал.

— Доктор, конечно я ее не брошу в любой ситуации.

— Тогда приступим. Хорошая новость, девушка каким-то чудом осталась в живых. Дальше крепитесь… — замолчал, будто ждал, как я отреагирую, да что сегодня за день, они надо мной издеваются?

— Только не говорите, что…

— Да, Рубен Вика больше не сможет блистать на большой сцене.У неё пять переломов, два перелома ребра и сложный перелом колена. — произносил ужасный список, после которого было невыносимо находится с ним в кабинете, так душно, я не прощу себя за то, что не проверил те долбаные качели. А всё из-за этой Ирмы, если бы она не появилась в Дансера, тогда бы не было того ужасного происшествия.

— Но переломы через какое-то время пройдут, и она сможет вернуться, вы же знаете много таких случаев.

— Нет Рубен, сначала будет долгая борьба, чтобы она вообще встала на ноги, а дальше никаких тяжёлых физических нагрузок, а не то придётся снова оказаться на операционном столе, мне очень жаль, такой талант никогда больше не порадует зрителей— не переставал он вгонять меня в ужасную депрессию, как же несправедлива судьба.

— Я могу её увидеть?

— Сожалею, но мы её дали снотворное и обезболивающее, так как девочка слишком сильно мучилась, вы понимаете сколько там переломов! Я тороплюсь к пациентам, извините — выходит из кабинета, а я смотрю в окно за которым светило приятное солнце, я всё бы отдал в жизни но вернул то выступление и просто не подпустил её к тем качелям. А теперь самое время разобраться, кто допустил эту оплошность, после которой моя прима практически инвалид. Дорога в Дансера предвещают самый настоящий скандал, впрочем кто бы сомневался около здания собралось неимоверное количество папарацций. Чёртова популярность, теперь мою рожу будут печатать даже на туалетной бумаге, молодец Рубен отличился. Не успеваю выйти из машины, как ко мне подлетает тип со своей игрушкой, его фотоаппарат едва помещается у него в руках.

— Скажите, а какие ещё элементы вы придумаете, чтобы убить приму?

— Что ты сказал? А ну пошёл отсюда, если тебе дорога твоя игрушка под названием фотоаппарат, свалил отсюда.

— Рубен, почему вы не откроете вместо Дансера стриптиз клуб, вы же сами когда-то занимались такого жанра танцами? — другой стоит около главного входа, они все вылезают в нужный момент, чтобы потом отнести свои снимки в эти грязные газетенки и заработать побольше денег.Отталкиваю его в сторону, не хочу никого видеть. Ко мне подходит озадаченный Марат, молодец вовремя вывел людей из здания, но самый главный вопрос, кто проверял все декорации перед выставлением?

— Рубен, эти папарации они достали, кажется вышибут дверь! Что делать?

— Позвони Толи, он знает как избавиться от этих уродов.Да и позови Глеба и Ника, они проверяли и подготавливали номер?

— Сейчас…Как Вика?

— Потом, сложно сейчас говорить. Главное она жива.

— Рубен, почему ты оставил меня одну? Пусть этой девчонкой занимаются твои люди, что ты так носишься с ней?

— Ирма, советую как можно быстрее покинуть это здание, потому что твои истерики сейчас не к чему! — просто захожу в свой кабинет и захлопываю кабинет. Ром, хотя бы капелька, у меня сейчас будет нервный срыв, ну нельзя же всё пережить за один день. Дверь в кабинет открывается и я вижу двух моих ремонтников.

— Вызывали?

— И вы ещё спрашиваете? Вы понимаете, что это подсудное дело! Как можно было забыть про качели.

— В каком смысле? Они исправны, мы осмотрели каждую деталь, но  вот только перед самым выступлением пришла девушка, ваша прима и рассказала, что надо их смазать растительным маслом, якобы по вашей просьбе — произносит всё на одном дыхании, а едва не роняю бокал на пол.Только не это, она захотела убить себя?

 

Глава 16 Твоё прикосновение

От лица Вики.

В глазах отражение солнечного света, щёки давно согрелись от тепла, но а как быть с морозом, который прошелся по моей коже?Вот уже пятый день в этой больнице, где Максим носится со мной, как с маленькой девочкой.

— Привет зайчонок! Нам пора гулять. Видела какое солнышко вышло?

— Максим, это плохая идея, не видишь какой я овощ. Знаешь я тут подумала, нам надо расстаться, ну зачем тебе такая невеста! — говорила я чистую правду, в душе творился самый настоящий хаос, будто из меня забрали всю жизнь, а я думала, что не проснусь после того падения на сцене.

— Вика, я не хочу больше слушать это.Запомни, я рядом и каждая твоя слезинка вызывает у меня тревогу! Поэтому… — не успевает договорить, как дверь в палату открывается , устроили здесь понимаешь ли проходной двор. Медленно поворачиваю своё ицо и встречаюсь с зелёными глазами засранца, даже сейчас, когда тело дико ноет от боли, сердце не перестаёт сходить с ума от этого подонка, который прекраснее всех на свете, отворачиваю лицо от Рубена, делаю вид, что его здесь не существует.

— Максим, выйди, нам надо с Викой поговорить. — голос Рубена снова полон власти и тщеславия, я тут понимаешь ли загибаюсь, а он сейчас будет меня отсчитывать за сорванное выступление, как же это на него похоже.

— Не стоит Максим, у нас с твоим отцом нет тайн!

— То есть мне всё ему рассказать? — Рубен всё не может отстать, лучший метод,чтобы его не слушать это воспользоваться берушами.

— Вика, о чем он сейчас? — вопрос Максима довольно сильно меня напугал, а вдруг он расскажет о том, что он вытворял со мной на сцене, а ещё его любимые виброигрушки. Как же я от всего этого устала, сил совсем никаких нет бороться с этим говнюком.

— Максим это связано с концертным номером, не переживай! — натягиваю на своё лицо бледную улыбку, и как только он выходит, отворачиваюсь от Рубена к холодной стене, отличный способ ,чтобы спрятаться от его назойливых глаз.

—Зачем ты это сделала? — ледяной тон, который как острое лезвие разрезает каждый участок моей кожи, слёзы медленно скатываются на подушку, пытаюсь от них избавиться, но это всё бесполезно. —Я задал вопрос.

— Уходите, я не хочу с вами разговаривать. Поставьте Злату на моё место, она прекрасно справиться с ролью примы — хочу скрыть голову под одеялом, как он медленно садится на кровать, а потом его ладонь медленно соприкасается с моим левым плечом, а дальше шёпот, после которого я готова простить этого мерзавца.

— Никто никогда с тобой не сравнится.

Дыхание, как же не хватает его в такой тяжёлые момент, будто я совсем потерялась во времени, как же долго ждала этих слов от самого Рубена, который то и дело кричал, что я самая настоящая бездарность.

— Я не верю вам Рубен Валерьевич, так уж вышло что мои уши услышали тот разговор. Ваша Ирма права, я настолько никчемная копия примы, которую вы должны заменить.

— Поэтому ты пошла на суицид? — поворачивает он моё лицо, и его горячие, я бы даже сказала раскалённые пальцы проводят по мокрым от слёз щекам, не верь ему Вика, весь этот спектакль он делает ради своего сына, своего любимого Максима.

— Да. Только так я могла избавиться от глаз, которые съедают меня ночами, это вы хотели услышать? И не надо рисоваться, ведь сейчас мы одни. Скажите напрямую, как сильно вы меня презираете, смотрите удачный момент, я такая вся разбитая, почти инвалид и вы со своим комментарием Звягинцева Бездарность — стараюсь отвести от него свой взгляд, но всё это бесполезно, чувства сильнее и не важно сколько дерьма тебе причинил человек, если любовь захватила твоё сердце, то проще его вырвать, но так не мучиться.Рубен опускает свой свирепый взгляд на губы, а потом медленно, будто в сладком сне приближает свои. Что же сейчас будет? Надеюсь это не то, о чем я подумала? Страшно вот так таять в объятиях монстра, ведь в нем нет ничего святого, сколько же крови он выпил, а Ирма она же нагло смеялась тебе в лицо, холодно, слишком больно понимать, что ты бесповоротно влюбилась в монстра, к тому же лишённого всяких чувств.

— Какая же ты глупышка Вика, если не заметила главного — он совсем близко, а потом я попадаю в рай, когда его губы соприкасаются с моими и чувствую головокружительный аромат, от всего этого просыпается сладкая дрожь во всём теле, я смело отвечаю на поцелуй, который постепенно перерастает в дикий, но самое главное он настолько долгожданный с ароматом похоти, власти, я с ума по нему схожу. Губы Рубена переходят на шею и сейчас, я готова разрыдаться от счастья, в самый сложный период моей жизни, он подарил мне такой волнительный поцелуй.Не знаю, как бы далеко мы зашли, если бы не услышали шаги, коридоре, я совсем забыла про Максима, который ожидал там. Рубен не перестаёт меня удивлять, но клянусь, такого поцелуя в моей жизни ещё не было.

— Зачем вы это сделали?

— Я не обязан перед тобой отчитываться Звягинцева. А про свой поступок немедленно расскажешь Максиму.

— А не пойти бы вам далеко и надолго? Почему я собственно должна вас слушать?

— Не знала?Я тебя удочерил Звягинцева.

— Хватит несли чушь, мне уже есть 18 лет и к тому же…

— Ну давай продолжай, соберешь вещички и поедешь в Брянск? Только сначала паспорт верни, так вышло, что он у меня в сейфе, а код к сожалению, ты не знаешь малышка!

— Вы самый мерзкий тип, с каким мне доводилось иметь дело, — выхожу из себя я снова в руках этого ублюдка, отлично, а как ему это удаётся?

—Не скучай Звягинцева, теперь мы будем часто видеться! — выходит в коридор, и буквально сталкивается с Максимом, отлично веселье начинается…

 

Глава 16 (часть вторая)

От лица Виктории.

 У меня одно не укладывается в голове,  зачем ему все эти игры, которые не приведут ни к чему хорошему. Через три недели меня выписали, да что там сам Рубен приехал забирать меня на инвалидной коляске, как же я ненавидела в себе эту слабость.

— Ну что детишки готовы ехать домой?

— Куда? Максим почему ты мне ничего не сказал? — возмущаюсь, когда он медленно усаживает меня на заднее сиденье машины Рубена.

— Потому что я ему велел, а он как послушный сын меня слушается. И ты теперь тоже любительница суицида! — вмешивается в наш разговор этот козёл, если бы не было Максима рядом, точно бы расцарапала ему лицо.

— Вика, так будет лучше! Как ты собираешься вставать на ноги.

— Опять об этом! Я же сказала, что моя жизнь закончена и не хочу, чтобы меня жалели.

— Это всё из-за меня? Вика скажи, что я сделал не так? Неужели ты прыгнула.

— Так Максим скажи своей невесте, что я за себя не ручаюсь мало того, что мой клуб прикрыли! — Рубен поворачивает на незнакомую улицу, а я уже забыла про все свои обиды, дальнейшую дорогу мы ехали в полнейшей тишине.

— Любимая, прошу у меня сердце не на месте! Понимаешь, если тебя не станет, весь мир он просто не будет иметь смысла.

— Приехали. Максим там тебя мама зовёт, я Вику сам до дома донесу. — зелёные глаза пристально всматриваются на меня, скорее всего он что-то задумал.— Мечта Золушки осуществилась вот теперь этот дом твой!

— Вы такой урод Рубен, сами украли мой паспорт, только для чего весь этот спектакль, мы оба знаем, что между нами страшная пропасть. К тому же я вас презираю, впрочем, как и вы меня..

— Всё сказала? —- открывает он дверцу и хочет взять на руки, разумеется, мне не удастся ему противостоять с таким количеством переломов.

— Только прикоснитесь своими ручонками!

— Малышка совсем пренебрегает едой! Всегда мечтал о дочурке!

— Вы точно больной придурок, сделали меня практически инвалидом! А зачем теперь проявлять эту заботу! — не успеваю возразить, как его мужские сильные руки прижимают к груди, от чего сердце сразу же почувствовало приятную теплоту. Что бы не натворил этот засранец, я не перестану его боготворить, видимо слишком сильные чувства к нему испытываю.

— Я в сотый раз повторяю,  что вся моя забота только ради Максима, уж больно он сильно он тобой бредет.

— Вы понимаете, что мы убьем друг друга? Нам категорически противопоказано быть вместе.

— Дай угадаю, случится пожар? — шепчет мне на ухо, а всё никак не могу забыть тот первый поцелуй, который он подарил мне в больнице. В самый сложный период жизни, его губы они слаще любого нектара, я бы их сравнила с клубничным вареньем, которое люблю до безумия впрочем, как и этого самозванца.

— Нет землетрясение!

— Как же мне страшно, думаю, мы  что-то придумаем Звягинцева! — оставляет поцелуй на щеке, и на миг я забыла про все обиды,  интересно так всегда, когда без памяти влюблен в человека.

— Добро пожаловать! — встречает меня Оксана, жена Рубена, а меня колотит до невозможности. Учитывая моё физическое состояние.

— Любимая я сейчас, только провожу нашу девочку на второй этаж! Максим, вы пока присаживайтесь за стол. — от бархатистого тона Рубена, я едва не застонала, неужели он такой добрый, хотя как это не похоже на его хамскую натуру. Едва заносит в комнату и усаживает на кровать тут же превращается в монстра, того хладнокровного, которого я прекрасно знаю.

— А теперь послушай сюда. Думаешь, буду стоять с платком, и вытирать сопли! Я не стану жалеть истеричку, мы ведь оба знаем, что ты пошла на суицид. Вот только одного не могу понять, какого черта? Вот чего тебе не хватало! Я даже в постель не стать тебя тащить, только ради Максима, хотя за такое сладкое место примы нужно платить! — он наклонился ко мне и со всей силы сжал мои плечи. Глаза, казалось, они разорвут меня в клочья, сколько же в них читалось ненависти на самом деле. Такие люди, увы, никогда не меняются, и от этого становится невыносимо дышать.

— И вы ещё спрашиваете? Ну, что же давайте сделаем вид, что не было того разговора с вашей Ирмой.

— Ты подслушала

— Как будто вы не видели те разбитые чашки в коридоре, лицемер! Вы сказали, что не знаете, как от меня избавится и вот тогда…

— С ума сойти, да я специально так сказал, чтобы она не облила тебя кислотой или не выкинула ещё какой-нибудь трюк — Рубен стал нервно расхаживать по комнате, а я чувствовала в душе пустоту.

— Кислоту?

— Я наплел ей с три короба, чтобы уберечь тебя, дура! Она всех прим отправляет на тот свет, потому нервно больная! Совсем недавно вышла из психбольницы! — его крик был настолько громким, что я боялась за стёкла, которые могли разбиться вдребезги.

— Но вы сказали, что хотите моей смерти.

— А что ещё я должен был сказать? Что ты лучше? И не смотря на столь юной возраст мало того, что сногсшибательна красива, но и талантлива, что любой мужчина слюни свои подбирает при виде тебя.

— А вы?

Рубен замолчал, сразу видно, как я его ошарашила своим вопросом.

— Звягинцева, причём тут я?

— Вы так расписали мою красоту, будто хотите…

— Размечталась у меня к тебе сугубо отцовские чувства.

— А я забыла сказать, у меня как раз нет отца! — от того, что на самом деле я ему не безразлична по телу пробежалось заветное тепло, а ведь скоро жаркое лето, самый лучший сезон в году, и если я останусь в этом доме оно будет слишком жарким лично для меня.

— Нежели я такой жестокий и настолько сильно тебя ненавижу, что мечтал от твоей погибели. Нет, ненависть, конечно есть, но…

— Что же я натворила… Теперь я овощ, и все мечты разбиты, а клуб, неужели Дансера и правда закрыт?

— Ты не виновата. Это было моей идеей, устал от всей этой фальши и распутства, возможно, своим поступком ты открыла мне глаза — он медленно касается пальцами моей нижней губы,   ей-богу если бы в коридоре не послышались шаги, мы бы снова слились в поцелуе…

 

 

Глава 17  Любовь это…

От лица Виктории.

Если бы раньше мне кто-то сказал, что Я буду жить у самого Рубена ни за что бы не поверила. Знаю только сама я виновата в том, что произошло, и сейчас когда мы в доме одни, впервые захотелось поговорить с ним по душам. Его жена в спа-салоне, Максим отъехал на работу, при этом обложив меня безумно вкусным завтраком, а я решила без стука буквальном доползти в комнату Рубена. Постучалась, ради приличия и услышала холодное:

— Открыто…

Как же больно осознавать, что я настолько сильно ослабла.

— Почему ты встала, врач сказал, что в первое время нужно избегать слишком резких движений! — буквально подлетел ко мне Рубен, и наши глаза уставились друг на друга, на миг я ими залюбовалась, зря Вика ты сюда пришла.

— Это всего лишь шаги, а вы так со мной носитесь.

— Вика, у тебя пять переломов. Знаешь, какая эта нагрузка на позвоночник, зачем пришла я мог прийти сам. Тебе что-то нужно? — голос тревоги, будто я для него что-то значу, хотя возможно я преувеличиваю.

— Мы можем поговорить? Вы заняты?

— Что-то случилось с Максимом, вы поругались? — он снова все разговоры сводит к своему сыну.

— Пока мы в доме вдвоём, я хочу расставить все точки над и.Понимаете, я теперь ещё не скоро встану, а Максиму нужна нормальная девушка. Да, что там говорить, мы даже ни разу не переспали. И… — остановилась, когда он достал из бара бутылку вина и налил два бокала, он что решил меня споить.

— Продолжай. Неужто, ни разу не переспали? Да у Максима железное терпение.

— Издеваетесь? А сейчас я жалкое подобие на девушку. К тому же вы меня презираете, видимо нужно было не приходить на тот кастинг в ваш кордебалет.

— Выпей, ты взволнована, и послушай. Вика, любовь это не только секс, грязное влечение и постоянная похоть. Бывает так, ты можешь любить человека, и даже не испытать аромат его губ, не насладиться теплом его тела. И просто сходить с ума от улыбки, от озорного огонька в глазах. И это никогда в жизни не сравнится с грязными шлюхами. — он улыбнулся, а я решилась попробовать вкусное вино. С каждым глотком я медленно пьянела, и понимала, что его глаза становились ещё более зелёные, чем кажутся на самом деле, мой сладкий запретный изумруд.

— Вы так говорите, как будто безнадёжно влюблены! Как же повезло вашей жене, — смотрю на солнышко, оно освещает мансардные окно его кабинета, а мы будто настроились на новую волну.

— Я не люблю её.

— Как же так? Но тогда кто эта женщина? — поворачиваю своё лицо, мы оба ставим бокалы на стол, а потом пальцы Рубена, впиваются в мои локоны, не теряя зрительного контакта, он начинает медленно терзать мои губы своим языком. Он ласкает их так, от чего я чуть не упала на пол, потом его губы переходят на ключицы. Его глаза горят желанием, я так хочу в них раствориться, да мне не страшно в них утонуть.

— Эта женщина ангел Виктория…Жаль, что ты никогда с ней не познакомишься. Вы с Максимом идеальная пара — говорит,  а сам уже переходит в область груди. Внизу живота стало так жарко, я хотела его, как извержение вулкана. —Пока ты не в станешь на ноги, я никуда тебя не отпущу! Пошли!

— Почему вы надеваете маску черствого зверя, ведь на самом деле, вы другой.

— И какой же?

— Ну первое, вы прекрасный отец, жаль у меня такого никогда не было, — покорно кладу голову на его плечо, ей-богу я слышу его сердцебиение, оно будто сливается с моим, разве такое возможно. Мы же ненавидим друг друга…

— Ну, тогда с этого момента я буду твоим папой, но слишком строгим!

— Теперь понятно, почему Максим такой воспитанный человек, вы подарили ему всю любовь. Ай — застонала я от боли, тем временем Рубен коснулся моей щеки и коварно прошептал в губы.

— Не послушная девочка, тебе нужно отдыхать! Выпей обезболивающего! — хочет уйти, но я решаюсь произнести слова, которые идут именно от сердца.

— Останьтесь со мной…Когда вы рядом мне не так больно…Знаю у вас и так слишком много дел…

— Хорошо, раз ты так хочешь, давай я накрою тебя одеялом

— Я вас не узнаю Рубен Валерьевич. А где же вся ненависть, Звягинцева бездарь…- устраиваюсь по удобнее в своей кровати, не стоит так долго засматриваться на него, это слишком опасно. Каждый вздох, настолько сильно отражается на моём сердце, будто я переживаю за один раз целую бурю страстей, ну почему такого нет с Максимом?

— А кто сказал, что я тебя ненавижу? Может, я борюсь с самим собой, чтобы…

— Папа, у нас есть запасные ключи от гаража? Я свои потерял.

— Ну как ты любовь моя? Я привёз арахис! — заходит Максим в комнату благо Рубен не успел дотянутся своими губами, да чувствую бурю страстей разгорается ни на шутку.

— Сынок, вот в кого ты такой растяпа, ладно вы пока отдыхайте! — Рубен уходит в коридор, а у меня в душе творится что-то невообразимое.

— Я же говорил, что вы с папой подружитесь — гладит меня по волосам, он такой нежный, но целую бурю страстей, я переживаю только с его отцом.

— Максим, поговори с ним, понимаешь здесь я будто на иголках. Давай вернёмся на квартиру.

— Вика, и не проси, почему ты не хочешь дать шансу моему отцу? Вряд ли я один справляюсь и поставлю тебя на ноги. Как бы тебе объяснить, с его упорством, он кого угодно поднимет духом. Поэтому малыш не мешай нам строить этот путь к выздоровлению.

— Да что вы носитесь со мной, как с маленькой девочкой.

— Вика, я люблю тебя! И мы с моей семьёй не пожалеем никакие деньги, для твоего спасения. Вот только одного не понимаю. Почему он закрыл своё шоу, ты не в курсе?

Повисла пауза, не хотелось посвящать Максима в наши откровения, ведь на тот момент я и подумать не могла, что Рубен такой романтичный, а как он высказывался по поводу любви, чувств, порой за маской монстра может оказаться совершено незнакомый человек…

 

Глава 17(часть вторая)

 

От лица Виктории.

Жаркое лето так и манит погреться на солнышке, с ума сойти я же совсем забросила свои тренировки. У меня в голове не укладывается, как я раньше занималась балетом. Ведь сейчас Вика бесчувственное бревно. С трудом передвигаюсь, как же тяжело падать вниз, а вдруг не поднимусь никогда. Мои рассуждения под пуховым одеялом прерывает стакан холодной, да что там ледяной воды. Раскрываю глаза и вижу как всегда презрительный взгляд Рубена.

— И долго мы будем, ещё валятся Звягинцева! Подъем.

— Нет, вы издеваетесь! Максим, — обращаюсь к своему жениху, он как раз зашёл в комнату, но вряд ли он подействует на своего папочку.

— Вика, он прав! Ты слишком сильно прироста к этой кровати!

— Что вы от меня хотите? — вспотела от ужасного гнева, а Максим видимо решил меня оставить наедине с этим кровопийцей.

— Вставай , я жду тебя в спортзале

— Пап, давай я помогу.

— Нет, руки убрал от неё! Она сама встанет и спустится со второго этажа! Вот костыли! — кидает безжалостно их к кровати, мы с Максимом в буквальном смысле опешили, такое  хамское поведение.

— Папа, но ей больно.

— Максим, ты кажется, собирался идти на работу, а в наши дела не лезь! А ты Звягинцева не затягивай, ведь твои часики уже тикают! – Рубен выходит из комнаты, а я вскипаю от гнева, это надо было видеть, а может записать на камеру, чтобы вспоминать приятные моменты от этих переломов.

— Вика, если папа сказал, значит так надо.

— Всё хорошо, не переживай мы друг друг не поубиваем! Хотя бы на это надеюсь, — с трудом встаю с кровати, интересно как я буду скакать по этим ступенькам, может сразу скатится, как колобок и никого не смешить.

— Любимая, прости, так будет лучше! Уверен, папа, он не причинит тебе вреда! — его губы нежно касаются моих, он не успевает углубить поцелуй, представляю сколько испытаний мне готовит день грядущий, но так просто я вам не сдамся с потрахами Рубен Валерьевич. Выйти из комнаты в коридор показалось мне слишком сложным путём, одышка такая будто я пробежала стометровку, ненавижу себя за эту слабость, в какое же дерьмо ты превратилась Вика. Подхожу к лестнице и хочу, уже спустится вниз, как вижу эту ехидную улыбку, она всё время добивала меня ещё в клубе Дансера. Смотрите он король, а я пешка делаю то, что скажут превосходно!

— Вы так и будете стоять? Подайте руку.

— Может, тебе ещё сопли вытереть! Сама справишься, и теперь это будет твоё личное упражнение. Десять раз спускаешься, и десять поднимаешься!

— Вы больной псих! Да я ковыляю, как старая бабка, и таким способом вы собираетесь поднимать меня на ноги? Может,  ещё вагоны буду разгружать?

— Рот свой закрыла, сначала спустись, а потом ворчи! Я жду Звягинцева

— Если бы вы только знали, как же я вас ненавижу! — тяжело вздыхаю и медленно прыгаю по ступенькам, держусь за перила, а этот гад даже не собирается помогать. Смотрит, как коршун и выжидает.

— Представь, что внизу тебя ждёт мама, и если ты не спустишься сама, больше её не увидишь — произносит слова, которые как коварная иголка пронзают мою душу, он мастер пробивать моё сердце насквозь.

— Как вам не совестно говорить такое? Она умерла, и даже если сейчас я спущусь, она не придёт и не приласкает и не скажет…

— А за что тебя ласкать? За то, что ты слабачка Виктория? Сейчас она смотрит с небес и думает и это моя дочь…— подавляет морально, а нём нет ничего святого, он хлеще самого ужасного монстра.

— Перестаньте, за что вы так со мной? Разве я не стараюсь — преодолеваю ещё одну ступеньку, и будто за всеми этими придирками совсем забываю про дикую боль,  её будто нет.

— Вика, ты сможешь сделай это ради неё! — голос Рубена смягчился, и сейчас наши глаза слились в больший единый контакт, он вызывал мурашки по коже, откуда не возьмись я ощутила прилив энергии, теперь когда до последней ступеньки оставался всего один шаг, я по-прежнему тонула в его глазах, это самое лучшее лекарство, любоваться ими одно удовольствие. Ещё движение и лестница позади, я спустилась сама, и никто мне не помог.

— А ты говорила, что овощ? Я горжусь вами прима! — похлопал Рубен, а я улыбнулась, из его уст это звучало так нежно, словно…

— Спасибо. — перевожу на него свои заплаканные глаза, когда он рядом я перестаю дышать, во мне всё оживает, и особенно, когда такой засранец верит в меня, все белы отступают.

— И за что же Виктория? — протягивает руку, и когда наши ладони соприкасаются, я чувствую пожар, который разгорается всё сильнее и сильнее.

— Если бы вы, не делали мне хороший пенок, Максим так бы и носил на руках.

— Ошибаешься, это маму твою надо благодарить! — он помогает мне дойти до спортзала, но по сравнению с лестницей, это слишком простое расстояние.

— Нет, я сделала это ради вас! — решаюсь заглянуть в его бесподобные манящие глаза, разве могла я подумать что влюблюсь без памяти.

— Вика, увы твои признания не разжалобят меня, и самое главное не думай влюбляться! Запомни…

— Да, я знаю всё это только ради Максима, а дальше мы сыграем свадьбу и будем с вами видеться только на Рождество, когда вы будете покупать игрушки своим внукам — кажется, я наговорила лишнего, от чего Рубен берёт меня на руки и резко сажает на подоконник.

— А что разве ты хотела по другому закончить эту сказку? Например, стать личной игрушкой Рубена, сутками лежать в моей кроватке. Что скажешь Виктория? — он накручивает пряди на кулак, а я буквально задыхаюсь от напряжения, которое внезапно повисло между нами.

— Опустите меня!

—Ответь на мой вопрос, хотя всё можно понять по твоему поцелую.

— Нет, пожалуйста,  — поздно возражать, он сливается с моим языком, и полностью отдаюсь этой трепетной ласке, которая с привкусом сладкого яда, и чем чаще я его пробую нам вкус, мне хочется ещё больше…

Глава 18 Желание

 

Прошёл месяц.

Сколько же времени было потрачено, для того чтобы я наконец-то отказалась от этих костылей. И сейчас я смело стою на ногах и всё это благодаря Рубену, не думала, что он станет носиться со мной как с собственной дочерью. Ничто не сравнится с утренней прогулкой, надеюсь, что скоро могу заняться бегом. Признаюсь честно, этот дом стал для меня родным. Хочу зайти в гостиную, как какие-то коварные ладони располагаются на талии, а дальше я оказалась на диване, от чего моя спортивная ветровка мигом оказалась на полу.

— Максим,  не в гостиной!

— Вика, я больше не могу ждать, любимая прошу подари мне любовь. — он раздевает меня до бюстгальтера, и его поцелуи уже переходят совсем низко в область живота, и не успевает он пробраться в трусы, как входная дверь открывается и мы слышим голос Рубена, его глаза уставились на мой бюстгальтер, я практически переспала с Максимом.

— Я жду жаркого продолжения! — кинул комментарий,  а потом направился в сторону лестницы.

— Боже! Как стыдно…

— Вика, любовь моя, да мой отец он всё понял! Этой ночью у нас будет  слишком жарко. Я только отъеду на пару часов,  а ты отдохни пока девочка моя.

— Максим благодаря твоему отцу, я и дня теперь не могу без тренировки! — поднимаюсь с дивана, нужно как можно быстрее облачится в куртку.

— Вика, зайди ко мне… — услышала я голос Рубена со второго этажа.

— Ну, всё опять мне влетит, я слишком рано пришла домой, он говорил гулять каждый день по 15 километров, надеюсь моя задница выживет…

— Эх Вика! Беги, а то этот монстр не простит такой выходки. — покидает дом и снова мы с ним одни, но с учётом наших отношений, стали довольно неплохо общаться, прогресс виден на лицо. Если раньше я могла довольно сложно подниматься по лестнице, то сейчас порхаю, как бабочка.

— Вы хотели меня… — не успеваю договорить, и он решается это сделать за меня, выходит из ванной в одном полотенце в коридор, а я чуть не падаю от такого сумасшедшего представления.

— Трахнуть?

— Что? — заикаюсь, да сейчас у меня испарилось всё дыхание.

— Вика не думал, что тебя слишком сильно интересует ответ на этот вопрос.

— Нет, я имела ввиду другое.

— Я просто пошутил Звягинцева, а то  вся залилась краской, идём в спальню, , пока переоденусь

— Может лучше здесь подождать?

— У меня каждая минута на счету, не переживай накидываться не стану, хотя я слишком сильно расстроен… — хватает за запястье и мы идём в его спальню, в этом доме творится самый настоящий абсурд, его жены вечно нет дома.

— Я мало тренируюсь? — он зашёл в отдельную комнату, чтобы переодеться и через несколько минут я увидела как белоснежная майка скрывает слишком накаченную грудь, а рваные джинсы великолепно дополняют этот образ. Что там говорить, он не выглядит на свой возраст.

— Долго ты будешь ломаться?

— В смысле? Я вас совсем не понимаю Рубен Валерьевич.

— Я про близость с Максимом — он садится в кресле, а я всё также мнусь около двери, здесь и так не хватает кислорода

— Знаете, по-моему, это не ваше дело!

— Серьёзно, я его отец,  и как мужчина, понимаю, что он уже на пределе! А может у тебя кто-то появился? — после этого оскорбления не могу стоять в стороне, приближаюсь к нему, как же хочется высказать ему, что накопилось в душе.

— Как вы смеете? Да несколько недель назад, я была овощем, не вы ли говорили, что мне нужно бороться. А сейчас намекаете про то, что я за спиной Максима шлялась с другими мужиками? — кричу так громко, конечно это не понравилось этому самозванцу, он в считанные секунды поднимается, а потом его ладонь впивается в мою шею.

— Никто не имеет право на меня повышать голос. Тебе объяснить как нужно вести себя со старшими? — его другая рука проникает  в штаны, догадываюсь, к чему это всё приведёт.

— Нет, пожалуйста, не делай  этого!

— Чего? Ты про мои пальчики? Скажи, как долго будешь отвергать моего сына! А может, мы проверим, вдруг ты не целка!

— Вы чудовище, я же вам доверилась —- хочу вырваться из его объятий, но поздно он буквально срывает с меня одежду, отталкиваю его и хочу выбежать из двери, как он насильно её закрывает.

— Кто тебя отпускал? — прижимает к стене, а потом срывает с меня штаны,  я остаюсь беззащитная в одном нижнем бельё.

— Вы не сделаете этого… — как же тяжело мне дались эти слова. Он допускается на колени, а потом принимается ласкать языком мои ягодицы.

— Как можно носить эти трусики, они едва скрывают твою попку… — он их медленно плавно стягивает, а потом шлепает, а я моментально возбуждаюсь, мне нужна была эта разнарядка.

—Дайте мне уйти, вы же сами говорили, что ради счастья Максима готовы на всё, а сейчас нагло лапаете его невесту — еле сдерживалась, только бы не застонать, разворачивает к себе, и теперь жадно разглядывает моё тело, а также соски, которые так и манили искусать.

— Вика, ты права. Я настолько сильно переживаю за сына, а вдруг ты бревно в постели? Как порядочный отец, я должен проверить.

— Вы с ума сошли, это насилие! — вырываюсь а он тем временем  решительно расставляет ноги, а дальше я почувствовала, как сердце остановилось. Знаете, так бывает, когда принимаешь заветную дозу. Его язык касается моей киски и с дикой страстью принимается ласкать мой клитор, я сдалась, в глазах всё поплыло, словно я поднялась высоко в облака.

— Сладкая, ты определённо подойдёшь моему сыну  — он стал его ласкать сильнее, а молилась о пощаде.

— Остановитесь. А-а, — содрогаюсь от оргазма, всё тело охватила страшная волна похоти, он его ни на миг не переставал ласкать. И едва я достигла второго пика, как мы услышали шум входной двери, шаги по лестнице,  а  Рубен всё не может оторваться от моей киски, я хочу кончить и понимаю, что сейчас нас застукают с поличным…

Глава 18( часть вторая)

От лица Вики.

 

У Рубена совсем крыша поехала, он не думал отказываться от такого нектара,а я закричала так сильно, что он решил закрыть рот своей ладонью, и снова от оргазма сгибаются колени, он забрал все мои силы, а чуть не упала в обморок, благо он вовремя успел удержать в мвоижн объятиях.

— Рубен, к тебе Никита приехал- это был  голос Оксанв его жены, хорошо, что не Маским, а то неизвестно, как бы решилась вся эта ситуация.

— Одевайся и пошла прочь

— Дрьмотмтн чего хотели?- посыпались мои обвинения- Ну как подхожу я вашему сыну

— Думаю нам предстоит многому научится, а то боюсь Маским разочаруется в первую брачную ночь- его язык касается моего соска, а ладонь сжимает ягодицы, а я снова возбудилась, как же ч ненавижу себя за проявленную слабость.

— Этого больше не случится! Только притроньтесь ко мне пальцем!- наспех Надеваю бельё и принтмаюсь искать одежду, а этот полый засранец будто ждёт падения Виктории.

— Иди Звягинцева, кстати а ты ненасвтнач, скажи если бы нас не прервали,хотела бы кончить с третий раз.

— Аы просто ублюдок, очень хорошо что Максим на вас не похож!

— Забыла надеть трусики! — поднимает изг высоко над головой, хочу дотянуться, а он будто специально со мной играет, и вот я почти доянулась до них, но сразу понятно, что он всё это придумал не случайно, притягивает к своим жадным губам и теперь мвн целуемся, как ненормальные, его чщыкн играется с моим, и я уже позабыл про эту чёртову деталь своего нижнего белья.

— Остановись Вика…А то со стороны это может показаться, что ты влюбилась.

— У вас совсем нет совести, сами заманивает в эту игру, а что будет в конце? — чуть не заплакала, а ещё этот дурацкиц вопрос, который обрушился на него как снег на голову.

— Вы с Максимом поденетесь и будет жить долго и счастливо.

— Тогда зачем вы это сделали?

— Ты про оральный секс?Вика, это всего лишь развлечение,  думаешь это интрижка что-то для меня значит?

— Конечно нет..

— Умница иди в спортзал, а вечером не забудь надеть маску влюблённой невестки, потому сто если моему сыну будет плохо, ч тебя в порошок сотру и сбежать не удастся потому что…

— Мой паспорт у вас…

— Великолепно столько блестящих ответов, тебе пора невестка! + открывает дверь т выставляет за дверь, словно ч ненужный хлам, всё снова повторилось он король, а я жалкая кукла с которой он играет до тех пор, пока не на играется вдоволь. В спортзале отдаюсь ритму музыки на сто процентов, нужно выдавить из себя всю боль, всю ненависть, которая царила в душе. Он забавляется , и совсем не думает о моих чувствах.Максим вернулся таким уставшим, что заснул без задних ног, а вот мне захотелось покуралесить в этом диком ночном пейзаже, который очаровывал и пугал одновременно. Дверь в кабинет Рубена была открыта, и как-то манила поковырятся в его документах, незаметно для себя включаю лампу, сколько же здесь разбросано бумаг, он когда-нибудь вообще убирается на этом столе? Хотя чего это ТВ тут забыла Вика? Страшная тревога в меремешку с дерзким любопытством не давало покоя, смотрю на его фото в рамочке и снова любуюсь этим прекрасным лицом, глаза они будто сейчас поглотят несчастную Вику.Вот как такого красавица можно не любить, и пусть он совершит тысячу гадостей, не перестану его боготворить.Глаза слипаются я не привыкла так долго засиживаться до поздна, после тезн страшных травм, всё никпкн не могу прийти в себя.Встаю с кресла, и хочу уже выключить лампу, как случайно зНадеваю его рамку, бумаги упали нам пол а вместе с ними до боли знакомое фото. Казалось, я ошиблась, хотя нет сомнения быть не может это моя мама, в том шикарном костюме. Нет они что были партнёрами в танцах?Неужели он тот засранец, который так жестоко её обманул?

 

Пять лет назад.

Отдых на даче никогда не сравнится со всеми этими шикарными курортами на море, особенно когда рядом с тобой самый близкий человек на свете. Наши излюбленное занятие сплетни на террасе, хотя нет, не так погружение в воспоминания.

— И как его звали?

— Не важно Вика, главное что мы добились таких высот в танцевальной карьере.

— Мама, но ТВ сама рассказывала, что он тебя нагло соблазнил, а потом не приехал на региональные соревнования!

— Когда любишь надо прощать, и даже несмотря на его жалкое предательство, я буду вечно вспоминать этого мужчину.

— А сколько ему сейчас?

— Тридцать четыре года, а к чему все эти вопросы! Давай вон кушац землянику.

— Мам, а давай я ему отомщу за тебя?

— Так и этому я ксилан свою девочку! Запомни, а твоей жизни только одна цель это покорить сцену, а все эти любовные приключения не имеют значения.

— Мама, а фото этого засранцу есть?

— Есть, но ч никогда её тебе не покажу, я там как раз в своём любимом концертном платье, купила на свои последние деньги. Эх, дочка любовь она слишком жестокая, но в жизни стоит пережить это прекрасное чувство.- мама уставились на закат, казалось ей по прежнему не даёт покоя этот мерщавец. Ну что же пройдут года, возможно наши пути когда-нибудь пересекутся.

— А как давно ты его не видел? — пробую ароматную ягодку на вкус, сегодня моё любопытство её доведёт до добра это точно.

— Так 16 лет назад, как раз до твоего рождения..

 

Наше время.

Фотография падает на пол вы представляете моё состояние, мало того сто это онто засранец, который практически сраратмон маму, а ещё меня терзают смутные сомнения, а не тот ли это ублюдок, который по совместительству мой папа? Боже толтеог не это…Ведь мы с ним практически переспали, только не это. Вот за что в моей жизни столько проблем? Разве я кому-то совершило зло?

— Вика? А почему ТВ не спишь в такой час?/- гоаритк Максим сонным голосом, благо, я успела спрятать фото, не представляю, как я буду спать этой ночью спокойно.

— Так, я просто хотела почитать, помнить ты говорил, что а каьмнетен твоего отца очень много литературы! — моя отмазка звучала настолько ужасно, но не могла же я сказать, что нагло рала сь на столе его отца, хотя возможно нашего отца. Ну и влипла же я в истрию.Кажется мамино прошлое специально восстало против менч.

 

Глава 19 Противостояние

.От лица Вики.

В голове не укладывается, что он так нагло соблазнил маму.За ужином вся семья, как ни в чём бывало собралась внизу, интересно как он себя поведёт, когда я задам ему целый ряд вопросов.

— Как я рада, что тебе Виктория уже получше — говорит мама Максима и ставит передо мной тарелку с вкусным салатом, а я боюсь, что к нам присоединится её муж, если только кто-то узнаёт о нашей связи, то я боюсь не переживу.

— Любимая, я купил нам тур на Кипр, ты поедешь?

— Нет, у неё расписана целая неделя — голос монстра раздался в гостиной, теперь попробовать этот сочный кулинарный шедевр точно не будет никакого желания.

— Папа, но это всего 7 дней.

— А потом я буду её мучить на тренажерах — его гонор стал последней каплей, со всей силы кидаю вилку на пол, пусть знает, что я не его личная кукла.

— Рубен Валерьевич, я конечно, ценю вашу заботу. Вы настолько сильно перевоплотились в роль отца. Может где-то бродит ваша родная дочь, которую вы потеряли? — не понимаю, откуда во мне столько смелости, но ей-богу все перевели свой взгляд, а Рубен готов был разорвать в клочья.

— Будем считать, что это была неудачная шутка Звягинцева! В моей жизни есть только Максим, и ни о какой дочери не может быть и речи!

— Да  ну, а может это девушка рядом, но вы вряд ли вспомните с кем спали за всё это время. — смотрю в его сердитые глаза, этот разговор не доведёт до добра, уже чувствую как он берёт свой ремень и наказывает меня за слишком гнилой язык.

— Максим,  умоляю поговори со своей невестой, видимо у неё критические дни! — покинул стол, даже не притронувшись к завтраку, отлично, а если этот мерзавец и правда окажется моим отцом? Нет, гони эти мысли прочь Вика, ведь тогда я совсем сдурела, ведь наши отношения точно не  имеют смысла.

— Любимая, почему ты на него накинулась?

— И ты ещё спрашиваешь? Мы не можем жить под одной крышей, но ты кажется не понимаешь этого. Простите Оксана.

— Ничего, ты всё правильно сказала. Рубен был ещё тем изменником, и не важно сколько ему будет лет, он всё равно безжалостно западает в душу, а потом… — она расплакалась, бедная женщина, да у неё точно железные нервы, ведь я бы не смогла жить с мыслью, что человек, которого ты боготворишь спит с другими.

— Боже, что я наделала? Испортила всем аппетит!

— Малыш, это не твоя вина, они хотели развестись, не знаю каким чудом сохранили свой брак.Я поговорю с отцом, он должен тебя отпустить в этот тур

— Звягинцева, зайди ко мне! — голос раздавался из кабинета,чего он добивается?

— Максим, объясни своему отцу наконец, что меня зовут Вика.

— Звягинцева, мать твою! — кричал так громко, что я едва не оглохла.

— Папа, она не поела. — вступается за меня Максим, а этот кровопийца появляется в коридоре.

— Ничего ей полезно, вон какую задницу отрастила!

— Что? Да, я похудела на целый размер!

— Значит ещё похудеешь. А что стоит тебе забросить тренировки станешь жирной коровой! — после его оскорблений, я не выдержала, нужно поставить гада на место, сомнения нет, мстит за испорченный завтрак. Поднимаюсь по лестнице, которая раньше была для меня непреодолимым препятствием, а сейчас это даётся мне ну слишком легко.

— Что вы себе позволяете? Спешу напомнить, я не ваша рабыня! — хлопаю дверью, монстр как раз собирался присесть на кресло, но видимо перепутал, потому что в считанные секунды его ладонь впивается в горло, он его сжимает так, будто собираются задушить.

— Напомнить, что мой паспорт у тебя? А может, мне вызвать полицию и рассказать им как одна иммигрантка без паспорта и всяких документов пробралась в дом известного Рубена Титова. Как ты думаешь, что они с тобой сделают?За этот спектакль за столом ты ответишь Звягинцева.

— Да пошёл ты урод! — плюнула ему в лицо, а он тем временем схватил за волосы,а потом прошипел в губы, я боялась задохнуться от яда, который он выпускал.

— Я смотрю того урока, который ты получила в спальне было мало! Думаешь мне слабо прямо сейчас оттрахать тебя на этом столе?

— Вы только и делаете, что ломаете судьбы других. Как же я хочу, чтобы вы отправились в ад.

— Как интересно, ты так рассуждаешь про всех этих малышек, неужто Звягинцева втюрилась в  меня?

— Не угадали, меня просто колотит, что ублюдок в лице Рубена Валерьевича может быть моим отцом… — произношу так быстро, кажется я проговорилась,  только этого не хватало.Лицо монстра почернело, не ожидал такого грязного откровения с моей стороны.

— Звягинцева, что это сейчас было? Ты обкурилась? Я тебя спрашиваю — он делает ещё больнее, и не стоит  раскрывать ему все карты сейчас. Судьба решила сыграть со мной злую шутку, и как я только буду выкарабкиваться из этого дерьма.

— А что испугались? Или вы настолько гнилой человек, что вас не остановит близость с родной дочерью? — и тут он прервал мою беседу, просто влепил пощёчину, от чего она стала гореть адским пламенем.

— Ещё с первой встречи я понял, что ты аферистка, и сейчас, когда сердце моего сына у тебя в руках, радуйся Звягинцева, а не то бы я давно продал тебя в бордель, где твою задницу поимели десятки голодных извращенцев.

— Зря вы надели корону Рубен, вы правильно сказали, что сердце Максима в моих руках а это значит.

После моего едкого комментария он засмеялся, словно перед ним очередная простушка, которую можно унизить и растоптать.

— Надо это записать. Сама Звягинцева мне угрожает!

— Нет, не угадали, я объявляю вам войну, только в этот раз боюсь вы проиграете!

— Браво, ты точно выздоровела, этот стервозный характер как ни зря кстати в танцевальной карьере! — принимаются ласкать пальцами мою щеку, а я стараюсь сохранить самообладание, ведь сердце оно намертво пробито стрелой, и возможно скоро умрёт от этой нераздельной любви.

— Смейтесь дальше, когда-нибудь вы захлебнетесь в собственном яде!

 

Глава 19(часть вторая)

От лица Виктории.

Битый час сидим в кафе, а моя подруга уже потянулась ко второму мороженому

— С ума сойти Рубен твой отец! Это же как же всё-таки тесен мир.

— Аня, это ещё надо  проверить. Понимаешь, у меня руки связаны, и всё это делается ради Максима.

— Вика, а если это окажется правдой? Что будешь делать?

— Наверное соберу вещи и сбегу. Нет, нам не быть с Максимом вместе, а вот отомстить Рубену, я только за!Моя мама всю душу отдавала танцем, а эта скотина безжалостно её обманул.

— Подожди, ну а если он  твой отец, то тебе не будет его…

— Жалко? Рубен бесчувственный человек, который относится к людям, как к животным, или грязи.Есть только один человек, к которому он имеет сострадание.Это Максим, мне его очень жаль.

— Вика, он так сильно тебя любит, а во всей этой истории, окажется лишь пешкой. Ваши игры до добра не доведут, когда ты собираешься сделать анализ ДНК?

— Не дави на меня Ань, не сейчас. Сама вся на иголках и если это окажется правдой, то я точно не смогу с этим жить.

— Хорошо, ты сказала про месть. Надеюсь это не убийство?

— Сдурела?Думаешь, я так низко упаду, хотя начистить морду этому говнюку не мешало бы.

— Рубен хочет привлечь инвесторов, для открытия нового танцевального клуба, так вот я должна там выступить, с фирменным номером примы, только без качелей.Хватит, покаталась уже.

— Вика, дальше, я же сейчас лопну от любопытства. Благо на моей новой работе не нужно соблюдать диету. Прям сплошное облегчение.

— Ему понравится яркий образ примы, я тебе обещаю. Он опозорится так, что с ним ни один уважаемый тип в костюме точно не заключит договор.

— А может нет стоит ?

— Моя мама 16 лет обливалась горькими слезами, ради кого? Из-за этого козлины?

— Ну ты забыла упоминуть, что этот козлина слишком сексуален, и так уж вышло, что ты его любишь. Не думаю, что он так быстро выветрится из твоей головы.

— И не говори, вот почему за таким человеком скрывается жестокий бездушный монстр. Но ради мамы я переступлю через чувства и накажу этого ублюдка.

— Вика, сделай этот анализ пока не поздно! Возьми у него волос или ещё что-нибудь?

— И как ты себе это представляешь? Здравствуйте Сукин сын, дайте ваш волос. Мне просто надо проверить не являетесь ли вы моим отцом. Бред.

— Железные у тебя нервы, я бы точно не вытерпела. Ладно Викусик на работу мне пора — платит по счёту, в последнее время довольно редко встречаемся.

— Да никуда не денется твоя гостиница! Спешишь словно на выступление, а помнишь те золотые времена, когда от страха сердечко колотилось, как сумасшедшее…

— Вика, это не сравнится ни с чем, жаль, что Дансера больше нет! Но если тебе когда нибудь удастся стать великой известной звездой, станцуй от души за нас двоих— её слова настолько сильно растрогали меня, что я впервые за долгое время дала волю слезам.

— Не в этой жизни… Но спасибо судьбе за такой щедрый подарок. Помню, как дома в Брянске вырезала из журнала все анонсы с выступлениями кордебалета. Думала накоплю немного денег и поеду в столицу.Эх, Москва а ты жестокая — выходим на улицу, где стоит сумасшедшая жара, влюблённые пары направляются в сторону парка, дети поедают мороженое, и кажется вот оно счастье, но я всего лишь жалкая марионетка в руках человека, а вот кто он тебе Вика в этом довольно сложно разобраться. Прощаюсь с Аней, а сама не хочу возвращаться домой, который стал тюрьмой, и не важно, что сейчас я сказочно богата, всё это пепел. Ведь все богатства мира не вернут мою маму, которая любила засиживаться со мной на террасе и рассуждать, что погода завтра испортится, и не забывала кинуть комментарий, что её дочка в очередной раз пропустила завтрак. Нет родного человека, который прижал бы к своей груди, и сказал, что всё наладится.Снимаю босоножки, и не важно, что на меня смотрят прохожие, как я устала подстраиваться к этому городу. Как жаль, что мама никогда его больше и не увидит. При виде знакомых ворот меня так сильно колотит, конечно ведь Вика опоздала на главную репетицию, а для чего она собственно нужна?

— Почему твой телефон вне зоны доступа? Что за выходки такие! Забыла, как себя вести?.

— А как себя вести? Давайте Рубен Валерьевич просветите бестолочь Викторию —снимаю с себя сарафан и остаюсь в одном нижнем бельё, вряд ли я могу удивить Рубена своими формами.

— Быстро переоделась и начинай выполнять двадцать плие.

— Как приятно командовать судьбами других, вам бы подошла роль кукловода. Только зря вы со мной носитесь — включаю музыку, она будто сливается со всеми чувствами, и сегодня я раскрою душу этому чудовищу.

— Что же вы стоите? Вон в том кресле будет всё прекрасно видно.

— Звягинцева…

— Скажите, вот только честно. Вам так сильно не нравится имя Виктория?А то я постоянно слышу эту Звягинцеву. Не берите в голову сейчас ваша кукла всё исполнит, только не от чистого сердца, а потому что полностью от вас завишу— делаю сложный элемент, нельзя смотреть в его глаза, не сомневаюсь, что мама была ими очарована, околдована, а как часто он признавался ей в любви?

— Вика, что с тобой? Выключи музыку!

— Нет, а я хочу танцевать. Душа просится Рубен, простите отчество не сказала. А вот мой фирменный танец .Не нравится?Знаю сырой до ужаса…

— Он великолепен, но только мне кажется, что душа она плачет.

— Правда, это так заметно? А как вы думаете, смогла бы птица быть счастлива в клетке? Она делает взмах своими крыльями, в надежде, что выберется..А куда лететь, если на воле её никто не ждёт. Да, там воля, но её никто не ждёт…

— Прости .. — услышала его прощение.

— Там воля, но её никто не ждёт — повторяю фразу, а потом слышу еще раз — Прости, я просто хотел, чтобы ты была счастлива…

— Рубен Валерьевич, простите, но я не смогу сделать вашего сына счастливым, вы можете запереть меня на сто замков, но ничего не изменится —выключаю настойчивую мелодию, а он незаметно кладёт руки на талию, даже обычное касание это щедрый подарок для моего сердца.

— Вика, он любит тебя настолько сильно, что готов пережить с тобой любую боль,любую невзгоду.Если я так сильно мешаю вашему счастью, могу сегодня же покинуть этот дом, — его губы совсем близко к моим, вот бы снова ощутить их аромат, обычно они с привкусом его любимого дорогого виски.

— Дело не в этом… Максим, он очень хороший человек, но я его не люблю — отвожу в сторону глаза, на ресницах  слезинки, он касается пальцами моих губ, и при этом шепчет своим утомленным хриплым голосом

— Вика, почему ты плачешь? Посмотри на меня! — подносит мою ладонь к своим губам, и оставляет поцелуй на каждом пальчике.

— Потому что … —повисла пауза, перед смертью не надышишься  — Я люблю вас, Рубен Валерьевич..

Глава 20 Тайны больше нет.

 

От лица Вики.

Мы не можем наглядеться друг на друга и не важно, что этот человек может оказаться моим отцом. Сердце не обманешь.Сказав эти признания, я будто освободилась, даже дышать стало легче. Но рано я радовалась, потому что в доме, как раз не вовремя появляется Максим. Его мобильный выпадает из рук, никогда прежде не видела его таким разбитым, бледным, как статуя

— Любишь моего отца? Теперь понятно, весь этот концерт вы разыгрывали, чтобы посмеяться надо мной?

— Сынок, это не то, о чём ты думаешь! — Рубен подходит к нему, чтобы успокоить, но всё бесполезно.

— Не стоит отец, ну куда же мне до тебя! Правильно мама говорила, что у тебя вместо сердца камень.

—Максим, ты очень хороший и всё это время я не играла

— Вика, не стоит меня утешать. Интересно, сколько он тебе заплатил?

— Заплатил? Да, что ты такое говоришь? — подношу свои дрожащие пальцы к своим губам.

— А что отец разве не так было с Кариной, и давно вы спите? — он так кричал, что казалось, я оглохну.

— Сынок, всё это я делал только ради тебя!

— Секс, извращение, деньги, что они все в тебе находят? Ненавижу, предатели — хлопает дверью и выбегает на улицу, куда подевалась солнечная погода, она будто почувствовала нашу ссору, как я боялась этих разборок.

— Максим, да не спал я с твоей Викой. Хватит злиться, ты же мужик. — догоняет его Рубен, и пытается оправдаться.

— Вот именно. Мужик, а ты воспитал меня, как бабу. Ведь нормальные девушки не смогут влюбиться в такого хлюпика, как я. — он садится в свою Ауди, но Рубен не отстаёт, решается его догнать на своём Джипе. В этот момент в гостиной появилась Оксана, она видимо услышала крик, честно не знала, что кроме нас с Рубеном был кто-то дома.

— Что случилось?

— Мы поругались с Максимом — еле выдавливаю из себя, никогда прежде не чувствовала себя такой разбитой, будто из меня высосали всю энергию.

— Знаете, мне лучше собрать свой чемодан и уехать… С самого начала идея приехать в этот дом, была настолько неправильная.

— Вика постой, всё образуется мало ли, что сказал Максим? — пытается успокоить, не знаю как я согласилась её послушать. До самого вечера, я пробыла в кабинете, сначала хотела отвлечься книгой, но не рассчитала свои силы, и уснула в кресле. Наплакалась вдоволь, будто освободилась, вздохнула полной грудью. Оксана уехала в банк, оставив меня наедине с мыслями, с жутким угрызением совести. Клянусь, я не хотела причинять Максиму боль, он ведь такой хороший, но кажется, я его потеряла навсегда. А ещё этот анализ ДНК, если бы Максим узнал всю правду, насколько же жизнь несправедливая штука. На первом этаже, кто-то хлопнул входной дверью, протираю сонные глаза, интересно который сейчас час? Книга выпадает у меня из рук, чувствую, что так просто этот вечер не закончится. Спускаясь вниз, тут так тёмно и только в баре, зажигается приглушённый свет. Делаю пару шагов и вижу разъярённое лицо Рубена, он пытается открыть бутылку, но видимо на нервах у него это довольно плохо получается.

— Как он?

— Сваливала отсюда. Вот твой паспорт, деньги нам карте, чтобы утром и духа твоего не было. Ты великолепно провернула операцию, теперь мой сын никогда меня не простит.— Вот кто просил тебя говорить эти сопливые признания?

— Я сказала правду, нет смысла больше рисоваться. Когда вы снимете маску? Мы оба знаем, что вы ко мне неравнодушны Рубен, и рано или поздно это бы случилось — выдаю на одном дыхании, как он допивает свой ром, и отодвигает стакан в сторону. Как-то странно он на меня смотрит.

— Рано или поздно случилось бы? Ты про секс? — снимает он кожаную куртку, и словно хитрый кот направляется ко мне — Обидно, что я поссорился с Максимом просто так, мы ведь даже не трахнулись.

— Рубен Валерьевич не подходите

— Что Виктория страшно? Ведь в доме только ты да я! Знаешь, как руки чешутся тебя наказать, ведь как только ты появилась в моей жизни, я лишился Дансера, а теперь мой мальчик. Ты не представляешь, что он для меня значит — монстр медленно надвигается на меня, сомнений нет, пора убираться из этого дома, хочу подойти к двери, как он со всей силы хватает меня за волосы.

— Куда же ты Виктория? Я же ещё не оттрахал тебя во все щели!

— Нет, прошу вас не надо…

— Что не надо. Ты ведь любишь меня, давно хотела поскакать на этом члене? Отвечай — ударяет по лицу, и я падаю на пол, он совсем сошёл с ума, отползаю от него,  довольно сложно подняться.

— Вы не сделаете этого, потому что потом будете жалеть

— Ты слишком высокого мнения о себе Виктория, кто сказал, что такая шлюха как ты что-то для меня значит?

— Не подходите

— Ты проголодалась? Пошли на кухню, знаешь как сильно я хочу есть? — затаскивает меня, как ненужный хлам, потом сбрасывает всю посуду,  прижимает лицом к столу, а потом в считанные секунды  срывает с меня одежду,  и расстегивает ширинку.

— Сейчас ты за всё ответишь сучка — он грубо входит своим членом, и я завизжала от дикой боли.

— Нет, не надо… А-а — стала отбиваться, а он специально закрыл рот рукой, чтобы заглушить мои крики.

— Узкая, кайф! — стонал так будто, его демон вырвался на свободу. Я чувствовала, как меня разрывает изнутри, слёзы стекали на зеркальную столешницу, а этот монстр продолжал меня насиловать, сильнее и грубее, а я стискивала зубы от боли, чтобы не потерять сознание.

— Надо было это сделать ещё в тот день в Дансера.

— Чудовище, я никогда вам этого не прощу.

— А почему  мы плачем? Ты же кажется, любишь меня, считай этот секс бонусом тебе! Ненавижу тебя Звягинцева — наматывает волосы на кулак, и ускоряется так, что кажется его голос охрипнет, и казалось это никогда не закончится, весь стол в крови, это слишком больно и унизительно. Рубен извергает в меня, я думала, что он уже не остановится, отталкивает от себя, я едва не падаю на пол. Вот так выглядит ад на самом деле.

— Из тебя бы получилась отменная шлюха, Звягинцева!

 

Глава 21 Всё заново…

От лица Вики.

Осталось только воткнуть себе нож в сердце, это самое жестокое унижение, которое может быть для женщины. Встаю с холодного пола и направляюсь в ванную, в зеркале отражается эти кровяные пятна, вот в какого зверя ты влюбилась Вика. Дрожащие пальцы поворачивают кран с холодной водой, в голову приходят слишком плохие мысли, а стоит ли оставаться на этом свете? Перевожу взгляд на бритву и хочу уже достать лезвие, как случайно её роняю, она заколотилась под ванную. Ну чёрт с ней…Не помню, как я приняла душ, наверное всё это сделала на полном автомате. Утром, пока все спали собираю чемодан, не стоит больше оставаться в этом доме, где лишь одна ложь.

— Вика, не уходи.

— Оксана Ивановна, передайте Максиму это письмо, я хочу извиниться.

— Звягинцева! — голос доносится из кабинета, он пробирает меня до мурашек, даже после того дерьма, которое он совершил, я не могу его ненавидеть.

— До свидания!

— Вика, тебя Рубен зовёт! — её рука касается моего плеча, а мне противно смотреть в её глаза знала бы, что я переспала с её мужем.

— Виктория Звягинцева, вам нужно персональное приглашение? Ну как я мог забыть передо мной же Прима! — спускается монстр в своих равных джинсах, явно не испытывая угрызение совести, после того что совершил.

— А нам с вами не о чем больше разговаривать. Думаю, все вопросы мы обсудили этой ночью на кухонном  столе — после моего замечания Оксана едва не роняет чашку на пол, как я устала бороться с чудовищем, выход один покинуть столицу и вернуться в город за несколько километров отсюда.

— Ценю твоё остроумие, но такт просто ты не покинешь этот дом! В кабинет живо, не переживай на поезд не опоздаешь — его ухмылка выворачивает всю душу наизнанку. Пропускает вперёд, а я уже боюсь продолжения вчерашней интрижки. Но он открывает сейф и достаёт оттуда двадцать пяти тысячных купюр.

— Вот…Это тебе. Оплата за твои ночные услуги. — как  у него язык повернулся такое сказать.

— Что? Вы решили заплатить мне как шлюхе.

— Да ну с учётом таких сумм, думаю не обидишься. Бери, мне не нужны проблемы с полицией.

— Не поняла вас!

— А вдруг ты решишь написать заявление об изнасиловании. — откидывается в своём кресле. Как ещё этот гад унизит тебя Виктория? Беру в руки эти несчастные купюры, а потом с размаху бросаю этой сволочи в лицо, деньги рассыпались, но это не самое главное.

— Запомните Рубен Валерьевич, в этой жизни не все продаётся. — выбегаю из кабинета, подхватываю свой чемоданы и покидаю раз и навсегда тюрьму, которая никогда не станет моим домом, никогда.

Дорога на вокзал была настолько затяжной, словно все сговорились против меня и никак не хотели отпускать. Но одно я успела взять… Ложку из его утренней чашки кофе, пусть от этого анализа не решится моя дальнейшая судьба, но я обязана сделать этот тест. Поезд уносит меня в город счастья и моего беззаботного детства, где нет жестокости и предательства. Занимаю место на верхней полки купе и просто смотрю на меняющийся пейзаж, за душой несколько тысяч рублей, я знаю где остановиться. Утренний Брянск похож на сказку, нет этого привычного столпотворения, люди не грозятся сбить тебя с толку. Иду, не замечая прохожих, как случайно сталкиваюсь со своей подругой.

— Вика? О боже это ты! Вернулась! А какое выступление на сцене, а падение….

— Как я рада тебя видеть Кристин… Мне  так плохо. Знаешь, там все по-другому, правильно ты меня отговаривала. Москва не для таких простушек, как я.

— Вика, да брось ты осуществила свою мечту, мама будет тобой гордиться! А самое главное я!

— Подожди, а это ещё что за животик? Так, это кто-то любит пончики или?

— Заметно всё-таки, я беременна Вика.

— Подруга называется,  а позвонить рассказать? — обнимаю её, долго же я буду приходить в себя после поездки в самый коварный и расчётливый город.

—Ага, а кто номер забыл оставить? Вика, ну как ты после тех переломов. Мы с девочками держали за тебя кулачки.

— Всё образуется, а ты сейчас у Степана живёшь?

— Да, через месяц наша свадьба. Кстати, можешь остановиться у нас  — заправила она выбившуюся прядь, эта беременность определённо ей шла. Сочные румяные щечки, и в глазах живой огонёк, сразу видно, что их обладательница счастлива.

— Нет, я хочу вернуться на нашу дачу, где мы жили с мамой.

— Ты что, там же холодный дом!

— Тише подруга, тебе нельзя волноваться. Я куплю обогреватель, и точно не замерзну, но сначала сделаю один анализ.

 

На следующий день, вызвав такси до указанного адреса, я уже мысленно подготовила себя к тому, что меня изнасиловал собственный отец. В холле довольно приветливая девушка сразу отвела в нужный кабинет. Не знаю, как смогу дотянуть до завтра. Столько грязных мыслей лезут в голову, вот кто вообще просил меня ехать в Москву. Вечером, после прогулок по такому любимому и родному городу, я села в автобус, чтобы отправиться на нашу дачу, помню беззаботные времена, когда мы с самой хотели сюда переехать. Откладывали деньги на ремонт, мне даже удалось хорошо заработать, но все мечты разбились, как только у мамы нашли рак. А дальше тяжело вспоминать, открываю знакомую некрашеную калитку, сердце ощущает её присутствие. Вы не представляете,  насколько звонким был её  голос, бывало по вечерам, она пела свои песни. А я всё удивлялась, как в одном человеке может быть столько таланта. Вот та яблоня, которая сразу после смерти мамы высохла и больше никогда не порадует своими вкусными плодами. Нет, пока лучше не заходить в дом, ведь там всё напоминает о ней. Серое небо, несмотря на такое тёплое лето, ожидается страшная гроза, хочу ливня, холодных капель, чтобы он поплакал вместе со мной. Сажусь в беседке на свою любимую скамейку, как случайно засыпаю. Много шума…Мобильный разрывается от слишком громкого рингтона.

— Алло!

— Виктория, простите за столь ранний час, но ваши результаты готовы — после её слов, я чуть не потеряла дар речи.

— Так быстро?

 — Да, сейчас в летнее время наша лаборатория не так загружена.

— Подождите, мне так долго до вас ехать.

 —Да вы не переживайте, я уже прислала анализы на вашу электронную почту!

 — Хорошо, спасибо вам — скидываю звонок, и проверяю последнее входящее письмо. Тема, уже выворачивает наизнанку. Осталось открыть и прочитать…

 

Глава 22 Его откровения.

От лица Виктории.

Набираю в лёгкие побольше воздуха, чтобы не случилось, я всегда была честной до последнего. Хватит тянуть, смелее Вика этот анализ не кусается. Открываю злосчастное письмо, там так много информации, они что издеваются надо мной? Да где же эти чёртовы строки. Вот здесь в самом внизу, нахожу их…Борюсь с волнением, это похлеще самого жёсткого экзамена. Решаюсь перечитать ещё раз, и только сейчас до меня доходит. Закрываю глаза, от этой правды мне никуда не скрыться. Дыши Вика, а точнее выдохни. Иду в сторону дома прислоняюсь лбом к холодным стёклам. И говорю так, будто отчитываюсь перед мамой.

— Рубен не мой отец…Боже…Пусть это насилие, но ты хотя бы сделал меня честной перед мамой — обливаюсь горькими слезами, пора забыть всё, что было между нами. Да, я должна его простить, по другому эту обиду не отпустить. Нужно научиться жить заново. Удаляю это письмо, не хочу, чтобы хоть какая-то мелочь напоминала мне о нем.

Вот и пришла осень…Мой холодный дом постепенно наполнился теплом, да денег сейчас не слишком хватало, но работа в школе танцев дарила мне долгожданное умиротворение. Да, я не вычеркну его из своего сердца…Но надо идти дальше, ползти, но не останавливаться…. Значит на небесах было нужно, чтобы мы встретились. Странно осознавать, но именно Рубен вытянул меня из той ямы, когда я упала с качель, а потом раздавил как несчастного таракана. Сегодня понедельник, занятия с учениками закончены, и теперь я иду в сторону кладбища. Никуда не скрыться, от этого ужасного дня, ведь именно сегодня мамина годовщина. Смертельная тишина, а как ещё бывает в таких местах… Ветер ласкает мои непослушные пряди, но я обещала принести ей на могилу букет георгин. Далеко идти, вытираю платком слезы, как давно мы не говорили. Нет никого дороже мамы, к сожалению мы это поздно понимаем Мои туфли намокли от луж, но на самом деле меня волнует больше не это. Рядом с могилой человек в чёрном пальто, он смотрит на её фото, и будто разделяет эту боль с ней. Шаги даются слишком тяжело, может это какой-то её давний знакомый. По телу проходится непрекращающаяся лихорадка, тот же парфюм, и сердце не обманет, оно так сильно стучит, что я боюсь увидеть до боли знакомые глаза. Кладу ладонь на его плечо, так боюсь, что он повернется…Слышу голос, по которому я страшно соскучилась…

 — Она всегда улыбалась.

Казалось эта улыбка способна вылечить всех вокруг — он не поворачивается, но я знаю, что это человек, которого даже несмотря на всё дерьмо и то насилие, я не перестану любить никогда. Сдерживать слёзы сейчас бесполезно, почему он боится посмотреть в мои глаза. Я ведь давно его простила, как можно таить обиду на того, кого боготворишь? Кладу на могилу цветы, и только сейчас наши глаза встречаются и не могут оторваться друг от друга.

— Зачем вы приехали?

— Она ждала меня. К тому же я слишком сильно перед ней виноват. — Рубен изменился, нет того излюбленного сарказма, он будто стал совершенно другим человеком.

—Да, её улыбка бесподобна. Знаете, спасибо, что приехали, она ведь вас очень любила. Вы пока поговорите с ней, я потом приду! — хочу уже уйти, как его холодные пальца обхватывают мои щёки.

— Останься, это твоя мама…

— Нет, ведь вы ненавидите меня. Хватит рисоваться. Рубен наши отношения это целый вулкан. Да что там, если вспомнить нашу первую встречу, вы готовы были убить меня. — хочу уйти, но он сильнее.

— Дурочка ты Виктория, если не заметила главного — его тон, слишком ледяной — Хотя это как-то не честно говорить перед твоей мамой, но больше я не могу это носить в своём сердце.

— Рубен Валерьевич..

— Вика, как только я тебя увидел понял, что ты особенная. Наверняка, ты об этом знаешь, но мой характер не изменить. Я настолько сильно испугался странного влечения, что решил отравить твою жизнь. А потом понял, что Максим одержим тобой.

— Рубен Валерьевич, это всё в прошлом, понимаете я не хотела стать одной из этих зажравшихся прим, и каждый год менять дорогие тачки Я хотела это сделать только ради своей мамы, но кто же знал, что Москва настолько сильно скрутит меня — говорю с ним впервые без всякого пафоса, а раньше любая минута, проведённая с ним могла вызвать страшный пожар или другую катастрофу.

— Вика…Я люблю тебя — его голос даже не дрогнул, когда он это произнёс.

— Что?

— Я боролся с вожделением, а в тот вечер просто сорвался, ведь Максим он увидел нас и…

— Рубен Валерьевич мне очень жаль, что я стала яблоком раздора, но не стоит играть комедию перед моей мамой.

— Какую комедию? О чем ты? — его губы совсем близко, он не представляет насколько они сладкие.

— Почему вы врете? Я говорю, что давно вас простила. И не буду скрывать давно хотела этой близости, не так конечно, но… Вы подарили свою ласку и тепло, но простите, я вам не верю..

— Вика, я люблю тебя да я не идеальный, но ради тебя я прикрыл Дансера и боролся за твою жизнь. Когда те ублюдки хотели тебя буквально разорвать, как волки,  я их готов был придушить. А ты ведешь себя так…

— И что вы предлагаете?

— Давай попробуем всё сначала.

— Вы серьёзно? А как же ваш сын, я итак доставила ему слишком много боли — я уже забыла, что нахожусь с ним на кладбище, тем более перед могилой мамы.

— Максима… — повисла пауза, его руки задрожали. Я что задала неверный вопрос? — Его больше нет. Он разбился на мотоцикле в конце августа.

— Что? Нет, это всё я виновата. О Господи. — плачу, боль пронзает хуже самого опасного кинжала. Рубен прижимает меня к своей груди, никак не ожидала от него такого поступка.

— Тут нет твоей вины, я просто слишком сильно его любил, что совсем не оставил свободы. Думал, что знаю лучше, каких девушек ему выбирать, какой колледж окончить. А надо было просто отпустить и дать ему право выбора — его шёпот успокаивает, будто лекарство от боли и ужасной горечи.

 

Глава 23 Вырвать сердце

От лица Вики

Как это могло случится? Такой хороший парень, в мире столько лживых людей, а судьба решила погубить его.

 — Вы себя слышите? Это же ваш Максим — чувствую, как падаю в пропасть. Такое угрызение совести, я не испытывала прежде.

— Вика, не надо. Мне итак больно. Особенно, когда я узнал, что он не мой родной сын — берёт за руку, мы уже отошли на приличное расстояние от кладбища, не самое лучшее место для выяснения отношений.

— Как? Я совсем ничего не понимаю.

— Пошли в кафе Орли, знаешь его слишком обожала твоя мама. Раз это её день, не будем нарушать традицию. — его забота меня немного пугает, ведь всё это время мы постоянно ссорились, а сейчас всё изменилось, как в волшебной сказке.

— Оксана, изменила мне с Юрой, нашим однокурсником, помню постоянно строила мне глазки, а для меня существовал лишь этот конкурс — приглашает за первый столик, с прекрасным видом на городскую площадь, и продолжает рассказвать — После одной  вечеринки мы слишком много выпили, я не ведал, что творил и как оказалось мы переспали. Ну дальше ты сама понимаешь, она забеременела и мне пришлось жениться, кстати из-за этого мы и поручались с твоей мамой

— То есть вы не хотели её бросать?

— Ты и про это знаешь! — его жаркий взгляд не сравнится ни с чем, а сейчас когда мы так просто сидим и разговариваем в этом кафе это самый лучший подарок для такой простушки, как я .

— Да, я нашла то фото у вас в кабинете, и у меня были подозрения, что вы мой отец.

— Что? Ну, ты даёшь. Мы с твоей мамой были хорошими друзьями, и кстати ты совершенно на неё не похожа. Вся такая строптивая, и признаюсь честно, это слишком сильно возбуждает — делает комплимент, а все мои мысли по-прежнему только лишь о Маскиме, пусть не было таких страстных чувств, но друг из него вышел отличный.

— Но вы встречались?

— С кем? — он пробует свой эспрессо, который как раз принёс официант. У меня ладони потеют, создалось такое впечатление, что мы только познакомились.

— С  моей мамой конечно.

— Не буду скрывать, она любила меня. Ну, ты же знаешь все женщины без ума от коварного Рубена — его улыбка с нотками похоти, вызывает странный поток мурашек по моему телу. Может поменяться мир, я начну новую жизнь, но одно останется навсегда. Я  не перестану его любить.

— У вас выросла корона Рубен, ну впрочем чему я удивляюсь.

— А ты как думала, разбивать невинные сердца это мой конёк!

— Где похоронен Максим? — боялась собственного вопроса, но всё же решаюсь его задать.

— Вика, думаю сейчас не время…

— Рубен Валерьевич, а теперь послушайте сюда. Максим, он стал мне слишком дорог, этот человек ежедневно дарил своё тепло, в то время, как вы

— Претензии кидаешь? Я кажется, объяснил в чем причина этого поведения.

— Дело не в этом. Сейчас, когда он умер, я боюсь, что не сумею начать жизнь с чистого листа тем более с вами — мой кофе напрочь остыл, эта новость с его сыном настолько сильно потрясла меня, что становится трудно, да что там невыносимо дышать.

— Что? Не ты ли признавалась мне в своих чувствах? — хватает моё запястье и причиняет слишком большую боль, теперь узнаю прежнего Рубена.

— Да Рубен Валерьевич, я открыла вам своё сердце

— Хватит…

— Что хватит? — силой вырываю руку, ему не нравится в какое русло перетекает наш разговор.

— Обращайся ко мне на ты, чувствую себя  стариком!

— Рубен, несколько месяцев назад я мечтала, чтобы ваше ледяное сердце оттаяло. И теперь когда наступил этот сладкий момент, понимаю несколько мы разные.

— Вика, к чему весь этот разговор. Люди по сути все разные, на то и есть сила притяжения.

— Мы не подходим друг к другу.

— Позволь мне решать — его голос слишком настойчивый, видимо он рассчитывал, что я как дурнушка растекусь перед ним, но Вика изменилась.

— Рубен, я люблю тебя. Скажу, даже больше…Ты стал мужчиной всей моей жизни. Каждую ночь я мечтала, что однажды в твоих бездонных глазах проснется ответное чувство, но ты был холодный как океан.

— Вика, не мучай меня, ты не представляешь, как тяжело переступать через свои принципы. Но ради тебя, я смогу это сделать

— Не стоит делать одолжения. Понимаете, сейчас в вас говорит секс, бесконечная похоть, а дальше? Наиграетесь с игрушкой и выкинете в помойку, а я потом не смогу жить. Ведь после изнасилования хотела вскрыть себе вены

— Что? Да если с тобой что-то случится, я не переживу. Вика, как ты смеешь сравнивать себя с игрушкой. Поехали со мной в Москву!

— Зачем? Предлагаете стать вашей личной шлюхой? Купите квартиру, подарите дорогие шубы, а потом..

— Сколько обвинений! Как мне доказать, что я люблю тебя?

— Уезжайте. Если вы действительно желаете мне счастья, не возвращайтесь в мою жизнь никогда. — от собственных слов, становилось так гадко на душе, но так будет для всех лучше.

— Ты хочешь, чтобы я сейчас встал и молча вышел из этого кафе? Это твоё желание?

—- Да… Рубен так будет лучше. Вот увидишь, пройдёт пару месяцев, и ты освободишься от одержимости к Виктории Звягинцевой.

Он становится бледным, как смерть, разумеется это первый отказ за всю его жизнь. Как же столько девушек сохло по главному секс символу Москвы. Рубен убивает своим морозным взглядом, в этот момент к нам приближается девушка и просит у него автограф.

—Извините, а можете подписать фото? — она млеет от одного его вида, а я готова разрыдаться, потому что сейчас отвергаю мужчину, которого люблю до безумия.

— Ты больше никогда меня не увидишь — надевает своё пальто, вижу, как сильно он подавлен, но так будет лучше. — Но знай, я не перестану тебя любить никогда, потому что ты ангел, который я собственными руками  поймал с небес. Удачи Виктория.

Подходит к двери, и выходит на улицу, там так раз начался страшный ливень. Неужели не повернётся? Один последний взгляд, он нужен мне как кислород. Но увы, садится в свою дорогую иномарку и покидает этот город навсегда.

— Девушка, вы будете ещё что-нибудь заказывать?

— Нет, спасибо принесите счёт! — выдавливаю из себя с такой печалью, что хочется плакать. Впрочем, у меня вся ночь впереди.

 

Глава 24 Сюрприз на дороге…

От лица Рубена.

Такое чувство я испытывал только, когда провалился на том конкурсе. Еду по городу, как не вовремя появляются эти прохожие, которые буквально кидается под машину. Одна не знает, где находится пешеходный переход, вторая  идёт и разговаривает по телефону. Выезжаю на шоссе, трудно отойти после нашего последнего разговора. Трясет до невозможности, как она не понимает, что я люблю её всем сердцем. Настолько сильно, что щемит сердце, и после того, что мы с ней прошли она испугалась? Да мне больно, что я потерял своего сына. Но один старец говорил, что нужно при любых обстоятельствах идти до конца. Это как в танцах. Мы идём напролом, и не важно, какие у нас соперники. Чёрт чуть не сбил пьяного мужика, в этом городе все долбанутые? Еду через лес, через несколько часов буду уже в Москве, не знаю, как продолжу своё существование без неё. Она стала моим смыслом жизни, помню все её тренировки, резвый характер, и то, как она несмотря на мои липовые придирки боролась, но потом….Чудовище я её сломал… Только не это, они что совсем не видят что творят? Стоят на дороге и целуются, едва успеваю затормозить. Влюблённые парочка переводит взгляд на меня, но поздно моя машина их задела. Девушка отлетает в сторону обочины, парня отбрасывает в кусты, только этого мне не хватало. Вылетаю из машины словно вихрь, и пытаюсь ей помочь.

— Ты совсем мозги растеряла? А твой оболтус, куда смотрел? — ругаю её на что, она жалуется на слишком сильную боль в ноге.

— Мы просто проспорили и поэтому вышли на дорогу.

— Нет, ну это вообще ни в какие рамки не лезет! А этот твой в кустах…Чёрт! — поднимаю девушку на руки и оставляю в своей машине, она продолжает жаловаться на боль. Тороплюсь на помощь этому придурку.

— Эй Ромео встать можешь?

— Походу нет, тренер меня порвет! — слышу голос, парня лет двадцати.

— Вот бросить бы вас здесь и разбирайтесь, как хотите! Но не могу, сердце доброе. Иди сюда, — протягиваю ему руку, придётся его буквально волоком на себе нести.

—Вы Рубен? Не может быть, мне помогают сам Рубен Титов.

— Малыш, смотри не описайся от радости…

— Нет, ну это надо было встретить вас здесь. Что вы забыли в нашем городке? — парень всё никак не мог закрыть свой рот, ему бы здесь трещать, а я уже давно бы покинул это место, ведь так тяжело прощаться с Викой. Сажусь на водительское сиденье, завожу мотор и еду в знакомую районную больницу.

— Все нам теперь точно влетит, придётся деньги занимать! —задыхается девушка, отчего привлекает моё внимание.

— Это ещё почему?

— Да мы с тренером договор подписали, он задницу свою надрывал. Вывел нашу пару на региональный конкурс в Москве «Ланго», знаете такой?

— Ну как не знать, конкурс милых дарований.А в каких танцах вы профи? — данная тема и разговора подняла мне настроение, ведь всё это время я был точно зомби с учётом последних событий с моим сыном. Да факт того, что он не родной, не перечеркнет наши отношения. Он навсегда останется моим мальчиком, которого я воспитывал сам, без помощи других, хотя наша семья не сразу купалась в роскоши.

— В бальных, румбо, танго. Только не смейтесь, понятное дело, что нам далеко до вашего мастерства.

— Всё это в прошлом, я давно завязал с танцевальной карьерой, а вам советую не разбрасываются так глупо жизнью. Да вас не то что ругать нужно, да был бы я вашим тренером, всыпал по первое число! — паркуюсь около больницы, пришлось сначала помочь девушке, а потом вернуться в машину за её партнёром. Надо было видеть глаза врача, он впервые видит пару с таким большим количество ссадин и переломов.

— Вы из покалечили?

— Они стояли на дороге, как придурки, другого слова я не могу подобрать. Думаю вы поставите на ноги этих двух оболтусов, а мне надо в Москву, разумеется деньги не проблема. Скажите сколько нужно перевести, я всё заплачу

— Ага сейчас разбежался! Да ты у меня сукин сын под суд пойдешь — врывается какой-то тип и начинает кричать как припадочный.- Ты знаешь, сколько я их готовил? А тут появляется какой-то пижон на иномарке с купленным правами, и думает, что ему всё можно.

Его слова слишком сильно взвесили меня.

— Слушай сюда тренер!  — хватаю его за грудки — Объясни своим танцорам, что нельзя сосаться на проезжей дороге! А за языком следи, ещё неизвестно кто кого засудит.

— Рубенчик, ты что ли? — у него начинается исторический смех, не понимаю его реакцию.

 —Для тебя, я Рубен Титов, только друзья имеют право так меня называть.

— Рубен, да это же я! Боря Самойлов, помнишь выступление на конкурсе? И мою травму.

— Самойлов? Нет, это не может быть — вся злость вмиг испарилась,  мы не виделись с ним примерно двадцать лет

— Так, а кому-нибудь интересно какой диагноз у пострадавших.

— Да подожди вы! — в один голос мы ответили этому врачу, а он от такой наглости чуть не уронил очки на пол.

— Какой молодец ,знаешь как гремел твой Дансера, в тебе всегда был стержень, не то что во мне. После той травмы я так пил, а сейчас тренер этих идиотов. Ты прости, что я налетел, просто они итак безмозглые танцуют так, что все смеются вокруг. Денег столько вложил, и всё бестолку. И вот сейчас неустойку платить.

— Не обижай современную молодёжь.

— Боюсь, что они ещё долго танцевать не будут, у одного перелом лодыжки, у девушки сильный вывих ноги — говорил врач, и Боря схватился за рот.

— Всё я банкрот, такую неустойку платить, можно забыть о танцевальной карьере, вот я дурак не с теми связался.

— Да подожди ты, заплачу я твою неустойку, и танцоров на ноги поставлю!

— Рубен спасибо, но дело даже не в этом. Понимаешь, я об этом конкурсе так мечтал. Сам понимаешь, куда мне со своим диагнозом танцевать, поэтому искал юных дарований.  И теперь если они не выступят в этом году, их выгонят. Всё, считай пять лет нас марку.

И тут ко мне пришла идея, это должно на неё повлиять.

— Боря, кажется, я знаю как тебе помочь.

ГЛАВА 25 Нежданный гость…

От лица Вики.

Ворочусь в кровати, кто бы сомневался сегодня точно не усну.На часах половина одиннадцатого, а завтра я должна быть бодрой, перед детишками, которые без ума от танцев.Кажется самое лучшее исцеление, это именно работа с этими ангелочками, именно они заглушают нестерпимую душевную боль.Наливают стакан воды, как слышу настойчивый стук в дверь. Кто решил в такой поздний час наведаться ко мне в гости? Закатываюсь в вязаный плед и встречаю того, о ком я не перестану думать никогда.

— Рубен? А разве ты не уехал?

 — Не терпится от меня избавиться? Так вышло, что моя машина сломалась, и мне негде ночевать — демонстрирует свою обаятельную улыбку, он точно кое-что задумал.

— Боюсь моя дача вам не подойдёт!Она явно не сравнится с вашим дворцом! Поэтому думаю вам лучше уйти, мы кажется давно с вами всё обсудили.

— Жаль, здесь нет твоей мамы, она бы хорошенько отшлепала тебя за такое хамское поведение. Выкидывать на улицу её лучшего друга! Разве так можно? — в наглую заходит в дом и принимается его осматривать. Чувствую, что меня ожидает довольно жаркая ночь.

 — Кто вам разрешил заходить?

 — Спокойно Вика, я не покусаю тебя. Говорю же мне некуда идти, а я до трясучки ненавижу все эти гостиницы! Неужели ты выставишь на улицу человека, у которого всё это время жила.Это слишком жестоко — он делает шаг меня навстречу, его глаза с похотливым огонькам пугают меня не на шутку, вот зачем он сюда пришёл?

 — Рубен уходи, мы кажется все выяснили!

 — Боишься?  — надвигается на меня и я демонстративно отхожу назад и упираюсь в старый комод, который достался нам с мамой от бабушки.

 — Кого это?

 — Своей слабости! А вдруг не сдержишься и позволишь сердцу впустить опасного и прочного Рубена.А если предаться ласкам, скажи как давно ты расслаблялась Вика?

 — Не надо…Рубен, мы всё решили — отворачиваю своё лицо, чувствую каждой клеточной своего тела, как он горяч. Теперь я точно не замерзну на своей даче, да что там главное не сгореть.

 — Малышка,обещаю я не буду касаться тебя своими пальцами, позволь посмотрит на тебя.Можно? Ну же давай поверни своё личико — его дыхание обжигает кожу, и как только я встречаюсь с его взглядом страстно хочу поцеловать. Боже эти зелёные огоньки!

— Прошу не смотрите так.

—Тебе не нравятся мои глаза? Девочка моя, ты вся трясёшься, —касается моей выбившейся пряди, а я едва стою на ногах. У нас с ним впервые такие отношения, обычно всё сходилось к вечной ругани и испытаниям. К примеру, он никогда не называл меня по имени, а сейчас он стоит и любуется мной, как в сладкой сказке про Золушку, вот только я боюсь, что мой принц не Рубен.

— Я постелю вам на первом этаже, а завтра утром вы уедете.Пожалуйста! Так будет лучше — не успеваю возразить как его пальцы принимаются ласкать мои губы, от этого сердце выдаёт просто бешеный ритм.

 — Вика, я хочу тебя… — шепчет на ухо, от чего с моих плеч спадает шаль, и ему предстаёт мой слишком короткий халат, уверена, что в мыслях он его снял, разорвал к чёртовой матери.

 — Рубен, не это неправильно

 — Что неправильно, не двигайся , я просто поцелую тебя.Ты замерзла тебя нужно согреть — его губы принимаются оставлять поцелуи на шее и я закрываю глаза, это слишком возбуждает, ноги становятся ватными, всё плохо кончится.

 — О боже!

 —Тише, это же просто поцелуй в шею, а ты так кричишь будто я коснулся языком твоего бутончика, помнишь как ты стонала, одно слово и я сделаю это — его глаза настолько близко ко мне, что у меня кружится голова. Я слишком люблю этого человека, и вот сейчас он снова ворвался в мою жизнь, мы же всё решили в том кафе.

 — Мне завтра рано вставать! Поэтому давайте прекратим этот спектакль, вот диван, одеяло и подушку возьмёте в шкафу. Спокойной ночи!  — практически убегаю от него, потому что ещё бы секунда и мы бы сорвали друг с друга одежду, а потом страшно представить. Возможно для него это очередная интрижка, чтобы утолить свой голод, а мне потом выть на луну. Закатываюсь в одеяло и пытаюсь уснуть на своей кровати, почему сердечко вырывается из груди. А вдруг он сейчас вернётся? Считаю до десяти, потом до двадцати. Стараюсь думать о чем угодно, но только не о Рубене. Кажется, ничего бы не помешало моему сну, если бы я посреди ночи не услышала страшный звук.Пробую включить настольную лампу, но не выходит. Кажется свет отключили. Главное шею себе не свернуть, нахожу тапочки под своей кроватью, и иду в сторону лестницы. В темноте в голову лезут довольно странные мысли.

 — Рубен… Рубен, где ты? —спускаясь на первый этаж, стоило закупиться свечами, у нас довольно часто отключают свет на даче, но хотя бы не сегодня, когда мы одни в этом доме!!!

 — Рубен, это не смешно. —слышу снова шум, он больше напоминает скрежет по окнам. Кое-как добираюсь до кухни, его нигде нет и диван пуст. Остаётся ещё одна комната, чулан, обычно мы с мамой оставляли здесь самый ненужный хлам.

 — Рубен, хватит играть на моих нервах — открываю чулан, там никого нет. Плевать, думаю вряд ли ко мне залезли воры, на часах уже два, мне вставать так рано, что нет времени устраивать прогулки по дому. Возвращаюсь на второй этаж, снимаю тапочки и ложусь под одеяло. Вдруг какие-то руки  резко охватывают мою талию, и я начинаю кричать как ненормальная, знакомый парфюм, кто бы сомневался это один мерзавец.

— Тише Вика, всем маленьким девочкам давно пора спать — Рубен накрывает мой рот поцелуем и я растворяюсь в этой страсти, таю словно снежинка на его ладони. Наши языки не контролируют себя, они сливаются в страшном безумии. Казалось он будет целовать меня вечность, это было как глоток с воздуха. Его руки ласкать мою обнажённую грудь, а я уже догадываюсь к чему это всё может привести. Пальцы проникли в трусики, а дальше я издают стон, что же случится этой ночью? Может стоит его отвергнуть?

— Боюсь, что Виктории слишком сильно достанется — губы Рубена переходят на живот, не описать словами насколько это сладко.

 

Глава 26 Сексуальный взрыв.

От лица Вики.

Тело сразу отозвалось на его манящие ласки. Он будто нажал на кнопку и всё Виктория полностью в его власти. Жаркие губы с каждым касанием дарят долгожданное удовольствие и вот он уже приспустил трусики, а впился языком в клитор, от чего я выгнулась  и закричала так, будто ждала этого весь вечер, но на этом Рубен не остановился, вставляет два пальца и не отрывая своего языка принимается меня терзать.

 — Остановись ты сошёл с ума!

 — Громче Вика, стоит мне только ускорится ты вся потечёшь — двигает пальцами так, от чего я за стонала, как сумасшедшая. Такого двойного удовольствия я ещё прежде не испытывала. Он облизывал мой бутончик словно сладкую карамель, а его пальцы насиловали безжалостно мою киску, от чего я кончаю моментально. Слышу его учащённое дыхание,  зверь не наигрался со своей игрушкой. Рубен ставит меня раком, я хочу вырваться но он входит так быстро, что я превращаясь в мороженое, позволяю ему себя насильно взять, он ускоряется, а я чувствую как мой низ живота сейчас взорвётся.

 — Вика, стань моей… Из нас получается отличные любовники. Кайф, как же я хочу тебя малышка  — от его резких движений моя кровать могла запросто сломаться, а я ждала ещё больше страсти. Он кусает меня в спину и входит быстрее, его член пронзает мою киску как стрела, и я хочу кончить. Кричу, срывая голос, он схватил меня за ягодицы и буквальном насаживал на свою палочку, а я чувствовала, что сейчас испытаю сильную волну оргазма.

 — О боже! РУБЕН! кончаю…

 — Это ещё не всё Вика , я не насытился — он разворачивает меня к себе лицо, мои ноги обхватывают его спину, и сейчас я плыву в плену зелёных глаз, которые я люблю до безумия .

 — Не отрывай своего взгляда, сейчас ты узнаешь что такое рай —входит сильнее, это грубо, грязно, мы как будто танцуем с ним эротическое танго. Сплетение сердец, страсть двух горячих тел, это райская история для двоих сумасшедших, которые вместо того, чтобы спать занимаются умопомрачительным сексом.

 — Я сказал смотри мне в глаза! Хочешь ещё, отвечай

 — Да — а!  — не узнавала я свой голос , и он будто услышал мою просьбу и сорвался с цепи превратился в насильника, который мечтал разорвать это невинные женское тело

 — Получай моя девочка, теперь ты понимаешь что нам нельзя отказываться от страсти! Сейчас, потерпи, хочешь кончить?

 — Да, пожалуйста Рубен освободи меня, — мои губы вспотели, в нашей комнате становилось слишком жарко. Скрипы, стоны,  главное не разнести всё к чертям. Впивается в мои губы и в порыве страсти принимается играть с моим языком, а я чувствую, что осталась совсем чуть-чуть, По его спине стекает пот, он убивает меня своими глазами, этот секс самый лучший, который когда-либо у меня был.

 — Да малышка, твоя киска идеальна. А-а; Кайф!  — кончает и я взрываюсь вместе с ним, но Рубен видимо не отошёл, он снова хочет меня насадить.

 — Прекрати пожалуйста

 — Это всё ты виновата,  я хочу тебя постоянно. Моя любимая прима — целует меня в шею, даже сложно описать, что сейчас произошло. От такого секса я вырубилась без задних ног и разумеется на утро я проспала.Утром с трудом открываю глаза, на полу разбросаны подушки, кровать напоминает настоящее поле битвы. После того, что случилось как же стыдно смотреть друг другу в глаза. Надеваю халат и спускаюсь на первый этаж, где один мерзавец распоряжается на моей кухне.

 — Как раз к завтраку! Прошу Звягинцева — Рубен в одних боксерах ставит безумно вкусные оладьи.

 — Какой ужас, сейчас полдень! Я так и знала, что опоздаю сегодня.

 — Не напомнишь куда?

 — Рубен, скажи ты это специально подстроил? Вчера буквально набросился на меня

— Стоп Викуся, а кто вчера выгибался и просил отодрать тебя по полной!

 — Это просто животный инстинкт, я просто хотела кончить.

 — Наконец-то все маски сняты, ты повзрослела, да с тобой приятно иметь дело — пробует своё утреннее творение, только мне не слишком понятна его улыбка.

 — Не просветишь?

 — Вика мы идеальные партнёры в сексе, как я понял ты не хочешь всяких обязательств, ведь всё это приносит ужасные страдания

 — Нет, это далеко не так. Пытайтесь выставить меня шлюхой?

 — Проституткам платят деньги за ночь, а мы делаем это по обоюдному согласию, поэтому у меня тут созрело отличное решение — его зелёные глаза мысленно раздевают меня, от этого я уже чувствую себя голой, да какой к черту завтрак.

 — Даже страшно услышать!

 — Я предлагаю стать сексуальными партнёрами, мы не будем признаваться друг другу в чувствах, а просто будем целыми суткам в постели. Как я говорил, что хотел этого с самого первого дня, как тебя увидел

 — Рубен, это абсурд.

 — Нет Вика это решение, нас слишком сильно тянет друг к другу, и в наслаждении нет ничего плохого. Ты согласна?

 — Зачем вам всё это нужно? Найдите себе другую девушку, ведь это всего лишь секс любая согласится — пробую свой чай наш разговор принимает очень интересный исход.

 — Как тебе сказать, меня возбуждает когда ты кончаешь, давно такого не испытывал.И пока между нами эти искорки страсти, мы можем хорошенько поиграть друг с другом — под столом начинает терзать мою лодыжку, от этого вилка чудом не упала на пол.Он что издевается, да я так точно не смогу нормально поесть.

 — Я могу подумать?

 —Конечно Вики.

 — Как ты меня назвал? — едва не подавалась своим куском.

 — Вики. Что не нравится? Ты ешь я так старался,  — смотрит на меня как удав на кролика, боюсь всё это до добра не доведёт.

 — Рубен, мы не можем просто так сношаться, как кролики.

 — А кто нам запретит?

 — Я могу забеременеть, и мне не надо таких проблем, потому что в моей жизни итак всё сложно. — после моего комментария , он покидает своё место и специально подсаживается ко мне, ну всё считай покушала Вика.Оставляет поцелуй на щеке, словно опасный пожар, который охватывает наши тела.

 — Пошли в ванную Вика.Хочу услышать твои стоны  — он запускает свою руку под халат,  я полностью голая, его пальцы сразу нашли киску, только не это, я в капкане неописуемой страсти.

Глава 27 Забрал волю…

 

От лица Виктории

Ему на мобильный кто-то позвонил, и он оторвался от интересного занятия. Никак не могу прийти в себя после той ночи, а ещё это предложение, которое никак не выходит у меня из головы.

— Да, подготовить всё к конкурсу! Она приедет. — отвечал он кому-то в трубку, а я решила вернуться к завтраку. Выключает телефон, и как-то странно на меня смотрит.

— Рубен, давай я спокойно поем, а потом ты будешь вот так меня рассматривать.

— Я так возбуждаюсь, когда ты так шарахаешься меня. Так и хочется взять силой.

— Не стоит, можно мне подумать. Для начала я всё-таки съезжу на работу.

— Вика, у тебя больше нет работы.

— Что? То есть как? — вилка падает на пол, кажется, сейчас точно случится буря.

— Я купил этот клуб и теперь там работает Нонна, новый учитель танцев для детишек.

— А как же я? Как ты посмел всё решить за меня? — уже жалею, что так близко его к себе подпустила.

— Прима Дансера, не может работать в таких задрипанных школах. Я землю буду грызть, но не дам тебе за губить свой талант. — его улыбка такая красивая, что я видимо не смогу на него долго обижаться.

— Но это моя любимая школа. Здесь я выросла и научилась всему мастерству, а ты просто взял и поставил на моё место другого человека?

— Вика вот именно выросла…Я не закрыл эту школу, а наоборот там скоро начнётся грандиозный ремонт, к тому же теперь она бесплатная и любой талантливый ребёнок, пусть даже из неблагополучной семьи сможет научиться танцам. Нонна профессионал, она будет отдаваться своему делу на сто процентов. — он ошарашил меня своим предложением, как будто взмахнул волшебной палочкой.

— А мне тогда что делать?

— Поехать со мной в Москву и вернуться в Дансера — его слова слишком сильно меня обидели.

— Теперь всё ясно, зачем вы приехали в Брянск, вам с самого начало нужна была прима, не можете найти куклу для своего кордебалета? — кидаю ему обвинения, желание доедать вкусный завтрак, напрочь попало.

— Да, что ты несешь? Кукла для кордебалета! Я хочу открыть новый Дансера и выступать с тобой в паре! — хватает меня за плечи достаточно сильно, от чего я испытываю боль.

— В паре?

— Вика, я слишком долго спал, но ты вернула меня к жизни. Я снова хочу блистать на сцене. Мы сможем покорить зрителей, давай перевоплотим Дансера в райский уголок для танцев?

— И больше не будет правил и того отдельного этажа, где ты развлекался с девушками?- на моём лице пробивается запоздалая улыбка, как только вспомню то место, меня охватывает самая настоящая ностальгия.

— Нет, больше никого не будет, если ты согласишься…

— В каком смысле?

— Я настаиваю на том, чтобы мы стали любовниками… Надеюсь, ты понимаешь, что это значит? Мы оба нуждаемся в этом сексе, ты же знаешь малышка.

— Я всё думаю, но как ты будешь запирать все свои чувства на замок?

— Вика, в тот день на кладбище я погорячился, и наговорил всякую чушь.

— В смысле? Ты лгал?

— Нет, не лгал.. Просто возможно любовь путаю с ужасным влечением…И мне кажется, как только мы насытимся друг другом, всё вернётся в старое русло.

— Но ты говорил, что любишь меня — будто стучалась в закрытую дверь

— Вика, прости, но я выразился не так. Я тебя хочу…. Да и зачем вся это любовь, нам артистам это только будет мешать. Представь, если бы мы начали жить вместе. Эти вечные разборки, ревность, а тут мы сможем просто дарить друг другу бесконечное удовольствие — после его рассуждений, я жалела только от одном, что он постучался в эту ночь и остался. Ведь если бы он не вернулся, я бы фантазировала, что этот мужчина меня любит.

— Да, ты прав любовь причиняет только одни страдания —не выдержала и расплакалась, он заметил это и потом прижал у своей груди.

— Малышка, так правда будет лучше. Ты молода, красива, и после наших игр сможешь найти себе того, кто будет тебя любить.

— И как долго мы будем встречаться? — я что уже мысленно согласилась стать его игрушкой. Вика одумайся, пока не поздно.

— Пока мы не насытимся друг другом, не облизывай их — смотрит на мои губы, и сдерживается, чтобы в очередной раз не искусать их. — Пошли в ванную.

 — Рубен, нет! Мы ещё ничего не решили — мои возражения никто не послушал. Он жадно расстегнул халат, а потом резко вошёл, при этом прижимая меня к ледяной кафельной стене, которая в этот самый момент показалась мне горячей

— Соглашайся, ты идеальная любовница! Кайф  — вбивал он свою энергию, я позволила ему кусать свою спину, он трахал меня как животное,  как грязный зверь….А потом когда кончил, ему показалось мало, откуда в нём столько силы. Снова поставил  раком и стал насиловать снова.

— О боже!

— Скажи, что мы станем любовниками… Скажи или ты не выйдешь отсюда.

Соски затвердели, я сейчас взорвусь от удовольствия. Ему удалось меня подчинить, сломать характер, как же я себя ненавижу.

— Вика, произнеси это мать твою. Ты хочешь задохнуться в этой ванной? — схватил за волосы и стал орать сильнее.

— Я стану твоей любовницей! О боже! Да-а! —   кончаю с ним одновременно. Моё сердце колотится, стыдно посмотреть ему в глаза. Рубен целует меня в спину, а я всё никак не могу отойти от этого жёсткого секса…

— Ты лучше всех, моя девочка! — включает воду, и теперь мы целуемся, как ненормальные под этими прохладными струями, которые с каждым касанием моего тела слишком сильно его обжигают.

И как только я согласилась вернуться в Москву? Рубен рассказал про ту пару на дороге, и предложил выступить вместе, чтобы спасти тех несчастных ребят. Но меня сейчас волновала больше не это, я собственноручно поставила подпись и стала его игрушкой. А что будет дальше, а нужен ли мне этот Дансера? Какой-то осадок после его слов, он попутал любовь с похотью, а мне теперь как дышать. Он, молча вёл машину, а я смотрела на мокрое от дождя окно, опять еду в город, полный глубочайшего разочарования. Но сейчас он предложил быть с ним рядом, хотя разве не этого ты хотела Вика? Видимо я надеялась на его любовь, но увы, Рубен на это не способен…

— Тебе холодно? Там на заднем сиденье есть плед — сказал он, не открывая своих бесподобных глаз от дороги.

— Да, пожалуй, я возьму его и засну на пару часиков — специально отворачиваю лицо от него, чтобы скрыть слёзы, которые были слишком похожи на эти капельки дождя. Знал бы он как мне холодно без его любви..

.Глава 28 Это жизнь

Прошёл месяц.

 

От лица Виктории.

Мы выступили на конкурсе тех молодых дарований, и получили первое место, что сказалось благотворно на нашей карьере. И теперь по всей Москве можно лицезреть страстную пару Виктории и Рубена. В прессе уже ходили слухи о нашей близости, ну конечно же молодая девушка приехала из провинциального городка покорять столицу и тут попадается известный принц Рубен Титов. Теперь это самая горячая тема обсуждения. Джип паркуется около Дансера, не понимаю, как Рубену удалось раскрутить его так быстро. Опять эти папарацци, они дежурят около нашего дома, впрочем, как и около клуба.

— Как они достали! Выходи и не смей никому из них отвечать

— Что им всем нужно?

— Видимо, чтобы я хорошенько засосал тебя на людях, а потом побегут в свои жалкие газетенки, стучать! — заглушил мотор и вышел вместе со мной на улицу. Как  вдруг толпа этих клоунов с фотоаппаратами, накидывается на нас, как пчелы на мёд.

— Рубен, правда что Виктория ваша любовница? — подходит как-то тип с микрофоном,

— Нет, уходите по-хорошему, а то мне придётся вызвать полицию.

— Вика, как часто вы делали аборт? Вы ведь сутками напролёт не вылезаете из кровати Рубена.

— Что? Кто вам такое сказал? — слова этого фотографа слишком сильно ранили меня, и как раз в это время он сделал довольно удачный кадр.

— Вика, не останавливайся, иди в Дансера — приказал мне Рубен и принялся им всем угрожать — Представление закончилось, мы не будем отвечать на ваши вопросы.

Я так устала от всей этой суеты. Казалось, что популярность обрушилась на Рубена с новой силой, и все эти фанатики готовы были разорвать меня на части, из-за того, что я провожу столько времени с их секс идолом.

— Валера, я сколько раз тебя просил, чтобы эти клоуны не дежурили около главного входа!

— Рубен, ну а что ты хочешь! Выступили с блестящим танцем, а рекламу с Викой какую дали, все эротические фильмы отдыхают.

— Ладно, я сам решу этот вопрос. Репетиция уже началась? — Рубен будто не замечает меня, а я настолько уставшая, ведь каждую ночь Рубен терзают меня в кровати до пяти, а иногда до шести часов утра. Бывало, что мы занимались любовью прямо у него в бассейне, а потом он заводил меня на кухню, где продолжал драть, как любимую шлюху…Я чуть в обморок не упала, вся это одержимость нас погубит, разве у людей могут быть такие отношения?

— Привет Вика, спасибо за твоё приглашение! Ура мы снова вместе, с такой удачной и яркой программой! — поцеловала меня, а я лишь натянуто улыбнулась, Рубен как раз зашёл в свой кабинет, а мы готовились репетировать довольно сложную программу.

— Да всё вернулось, как и было раньше…

— Вика, да что с тобой? Почему такое настроение, ты ведь сейчас танцуешь с самим Рубеном, если бы ты только знала, как тебе завидуют все девушки, а Марта все ногти сгрызла от злости.

— Хотела бы я увидеть её недовольное лицо! И чему они только завидуют? — переодеваюсь в удобную танцевальную одежду, как она и решается у меня спросить.

— Вика, что бы ни случилось, расскажи мне. Я никогда не гналась за славой, и тебе не соперница.

— Мы с Рубеном любовники…

— Значит, все эти слухи правдивы?

— Ань, я его так сильно люблю, а ему на всё плевать, им правит только сумасшедшая похоть.

— Но ты же говорила, что он тебе тоже признался.

— Он не любит меня, ему нужен только секс, страшный животный, с душераздирающими  криками. Кажется, я совершила ошибку.

— Вика, ну а вдруг него есть к тебе чувства?

— Мы репетировать сегодня будем? Два часа до выступления, я не посмотрю на то, что ты лучшая подруга Виктории, живо в зал — Рубен всегда командует, и вот как только Аня уйдёт, я дико боюсь оставаться с ним наедине.

— Малыш, такой зареванной нельзя выходить на сцену — делает шаг ко мне навстречу, и сердце уже не слушается.

— Рубен, я просто не выспалась, мы всю ночь занимались любовью..

— А кто кричал ещё? Сильнее! — впивается в мою шею и просовывает пальцы в трусики. Как я могу устоять, не знаю, чем всё это закончилось, если бы нас не прервал Валера, главный постановщик номера, а также ответственный за все декорации.

— Рубен, я думаю, что надо добавить больше света … — прерывается, и чуть было не уронил свою папку. — Извиняюсь, я не вовремя?

— Нет,  мы тут с Викусей репетировали! — ехидно улыбается, я тороплюсь, нужно хоть немного посвятить время репетиции. Все танцоры приветствуют главную приму, они все мной восхищаются, но вот только я почему-то не чувствую бешеного адреналина в крови.

— Итак, начнём с разогрева! Раз два больше страсти! — командовала Раиса, она работала в паре с Валерий , не буду скрывать они мастера своего дела. В полдень надеваю свой шикарный костюм и сразу же перевоплощаюсь в белого ангела. Почему сердечко так и порывается выпрыгнуть из груди, поправляю макияж, как дверь в гримерную открывается. Я вижу в отражении зеркала ненасытные глаза Рубена…

— Это слишком соблазнительный наряд. — усаживает на стол, сбрасывает косметику и принимается покрывать жадными поцелуями всю шею, а потом медленно переходит в область сосков

— Рубен, наш выход через полчаса.

— Как раз время, чтобы отодрать мою Викторию, если не помнишь нам помешали… — он отодвигает мои и без того тонкие трусики, и жестоко входит.

— Да-а,  малышка! Это самый лучший допинг перед выступлением! — от его убийственных движений стол запросто может сломаться.

— Рубен…. Перестань, мы могли это сделать дома, а если сюда зайдут другие артисты.

— Не надо мне перечить, я всё равно возьму тебя! Ну же посмотри мне в глаза, скажи как это приятно! — ласкает языком мою нижнюю губу, а я ощущаю поток адреналина, ради таких минут я готова терпеть что-то угодно, куда же еще ниже, ты и так стала его личной шлюхой.

— О Боже! — у меня тело сейчас расправится от удовольствия. Кончаю, в то время как он извергается в меня. Его довольные кошачьи глаза полны вызова, словно он снова хочет устроить этот сексуальный марафон.

— А сейчас выступит самая горячая пара Москвы. Виктория и Рубен, встретим их овациями! — объявляют наш выход и как только я буду танцевать после такого секса, голова, словно в тумане…

— Пошли мой и ангел зрители заждались свою приму.

Гаснет свет, моё сердце вот-вот выпрыгнет из груди, что же сделать с волнением? В темноте жаркие руки обхватывают мою талию и резким движением разворачивают к себе. Я слышу его сердцебиение, его горячее дыхание, которое опаснее любого пожара. Как же я боюсь обжечься, я ведь люблю этого мужчину до безумия, не буду же я сейчас плакать. Играет музыка, загорается свет, теперь глаза Рубена прикованы ко мне, он мой хрустальный мир, который я оберегаю всем сердцем только бы не разбить. Мы танцуем с ним Танго, я будто стерва, которую он собирается наказать, жёстко замучить в своих объятиях, в дальше другая мелодия мы лихо перевоплотились в балетмейстеров, снова эти пируэты. Но с ним я готова на любые испытания, он подарил мне рай, превратил в ангела, который сейчас широко расправил крылья, только бы не упасть и не разбиться на смерть. Зал взрывается овациями, мы, несомненно, покорили их всех своим выступлением. Не хочу отпускать его руки, я так сильно к нему приросла, что боюсь пропасть в этом страшном лабиринте жизни. Уходим за кулисы, к Рубену подходит какой-то мужчина с высокой брюнеткой, они не перестают делиться впечатлениями о новом Дансера, а мне нужен долгожданный отдых. Не знаю, сколько времени я провела в ожидании, неужели Рубен забыл про меня. На часах почти десять, когда дверь в гримерную открывается, и я вижу его уставшие глаза.

— Ты так долго…Может что-то случилось? Не представляешь, как же я устала — хочу уже взять свою сумку, как он объясняет.

— Вика, сегодня переночуешь в отеле.

— Почему?

— Около нашего дома скопилось неимоверное количество журналистов, поэтому от греха подальше поезжай в гостиницу! — из его уст это звучало слишком холодно.

— Рубен да чёрт с ними со всеми, неужели мы будем от кого-то прятаться! — потянулась к нему за поцелуем, как он тут же отвернулся, ему не понравился мой ответ.

— Вика, не заставляй меня повышать на тебя тон. Собирайся и поезжай в отель, номер я уже забронировал!

— А разве ты не собираешься меня отвезти?

— Вика, такси у входа, я позвоню — от его холодного поцелуя в губы я могла расплакаться в любую секунду, но нет, буду держаться до конца. Всю ночь в гостинице я ждала его звонка, но разумеется этого не случилось. На утро, отказавшись от завтрака, я пулей помчалась в Дансера. Почти половина десятого, но его нигде нет.

— Валера, — встречаю его в холле нашего организатора.

— Доброе утро! А ты чего так рано?

— Рубен у себя? Я звоню ему со вчерашнего вечера, а он не берёт трубку.

— Так он сегодня остался дома! А ты разве не оттуда? Вик, ну всем и так понятно, что вы встречаетесь.

— Да, просто я решила заехать в Дансера и выбрать костюм из новой коллекции, и мы с ним разминулись — наврала с три короба, не буду же я ему рассказывать, что мы провели эту ночь раздельно. На улице едва не столкнулась с Аней, она сразу подмечает моё волнение.

— Так и куда это мы намылились Викусик? А отметить шикарное вчерашнее выступление! Да я чуть не оглохла, когда вам аплодировали.

— Аня, ты на машине?

— Конечно, мне Вадик купил — говорила она про своего нового бойфренда, а я в эту минуту думала лишь только о Рубене.

— Не подвезёшь?

— Вик, что-то случилось? С Рубеном поругались? —засыпает меня вопросами, а я сажусь молча на переднее место, надо гнать все эти поганые мысли из головы. Мы ехали мимо наглых иномарок, ругаясь на страшные пробки. Один раз автомобиль Ани заглох, что за чертовщина происходит? Не знаю, как нам удалось снова её завести, но когда я приближалась к знакомым воротам, был уже полдень. В гараже его инормарка, он что и вправду остался дома? Странно дверь открыта… Делаю несколько шагов и натыкаюсь на разбросанные женские вещи и также три пары туфель

— А вот и четвёртая прима нашего Рубена! — передо мной появляется абсолютно голая девушка и нагло расхаживает по нашей гостиной. Следом выходит из ванной рыжая. Нет только не это, он же с ними не переспал.

— Убирайтесь! Зачем вы сюда пришли?

— Не командуй, ты ему не жена! Завидуешь, что мы вчера трахались с ним?

— Нет, я не верю вам. Он бы никогда не поступил со мной так!!! — после моего высказывания они заливаются смехом, а потом говорят в один голос.

— Посмотрите не неё она особенная, а всего лишь жалкий номер четыре. В спальне он дерёт во все щели будущий номер пять, кажется её имя Изольда, а что звучит…Не то что Вика — от их ядовитого тона лучше оглохнуть. На ватных ногах достигаю его спальни, где слышу сладкие вздохи, нет он же приехал за мной в Брянск, около могилы мамы просил стать его…Стоп Вика он просил тебя стать игрушкой, ему не нужна твоя любовь, а сейчас, когда он на пике популярности молодые девки будут около него виться, а я превращусь в серую тень. Открываю настежь дверь, а дальше умираю… Блондинка прыгает на члене Рубена, и кричит так громко, что будто её разрывают на куски. Это острее кинжала, после такого сердце вряд ли выживет.

— Ещё любимый, — она готова сорвать свой голос, только бы доставить ему удовольствие. А я фарфоровая кукла, которую случайно уронили на пол и она разбилась. Закрываю уши, не хочу слышать насмешки этих гадин, вылетаю из дома, как вихрь и подгоняю Аню

— Поехали отсюда!

— Вика, ты можешь объяснить?

— Аня, умоляю увези меня из этого борделя.

Вот так закончилась история Виктории Звягинцевой, в молодости нам кажется, что у тебя есть крылья и всё возможно, стать известным, заработать много денег, а стоит только влюбиться всё это превращается в пепел. Возможно, я буду страдать всю жизнь, но становится  личной проституткой Рубена, не собираюсь. Прошло две недели, Аня договорилась со своей тётей, которая жила в Саратове ненадолго меня приютить. Не хочу возвращаться в Брянск, знаю, что он бы сразу рванул туда на поиски своей игрушки. Но увы, это не все проблемы, которые на меня обрушились…С каждым днём становилось всё сложнее заниматься, бесконечна тошнота. Любая еда вызывала страшную рвоту, и пока я пряталась у Ани на даче, она соизволила купить тест.

— Вот…У меня сердце кровью обливается когда вижу, как тебя выворачивает в туалете.

—Нет, думаешь что я.

— Вика у тебя все симптомы, не тяни! Давай это просто— удалилась из ванной, а я вспомнила нашу последнюю интрижку, он взял меня силой, словно голодный лев, ему был нужен только секс. Надеюсь он насытился сполна. Прошло несколько секунд, Закрываю глаза, и молюсь только бы не две полоски…Но видимо, сегодня судьба точно не на моей стороне…

— Ну, сделала? — возвращается Аня, у неё чуть чашка не выпала из рук, когда она увидела результат теста.

— Я беременна…

 

Глава 29 Частичка тебя.

 

Прошло 6 лет.

 

От лица Вики

— Мама, ну ты обещала мультики!

— Агнесса, пока ты не закончишь свой завтрак, ни о каком Леди Баг не может быть и речи — ругалась я на свою непослушную девочку, с довольно знакомым напористым характером.

— Так и кто это у нас бастует с утра пораньше! — заходит на кухню Влад, и оставляет нежный поцелуй на моей шее.

— Мы опять не хотим кушать кашу

— Так Агнесса…Кажется, у кого-то скоро день Рождение, и ты не представляешь какую куклу, я тебе купил — заправляет её шёлковую прядь за ухо, как она кидает со всей злости ложку.

— Не нужны мне твои дурацкие куклы, я хочу к папе — выбегает из кухни, и у меня пропал дар речи от такого возмутительного поведения.

— Агнесса, вернись сейчас же…

— Прости её Влад, она такая упрямая.

— Это всё твоё воспитание Вика, я для неё всё…Этот дом игрушки, а она твердит про своего отца ублюдка. — выходит из себя, а мне так неудобно перед ним.

— Я поговорю с ней.

— Да сделай милость, потому что терпеть этот детский сад больше не сил — хлопает дверью и сейчас мне предстоит довольно непростой разговор с дочерью. Как же сильно она на него похожа, те же зелёные глаза, и цвет волос, а манера поведения. Она не успокоится, пока на получит своего. Вот уже год, она закидывает меня расспросами про Рубена, а всему виной фото, которое я забыла спрятать в ящик своего письменного стола. Но не могу же я ей рассказать, что мы с Рубном были всего лишь сексуальными партнёрами, которые трахались, как кролики. Открываю дверь в её комнату, мы жили на съёмной квартире и вот как раз собирались переехать в дом Влада, с которым мы встречались уже полгода.

— Уходи, мне никто не нужен.

— Значит так ты любишь свою маму?

— Я тебе не нужна, у тебя теперь этот Влад, как же он меня бесит! — плачет и начинает раскидывать подушки по комнате. Она была слишком избалованной девочкой.

— Агнесса, как ты можешь так говорить, да я же люблю тебя всем сердцем! — подбегаю к ней и прижимаю к своей груди, когда её сердечко вот так стучит, я будто снова ощущаю его рядом с собой. Прошло целых шесть лет, а я не перестану его любить, но сложно простить ту измену, а если бы он узнал о дочери, то послал бы на аборт.

— Тогда поехали к папе в Москву!

— Откуда ты знаешь, где он живёт? — обхватываю её щечки, и смотрю в довольные озорные зелёные огоньки.

— Так ты по телефону с тётей Аней разговаривала, а я подслушала.

— Агнесса, разве можно подслушивать разговоры старших?  —поражаюсь её изобретательности, когда она подрастёт очень много добьётся.

— Ну мамочка, смотри я уже всё придумала…Ты помиришься с папой, и мы будем жить все вместе

 — Малышка, нет так нельзя, у него другая семья. И закрыли этот разговор, у нас есть Влад. Уверена он станет идеальным отцом.  — целую её в носик, пусть уже позабудет про человека, который отравил мою жизнь.

 

От лица Ани( подруги Вики)

— Да наша девочка копия Рубен. Вика она ведь не уступит. Её бы упорство в спорт — складываю вещи в багажник, мне нужно было забрать старые документы в Москве.

— Вот подрастает и отдам её в балет, а пока будет у меня задачки решать, а то готова сутками напролёт мультики смотреть.

— Ну ладно поеду, Вик ну не расстраивайся, забудет она этого Рубена, ты сама говорила, что Влад очень хороший человек.

— В том то и дело, что он старается ради неё, а она показывает характер.

— Время всё расставит по местам… Не скучай я всего на три дня — сажусь в машину и выезжаю из гаража. Предстоит довольно не близкий путь. Еду по узким улицам, стараюсь объехать пробку, как слышу странный шум….Уменьшаю громкость радио, кажется шорох раздаётся из багажника. Паркуюсь на обочине, чтобы посмотреть что там случилось. И как только открываю багажник, кричу, как припадочная.

— Агнесса?

— Привет, а у тебя есть что-нибудь покушать.

— Ты как здесь оказалась?

— Залезла, пока вы с мамой болтали!  — улыбается этот чертенок, за её изобретательность можно поставить твёрдую пятерку.

— И чем вам так понравился мой багажник принцесса?

— Тут удобно и подушка есть, ну а так я собираюсь ехать в Москву.

— Куда? Да ты понимаешь, что со мной сделает мама, когда узнаёт где её девочка!

— Аня, я хочу увидеть папу, ну хоть одним глазком!!!

— С ума сошла? Мы сейчас же возвращаемся в Саратов. — стараюсь быть с ней построже, но после того как в её глазах появляются слёзы, впервые становится жалко.

— Я так по нему скучаю…

— Агнесса, меня мама будет ругать, если я позволю тебе с ним увидеться.

— А ты знаешь где он живёт?- на её лице расцвела улыбка.

— Нет…

 — Кажется, тётя Аня меня обманывает. Помнишь, ты говорила, что врать не хорошо.

— Ох, Агнесса ты уникальная девочка, не перестаю восхищаться твоим упорством.

— Так отвёзшь? — захлопала в ладоши, словно исполнили её заветное желание.

— Но вот с мамой, потом сама будешь разговаривать, и учти, я не буду тебя защищать!

—Ура!!!

— Рано радуешься, вот как раз мама звонит — отвечаю на звонок, слышу тревожный голос подруги  — Она у меня. Вика долгая история. Обязательно пригляжу, и спать в десять положу. Выключаю звонок и тяжело вдыхаю.

— Ну что, на ближайшей остановке в кафе?

— Да и закажем тарелку кончиков!

 

От лица Рубена.

Я искал её по всему Брянску, по всем холодным и пустынным деревням, подключил своих друзей, нанял сыщиков, и вот в один прекрасный день мой друг сказал, что видел её в Саратове с известным бизнесменом Владом Луновым. Кто бы сомневался все бабы, суки и продажные проститутки. Я бросил танцы, создалось такое впечатление, что Дансера существовал сам по себе. И вот снова кастинг, опять куча девиц, которые облачились в шикарные откровенные костюмы, чтобы соблазнить черствого Рубена.

— Итак первая участница — говорит Валера, а я даже не поднимаю взгляда на девушку.

— Меня живут Инга.

 — Добрый день, Инга. Покажите ваше мастерство.

Играет музыка, закрываю глаза, это чёртова мелодия, под которую мы с Викой кружили на сцене, и почему я постоянно о ней думаю.

— Спасибо, довольно неплохо — говорит Валера и толкает меня локтем — Ну как она прошла?

— Плевать они все одинаковые бездушных куклы!

— Следующая девушка! — кричит Валера, а мне всё равно, кого он выберет.

Я решаюсь посмотреть на участницу и когда вижу на сцене маленького ангелочка, с длинными косичками, перестаю дышать, она слишком похожа на меня….

— Девочка, ты откуда здесь взялась?

— Я приехала к папе…

 

Глава 30 Папуля

.

..От лица Рубена.

За всю свою жизнь не испытывал такого адреналина, ни одно выступление не сравнится с тем, что сейчас я услышал. Как же эта девочка на меня похожа. Покидаю своё место и приближаюсь к этой принцессе с двумя прелестными косичками.

—  Малышка, где твоя мама? —  я касаюсь руками её щеки, и мне кажется, попадаю в рай, неужели это моя кровинка, всегда мечтал о дочери.

—  Она далеко, и когда я вернусь домой, будет меня ругать!

—  И почему же она будет тебя ругать? —  боюсь спугнуть этого пушистого котёнка.

—  Я без проса поехала, к тебе папочка! —  и тут она прижимается к моей груди, ей-богу моё сердце выбивало так бешеный ритм, да плевал я на все эти кастинги, когда передо мной такой добродушный ангел.

—  Рубен, она вылитая ты! Это твоя дочь? Представляешь, что скажут в прессе? —  шепчет мне на ухо Валера, а я уже сгораю от любопытства узнать, кто же её мама.

—  Как тебя зовут принцесса?

— Агнесса, а ты Рубен…Вот я уже давно храню твою фотографию —  и тут он протягивает наш общий с Викой снимок. У меня закончился кислород, не может быть, она всё это время скрывала от меня дочь?

—  Твоя мама Вика?

— Да. Правда она красивая?

—  Не то слово, слишком красивая, —  говорил так, будто страшно мучился от жажды. Как она могла так со мной поступить?

—  Рубен там девушки ждут! Ты вообще собираешься вести кастинг? —  спрашивает Валера, его голос вот-вот сорвется.

—  Выбери претенденток на свой вкус, мне сейчас некогда.

—  Слушай, может это подарочек от наших конкурентов, не стоит принимать слова этой девочки всерьёз!

—  Ты видел это фото?

—  Рубен, любой мог распечатать его и потом придумать эту сказку про потерянного папу!

—  У неё мои глаза, неужели не видишь, как мы похожи? —  еле сдерживался, чтобы не расплакаться, ни одни богатства мира не сравнятся с этим прелестным подарком судьбы!

—  Папа, а поехали к маме? Я не хочу чтобы она вышла замуж за Влада —  после слов Агнессы я чуть не поперхнулся, значит, вся эта информация, которую я нашёл про неё это правда. Быстро же она себе хахаля нашла.

—  Агнесса! Агнесса! — в зале появляется Аня, лучшая подруга моей ненаглядной Виктории.

—  Какой сюрприз, а подругу куда спрятала?

—  Рубен, нам пора. Агнесса пошли, я уже забронировала номера в гостинице.

—  А теперь послушай, сюда…Моя дочь не будет ночевать по всем этим дешёвым отелям. Она поедет домой.

—  Рубен, ты с ума сошёл?

—  Да если Вика узнаёт, что Агнесса оказалась здесь, она меня убьёт! Прошу не надо причинять ей боль, да она сутками работала, чтобы девочку на ноги поднять.

—  А потом решила найти себе богатого кошелька! Он никогда в жизни не будет воспитывать моего ребёнка. Впрочем, передай своей подруге, что больше она дочь не увидит!

—  Она её мать, ты не имеешь право так поступать!

—  Аня, не забыла, с кем разговариваешь? Да я вас в порошок сотру, позвони ей и передай —  отталкиваю её в сторону, при этом беру на руки малышку, которую полюбил всем сердцем

 

От лица Виктории.

—  Аня, нет! О Господи, за что ты так со мной?

—  Я хотела, как лучше, она так мечтала его увидеть. Видишь, до какого поступка додумалась.

—  Он не отдаст её мне! Моя девочка… Я потеряла её навсегда.

—  Видела бы ты его звериный взгляд, он теперь ни за что не откажется от своего чада!

—  Да пошёл он! Я мать, а он просто ублюдок, который пустое место. —  достаю паспорт и собираюсь в долгую дорогу.  Не понимаю, Москва никогда меня нет отпустит? Рассказав всё Владу, я купила билет на ближайший рейс и помчалась возвращать свою девочку. Он не получит её, я буду драться до конца. В аэропорту Домодедово называю до боли знакомый адрес, от чего вся моя душа выворачивается наизнанку. Как эта сволочь может претензии мне кидать, после той измены. Знакомые ворота, я просто заберу свою дочь и мы вернёмся в Саратов, где заживем по старому. Звоню в дверь, где меня встречает новая домработница Рубена.

—  Добрый день! Я сожалею, но Рубен Валерьевич сейчас занят

В наглую захожу в дом, как же сложно здесь находиться.

—  Агнесса! Агнесса! —  после моих криков, девочка с роскошном фиолетовом платье появляется на лестнице. От чего я сдерживаюсь, чтобы не сорваться. Он уже успел накупить ей дорогие платья.

—  Мама, ты не будешь ругаться? Я так хотела увидеть папу! Он такой хороший,- улыбается, я никогда её не видела в таком приподнятом настроении.

—  Конечно не будет… Так кто-то собирался померить вот это золотое платье — от этого властного и хищного голоса, я чудом не подавилась. Только бы не встретиться с его глазами.

—  Агнесса, мы едем домой! У тебя этих платье целый шкаф.

—  Ну мама, я хочу остаться здесь, давай ты бросишь этого Влада и выйдешь замуж за папу! —  после её высказывания Рубен засмеялся, как припадочный, а я готова была разбить ему морду, посмотрим ещё кто кого.

—  Агнесса иди в свою комнату, мы пока с мамой поговорим.

—  В этом доме у неё не может быть своей комнаты —  смотрю в глаза, которые слишком сильно люблю и сгораю, даже несмотря на то страшное предательство, я всё ещё желаю этого мужчину. Девочка слушается его, и поднимается на второй этаж.

—  Дверь знаешь, где находится! — разворачивается и уже хочет покинуть гостиную, как я говорю все, что наболело у меня в душе.

—  Я  никуда не уйду без своей дочери, мне что обратиться в полицию и рассказать о незаконном похищении ребёнка? —  распинаюсь перед ним как дура, а он лишь достаёт из бара бутылку виски, и принимается наполнять бокал. Прошло шесть лет, а он не изменился, так же смертельно красив.

—  Ты такая дура Звягинцева! —  снова назвал меня по фамилии, и этот властный взгляд победителя, ему всё можно, втаптывать меня в грязь, я же в его жизни никто, как там меня тогда назвали, прима номер четыре —  Агнесса находится в доме своего отца, о каком похищении ты говоришь?

—  Она не твоя дочь

—  Правда? И чья же? —  делает шаг навстречу, а потом его голодные глаза проходятся по всему моему телу. И сейчас я вспоминаю , чем мы занимались сутками напролёт в этом доме, нет я больше не стану его игрушкой.

—  Я не обязана перед тобой отчитываться, верни мне девочку и больше ты никогда меня не увидишь.

—  Жаль… Я так соскучился…Особенно по твоим крикам Вики! —  прижимает меня к стене, вдыхает аромат моих волос, словно желает наброситься на свою любимую жертву.

—  Рубен, она правда не твоя дочь.

—  Я верю Виктория. Не бойся, просто сделаю анализ ДНК.

—  Сволочь, как же я тебя ненавижу —  замахиваюсь на него рукой, он чего он со страшной силой впиваются в мои губы. Терзает их так, словно желает высосать всю энергию, я долго сопротивлялась, а потом ответила на поцелуй, и теперь его властные губы переходят на шею, снова то безумие, после которого я буду кричать в порыве дикого удовольствия.

—  Скажи, он трахается лучше меня?  Сука —  расстегивает мою блузку, и не знаю, как я нашла в себе силы его оттолкнуть, но прежней Виктории больше нет.

—  Не то слово, но самое главное он не такое дерьмо, как ты Рубен!

—  Браво, наконец-то Вика стала стервой! Давай беги к нему! Он заждался тебя в своей постели, а вот дочь, я пожалуй оставлю себе.

— В этот раз вы проиграете Рубен Валерьевич!

—  Как же страшно, малышка Вики объявляет мне войну, —  коснулся языком мочки моего уха, он знал, как вывести меня из равновесия. Ненавижу себя за проявленную слабость.

 —  Ты ещё пожалеешь, что на свет родился!  — подхожу к двери и покидаю дом, пора надрать ему задницу.

 

Глава 31 Шантаж.

 

От лица Виктории.

Конечно, самый лучший способ отомстить, это забрать Агнессу. Он нашёл слабое место, но в этот раз я пойду на всё, но не отдам своего ребёнка. Нервы нам пределе, странно мой адвокат сегодня задерживается.

— Простите, с этими московскими пробками сами понимаете.

— Надеюсь вы порадуете меня?

— Боюсь, что нет

— В каком смысле? Нет, прошу вас, не отказываетесь от этого дела!

— Рубен сделал анализ ДНК и поставил на уши всех своих юристов. К тому же он гораздо состоятельнее, чем вы! — адвокат всматривался в документы, а у меня я сердце сжимается от обиды.

— Вы хотите сказать, что Рубен заберёт у меня Агнессу?

— Уже забрал… Он может запросто лишить вас материнских прав, создалось такое впечатление, что он продумал все свои шаги наперёд.

— Лишить право быть матерью Агнессы?

 — Да. Вы бы слышали его тон на последнем заседании, по его словам вы та ещё шлюха, которая всегда гналась за большими деньгами.

— Тварь — со всей силы стукнула я по столу, мне было так больно. Все эти годы я практически голодала, чтобы поставить свою девочку на ноги.

 —Вика, прошу вас, успокойтесь. Попробуйте с ним поговорить!

 — Нет, это бесполезно — уже нет сил, сдерживать свои слёзы, обида тяжким грузом легла на сердце

— В таком случае Рубен заберёт Агнессу, и только после её совершеннолетия, она решит будет с вами видится или нет. Я сделала всё, что от меня зависит

— Но, а если я займу денег. Мой будущий муж, очень состоятельный человек.

— Вы собираетесь бороться с Рубеном Титовым? Да он звезда, у него и власть и деньги и столько связей. Не подумайте, я не испугалась этого дела, но смысла нет. Он все равно выиграет. — адвокат оставляет меня одну, в я не выдерживаю и срываюсь на слёзы, вот за что мне это всё, я ведь сама поднимала ребёнка не просила но копейки. Прошло две недели, а он даже разговаривать по телефону с ней не даёт. И как поступать в данной ситуация матери, которая дышать не может без своего ребёнка. Весь день я провела в гостинице, лежала на кровати и просто смотрела в потолок, плевать, что мобильный плавился от входящих звонков, я слишком сильно скучаю по Агнессе. Утром разбудила себя ароматной чашечкой кофе, я приняла для себя важное решение. Еду в клуб, который высосал из меня всю энергию, сломал полностью характер Виктории Звягинцевой. На часах половина седьмого, он ни за что не пропустит свою репетицию. Здесь так тихо, как непривычно после такой суеты, которая то и дело творилась из дня в день. Играет

— Какие люди к нам пожаловали. Звягинцева! Надо будет сказать охраннику, чтобы тебя не впускали.

 — Меня зовут Виктория! Но видимо у тебя так мало мозгов, что ты не в силах этого запомнить — срываюсь, у меня закончилось последнее терпение. Да я спать ночами не могу без своего ангелочка.

— Следи за языком! — выключает музыку и как вихрь ко мне подлетает —Что ломает да? Хочешь увидеть нашу девочку.

— Ты мразь… Сколько ещё боли собираешься мне причинить? Я так жалею, что приехала на тот кастинг, ведь меня все отговаривали!

— Вешай лапшу кому-нибудь другому, например своему Владу, а я таких проституток знаю, как свои пять пальцев. Пошла вон тебе не видать Агнессы

— Ей нужна мать. Я не хочу, чтобы из неё выросла копия тебя. — видимо, я произнесла довольно унизительные слова для Рубена.

— Мы оба знаем, какой я отец, не ты ли мне говорила, что Максиму повезло? — он делает шаг, а я хочу от него отойти, как же сложно находиться рядом с человеком от взгляда которого ты готова растаять.

— За что ты так со мной? Я не против, участвуй в её воспитании, но лишать меня родительских прав.

— Что не нравится, когда тебе крылья подрезают? Бьешься, как рыба об лёд, но всё бесполезно — насильно прижимает меня к стене и принимается шептать — У моей девочки скоро будет другая мама

— Нет, как в такое чудовище я могла влюбиться! — хочу оттолкнуть его, но мне не справится.

— Пошла вон! Не стану задерживать, я передам привет Агнессе… Скажу, что ты улетела за границу! — отстраняется, и уже хочет покинуть зал, как слышит мои слова.

— Что ты хочешь? Я сделаю всё, о чём ты пожелаешь, только не забирай Агнессу, — унижаюсь, перед человеком, который отравил мою жизнь. Рубен теряет дар речи, видимо не ожидал такого поворота.

— Как интересно… Говоришь сделаешь все, о чём попрошу — монстру пришлось на вкус моё предложение, он берет бутылку воды и пьёт прямо с горла, от чего капли медленно спускаются на его распаренную грудь, от этого у меня просыпается знакомые желание.

— Да, мы же можем договориться, как цивилизованные люди, хотя бы ради девочки.

— Ну что ж, я согласен, тем более как можно отказываться от такого вкусного предложения — мне не понравился его хитрый взгляд, это слишком плохо кончится. — Я не стану лишать тебя материнских прав, ты сможешь видеться с ней в любое время, и больше не будет всех этих разборок.

— Не верю… Ты согласен так просто отступить? — задала я вопрос, на который боялась получить ответ.

— Конечно. Но за это Викуся кое-что сделает

— И что же?

— Ты готова это принять? — он стреляет своими глазами, они для меня самое страшное оружие.

— Рубен, у меня итак нервы на пределе. Говори уже свои условия.

Он снова делает глоток воды, да когда же это всё закончится.

— А условия очень простые, ты станешь моей личной проституткой! — после его комментария, я чуть не подавилась.

— Не понимаю… Что это значит?

— То есть тебе объяснить по пунктам. Ладно… Буду драть тебя каждый день в своей кровати, как шлюху, потом ещё в нашем бассейне — он снова сделал шаг мне навстречу и теперь его пальцы принялись ласкать моё лицо.

— Как ты можешь?

— Вики, мы оба знаем, что ты сама этого хочешь… Ну и какой будет твой ответ?

 

Глава 32 Нет слов…

От лица Вики.

Это самый низкий поступок Рубена, лучше бы он дал мне пощёчину, чем предложил стать его шлюхой. И это после всего, что у нас было. Но только ради дочери, любая мать меня поймёт, я решаюсь произнести следующее.

— Моя жизнь итак уже разрушена, мне даже умереть не страшно. Но ради своей девочки я готова на всё. Будь по-твоему. Делай со мной всё, что хочешь… Насилуй, бей, это же в твоём духе — не сдержалась и заплакала, ведь этот человек приносит мне лишь только одни страдания.

— Как трогательно, посмотрите на эти слёзы… Увы, каждому человеку в жизни отводится своя роль, твоя видимо проститутка. Клара, покажи комнату, моей игрушке, и не забудь накормить как следует, ведь этой ночью ей понадобятся силы — его глаза метают стрелы, не понимаю, как он смеет ещё обижаться в данной ситуации?

Проглатываю слёзы, но я обещала быть сильной, не покажу больше свою слабость.

— Не плачь Вика…Он так сильно тебя любит, только простить не может.

— Не может простить? Это я должна на него обижаться после того страшного предательства. Вы не правы, Рубен совсем никого не любит — набираю в лёгкие побольше кислорода, как тяжело себя переселить и снова опуститься на дно.

— Я не знаю, что между вами произошло, но такой страсти, отродясь не видела. Он каждый вечер смотрит на твоё фото, а потом засыпает со слезами на глазах

— Спасибо вам за такой душещипательный рассказ, но мне с трудом в это верится — захожу в комнату, которую выделил мне этот хозяин, отлично я снова у него на поводке. Не успеваю присесть на кровать, как дверь открывается, и я вижу свою кровиночку.

— Мама я так рада, что ты вернулась.

— Малышка, как тебе здесь?

— Папа Рубен самый лучший, знаешь он говорит, что дышать без тебя не может.

— Агнесса, ты не переживай за наши отношения с папой, главное, чтобы было хорошо тебе. Но прошу, умоляю тебя, больше никогда в жизни от меня не сбегай — прижимаю её к своей груди, только сейчас я дала волю крокодильим слезам. Я смогу мы и не такое проходили с мамой, жаль что она не дожила до этого светлого дня и не увидела своей внучки.

Мы заснули с Агнессой прямо на кресле, я ни минуты не хотела расставаться со своей девочкой. Так бы часами сидела и смотрела на неё, в этой жизни мне больше никто не нужен. На часах половина седьмого, как на мой телефон приходит странная смска. Тихонько достаю смартфон, чтобы ни в коем случае не разбудить свою принцессу. Помню, что каждую ночь она любила залезать ко мне под одеяло и греться на груди, как пушистый котёнок. От содержимого смски, меня выворачивает наизнанку.

В девять часов жду свою игрушку в гостиной

Уже хотела разбить свой телефон, и после такого отношения, все твердят мне, что это чудовище способно на любовь? Да, не верю, чтобы такие как Рубен поменялись. Но пусть играет, он же король, ему всё можно, ещё сам пожалеет о своём унизительном поступке. Беру Агнессу на руки и перекладываю в кровать, благо у неё был слишком крепкий сон, она не знает, что её ублюдок папаша будет жестоко трахать маму. Одна сплошная идиллия в наших отношениях. Спускаясь в гостиную в назначенное время, как вижу на диване коробку перевязанную шелковой красной ленточкой, это что шутка? Снова сообщение на телефон.

Надень платье и садись в машину, которая ждёт около входа.

Да, что за указания на ночь глядя. Хочу уже подняться к нему в комнату, как мне приходит от него следующее послание, он будто читает мои мысли на перёд.

Будешь показывать свой гонор, больше никогда не увидишь Агнессу. А теперь улыбнулась и живо надела это роскошное белое платье…

Клянусь, я выцарапаю ему глаза, он у меня попляшет ночью, хочет мести, да я только рада сделать его кастратом. А что отличная идея, и тогда может чудовище освободит мою Агнессу? Открываю коробку и вздрагиваю…Это было роскошное платье. Шёлковая ткань была настолько приятная на ощупь, а эти волшебные блёстки на груди. Надеваю его и подхожу к зеркалу, и замираю от такой красоты. А эти бретельки, то и дело спадали с плеч. Зачем ему это всё понадобилось, я же просто очередная проститутка…Как же противно после собственных рассуждений.

— Виктория, машина вас ждёт около главного входа! — голос Клары меня немного подбодрил, не нравится мне вся это затея. Собираю волосы в пучок, идеальная прическа к этому платью, не буду спорить, вкус у этого подлеца отменный. Водитель открывает дверь белого Лимузина, и галантно приглашает в салон.

— Простите, куда мы едем?

— Мне не велено вам говорить.

— Ах ну да, проституткам таких полномочий не давали! — смотрю в окно, за которым проплывает невероятный городской пейзаж. Невозможно не влюбиться в этот город, каждая улочка пропитана своей историей, и пусть сейчас я злюсь на столицу, но именно она познакомила наивную Викторию с человеком, который поселил в сердце неразделённую любовь.

— Приехали! — говорит мне водитель, а я немного напряглась.

— В лес? Скажите вашему хозяину, что это не слишком удачная шутка.

— Выходите мадам. И Закройте свой рот.

— Ой да неужели, я же забыла, что рабыня. — никогда ещё так не кипела от гнева. Вот зачем ему понадобился этот лес? Отлично, главное шею себе не свернуть на этих тонких шпильках. Дует приятный летний ветерок, иду сквозь страшную темноту, отлично и ещё этот водитель решил меня бросить.

— Подождите, стойте!

Ну всё, Рубен точно у меня дождётся. Дохожу до первой сосны, уже пожалела, что выполнила его просьбу. Прислоняюсь к дереву и закрываю глаза, когда закончатся мои мучения, когда принцесса окажется на воле и выйдет из этого лабиринта? И тут мои слова кто-то услышал, замечаю как на каждом дереве появляются огоньки, на первой сосне голубые, следом на пушистой елке зелёные, и они так плавно включались, что у меня замерло сердце. В считанные секунды весь лес превратился в волшебство, которого так давно не хватало в моей жизни. И тут я слышу мелодию, сердце кровью обливается это же та музыка, под которую я тогда впервые выступала в Дансера. И тут я слышу звук копыт, по телу проходится мурашки, когда я замечаю Рубена на белом коне, а в руках шикарную охапку белых роз. Может, я сплю?

— Это вам прекрасная принцесса — он встаёт на одно колено, и у меня пропадает дар речи.

— Рубен я не понимаю.

— Вика, у меня холодное сердце, оно жестокое, черствое, не способное на жалость. Но каждый раз, когда я смотрю в глаза ангелу, оно отогревается.

— Рубен.

— Молчи…Я слишком, долго это носил в себе. Я мразь, на мне клейма негде ставить, но таким меня сделала жизнь. Но ты подарила мне свет, которого так не хватало в моей судьбе, ты ангел который пришёл в этот мир, чтобы разбудить бесчувственное чудовище — он плачет, у меня просто нет слов.

— О боже!

— Как ты могла подумать, что я сделаю шлюхой девушку, которую…. — он остановился, и мне показалось, что сейчас его глаза заблестели ярче всех этих огоньков, я сама сейчас заплачу. — Без памяти люблю.

— Это сон…Это не может быть реальностью

— Я люблю тебя Вика, слишком сильно, что боюсь себе в этом признаться. Ты станешь можешь женой? — он протягивает мне кольцо, а я чудом не падаю в обморок.

 

Глава 33 Настоящая правда.

 

От лица Вики.

— Браво! А камера где? — едва сдерживаюсь от смеха

— Какая камера? — он закрывает бархатистую коробочку, с шикарным алмазным кольцом, сказка не удалась разжалобить моё отравленное сердце.

— Рубен, это всё так мило…Было бы мне лет двадцать, я бы поверила в эту ложь, но прости я больше не та Вика

— Ложь? Говорю же я люблю тебя. Обижаешься за все эти суды? Да я специально всё это затеял, чтобы вернуть тебя обратно…

— Какой оригинальный способ… Нет, уж Рубен мы договаривались что я буду твоей шлюхой, так что не смотри так…Давай затащи меня в какой-нибудь шикарный номер люкс, а потом под утро брось в лицо деньги с фразой: Ты это заслужила Звягинцева.

— Какая же ты сучка, я даже проглотил твою измену с этим Владом, а ты…— он перехватывает мои запястья, снова эта жестокая ярость в глазах.

— Повтори…И это ты сейчас мне говоришь про измен? После того как трахал этих девиц в своём доме.

— Каких девиц?

— Всё Рубен хватит этого спектакля. Обещаю я буду раздвигать ноги, сосать тебе член, но только не надо лжи, хотя бы ради нашей дочери.Она ведь пока маленькая и не знает какое на самом деле дерьмо её отец.

— Послушай, я не понимаю про каких девиц ты мне сейчас говоришь. Я спал только с тобой. Как наркоман желал твоё тело день и ночь, да какие к черты шлюхи, если даже сейчас, когда я разговариваю с тобой хочу задрать это платье и наказать за все в шесть лет без твоей ласки.

— Интересно эту чушь ты рассказываешь всем примам? После того выступления ты отправил меня в отель.

— Да…Нам нельзя было оставаться в одном доме.

— А потом пригласил домой трёх шлюх и до самого утра ублажал в нашей кровати. В тебе нет ничего святого, они ведь смеялись мне в лицо.

—Это неправда, я не изменял тебе.

— Да, а что же тогда они делали в твоём доме.?

 

 

Шесть лет назад.

(сразу после выступления с Викой)

 

От лица Рубена

 

Удивлён, что это сладкая парочка порадовала меня своим почтенным визитом.

— Да, Рубен не думал, что твои танцульки в моём стриптиз клубе помогут тебе построить такую крышесносную карьеру.

— Неужели твой бизнес загнулся, и ты решил обратиться ко мне за помощью? — смотрю на него с отвращением, он неспроста сюда пришёл.

— Вера, ты иди подожди меня в машине, нам тут с Рубеном поговорить надо. Слушай сучонок, ты я смотрю так сильно зажрался, что забыл, кто тебя из грязи поднял, когда ты в дерьме ковырялся.

— Что тебе нужно паскуда, я добился всего сам, а те жалкие копейки, которые получал в твоём клубе, даже не хватало на нормальное жильё.

— Как трогательно, мне даже хочется поаплодировать, но увы торополюсь. Давай так, ты переводишь мне пятьдесят миллионов, и я забываю про то, что Рубен Титов был стриптизером в моём клубе.

— А может мне яйца тебе оторвать?

— Нет они мне пригодятся

— Костя выпроводи этого ублюдки на улицу! И чтобы ноги его больше не было в Дансера — обращаюсь к начальнику своей охраны, не желаю больше разговаривать с этим вором.

— Тогда пожалуй мне придётся разрушить репутацию твоей Виктории!

— Что ты сказал?

— Я тут накопал информацию про то, что ты встречался с её матерью, а потом так получилось, что она родила девочку, неповторимую Викторию.А потом решила отомстить за всё папочке Рубену, который трахнул её во все щели. Вот это заголовок: Известный танцор Титов спит со своей собственной дочерью…

— Она мне мне дочь.

— А ты это прессе докажи, им бы зацепиться за любую информацию, чтобы пополнить свои колонки свежими новостями.А от этой я получу миллионы!

— Сука, называй свой номер счёта.

— Это деловой подход… С тобой приятно иметь дело.

— Клянусь, если ты причинишь боль моей Викиэе, я просто застрелю тебя! — толкнул его в стену, он взял меня за яйца тут ничего не скажешь. Пока нам лучше не находиться вместе, чтобы не разогревать интерес газетчиков.Уже забронировал ей номер в гостинице, а пока позвоню своим юристам, чтобы найти побольше чёрной информации на это придурка и засадить его за решётку.Дорога домой была, как в тумане. Нельзя было садиться пьным за руль, все мысли только о Вике, не переживу если она пострадает.

— Рубен, как же я соскучилась — около ворот встречаю Марту, только её здесь не хватало

— Зато я нет, скажи в который раз по счёту ты с бежала из психушки?Уходи Марта, пока я не позвонил им!

— Ну вот почему ты такой жестокий? Я между прочим давно исправилась

—Серьёзно, и наверное сейчас тебя грызет совесть за все твои преступления.

— Я была больна Рубен.

— Марта, что ты от меня хочешь? Мне и так проблем хватает, —загоняю машину в гараж, она все никак не хочет отставать.

— Я слышала что у тебя с этой Викой серьёзно.

— Только попробуй и близко к ней подойти — хватаю её за шею, как бы мне хотелось свернуть ей шею

—Дурак, я наоборот порадоваться захотела.

— Да и неужели! А пришла зачем?

— Помощь твоя нужна, может поговорим в доме? — её голос был как никогда взволнованным.

— Ладно, если это серьёзно.Тогда пошли

— Рубен, мне нужна работа, понимаешь я совсем на мели.

— Марта давай я просто дам тебе денег и ты уйдешь.

— Как-то неудобно, после того, что ты для меня сделал и просить деньги.

— Вот здесь триста тысяча, на работу я тебя не возьму сама понимаешь, мне дороги мои сотрудники — протянул ей кредитку, а сам достал виски, чтобы напиться окончательно.

— И мне плесни пожалуйста!Так хочется составить тебе компанию

— Марта, я устал что тебе ещё нужно?

— Рубен скажи, за что ты её любишь? — задаёт вопрос, который довольно долго меня мучил.

— Она особенная, девушка всей моей жизни без неё, я задохнусь. Тебе не понять этого высшего чувства…

— За любовь! Сладкую и бескорыстную! — ехидно улыбается, а потом незаметно втыкает шприц в мою ногу…

От Лица Марты.

— На этом свете вы не будете вместе! За всё нужно платить любимый — тянусь к его губам, он такой сексуальный, когда беззащитный. Рубен упал на пол, а я принялась покрывать поцелуями его тело.

— Я хочу тебя, ну же скажи что я особенная! — никто не знает, что малышка Марта давно сбежала из психушки и теперь он поплатился. Раздеваю его до гола, нужно готовиться к спектаклю. Звоню этим матрёшкам пора трахать Рубена.

— Он отключился…Где? Уже в саду, оперативно! — открываю дверь и встречаю трёх сучек, они принесли с собой столько гадкого пойла.

— Ну и где же наш сладкий мальчик!

— Вон там, лежит на полу. А давайте по очереди пососем его член, а потом отрежем его?

— Марта, может не стоит? Мы не хотим садиться в тюрьму!

— Трусихи…Ладно, как закончите представление позвоните, не забудьте поставить на место эту суку Вику, пусть захлебнется в собственных слезах.

 

НАШЕ время.

 

После его рассказа, я перестала дышать, и как теперь нам быть? Получается это я предала Рубена и изменила ему с Владом, а он просто стал жертвой этой Марты?

 

Глава 34 Ну здравствуй, папа…

 

От лица Вики.

Впервые жизни чувствую себя падшей дрянью, шлюха самое подходящее слово.Отвожу взгляд, я не достойна его любви и всей этой роскоши…

—Рубен, всё это время я так сильно обижалась, лишила тебя Агнессы…Как давно ты знаешь о Владе? — смотрю на салют, который он заказал в честь нашего воссоединения, которого видимо сегодня не будет.

— Два месяца назад, мы устали тебя искать точнее не я, а мои сыщики,  в один прекрасный день  показали ваше общее фото, вы там отдыхали на юге кажется… — Рубен настроен, а я чувствую себя слишком виноватой.

— Как ты мог переступить через себя, зная, что я с другим мужчиной? — решаюсь у него спросить, как он прижимает меня к дереву и сейчас его губы совсем близко к моим, и будто не было этой страшной пропасти, шести лет вечных испытаний.

— Потому что, я люблю тебя…И понимаю, что все имеют право на ошибку, и  все эти шесть лет я ни с кем не встречался а мечтал, что вот однажды ты придешь и постучишься в Дансера.А я как по старой памяти буду тебя ругать и заставлять тренироваться больше.

— Рубен, прости меня я не знала, что твою измену подстроили.Боже…Нет,  я даже не могу смотреть в твои глаза.Ты предлагаешь мне целый мир, а я предала тебя. — отвернула я лицо, а он нет стал дожидаться моего ответа, и со всей силы впивается в мои губы и в это время играет мелодия, она слишком грустная будто плачет по нашей любви, по той измене, которую я совершила. И как я могла оказаться в такой ситуации?

— Вика, ты моя прима, слышишь? Моё нежное солнышко, которое согрело это неприступное сердце. И теперь я никуда тебя не отпущу. — он оставляет поцелуй на моей щеке, она вся мокрая от слёз, главное не упасть в обморок от таких нахлывнувших эмоций…

— И когда же прекрасная принцесса Виктория согласится? — раздаётся посторонний голос от чего, мы с Рубеном остраняемся друг от друга. Вдали видим силуэт, да боли знакомый… Нет это не может быть правдой, не успеваеи отдышаться и произносим с Рубеном на одном дыхании.

— Максим???

Повисло молчание… Он приближается к нам, а я могу едва успокоить своё сердце, главное не потерять сознание от такой неожиданной реальности

— Ну, здравствуй папа…

— Нет…Как это? Ты ведь разбился, сынок мальчик мой — Рубен кажется лишился дара речи, а я всё так же стояла в шоке, так и не могла произнести ни слова.

— Разбился для всех людей и тебя…

— Подожди ты можешь нормально объяснить?

— Что тут объяснять, вы настолько сильно были одержимы друг другом, что мне пришлось действовать самому.А ведь я знал всё с самого начала… — Максим посмотрел на моё заплаканное лицо, интересно какой ещё сюрприз преподнесет сегодняшний вечер.

— В смысле?

— Папа давай не будем играть. Ещё при первой встрече ты влюбился в неё настолько сильно, что страшно загнобил.

— Ты видел запись с кастинга? — задаю ему вопрос, это слишком большой удар для моей психики.

— Я видел всё Вика… Все ваши поцелуи, признание в любви. Это папа научил меня ставить везде камеры, как он говорил, мало ли это в жизни когда-нибудь пригодится.

— Максим, почему ты не рассказал нам?

— А зачем? Ты бы выгнал её и ради своего обожаемого сыночка, и отверг самую большую любовь своей жизни — от его слов я пребывала в самом настоящем шоке.

 — А потом ты решился пойти на вранье?

 — Да мне пришлось выдумать эту смерть, я хотел подтолкнуть вас к счастью.

—  Максим, всё это время я так страдал, мы бы с Викой сами разобрались, зачем ты причинил мне боль? — Рубен смотрит на него с презрением, в небе уже давно перестал бить салют, это говорит о том, что наша сказка закончена.

— Папа я сделал это только ради вас. Нельзя отвергать того, кто страшно тебя любит, и кого ты сам желаешь до безумия.

— Я даже не знаю, что сказать! Иди сюда сынок — он его обнимает и у меня начинается град слёз, такое вряд ли увидишь в приключенческом фильме.

— Пусть ты не родной, но для меня ты отец, ты… — говорит Максим на одном дыхании, разговор отца и сына состоялся… Сколько же слёз мы пролили за один вечер. И тут Максим поворачивается ко мне, насколько же тёплый у него взгляд, будто он спустился с небес, точно ангел, который решил нас помирить.

— А почему зайчонок плачет? НУ же иди сюда Вика… — он отходит от отца и раскрывает свои объятия, как же сильно я по нему соскучилась, таких людей как Максим больше в жизни нет..

— Прости, я не хотела причинять тебе боль

— Тише успокойся, принцессы не должны плакать!!! — он целует меня в носик, кажется вот оно долгожданное счастье, но у судьбы для нас всех были совершенно другие планы.Мы хотим уже покинуть лес, как на телефон Рубена позвонили.

— Да, когда это случилось? Кто это сделал? Я еду…

— Рубен, кто звонил?

— Максим побудь с Викой.

— Рубен ты меня слышишь? — я уже забыла про все наши разборки, сейчас мы все были на одной волне…Но он специально игнорирует мой вопрос и садится в свой автомобиль, мне приходится со всей силы ударить по капоту.

— Что случилось чёрт возьми?

 

Глава 35 Я буду разговаривать с тобой голосом моей дочери…

От лица Вики

— Агнессу похитили !

—  Нет, как такое могло случится? В твоём доме столько охраны. —  пребывала я в самом настоящем шоке, главное восстановить своё сердцебиение.

— Сам не могу понять…Максим я очень надеюсь на тебя — машина Рубена скрывается из виду, он привык всё решать сам.

 

От лица Рубена.

 

Сомнений нет, это Кротов восстал против меня.Всё-таки добрался до ребёнка паскуда.Едва успеваю припарковать машину около главных ворот, как на мобильном раздаётся рингтон,лёгок на помине урод.

— Привет Рубен, тут с тобой хочет поговорить один ангелочек. — голос мерзавца словно у победителя, главное не разбить трубку от злости.

— Папочка, папочка мне страшно — Агнесса плачет, а у меня вся душа выворачивается наизнанку…

— Какой голосок… Знаешь ты недооцениваешь талант своего ребёнка, ей бы в певицы податься.

— Только притронься к ней Костров, я убью тебя. Даже если один волосок упадёт с её головы, я похороню тебя заживо.

—  Какая речь, тебе бы в боевике сниматься…

— Верни мою дочь.

— Конечно… Что сначала голову? Или части тела?

— Костров ты уже труп….Мне плевать,что потом меня будут судить за преступление, но клянусь я вырежу все твои внутренности.

—Смотри мы обидели твоего папу, а как ты думаешь он сильно расстроился, если я сломаю тебе пальчики?

—Костров,  не мучай её. Нет, не надо.

— То-то же, вот это уже другой разговор. А теперь слушай сюда папаша, если через полчаса не приедешь в Дансера, я буду по очереди отрезать ей конечности… Кстати это такое удовольствие, а знаешь почему? Да потому что она как две капли воды похожа на тебя — его смех омерзителен, я не понимаю как эта сволочь могла проникнуть в мой дом, а из тюрьмы получается сбежал? Беру свой пистолет, и набираю начальнику своей охраны, нет Вике со мной нельзя, это зрелище не для слабонервных.Сейчас меня волновала только лишь моя дочь, этот Костров, враг из моего прошлого. Судьба свела нас в тот момент, когда я слишком сильно нуждался в работе, а тут такое шикарное предложение стать танцором в одном из известных клубов Москвы. Вроде бы дела пошли в гору, но эта гадина была настолько жадная, что постоянно зажимала деньги, а дальше я решил всё бросить и остаться практически на улице. Влез в долги и построил Дансера, а теперь он вставляет мне палки в колёса, но он переступил черту, никто не имеет права трогать моих детей, за них я порву любого.Час ночи, как он справился с сигнализацией? Сомнений нет, его пропустил человек, который на меня работает. Захожу внутрь клуба, сердце уже тоскует по ангелочку, разве для этого она пришла в этот мир, чтобы мучиться из-за врагов своего папочки.

— Костров, где ты мать твою!

— Рубен, ну нельзя же опаздывать на главную репетицию! — подходит ко мне сотрудник, который вот уже второй год работает со мной.

— Валера? Что ты здесь делаешь? Вызывай полицию.

— А что собственно случилось, тут все свои — его ухмылка точно такая же, как у Кострова, и как я мог этого —- Не может быть.

— Правильно…Он мой сын, моя гордость. А теперь дождемся ещё одного члена моей семьи — после представления Кострова на сцену выходит Марта. Это был двойной удар за сегодняшний вечер.

— Здравствуй Рубен, как я говорила за всё в этой жизни нужно платить.

— Сука!!! Из-за тебя Вика подумала, что…

— Следи за речью, не забывай, что у нас в руках твоя дочка…Приведи Агнессу. Прости она не сдержалась и отрезала ей косичку, больше у твоей дочери не будет таких и роскошных волос.

— Мразь, я вас всех закапаю.

— Ты сам виноват, нужно хорошенькая проверять информацию, когда берешь людей на работу. Поэтому теперь сам пожинаешь плоды —смеётся в лицо Валера, а я со всей силы даю ему в челюсть, никто не ожидал такого поворота, да я их голыми руками без своей охраны положу.

— Отошёл от него, а не то Марта воткнёт шприц с ядом твоей дочке — после его фразы, я остолбенел…На сцене стояла моя девочка, она была вся в слезах, с одной косичкой и разрезанном платье. Твари это же ребёнок, он же ни в чём не виноват. Пусть лучше будут резать меня, душить бить, но отпустят её.

— Позвони своим клоунам внизу, и скажи, что всё в порядке и ты справишься без них. Быстрее, а не то игла проткнет её нежную детскую шейку.

Делаю так, как он мне говорит, ему нужно убедиться, что я полностью стану уязвимым.

— Молодец Рубен, а теперь переводи все деньги на мой счёт, быстрее?

— И всё это ради них? Глеб тебя все равно ищет полиция, неважно сколько у тебя будет на счету, ты всё и равно далеко не скроешься.

— Заткнись, не смей мне читать нотации, а не то я убью её

— Хорошо, я переводу деньги, но вы отпустите Агнессу.

— Сначала деньги, а потом дочурка.

— Марта, а почему Валера не встаёт?

— Пап, яд на верное подействовал — говорит эта не нормальная, а я всё думаю, как мне незаметно взять в руки пистолет.

— Что? Ты отравила собственного брата?

— Ты же сам сказал, что он плохой. Испортился, вот я и решила, что пора с ним прощаться

— Да я погорячился

— Надо было отправить вас всех в психушку — пистолет в моей руке, кажется удача на моей стороне.

— Ублюдок пасть свою прикрыл, деньги переводи.

— Сейчас… — направляюсь пистолет на люстру, она падает прям нам голову этой Марте и вырубает её на смерть, моя девочка успевает от неё отойти и спрятаться за кулисами, я верное рассчитал траекторию выстрела.Есть время расправиться с этой мразью.

— Марта…Ах ты сволочь, я вырежу все органы твоей Агнессе — он бежит за кулисы, как я стреляю в его спину, он падает на сцену, а я пытаюсь найти везде свою девочку, представляю, что она сейчас чувствует.

— Агнесса… Малышка моя!

— Папочка — бежит со всех ног и прижимается к моей груди, от её слёз мой белый пиджак промокает, не позволю страдать своей принцессе.

— Всё закончилось, пожалуйста,  не плачь я рядом…

— Папа, почему ты пришёл за мной? — смотрит на меня своим мокрыми от слёз глазами, а я впервые чувствую долгожданное спокойствие.Вот оно счастье, когда есть в жизни для кого жить. И никакая слава, деньги не сравнится с этим.

— А как я мог бросить в беде солнышко, которое люблю больше всех на свете!

— Честно? Честно? — на её лице появилась долгожданная улыбка, не перестану ей любоваться.Хочу уже её поцеловать, как чувствую боль…Кто-то воткнул мне нож в спину. Нет, я не должен показать Агнессе боль.

— Конечно принцесса… Передай маме ,что я люблю её больше всех на свете…. — закрываю глаза, пришёл мой час покинуть этот мир.Последние секунды рядом со своей кровинкой, сердце так болит, адские страдания, но так оно прощается с жизнью. Холодно, ледяной мороз по коже, и я умираю навсегда.

 

Эпилог.

Год спустя..

 

—  Вика, ты идёшь?

—  Нет Максим, можно я побуду в гордом одиночестве! —  говорю Максиму, а сама собираю свой чемодан, чтобы как можно скорее покинуть этот город.

—  Ему будет больно…

—  Перестань Максим. Ты знаешь,  какая это травма для Агнессы. Мы не можем даже оставаться в этом доме.

—  Но сегодня  годовщина его смерти.

—  Перестань, для нас Рубен жив, он просто и уехал, я постоянно говорю об этом Агнессе. —  сорвалась, не могу скрывать больше своих слёз, слишком многое на меня свалилось, одни только похороны чего стояли, не знаю, как я сама не умерла в тот день.

—  Я буду скучать, жаль, что дом придётся продавать… —  берёт в руки фото Рубена и грустно заявляет —  Пусть он был засранцем, но у него было самое доброе сердце на свете.

Дорога в аэропорт была как во сне. После того случая, Агнесса стала слишком замкнутая в себе, она сильно тосковала по Рубену, а как я ей объясню, что папа больше не приедет к ней на Новый год. Я так боялась, что из-за снегопада отменят наш полёт, ведь всё напоминало о нём. До сих пор в памяти, та сказка, где он на сказочном коне, говорит, как сильно меня любит.

— Мама, почему ты плачешь?

—  Я не плачу,

—Я  же вижу капельки на твоих щеках.

— Я не плачу, мне просто очень сильно его не хватает! — обнимаю её, так ужасно себя чувствовала, как только потеряла маму.Мы купили домик  Великом Устюге, это была давняя мечта Агнессы, да и от всей этой московской смертельной суеты, я смертельно устала. Больше никогда в жизни не буду заниматься танцами, ведь каждая звук, каждый ритм пропитан навсегда им, моим монстром, который научил меня чувствовать, который поднял меня с того света, когда я могла остаться инвалидом. Рубен был стержнем, на которого все ровнялись, таких как он больше нет…Я бы всё сейчас отдала, чтобы услышать его коронное: Звягинцева… Мы прилетели в город почти в десять часов, наш домик в деревне, который я купила месяц назад так и приглашал в сказку.

— Как тут красиво! А ёлку мы поставим?

— Конечно, и  ёлочные игрушки повесим!Ты уже написала письмо деду Морозу?

— Нет потому что он не исполнит мою мечту…

— Как так.Ты весь год хорошо себя вела, напиши его, а вдруг сбудется. — целую её в носик, как же сильно она на него похожа.Вечная память о нём, может поэтому я ещё не свихнулась?.Дочка берет свою любимую ручку и принимается писать, а потом вскоре отдаёт письмо мне. Незаметно читаю его и обливаюсь горькими слезами.

Дедушка Мороз! Я не хочу ни кукол, ни конфет. Верни мне моего папу Рубена…

 

Письмо выпадает из рук, не могу больше носить это в себе. Как я ей объясню, что он больше не вернётся… Боже, за что мне эти страдания? Последнее двенадцать месяцев была на успокоительных, всё ради Агнессы, а так бы давно покинула этот чёртов мир.Новый год ворвался в наш город стремительной силой, мы поставили шикарную ёлку и в Новогоднюю ночь ждали чудес, которые увы никогда не осуществятся.Стол накрыт, мы смотрим весёлую передачу по телевизору, за окошком кружит снег, как в дверь кто-то постучал.

— Мама кто это?

— Не знаю может соседи? Ты посиди, я открой пока — отворяю дверь и вижу Деда Мороза.

— Ура! Он пришёл исполнить моё желание! — подбегает к двери Агнесса, и не скрывает своей радости.

— Простите, вы наверное перепутали, мы не заказывали Деда Мороза. — шепчу ему на ухо, как он отвечает.

—  Как не заказывали? А желание малышки исполнить?

— Вы правда выполните моё желание? — хлопает Агнесса своими глазами, это так трогательно со стороны

— Конечно… Достаточно просто произнести его в слух, и оно тут же осуществится — говорит Дед Мороз, а я прихожу в бешенство, потому что знаю, что оно ни при каких обстоятельствах нет осуществится.

— Извините, может не стоит, она итак слишком страдает.

— Агнесса, скажи в слух, — этот наглый дед будто не слышит моей просьбы. Да и кстати, откуда он знает имя моей дочки?

— Я хочу, чтобы папа Рубен вернулся домой.

— Надо ещё раз попросить, а то вдруг он тебя не услышит. — наклоняется к ней и касается её пухленьких щечек.

— Папочка Рубен, мы с мамой так тебя ждём… — Агнесса плачет, а вместе с ней и я, когда Дед Мороз стягивает с себя бороду, и снимается пальто. Остаётся только в одной шапке. Я не верю своим глазам это Рубен… Рубен…

— Папа! Ты услышал! — она так крепко его обнимает, а я онемела словно статуя. Его глаза встречаются со мной, а я так боюсь что это всё сон, и сейчас он улетит, раствориться навсегда.

— Этого не может быть.

— Иди ко мне любовь моя — он впивается в меня своими губами, которые соскучились  его приласкать.

— Но как? Мы же тебя похоронили.

— Я подстроил свою смерть и в больнице всем сказали, что я умер, потому что узнал, что этот идиот нанял киллера.Ему нужно было отомстить за смерть Марты… А когда на всю страну твердили о смерти Рубена, он успокоился и застрелился в тюрьме…

— Почему ты не сказал мне!

— Нас могли увидеть журналисты, я слишком боялся за вас с Агнессой, хватило и того раза.

— О Господи!  Это самый лучший подарок на Новый год — целую его и не могу насытиться, как же сильно мы соскучились друг по другу….

—  А меня поцеловать? — тянет нас за руку Агнесса и сейчас как раз раздаётся бой курантов. А вы верите в чудеса? Как злой дракон смог превратится в принца, и спасти принцессу, не смотря на все препятствия жизни и сохранить самое светлое чувство на свете.

— Я люблю тебя Виктория, и в следующем году нас ожидает самая роскошная свадьба в мире.

— А я-то тебя как! — не перестаю любоваться его глазами, они прекраснее всех на свете.

Не важно сколько в мире злости, предательства и жёсткости…Всё это  можно вылечить одним волшебным словом Любовь. Берегите это чувство, не бойтесь падать в омут с головой. Потому что в ней суть всей нашей жизни…