Привет, я Ничтожество

ПРОЛОГ

На улице стоит ужасная погода, дождь льёт с самого утра. Грустная девушка стоит около окна и поправляет свои светлые косички. Пальцем она рисует узоры по стеклу и смотрит вдаль. Неужели вся жизнь будет настолько серая и мрачная. За свои 18 лет, она научилась ценить время, которое забирало у неё надежду в себя и в будущее. Но так было не всегда, раньше в карих глазах можно было увидеть огоньки счастья и теплоты. Но в один миг всё рухнуло, как карточный домик.

— Даш! Ты что заснула что ли? — раздался бодрый голос в комнате, от которого девушка вздрогнула.

— Я просто смотрела на дождь! Больше не вернусь сюда! — грустные глаза продолжали любоваться дождём, совсем не было настроения.

— Вот дуреха! Везёт тебе! У тебя появятся родители! А мне здесь гнить, ещё три месяца! — возмущалась вторая девушка, надевая теплый свитер.

— У меня плохое предчувствие! Я так не хочу с тобой расставаться! Почему они решили удочерить меня? — на глазах Дарьи были маленькие слезинки, которые скатывались по нежным щекам.

— Перестань! Разве так можно! А ну-ка быстро собирай вещи! Через пятнадцать минут грымза придёт!

— Рита! Пообещай, что мы никогда не расстанемся! Ты мне, как сестра! — девушки обнялись, и казалось нечто не властно над их крепкой дружбой, которая длилась на протяжении 6 лет.

Вот уже несколько лет девочки жили в детдоме, в Волгограде. Наша героиня Дарья Саврасова потеряла родителей ещё малышкой и казалось не найдёт уже счастья в этом тяжёлом мире и тут к ней в комнату подселили Маргариту, она была похожа на юную амазонку. Столько идей и приключений пришлось пройти им вместе, но реальность такова: через час Дарья отправится жить в новым дом, к абсолютно чужим людям.

— Скворцова! Дрянь такая! Ты ещё не собралась! — дверь открылась и на пороге появилась женщина лет 50, она направилась к Дарьи и схватила её за косы:

— Чтобы через полчаса ноги твоей не было! — удар по щеке и Даша хватается за красную щёку, которая горит от недавнего удара.

— За что вы так? — вступилась за девушку Рита и прижала к себе, как младшую сестру.

— А ты не лезь, а то и тебе перепадёт! Устроили тут провожания! — хлопнув дверью, дама вышла. Девочки отлепились друг от друга.

— Мне пора собираться, а то она меня прибьёт! — сказала Даша, складывая вещи в свою старую потрёпанную сумку. Вещей у неё было мало, так что собираться практически не долго.

В ту же минуту в кабинете директора:

— Извините за ожидание! Дашенька спустится через 10 минут! Сами понимаете, какие они девочки! — улыбнулась грымза, которая ещё несколько минут назад отвесила пощёчину девушке.

— Что вы Валерия Львовна! Ничего страшного! Мы подождём сколько нужно! Я так долго мечтала о дочери! — сказала милая дама в черном строгом костюме. На глазах были тёмные очки, а волосы коротко стрижены.

— А ваш муж он через сколько придет? — продолжила беседу Валерия, открывая ключом ящик комода.

— Он оставил в машине документы, сейчас поднимется! Я так волнуюсь, а вдруг Даше не понравится у нас! — внезапно женщина сняла свои очки, в них можно было увидеть тревогу и страх.

— Что вы! Для Даши вы самые лучшие родители! В кабинет постучали, и Валерия Львовна пошла открыть дверь. На пороге стояла скромная девушка с длинными белыми тоненькими косичками, её глаза смотрели в пол. Она была настолько напуганной, что можно было запросто спугнуть. Хлопковое бежевое платье практически болталось на хрупком теле, а плечи прикрывало тоненькая серая кофточка. Следом за девушкой в кабинет вошел мужчина лет 40. Элегантная походка и дорогой костюм, показывали насколько эти люди состоятельны.

— Даша! Знакомься это твои новые родители Софья и Алексей Питерские! Девушка подняла свои испуганные карие глаза и прошептала:

— Здравствуйте! Дарья Саврасова!

— Боже мой! Какая у тебя фамилия известная! Не бойся, подойди к нам! — улыбнулась Софья и раскрыла свои руки для тёплые объятий. Сердце девушки стучало, как сумасшедшее, она так боялась перемен в её жизни.

— Вот документы! Нам нужно что-то еще подписывать? — раздался уверенный голос Алексей, на что директриса ответила:

— Она полностью ваша! До свидания! Даша прекрасно понимала, что Валерии Львовне было просто напросто наплевать на судьбу милой девочки. Спустившись на первый этаж здания, они подошли к огромному джипу. Дождь так и не прекращался, наверное он плакал вместе с Дарьей.

ГЛАВА 1 ДЕМОН

От лица Даниила Питерского.

— Чёрт! Уже полдень! Скоро это «Ничтожество» приедет в наш дом! — я протёр свои сонные глаза и попытался найти свою футболку и джинсы. Надо найти ещё эту шлюху Кристину, пора бы ей уже убраться домой.

— Любимый! Завтрак готов! — забежала она в комнату в моей футболке, как она противна.

— Свали ИЗ моего дома! Я должен подготовиться! — надел я свои джинсы и снял с неё футболку. У меня была гениальная идея, как отыграться своим плохим настроением на новой родительской кукле.

— Даня! Я думала ты любишь меня! — кажется шлюшка обиделась.

— Чего? Нет! Ты лучше повтори! Люблю? Да мне нужен только секс, ты что не знала с кем в кровать ложилась? Ты знаешь кто такой Даня Питерский? — подошёл я к ней и оттолкнул в сторону лестницы. Кристина уже нашла своё платье и переоделась. На первом этаже валялись её сапоги.

— Ты заплатишь за это! — напоследок крикнула она, перед тем как уйти.

— Конечно! Спасибо за минет крошка! Сосёшь ты, как отменная шлюшка! — на моём лице появилась коварная улыбка. Ненавижу сопливые романтичные истории. Жизнь жестокая и гадкая, а я не верю в добрые сказочки, особенно про настоящую любовь!

Машина остановилась в нашем дворе. Я улыбнулся дьявольской улыбкой и пошёл встречать гостей.

— Добро пожаловать в Ад! Сестричка!

— Даня! Даня! Где ты? — услышал я голос мамы, она была в гостиной. Ничего нужно прикинуться добрым мальчиком, она не должна знать про мои секреты.

— Мамуль! Я здесь! Я как раз доделывал свои домашние задания! — по мне театральное училище плачет.

— Мой ты мальчик! Иди скорее мы с папой хотим тебя кое с кем познакомить! — мама открыла дверь и моё сердце остановилось на миг. В дверь вошла она, чудовище с белыми косичками, которое теперь считается моей приёмной сестрой. Они что не могли выбрать сестричку посимпатичнее? Да, она реально похожа на чучело, вылитое» Ничтожество»

— Знакомься! Это Дарья Саврасова! Твоя новая сестра! — родители подвели ко мне поближе это убожество, состоящее из старомодного платья и глупых косичек. Она наверное девственница, хотя это мне на руку! От моих гадких мыслей отвлёк её тихий голос:

— Привет! Я Даша! Рада с тобой познакомиться! — она протянула ко мне свою тоненькую ручку, на что я улыбнулся своей фальшивой улыбочкой:

— А мне, как приятно солнышко! Я Даниил! Можно просто Даня! — взял я её руку, но в следующую секунду сжал, на что девушку попыталась одернуть свою руку, но у неё не получалось. В её глазах я прочитал страх, правильно пусть знает в какое логово она попала. Если бы она знала, что все предыдущие «липовые сестрички» сбегали после моих пыток, она бы не ступала на порог нашего дома никогда. Целых шесть девиц я испортил в прямом и переносном смысле этого слова. Каждую девушку я мучил целыми днями в своей кровати, а также разрушал морально. Мне хотелось, чтобы им было больнее, ещё больнее с каждым днём. К счастью родители даже не догадывались, что их мальчик сущий демон. Они так пытались наладить нашу семейную идиллию, а я как великий мастер доводил людей. Рушил, сжигал, не оставляя после себя совсем ничего.

Девчонке удалось выхватить свою ручку, она уставилась на меня своими карими глазами. На, что я удивился насколько они проникали в мою душу. Она что хотела меня разжалобить? Её густые ресницы дрожали, как пушистые пёрышки, никогда не видел таких выразительных глаз. Холод прошёлся по моей коже. Может она ведьма? Ничего недолго тебе осталось проживать в этом доме!

— Идём Дашенька! Я покажу тебе твою комнату! — голос папы отвлёк меня от этой дурёхи. Она, что совсем, немая? Казалось, что шарахается от всего, что движется. Откуда они её привезли? Мама пошла на кухню в прекрасном настроении:

— Даня! Помоги мне! Я хочу приготовить своё фирменное блюдо! Как же я счастлива! Теперь у нас полная семья!

— Надолго? — подколол её я, возможно не стоило нарушать такую идилию.

— Если она сбежит, как все остальные, я не переживу! Я так устала! — схватилась она за голову, а я знал ответ на все её вопросы. Ещё бы после таких издевательств сбежала бы любая. В этот раз надо быть оригинальнее, что же сделать с этим чудом с косичками?

— Как она? — спросила мама у папы, который вошёл в кухню. Он выдвинул стул и сел за стол, при этом продолжая:

— Не переживай Сонь! Освоится! Всё будет хорошо! Сама понимаешь! Она же из детдома!

Птичка прилетела из мерзкого места. Интересно, над ней там издевались? Мне так хочется запереть её в комнатке и мучить, как старую ненужную куклу. Хотя она похожа на старого гнома. Похоже я уже ненавижу эту девчонку. Нужно прогуляться и освежиться перед сладкой местью великими делами Дани Питерского.

От лица Даши Саврасовой

Я зашла в комнату, которая находилась на втором этаже. Мне было настолько тяжело дышать одним воздухом со своим новым братом. Я закрыла глаза и вспомнила его довольную ухмылку, нет, я не права, мне всё это показалось. Мне так хочется обрести новых друзей в этом городе, как я скучаю по Рите, она моя самая единственная подруга, с которой мы пережили всё. Рядом с огромной кроватью находился туалетный столик, медленным шагом я подошла к нему, и посмотрелась в зеркало. В моих глазах была грусть и поражение. О чём мне разговаривать с этими людьми? Боже мой! А в понедельник ещё новая школа! Кстати нужно узнать какую школу мои родители выбрали для меня.

— Дашенька! Всё в порядке? — услышала я голос Алексея Питерского. Он слегка приоткрыл дверь моей комнаты, и заглянул ко мне.

— Да! Я просто хотела разобрать свои вещи! — слова давались мне достаточно тяжело, на что мужчина улыбнулся и подошёл ко мне ближе:

— Не бойся! Это твоя комната! Ты теперь член нашей семьи! Мы с Соней хотим, чтобы ты была счастлива в этом доме! Он нежно поцеловал меня в лоб, и мне становилось чуть-чуть спокойнее.

— Идём обедать! Там тебя все ждут! Мы закрыли мою комнату и направились в сторону гостиной, откуда доносился приятный аромат.

Софья Питерская накрывала на стол, но когда увидела меня расцвела в счастливой улыбке. Я неуверенно села за стол, признаться честно я очень хотела есть, но стеснялась среди моих новых знакомых. Придвинувшись ближе к столу, Соня передала мне вилку. Где Даниил? Он что куда-то вышел?

— Ну и где носит нашего сорванца? — возмущался Алексей, взглянув несколько раз на Софью.

— Лёша! Он просто вышел прогуляться! Будет через 10 минут! Дашенька ты начинай кушать, ты наверное такая голодная!

Еле улыбнулась я, но все-таки потянулась к тарелке с жареной курицей. Но тут кислород покинул мои легкие, я услышала звук открывающейся входной двери. Мой брат вернулся, может мне стоит попить воды, чтобы чуть успокоится. Данил вальяжно зашёл в кухню своей грациозной походкой хищника. Он взглянул на меня своим надменным взглядом, мурашки прошлись по моей коже.

— Даня! Ну наконец-то! Где ты был? Мы уже собрались всей семьёй! А тебя нет! Давай садись скорее за стол! — ругалась София, при этом она взяла пустую тарелку и поставила на стол.

— Мамуль! Я просто ходил за цветами! Как я мог забыть про нашу сестрёнку! Дашенька это тебе! — протянул он мне букет красных роз. Взяв его в свои руки, я укололась, такие острые шипы. Встретившись со взглядом Дани, я испугалась. Может он действительно был настроен доброжелательно. Улыбнувшись такому милому жесту, я буквально прошептала:

— Спасибо! Даниил сел на стул рядом со мной и посмотрел на маму, которая вся сияла от радости:

— Даня! Как мило с твоей стороны! Какие прекрасные розы! Даша тебе ведь нравится этот очаровательный букет? — посмотрела на меня Соня. Нужно было отвечать, мне не давало покоя наглое дыхание Даниила, который следил за каждым моим движением.

— Знаете! Мне никто ещё не дарил таких цветов! — посмотрела я в глаза Даниила, и только сейчас поняла, что они имеют цвет тёмного серого неба. Когда тучи сгущаются на небе и предвещают грозу. Он даже не моргал, мы начинали играть в гляделки.

— Интересно почему? Как такой очаровательной девушке не дарить цветов? Правда пап? — сказал Даня, накладывая себе в тарелку салат. Почему я не верила в искренность сказанных слов?.

— Я с тобой согласен! Дарья очень красивая девушка! Мне кусок в горло не лез, столько внимания моей персоне.

— Дарья! Кушай! Ты ничего совсем ещё не попробовала! — привела мои мысли в порядок мама Соня. Я попыталась откусить кусочек курицы, она была настолько вкусная и ароматная. Но пристальный взгляд моего брата не давал мне покоя.

— Как тебе наш дом? — обратился ко мне Алексей, он уже справился с обедом и ждал, когда сварится кофе.

— У вас такой огромный дом! Я сначала думала, что потеряюсь! — становилась я более раскованной. Возможно, эти люди действительно меня полюбят.

— Не у вас! А у нас! Дашенька это твой дом тоже! — поправила меня Софья и пошла на кухню, чтобы принести чашки с ароматным вишнёвым пирогом.

— Я очень надеюсь, что вы поладите с Даней! Он у нас очень ответственный мальчик! Ты можешь на него положиться в любой ситуации! Правда, Дань? продолжал беседу Алексей Питерский.

— Конечно, пап! Не переживай я не дам в обиду свою сладенькую сестрёнку! — подтвердил мой брат и посмотрел на меня. А дальнейшее движение испугало меня. Он провёл языком по своей нижней губе, при этом не отрывая своего взгляда. Что он хотел этим показать? Он был похож на демона, который высасывает всю мою энергию. Софья вернулась с кухни и передала мне чашку с кофе. Незаметно для себя я случайно коснулась руки Даниила, на что он сначала был готов практически убить меня. Но потом вспомнил, что рядом с нами родители и прошептал:

— Ничего страшного! Кофе было настолько ароматным, что я почувствовала себя бодрее.

— А теперь нам бы хотелось обсудить с тобой другие дела? — привлекли своё внимание мои приёмные родители.

— Мы уже договорились с одной школой! В понедельник мы пойдём на собеседование! 11 класс это ведь так важно для тебя! — продолжала София и Алексей с ней полностью соглашался.

— Неужели мы и в одну школу будем ходить? — наигранно улыбнулся Даня, но при этом я ужаснулась. Возможно, мне показалось, но под столом у почувствовала его руку. Взглянув под стол я поняла, что была полностью права. Что он собирался сделать? Его рука коснулась моей коленки, и плавно продвигалась в сторону бедра. Мне становилось страшно. Он же мой брат, что он делает? Его пальцы нежно обжигали мою кожу. Его пальцы уже добрались до внутренней стороны бедра. При этом он устремил свой взгляд на меня и нахально улыбнулся. Он играл со мной? Это же унизительно. Своей рукой я попыталась убрать его настойчивые пальцы. Но Он успел перехватить мою руку под столом, я так боялась, что всё это заметят родители.

— Мне кажется! Это отличная идея! — согласились в один голос родители. Но при этом Даня был занят более важными делами. Его пальцы коснулись краёв моих трусиков. Я закрыла глаза, не в силах терпеть все эти пытки.

— Что с тобой Дашенька? Тебе плохо? — обратился ко мне Даня, при этом продолжая издеваться своими пальцами.

— Я просто хотела попить воды! — искала я спасения у моих родителей, которые возможно что-нибудь придумают.

— Конечно! Я сейчас принесу графин с водой! Не утруждай себя! — Соня пошла в сторону кухни, чтобы наполнить воды в пустой графин. Ещё одно движение и настойчивые пальцы Даниила, уже хотела пробраться в мои трусики. Он что с ума сошёл? Я не шлюха! Чего он добивается от меня? Когда его глаза встретились с моими, он засмеялся, как это было противно.

— Ладно! Вы допивайте ваш кофе! А мы с мамой пока что решим кое-какие вопросы! — родители покинули нас, и моё сердце ушло в пятки. Резким движением, я хотела встать со стула и сбросить его руку. Но тут же он со всей силы сжал мою коленку, на что я вскрикнула:

— Ай!

— Кто тебя отпускал? — прошептал мой брат мне на ухо, от его хриплого голоса подкашивались ноги. Он усадил меня обратно на стул, придвинувшись ещё ближе. Его палящее дыхание обжигало мою кожу.

— Я просто хотела пойти в свою комнату! — нашла в себе смелость ответить ему.

— Да что ты говоришь! А разве в этом доме есть твоя комната? — наклонился он ещё ближе, на что я лишь сильнее сжалась в свой стул. Его голос был настолько жестокий, мне хотелось провалиться сквозь землю.

— Но…

— Закрой свой ротик! А не то, я заткну его! Как ты думаешь чем? Слушай меня внимательно! — схватил он меня за шею и приблизил со всем близко к своим губам.

— Отпусти меня пожалуйста! — на моих глазах появлялись слёзы. Он доставлял мне слишком много боли.

— Давай попроси ещё раз! Скажи: Данечка! Я сделаю всё, что ты пожелаешь, только отпусти меня! — сжал он сильнее мою шею, мне уже показалось, что я задохнусь.

— Мне нечем дышать! — жаловалась я.

— С удовольствием придушил бы тебя! Но только ты не отделаешься так легко! Запомни! Для меня ты» НИЧТОЖЕСТВО! И с этой минуты ты живёшь в аду! — оттолкнул он меня так сильно, что я не рассчитала свои силы и упала на пол. При этом я достаточно сильно ударилась спиной, хотела подняться, но тут в гостиную вернулись родители. Даня быстро подбежал ко мне, изображая свою помощь.

— Что случилось? -испуганно спросила Соня.

— Даша случайно поскользнулась на своём стуле! Я решил помочь своей милой сестренке! — отлично соврал мой братец.

— Ты не ушиблась? — подбежала она ко мне, в её глазах я увидела настоящую заботу.

— Спасибо! Всё в порядке, можно я пойду к себе? — посмотрела я на них, в надежде получить положительный ответ.

— Алексей сходи вместе с Дашей! Ты ещё хотел принести её чемодан! — напомнила Соня своему мужу.

— До встречи сестрёнка! — услышала я голос Даниила, который послал мне воздушный поцелуй, при этом приподнимая свои брови. Я попала в капкан, из которого мне точно не выбраться.

ГЛАВА 2 ТЫ МОЙ КОШМАР…

От лица Даши Саврасовой.

Всю ночь мне снился мой брат. Его глаза пожирали меня. Я вышла во двор, где услышала его голос. Он говорил мне бежать прочь из этого дома. Мои ноги были содраны до крови, бежать не было больше сил. Даня догнал меня и рассмеялся своей дьявольской улыбкой. Его руки сомкнулись на моей шее и задушили меня. Весь кислород моментально улетучился. Я умерла, моя душа освободилась В поту я проснулась в половину седьмого утра. Моё сердце стучало так, что я подумала, что оно выпрыгнет из моей груди. Почему мой старший брат так ужасно действует на меня?. Надев свой махровый халат, я подошла к зеркалу и посмотрела в него. Мои волосы были растрёпаны, все косы практически расплелись. Мне никак не давали покоя детали моего сна. Закрыв глаза я снова вспомнила его безумный взгляд, он убивает меня до сих пор.

— Доброе утро! Даша ты что так рано подскочила? — вошла в мою комнату Соня, увидев меня рядом с зеркалом.

— Извините меня! Я просто видела кошмар ночью и поэтому так рано проснулась! — каждое слово давалось мне с большим трудом. Почему я такая неуверенная.

— Посмотри, твои прекрасные косички расплелись! Давай я сделаю тебе прическу! Твои светлые волосы они бесподобны! — Соня погладила меня по моим длинным волосам, и я испытала прекрасное чувство теплоты и покоя в своём животе. Мне очень нравилась забота моей приёмной мамы. Правда, если честно мне пока очень сложно называть её мамой. Но я буду стараться перебороть себя.

— А где находится ванная комната? — прервала я ёё нежные касания по моей голове. Софья лишь улыбнулась и продолжила наш разговор:

— Она слева от твоей комнаты! Совсем рядом с комнатой Дани! — улыбка мигом спала с моего лица. Это просто невозможно, мне придётся постоянно пересекаться с моим братом, который ненавидит меня всем своим сердцем.

— Хочешь, я провожу тебя? А потом вместе позавтракаем, знаешь папа с Даней уехали с утра пораньше к моей маме Анне Викторовне. Мне не терпится познакомить тебя с твоей бабушкой! — похлопала она в свои ладоши, и мне этот жест напомнил маленького ребёнка, который получил желаемую игрушку.

— Это было бы просто чудесно! — взяла я в свои руки полотенце и мы вышли из моей комнаты. Мне нужно пользоваться случаем, пока в доме нет никого. А точнее Даниила Питерского!

После завтрака мы поехали в город, чтобы купить мне школьную форму. Лицей настоятельно требовал соблюдать форму стиля. Каждый магазин с одеждой приводил меня в дикий восторг, но мне казалось, что ни один наряд не сделает меня красивой девушкой. Все мои комплексы как раз появились с детдома. Другие дети постоянно дёргали меня за мои косы, приговаривая при этом: Никчёмные крысиные хвосты! Мои длинные волосы были достаточно тонкими, и косы делали их похожими на две ниточки, которые вот-вот порвутся. Вся одежда нам выдавалась раз в месяц, это были старые вещи, которые выкидывали на помойку или привозили с благотворительности. И вот сейчас, когда я примерила клетчатую юбку с милым чёрным пиджаком, я смогла улыбнуться своему отражению в зеркале.

— Ну, что тебе нравится? — заглянула ко мне в примерочную Соня, а я одобрительно качнула головой.

— Спасибо вам большое! У меня всё есть, мне больше ничего не нужно покупать! — старалась я её отговорить от ненужных растрат.

— У нас сегодня мало времени на походы по магазинам! Тебе нужно купить много принадлежностей к школе! А вот в следующий раз, я точно куплю тебе целый гардероб платьев, и ты меня не отговоришь! — Соня подошла ко мне и положила свою голову ко мне на плечо. Она просто идеальная мама, мне так комфортно с ней находиться.

От лица Дани Питерского.

— И как зовут мою внучку? — спрашивала бабушка у папы, а мне становилось противно от их душевной беседы. Всё крутится вокруг этой выскочки, ничего скоро они про неё забудут.

— Анна Викторовна! Её зовут Дарья Саврасова! — налил себе чай Алексей и присел рядом к ней. Старушка тяжело вздохнула, а потом продолжила:

— Удивительная фамилия! А Даша это ведь победительница? Мне осточертело слушать этот бред и я решил вклиниться в их рассуждения:

— Да бабуль! Теперь у тебя будет в доме чудо девочка, с милыми белыми косичками! А мордашка какая! А глазки просто загляденье! Я не рассчитал своих сил со своим сарказмом, и казалось, бабушка всё прекрасно поняла:

— Данечка! Надеюсь, ты не станешь обижать нашу девочку?

— Кто я? — сделал я удивлённые глаза, хотя уже мечтал придушить это ничтожество в своих сильных руках. Как мне хотелось снова увидеть страх в её никчёмных глазах. Карих глазах! Чёрт возьми, как же я ненавижу карие глаза, они как черные молнии пронзают мою душу. Возможно она ведьма? Ничего не с такими справлялись.

— Да, Даня ты! Тебе напомнить, что произошло с её предшественницами? — бабушка хотела конкретно взять меня за яйца, а папа уже летал на своей волне.

— Я между прочем уже с ней подружился! Пап! Ну, скажи ей! — посмотрел я на своего отца, который что-то искал в кармане своего пальто.

— Анна Викторовна, не переживайте дети прекрасно поладят! К тому же школа их точно сблизит своими заданиями! Ну ладно, нам уже пора! — обнял он бабушку и мы вышли во двор, чтобы сесть в машину и поехать домой.

От лица Дарьи Саврасовой.

Вот и настало утро понедельника. Мне не описать словами, насколько я волновалась. Новый день, новая школа и новые школьники. Мне почему-то уже было итак ясно, что я стану изгоем. Каждый раз дети пытались найти во мне что-то ужасное. Но Маргарита, моя подруга постоянно ругала меня за несобранность, она пыталась защитить меня от всей жестокости, а я как пугливый заяц пряталась за её спину. Посмотрев на часы я поняла, что уже половина восьмого утра. Боже мой, мне пора вставать! Взяв своё полотенце и нежный ванильный гель для душа, я направилась в сторону ванной комнаты. К счастью там никого не было и я смогла, наконец приступить ко всем водным процедурам. Ароматный гель для душа окутал всю ванную комнату, за шумом воды я не заметила, как дверь открылась и кто-то вошёл. На пол упало что-то громкое, и я с испугом выключила воду. Находясь в душевой кабинке, я затряслась не от холода, а от страха. Подождав ещё минуту, я нашла смелость спросить:

— Кто здесь? — я была совершенно голая, на мне отсутствовала какая-либо одежда. И это именно пугало меня, никогда ещё страх не окутывал настолько сильно моё тело.

— А ты как думаешь? Назови меня! — казалось, я узнавала этот хриплый голос. Может мне показалось, и из-за шума воды я вовсе растерялась.

— Пожалуйста! Я не одета! Вы можете выйти! — давила я на жалость, хотя прекрасно знала, что ни Алексей, ни Соня не способны были зайти в ванную без стука. Только один человек, смог это сделать, для него это было нормой поведения. Но тут двери кабинки распахнулись, и я набросила на себя полотенце, которое каким-то чудом оказалось в душевой кабинке. Наглые глаза уставились на моё тело, которое было едва прикрыто тоненьким белым полотенцем. Потом его надменный взгляд уставился на меня, он был готов меня убить. Я замерла на секунду, не в силах пошевелиться от такого безумного напряжения.

— Ну и кто же потревожил тебя? Я не слышу? Назови меня! — сделал он один шаг ко мне. А я попыталась отойти назад, но деваться было некуда. Я была прижата к стенке душевой кабинки.

— Даня-я!

— Что? Что? Я не слышу, скажи громко? — приблизил он свои губы к моему ухо и прошептал. Мурашки прошлись по моему телу. Мне казалось, что именно в эту минуту я просто рухну в обморок.

— Пожалуйста! Отпусти меня! — мои глаза нашли его, а он был довольный, как чеширский кот, который играл со своей загнанной мышкой.

— Правда? А почему собственно я должен тебя слушать? Ты не забыла, что ты Ничтожество? — он протянул руки к моему полотенце и хотел вырвать его из моих рук, прижимавших его как спасительную ниточку и не оказаться голой перед ним. Я не хотела отдавать полотенце и пыталось удержать его, как можно крепче.

— Ты не сделаешь этого! Это ведь безумие! — настаивала я на справедливости. Мне так хотелось, чтобы кто-то из наших родителей пришёл в ванную комнату и спас меня. Но к несчастью никто нас не слышал, а моё драгоценное время истекало.

— Ты про полотенце? Позволь я заберу его! Оно ведь не твоё! Впрочем как и всё в этом доме! — давил он на меня морально, а потом с силой вырвал полотенце. Оно вмиг оказалось в его сильных руках. Я успела прикрыть рукой свою грудь, на что он лишь засмеялся:

— Страшила! Да у тебя даже груди нет! Слушаешь, а ты точно девочка? Мне противно даже смотреть на тебя! Прикройся, а то я ещё не завтракал, весь аппетит испортишь! — после его слов, на моих глазах появились слёзы. Такого унижения я никогда ещё не испытывала. Бросив полотенце мне в лицо он прокричал:

— Даю тебе минуту, чтобы ты убралась отсюда! Или я передумаю и задушу тебя прямо в этой кабинке! Классно я придумал! Он рассмеялся, как настоящий дьявол, а мне было даже страшно подумать о только что произнесённых им словах. Он одержим своей жестокостью. И мне точно не справиться с ним. На бешенной скорости я выбежала из ванной комнаты и побежала к себе, чтобы забыть весь тот кошмар, который я испытала несколько минут ранее. Мои руки тряслись, школьная форма выпадала из руку. Мои губы дрожали от дикого напряжения. Мне не забыть его смех и взгляд, который хотел меня убить. Именно убить! Растоптать, как ужасное насекомое. За что он так сильно ненавидит меня? Что я ему такого сделала?

От лица Даниила Питерского.

Как только она выбежала из ванной комнаты, я смог успокоится. Чёрт возьми, да тут всё пахнет её гелем для душа! Ненавижу ваниль и её невинный взгляд! Она просила о пощаде, но от меня она её точно не дождётся. Правда её хрупкое тело привлекало меня. Тонкие руки, длинные ноги, и маленькая грудь. Интересно, через сколько я смогу превратить её в шлюху? А может быть довести её до самоубийства? Я хочу каждый день видеть её страх, слёзы и боль в глазах. А как ещё должно себя чувствовать настоящее НИЧТОЖЕСТВО?

На кухне что-то бурно обсуждали родители, они не сразу меня заметили:

— Доброе утро! А Даша уже собралась? — обратилась ко мне мама. Я отодвинул стул и сделал милое лицо:

— Да, мамуль она скоро спустится! Что у нас на завтрак? — одно её имя настолько сильно бесило меня, что я не мог спокойно дышать.

— Вот бери бутерброды и яичницу! Сейчас я налью чай, только Дашенька придёт! — добавила она мне, передавая мне тарелку с ароматными бутербродами. Откусив хлеб с колбасой, я хотел прожевать, но кажется, подавился. На кухню вошёл мой раздражитель. Я взглянул на неё и не мог нормально проглотить свой бутерброд. Она распустила волосы? И эта школьная форма, которая была достаточно коротка! На её ножках красовались чёрные гольфы, она была похожа на куколку. Её волосы развевались на ветру, и я с силой сжал свою вилку, не даёт нормально поесть. Она испуганно посмотрела на меня, но всё-таки присела на стул рядом со мной, чтобы не показать лишних подозрений. Её духи? Чёрт возьми, она пахнет шоколадом. Я схожу с ума от шоколада. Ничего, скоро я отрежу твои волосы куколка, а твоё сердце съем на завтрак!

Она присела на стул рядом со мной, мой аппетит мгновенно улетучился. Каждой клеточкой своего тела, я слышал неуверенное дыхание этого Ничтожества. Правильно делает, что боится меня. Лучи солнца проникли в нашу гостиную, их блеск отразился в её карих глазах. Они словно цвета, молочного шоколада переливались на солнце. Шоколад я так хочу шоколад. Чёрт возьми не смотри на меня так! Я смог, наконец, перевести взгляд с моей так называемой сестренки. Родители с утра по раньше были озадачены школой, ну как ещё может быть.

— Даня! В этом году Даша будет учиться с тобой в одном классе! — нарушила молчание моя мама. А я чуть не поперхнулся чаем, что она только что сказала?

— Какое счастье мам! Я готов прыгать прямо сейчас от радости! — на душе скребли кошки, родители совсем с ума сошли, да так я совершенно быстро покончу с их прекрасным созданием. Что касается этой идиотки, она опустилась свои пышные ресницы, в надежде спрятать от меня свои глаза. Интересно, её трусики уже мокренькие от страха? На секунду я вспомнил, как гладил её ноги за столом. Какое-то странное чувство охватило меня. Я так хотел схватить её и трясти до такой степени, пока не вытрясу всю ею душу.

— Даша! Чай остынет, почему ты не ешь? — мама обратилась к предмету моих размышлений, что явно вызывал постоянный интерес у меня.

— Простите, я что-то не голодна! — вырвалось у этого убожества. Как меня же бесил её тоненький тембр голоса. Поставив с грохотом свою чашку, я привлёк своё внимание:

— А что случилось? Поверь Даша, тебе нужно есть! Силы они тебе так понадобятся! — после моих слов она подняла свои глаза, и кажется, прекрасно понимала о чём я говорю.

— Даня прав! Ты слишком худенькая! — посмотрела на неё мама, а я лишь натянул свою ангельскую заботливую улыбку брата и продолжил:

— Все маленькие девочки должны много кушать! Представь, что на тебя нападёт маньяк, как же ты с ним справишься своими тоненькими ручками! А вдруг ты не сможешь от него убежать? Как ты думаешь? — я чувствовал, как её сердце застучало в бешеном темпе, этого я и добивался, пусть знает своё место.

— Сынок! Ну что ты такое говоришь! Посмотри! Даша вся побледнела! Не слушай его, Даня просто пошутил! — обняла она крепко эту мерзкую девчонку, а я собирался а прихожую, чтобы собрать свой портфель.

— Мам! Где отец? — крикнул я в поисках своей кожаной куртки. Соня смогла оторваться от моей сестренки и добавила:

— Он ждёт вас в машине! Собирайтесь в школу!

Я был рад такому быстрому развитию событий. Ничего, скоро мой фильм начнётся. Ах, как же я забыл, моя сестренка играет в нем главную роль. Добро пожаловать в мой жестокий мир Дарья Саврасова!

ГЛАВА 3 ЖЕСТОКИЙ МИР ДАНИ ПИТЕРСКОГО

От лица Дарьи Саврасовой.

В машине мы не проронили, ни слова. Пейзаж менялся за окном, дождь плакал, а вместе с ним моя душа. Я чувствовала, что еду на съедение волкам. Мне было так страшно и так одиноко. Мой брат сделает всё лишь бы я страдала, мне не спастись одной в этом море зависти, злости и глобальной жестокости.

— Ну вот, мы приехали! — услышала я бодрый голос Алексея Питерского. Мой наглый брат схватил меня за руку и потянул за собой. Мы вышли из машины, моему взору показалось пятиэтажное здание, оно было таким роскошным, что у меня перехватило дыхание. Здесь точно учатся самые обеспеченные дети в городе.

— Ну, что готова к смертельным играм? Или правильнее сказать к играм на выживание? -взгляд Дани пронзал меня, как тысячи кинжалов, но я нашла смелость спросить:

— Выживание?

— Да малышка! Твоё выживание! Знакомься я твой убийца, а ты моя жертва! Вперёд представление начинается! — он толкнул меня в спину, я чуть не поскользнулась и не упала в лужу, к счастью Алексей уже был в машине, и не смог расслышать нашу увлекательную беседу. Шаги давались мне с большим трудом, я чувствовала каждой клеточкой своего тела пронзительные взгляды учеников. Даня отошёл от меня на несколько шагов. К нему подошли трое ребят, они посмотрели на меня и рассмеялись так, что было понятно, что это я причина их безмятежного веселья. Тут один из них оторвался от них и подбежал ко мне:

— Девушка! О боже, как я сражен! Какие страшные ножки! Обалдеть, да вы ещё и плоская! Скажите, как вы думаете через сколько времени великий и неподражаемый Даниил Питерский прикончить вас? — его противный голос, был таким подлым и мерзким. Я привыкла к унижениям в детдоме, но почему-то мне было сейчас в сто раз больнее.

— Кто эта замухрышка? — к Дане подошла роскошная брюнетка с идеальными кудрями. Её взгляд прошелся по моей фигуре, после чего она поцеловала его в губы. Это же школа, как они смеют себя так вести?

— А как ты думаешь? Моя новая жертва для игр! — оторвался от неё мой брат, его губы были горячими после поцелуя.

Прозвенел звонок, кажется, от меня смогли отстать. Все ученики пошли на урок. В моих руках было расписание, которое случайно выпало из моих трясущихся рук.

— Не обращай внимание, на этих идиотов! Ты новенькая? Как тебя зовут? — я подняла глаза и встретилась с девушкой невысокого роста с привлекательным каре. Она показалась мне довольно милой.

— Я Даша! Дарья Саврасова- неуверенно протянула я свою руку, на что она охотно ответила:

— Очень приятно, я Лера! Или Валерия Степанова! Так покажи своё расписание! Так мы опаздываем! У нас сейчас математика 203 кабинет! Она взяла меня за руку и мы бегом направились к указанному кабинету. Сердце стучало так громко, что казалось все вокруг услышат его звук. Когда мы вошли, учитель уже начинал свой урок.

— Извините можно войти? — спросила тихонько Лера, а я стояла сзади неё.

— Степанова! Сколько можно опаздывать? — ругался учитель на мою одноклассницу. Мы зашли в класс и тут же взор учителя, а также всего класса устремились на меня.

— А вы наверное Дарья Саврасова! Проходите на вторую парту, садитесь рядом с Лерой! Итак, продолжим наш урок.

Весь класс пожирал меня глазами, я слышала, как на задней парте кто-то смеялся надо мной. Повернувшись направо, я увидела ту брюнетку, которая тогда перед школой нагло целовала моего брата. Почему это так должно меня волновать?

— Это Екатерина Романова! Выскочка нашей школы! — тихо прошептала мне на ухо Лера, боясь быть замеченной строгим учителем.

— Она красивая! — тяжело вздохнула я, восхищаясь внешностью девушки.

— Ты что с ума сошла? Да на ней же тонна косметики! И к тому же она шлюха! — возмущалась моя собеседница. Что касается меня, то я внезапно посмотрела на последнюю парту на первом ряду. Там сидел человек, который вот уже как два дня превращает мою жизнь в ад. Данила откинулся на стул, демонстрируя своё крепкое накаченное тело. Его серые глаза были похожи на туман, они манили своим сладким омутом. Я не заметила, как засмотрелась на него. Он был таким красивым, но этот человек ненавидел меня всем своим сердцем. Почему? Тут его взгляд встретился с моим, и я испугалась, но продолжала смотреть на него. Его глаза говорили мне, что скоро мне придёт конец, он взял ручку и принялся что-то писать на бумаге.

— А это ещё тот засранец, Даня Питерский! — указала Лера на человека, которого я вряд ли вообще забуду.

— Я знаю, так уж вышло, что я его приёмная сестра! — я говорила совсем тихо, надеясь, что все-таки мне не достанется от нашего учителя.

— Да ладно? Они это сделали опять? После того, что он натворил? — вскрикнула Лера на весь класс, и учитель тут же сделал ей замечание.

— Извини, что ты имеешь в виду? — не понимала я её слова. Мне до боли становилось интересно.

— Ты седьмая сестра Данилы Питерского!

— Что? Это как? — я уже замечала, что мы находимся на уроке.

— До тебя в семье Питерских было шесть удочеренных девушек! Вот так! — слова Леры меня поражали с каждой секундой.

— И где они все сейчас? — спросила я, в глубине души понимая что с ними произошло.

— А ты сама как думаешь? — ответила вопросом на вопрос. Пора заканчивать эту беседу. В первый день столько информации.

— Он их всех убил? — повернулась я к Дане, боясь даже подумать об этом.

— Что произошло с первыми я не в курсе, но знаю, что пятая покончила с собой, а шестая просто сбежала! — холод пронзил моё сердце, дышать остановилось невыносимо с каждой секундой.

— Лера! Зачем они меня удочерили, если у них есть свой родной сын? — урок подходил к концу, а мы так и не записали важную тему, которую так активно объяснял учитель.

— Сама не знаю! Тебе нужно это самой выяснить! Этот Даня сущий псих, помню, как он издевался над Марго, это как раз та, которая покончила жизнь самоубийством! Она влюбилась в него без памяти, а он издевался над ней! — звонок с урока прервал нашу увлекательную беседу. Я хотела убрать в сумку свои книги, как в спину мне бросили скомканную бумажку. Я медленно подняла её с пола и прочитала содержимое:

НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ! Ничтожество! Остались считанные часы до моих издевательств! И запомни, тебе никто не поможет!

От лица Дани Питерского.

— Ну и что это за чудо такое? — спросил меня Саша, один из моих друзей. Он входил в нашу троицу парней, по которым сходила с ума вся школа. Что касается меня, то я славился легендой Джека Потрошителя, девушки боялись меня, но в тоже время любая по моему щелчку выполняла все мои прихоти.

— Это Дашенька! — ухмыльнулся я и облокотился об стену, в коридоре. Другой парень, которого звали Михаил, был самым разумным из нашей компании. Для него существовала только учёба, каждый раз он читал мне нравоучения по поводу моих жестоких поступков.

— Дань! Может не стоит над ней издеваться? — вмешался он в наш разговор. Его слова на столько сильно меня взбесили, что я разозлился:

— Что ты сказал? Да я сплю и вижу, когда сверну этой замухрышке шею! Как я могу упустить такой шанс! Она не должна выдержать всё это! — парни посмотрели на меня с широко раскрытыми глазами, они знали, что бесполезно мне перечить.

— И что ты задумал? — спросил меня Саша, он был в предвкушении моего ответа.

— Не переживай, будет интересно! Хочу посмотреть на её испуганные глазки! Кстати, а где она? — искал я взглядом мою сестричку, признаться честно мне ужасно не хватало её присутствия.

Мы зашли в столовую, ученики придавались трапезе и что-то оживлённо обсуждали. И тут я нашёл глазами мою жертву, игрушку, которой я хотел сделать больно. Она сидела рядом с Лерой, нашла себе уже подругу! Мы подсели внезапно к ним за стол, от чего девушки вздрогнули.

— Испугалась? — улыбнулся я своей коварной улыбкой и подсел к Даше. Она хотела немного отодвинуться, но я тут же придвинул к себе ближе. Надвигалась буря, кажется довольно страшная.

— Даня! Отстань от неё пожалуйста! — вмешалась в разговор Лера, она хотела защитить эту бестолочь.

— А что я делаю? Мы ведь играем! Правда Дашенька? — повернулся я к предмету моей злости и обдал горячим дыханием её шею. Она по-прежнему пахла шоколадом. Она что надеется получить от меня пощады?

— Мы ещё не поели! — крикнула Лера, она начинала злиться, а сестричка, как испуганная дурочка не могла вымолвить и слова.

— А Даша уже поела! Пока Лера! — схватил он меня за локоть и повёл прочь из столовой.

— Нет не надо, прошу, отпусти меня! — вырывалась сестренка, в надежде, что ей кто-либо поможет. Она просто не знала, кого больше всего на свете боятся в этой школе. Ученики лишь завизжали от удовольствия, и наслаждались нашим представлением. Саша и Миша пошли следом за нами. В коридоре никого не было, все учителя были заняты обедом. Что было явно мне на руку! Не долго думая, я затащил её в мужской туалет. Со всей силы оттолкнул её в стену. Она слегка ударилась, а потом попыталась выбежать из туалета, но тут я скомандовал:

— Держите её! Мои друзья вмиг перегородили ей путь к освобождению, а я грациозной походкой приближался к ней сзади. Он испугалась внезапного моего прикосновения, и отошла назад обратно к стенке.

— Дашенька! Попала в капкан! Как же ей выбраться? — издевался я над ней, это приносило мне безумное удовольствие. Она сделала снова шаг назад, но уперлась окончательно в стену, деваться было некуда.

— Прошу тебя перестань! — умоляла она своим писклявым голосом.

— Что перестать? Делать вот так? — подошёл я к ней и вмиг снял с неё пиджак, она осталась в прозрачной блузке, через которую был виден белый кружевной бюстгальтер.

— Какая невинная! — ухмыльнулся Саша, он был также, как и я рад происходящему.

— Знаешь, у неё такая маленькая грудь! Хочешь, покажу! — мои слова сильно испугали Дашу, и она снова попыталась вырваться, но тут её задержал Миша.

— Нет! Не надо! — закричала она. Когда я схватил её за руки, то принялся расстегивать её блузку.

— Какая недотрога! Слушай, она меня так возбуждает своими криками! — признался Саша, не спуская взгляда с юного тела моей сестренки.

— А ну-ка Дашенька покажи грудь своему брату! Или ты хочешь, чтобы я покалечил твою нежную шейку? — прошептал я в её губы, которые дрожали, будто от страшного мороза. Я не мог оторвать от неё свой взгляд, мне было мало её унижений. Но тут мою идиллию прервали!

— Питерский! Что у вас тут происходит? — голос директора возник в коридоре. Нам пришлось соврать, чтобы избежать лишних проблем. Я вышел из туалета:

— Понимаете! Даша, она случайно испачкала свой пиджак, а мы ей помогали его застирать! Директор лишь фыркнул от глупого объяснения:

— А почему не в женском туалете?

— Мы так торопились, что даже не обратили на это внимание! Впредь буду внимательно за этим следить! — друзья сдерживали себя, как могли, чтобы не рассмеяться от моего наглого вранья. Даша находилась в туалете, напуганная всей этой ситуацией. Как только директор ушёл, мы ушли из этого чертого туалета, чтобы не вызывать подозрений.

От лица Даши Саврасовой.

Слёзы потекли градом, мне не хватало сил, чтобы их остановить. Я не знаю, на сколько бы далеко зашёл мой брат, если бы директор не появился. Поправив свои волосы, я посмотрела в зеркало. Опухшие от слёз щеки не давали мне покоя, и пудры с собой у меня нет. Боже мой! А если меня увидят родители в таком виде?

— Даша! Ты здесь? Что они с тобой сделали? — в туалет зашла Лера, она безумно волновалась за меня.

— Всё в порядке! Они просто пошутили надо мной! — натягивала я на своё лицо улыбку.

— Даш! Хочешь мы всё расскажем родителям? Его нужно поставить на место! — предложила Лера, но я тут же отказалась.

— Я не хочу создавать им проблемы! Они так добры ко мне! Мы уже разговаривали в коридоре и направлялись в сторону раздевалки на первом этаже. Через пятнадцать минут приедет Алексей. Мы по прощались с Лерой и я вышла во двор дожидаться своего приемного папы. К счастью моего брата не было поблизости. Закрыв глаза, я мысленно вернулась в туалет, его глаза смеялись надо мной. На что способен этот бездушный монстр, мне было так одиноко и грустно. Как же я скучала по своей Рите. Надо будет попросить Соню съездить в дедом, как же много мне нужно ей рассказать. Странно признаться, но у меня не было мобильного телефона. Сейчас практически у каждого подростка имеются последние марки айфонов, а я не имею простой возможности просто позвонить подруге. Просить что-либо у приёмных родителей мне было настолько страшно. Какие они на самом деле люди? Почему в их доме до меня было столько девушек? Как сказала Лера, я должна в этом разобраться сама.

Из школы вышла королева Катя, её свита направилась к её новой BMW. Откуда у неё такая дорогая машина, что за глупые вопросы, она из богатой семьи. Кстати отличная пара для моего братца. Оба красивые, с чёрной, как ночь душой, у них нет сердца. Они не знают что такое сострадание и уважение. Ветер развевал мои волосы, душа болела от недавнего унижения. Вот как выглядит настоящий ад.

ГЛАВА 4 АЛИСА ПИТЕРСКАЯ

Когда машина папы Алексея остановилась, я старалась, как могла скрыть следы моего плохого настроения.

— Привет Дашенька! Ну как первый день? — открыл он мне дверь машины, чтобы я поскорее запрыгнула во внутрь. Мелкий дождик только начинал капать, я немного вздрогнула от сырости.

— Всё хорошо! Я познакомилась с Лерой! Мы учимся с ней в одном классе! — смотрела я на дорогу, но потом решилась спросить у него:

— А Даниил? Где он? Мой приёмный папа лишь тяжело вздохнул, не отрывая своего взгляда от дороги. Мне казалось, что он что-то от меня скрывает. В машине повисло минутное молчание, но все же он ответил:

— Он поехал с Соней по делам! Так что не переживай, скоро придёт! Ты знаешь мне надо отлучиться на работу, ты сможешь остаться ненадолго одна? — спросил он меня, боясь напугать.

— Да, без проблем! Я как раз хотела сделать уроки! — улыбнулась я, а в душе у меня назревал план. Детали которого было лучше ему не знать.

— Умница! Только обещай, что покушаешь! Соня приготовила очень вкусный суп! — остановил Алексей машину и я быстро вышла из неё. Он так торопился, что сразу же уехал, не дожидаясь пока я зайду в дом. Мои руки тряслись от странного предвкушения. Как мне узнать причину почему я оказалась здесь? Открыв дверь я быстро сняла свою куртку и пошла на кухню, чтобы попить воды. Мне не давали покоя слова Леры, что я седьмая сестра Дани Питерского. Что он с ними сделал? В гостиной не было ответов на мои вопросы, в центре находился диван с двумя кожаными креслами. Прекрасный камин дополнял всю роскошь этого дома. На стенах висели дорогие картины. Моё внимание привлекла комната слева от кухни. Медленными шагами я направилась к ней и открыла дверь. Мне было так страшно, я не могла спокойно дышать. Это оказалась громадная библиотека. Признаться честно, я никогда не видела такого количество книг. Около окна я увидела письменный стол с кожаным креслом и большим торшером. В принципе ничего странного, как в обычной богатой семье. На столе лежали какие-то документы и много записных книжек. Тут моему взору представилось семейное фото, на нем Соня с Алексеем обнимали маленького Данилу. Он был таким милым и весёлым мальчиком. Это фотография отдавала настоящим теплом и светом! Но внезапно я заметила ещё одно фото, мурашки прошлись по моему телу. На фото была изображена девочка лет одиннадцати, она была так похожа на Данилу, те же серые глаза, острые скулы. Её длинные волосы показывали на сколько она бесподобна. Я не могла никак расстаться с этим фото, оно было такое притягательное.

— Это Алиса! От неожиданного голоса, я уронила фотографию из своих рук. Повернувшись я увидела женщину лет семидесяти. Она смотрела на меня с огромным интересом, глаза обрамлённые очками волновали моё сердце.

— Простите, я не знала, что в доме кто-то есть! Мне захотелось почитать! — мои оправдания казались с виду такими смешными.

— Меня ты можешь не бояться! Я Галина Николаевна, работаю в этом доме домработницей — представилась мне женщина, а я только хотела открыть рот, но она опередила:

— А я…

— Дарья Саврасова! Я знаю ты новая приёмная дочка Алексея и Сони Питерских! Позволь, мы положим фотографию на место! — хотела она взять фото из моих рук, но тут я не выдержала:

— Простите, кто это девочка на фото? Пожалуйста, скажите мне! — мне показалось, что я сейчас расплачусь от жуткого волнения.

— Девочка моя успокойся! Тебе надо покушать, пойдём я налью тебе суп, а мой персиковый пирог, ты знаешь какой он вкусный! — она хотела перевести тему разговора, но я не отступила:

— Кто это девочка?

Галина отвела свой взгляд от меня, она знала правду, но боялась мне что-либо рассказывать.

— Алиса Питерская! Родная дочка Софьи и Алексея! А Даня ей родной брат! Мне было трудно переварить все её слова. Дыхание покинуло мои лёгкие, у них есть родная дочь?

— Что вы сказали? Но зачем тогда они меня удочерили? — мой голос дрожал от накопившихся эмоций.

— Алиса умерла 7 лет назад, я работаю в этом доме совсем недолго и мне известно, что это больная тема разговора для всей этой семьи.

— Боже мой! И они удочерили меня в надежде, что я смогу заменить их дочь! Но что случилось с шестью девушками удочеренными до меня? — за моё любопытство я могла точно сегодня поплатиться.

— Этого я не могу тебе сказать! Надеюсь, ты удовлетворила своё любопытство? — открыла она дверь библиотеки и пропустила меня вперёд. Оказавшись в коридоре, она молча зашла на кухню и разогрела мне суп.

— Приятного аппетита! — она уже вышла из кухни, но тут же остановилась:

— Даша! Советую тебе не ковыряться в прошлом этой семьи! Это может плохо для тебя кончиться! После этих слов она ушла, оставив меня в полном замешательстве. Из моей головы не выходила Алиса Питерская, родная сестра этого монстра, который с недавнего времени хочет превратить мою жизнь в настоящий кошмар. Обед был закончен и я поднялась к себе в комнату. Нам задали огромное количество уроков, но именно они помогли мне отвлечься от терзающих мыслей.

От лица Дани Питерского.

Мы в этом реабилитационном центре уже два часа. Чёрт возьми, что ещё предложит моей мамочке многоуважаемый психолог. Я не мог здесь находится, стены давали на голову. Нужно срочно бежать из этого логова, но отец убьёт меня, если я брошу маму одну.

— Даниил! Зайдите, пожалуйста! — из кабинета вышел мамин психолог и позвал меня. Я не охотно поднялся со стула и зашёл в уютную комнату, с дорогущей мебелью.

— Садитесь! — скомандовал он, а сам принялся писать что-то у себя в тетради. Как я понял мама и находилась в другом кабинете, и он не хотел чтобы она слышала наш разговор.

— Вы хотели мне что-то сказать? — спросил я на одном дыхании, меня жутко бесило это место.

— Понимаете, мы делаем всё возможное, но кажется это серьёзно! — начал доктор, а я на миг испугался от его неуверенного голоса.

— В чем дело? — мой тон становился грубее с каждой секундой.

— Она по-прежнему считает, что Алиса жива, она застряла в том дне и это может привести к плачевным результатам! — психолог снял свои очки и положил их на стол. Я прекрасно понимал, к чему он клонит, но решился спросить:

— Но всех приёмных дочерей она не называла Алисами! У них были совершенно разные имена! Она просто проявляла излишнюю заботу!

— И что с ними стало?

— Это не важно, я так скажу, наша семья им не понравилась! Доктор, я просто хочу, чтобы мама перестала клонировать Алису, в лице других девушек! — мой голос дрожал, мне было очень больно говорить на эту тему. Ещё секунду и я начну всё крушить на своём пути.

— Я даю ей лекарства, лечение даст результаты не раньше года! Но нельзя ни в коем случае перечить ей! Это опасно для её психики! — предостерёг меня психолог.

— И вы думаете я буду спокойно принимать всех её дочек? Таких, как Алиса больше нет, она одна! — отшвырнул я стул с такой силой, что он ударился об стену.

— Успокойтесь! У вас же теперь новая сестра Даша, насколько я знаю, подумайте о ней тоже!

— Не переживайте! О ней то, я точно подумаю, я вам даже так скажу, не перестану думать никогда! — сердце болело от боли. Мне хотелось придушить эту дрянь, и услышать её сладкие крики и мольбу о пощаде.

— Вот и славно! Пойдем, ваша мама вас ждёт! Мы зашли в другой кабинет, где так долго находилась Софья Питерская.

Мне нужно было срочно покинуть это место, я позвонил папе, чтобы он её забрал. Нет сил больше терпеть этот дурдом, может мне тоже стоит найти хорошего психолога? Набрав номер своего друга, Саши я крикнул ему в трубку:

— Встречаемся в баре «Такао» через полчаса! На что я услышал смех в трубку, у меня было отвратительное настроение.

— Неужели всё так плохо? Даня в отчаянии? — подколол меня этот идиот, порой мне кажется что у меня нет друзей.

— Слушай, заткнись и без тебя тошно! Давай до встречи в баре! — хотел я уже завершить разговор, как он продолжил:

— А девочек брать? Ну, так, скажем Катюшу?

— Заманчивое предложение! Мне срочно нужна разрядка, будет повод отодрать её прямо в туалете! — мне самому остановилось противно от своих слов, но было уже на всё наплевать.

Мы встретились в назначенном месте и сразу же прошли в вип зону. Заказав у бармена бутылку виски, я погрузился в раздумья. Друзья что-то оживлённо обсуждали, на что я лишь качал головой.

— Что с Данькой? — спросил Миша у остальных.

— Семейные проблемы! — рассмеялся Сашка и подлил себе виски.

— Ну и где Катя? Ты даже мне баб организовать не можешь! — крикнул я на Сашу и бросил в стену свой стакан. Смех друзей быстро улетучился, и они принялись меня успокаивать.

— Ладно, Дань остынь! Сейчас приедут твои девочки! — похлопал меня по плечу Миха, так я его называл, он был совершенно не против.

— А как поживает Дашенька? — спросил самодовольный тип Саша, улыбаясь как хитрый кот. От одного её имени становилось противно, горло горело огнём, она забирала весь мой кислород.

— Отсиживается в своей норке! Ведь скоро злой серый волк найдёт её и съест! Жду не дождусь этого момента! — моя кровь горела огнём, я хотел увидеть в её шоколадных глазах страх.

— Да уж! Я никак не могу забыть её испуганные крики в туалете! Интересно, а как она будет кричать в постели? — пошлость Саши переходила все рамки, но я не собирался его останавливать.

— Скоро узнаем! — наполнил я свой бокал, казалось что моя голова полностью опьянела.

— Представь только она с криками: Не надо, не надо! А ты жестоко её насилуешь! Так ты любишь развлекаться со своими приёмными сестричками? Напомни мне сколько их было, кажется шесть! — этот идиот явно перебрал с выпивкой.

— Дань, вон Катя пришла! — прервал наш разговор Миша, и я направился к королеве нашей школы. На ней было надето короткое облегающее платье. Накрученные волосы мерцали в ярком свете прожекторов. Вызывающей походкой, она пошла навстречу ко мне.

— Привет Данечка! Как же я соскучилась! — повисла она на мне, как влюбленная дурочка. Неужели она думает, что я такой хороший добрый мальчик.

— И я моя девочка! Я столько ночей не спал, всё думал о тебе! — я нагло врал этой тупой девице, а сам думал, как побыстрее увести её в туалет.

— Правда?

— Конечно! Разве эти глаза могут врать? — продемонстрировал я свои серые глаза и невинно похлопал ресницами. Потом схватил её за руку и повёл в ближайший туалет, убедившись, что мы остались одни, я закрыл дверь на ключ. Одним движением я подтолкнул её к умывальнику и наклонил так, что её задница прижималась к моему возбужденному органу.

— Ты специально надела это платье? Ты ведь знаешь, что я тебя трахну в этом туалете! — я схватил её за волосы и протянул к себе, она вскрикнула от дикого возбуждения.

— Да, я так хочу тебя! Сделай это!

А она самая настоящая шлюха, не зря все говорили про неё такие гадости. Развернув её к себе лицом, я впился в неё поцелуем, она застонала от удовольствия. Но резко оторвавшись от неё, у меня потемнело в глазах. Передо мной стояла Даша в своём потертом платье, с двумя косичками. Её шоколадные глаза смотрели на меня с отчаянием, я забыл, как дышать. Она подошла ко мне, на что я закричал, как сумасшедший:

— Как ты здесь оказалась? Ничтожество!

Катя испугалась моего крика и тут же отстранилась от меня. Потом я протер глаза и понял, что Даши здесь нет. Я точно рехнулся из-за этой девчонки!

— Убирайся! — адресовал я слова уже Кате, которая не понимала перемену моего настроения.

— Но мы же хотели заняться любовью!

— Уже не хочу, с меня хватит! — вышел я из туалета, сильно хлопнув дверью.

— Дань, ты кретин! Слышишь меня! — кричала обиженная Катя, забирая свою сумку.

— Саш! Надо ублажить девку! Это по твоей части!

— А ты? Разве ты не поиграл с ней? — спросил удивленно меня друг, на что я тяжело вздохнул:

— На сегодня я пас! Я купил в баре ещё бутылку виски и сел в такси. Из головы никак не выходила, эта чертова дрянь, по имени ДАШЕНЬКА.

От лица Даши Саврасовой.

Я проснулась в час ночи от шума дождя за окном. Из-за своих уроков, я не заметила, как уснула. Неплохо было бы выпить чашечку горячего чая, надев свой халат я пошла по лестнице вниз. Казалось, что тишина полностью захватила этот дом, мне так не хотелось кого-то разбудить. Я старалась идти, как можно тише и мне удавалось это прекрасно. Но тут входная дверь открылась, и моё сердце бешено заколотилось. Я была уже на первом этаже, но успела спрятаться за угол. И что мне теперь делать? Выглянув совсем незаметно, я увидела Даню, он еле стоял на ногах. Даже при выключенном свете я могла разглядеть, насколько сильно он напился. Мне конец! Так легко я точно не отделаюсь! Даня медленным шагом плюхнулся на диван, а я думала над дальнейшими своими действиями. Я случайно задела вазу, которая стояла на комоде позади меня. Грохот раздался в гостиной, и мой брат поднял свои пьяные глаза. Я уже хотела бежать, как его странный голос остановил меня:

— Дашенька! Подойди ко мне!

Что он задумал? Это точно говорил мой брат, пока я не хотела вестись на провокацию.

— Прости, но я думаю это не лучшая идея! — мне уже совсем расхотелось пить чай и я пошла к лестнице.

— Давай бросай своего брата, когда ему плохо! Его слова по действовали на меня и я повернулась:

— Что с тобой?

— У меня болит голова, она разламывается пополам! Принеси воды пожалуйста! — умолял мой брат и мне реально стало его жалко. Я мигом зашла на кухню и наполнила стакан с водой, и тут же подошла к нему.

— Вот, пей скорее! Может тебе выпить таблетку? Мои глаза встретились с его и тут я поняла, какую ошибку я совершила. Даня схватил меня за локоть и толкнул на диван, теперь мне не спастись. Я пыталась отодвинуться от него на край дивана, на что он лишь подходил ближе. Когда его губы находились в паре сантиметров от моих, он прошептал своим жутким голосом:

— Какая же ты дура Дашенька! Его смех пугал меня настолько, что маленькие слезинки прокатились по моим щекам.

— Что тебе нужно от меня! Прошу отпусти меня!

— Давай, произнеси ещё! Отпусти меня! — прошептал он в моё ухо, а затем схватил мою шею. Мне становилось страшно от его железной хватки. Совершенно не хватало кислорода. Теперь он меня задушит и я умру на этом диване.

— Я закричу! — мои слова только развеселили его, он на миг отпустил мою шею и посадил к себе на колени, плавно расстегивая мой халат, он хотел добраться до моей ночной рубашки. Схватив меня за мои распущенные волосы, он уставился на меня своими холодными серыми глазами. Ещё секунда и его губы могли соприкоснуться с моими. Но он зарычал, как зверь и оттолкнул меня, как потрепанную вещь:

— Скажи, почему ты пахнешь шоколадом? Твои волосы, твоё тело, чёрт возьми! Твои глаза и то, имеют цвет шоколада!

Что за пьяный бред он нёс? Пользуясь ситуацией, я перебила его:

— Что ты сделал с другими девушками? Он натянул на себя свою мерзкую улыбку и прошептал:

— Наберись терпения! Скоро ты узнаешь эту страшную тайну! Кажется он устал от нашей перепалки и скрылся прочь, видимо если бы не пьяное состояние, он бы так просто меня не отпустил. Поправив свой халат, я отпила воды, которую принесла своему брату. Земля уходит из под ног, когда он находится рядом. Я не выдержу, я проиграю в этой битве. Даня Питерский мой персональный кошмар!

ГЛАВА 5 ВОСПОМИНАНИЕ

От лица Дани Питерского.

7 лет назад…

Мама! Алиса опять забрала мои краски! Скажи ей! — ворчал я на свою сестру, которая вырвала у меня кисточку и принялась хохотать, как маленькая. В глубине души я конечно, не сердился на неё, Алиса была такой веселушкой. Для меня она была лучом света, мы проводили вместе сутки напролёт.

— Даня! Ну сколько можно ворчать на сестру! Ей просто не хватает твоего внимания! — мама всегда её защищала.

— Когда ты вырастешь Даня, твоей жене точно не поздоровится! — удивила меня Алиса, на что я развернул к ней своё лицо:

— С чего это ты взяла, мелочь?

— Я не мелочь, Даня ты забыл мы с тобой двойняшки! А ну получай! — мигом она испачкала мой нос красной краской, а я побежал за ней на первый этаж. Мама собирала всё необходимое для пикника. На улице стояла жуткая жара, лето самый лучший сезон для безмятежного отдыха. Мы бегали по гостиной, пока я не поймал Алису и не кинул в неё подушкой.

— Даня! Ну может, хватит! — вмешался наконец папа, в нашу беготню. Алиса поправила свои волосы и обратилась к маме:

— Мама! Он первый начал! Он сказал, что я мелочь! Мам это же не так! Верно? — грустные глаза Алисы посмотрели на маму, которая не хотела упустить и малейшую вещь, чтобы подготовиться к выезду.

— Дети может хватит! Родители не обращали внимание на нашу перепалку, так что разбираться во всём нам пришлось вдвоём. Моя сестра надула свои губы и вышла на террасу, я медленным шагом пошёл за ней, а потом прошептал:

— Алиска мелочь! Она уже не реагировала на мои издёвки, лишь присела на качели около нашего дома.

— Ты обещал мне, что никогда не будешь меня обижать! — её глаза уставились в песок, а я обнял её за плечи и подбодрил:

— Прости меня, я просто пошутил! Ты же знаешь, как я сильно тебя люблю сестрёнка! Знаешь, когда я вырасту я напишу твой портрет! Я стану известным художником и приглашу тебя на свою выставку! — в тот момент я был самым счастливым мальчиком на земле. Мы поглядели на голубое небо, которое было окутано белыми облаками. Жизнь не могла быть такой прекрасной, наша семья была настолько счастливой, что невозможно выразить словами.

— А родителей? Ты их тоже нарисуешь? Посмотри, какие они у нас хорошие! — улыбнулся мне самый дорогой человечек на свете.

— А ты кем станешь?

— Я хочу стать модельером! И придумать миллионы свадебных платьев и превратить всех девушек в принцесс!

Её настроение вдохновляло всё вокруг. Она словно ангелок, с белыми крыльями, внезапно спустившийся на землю.

— Ну, одну принцессу я уже знаю!

— Да, и кто она? — посмотрела она на меня своими серыми глазами, точь в точь, как у меня

— Она сидит передо мной! Мы ещё долго смеялись и мечтали о нашем будущем. В то время нам было по десять лет, но жизнь всегда преподносит свои сюрпризы.

Наше время

Звук будильника прервал мой самый идеальный сон. Холод пронзил моё тело, черт возьми опять эти воспоминания! Как же мне избавиться от них? На часах было почти семь, нужно было собираться в школу. Хотя кого я обманываю, у меня нет желания учиться и вообще чего добиваться в жизни, которая забрала у меня главное. В сердце была жуткая боль, в горле комок, от которого я никак не могу избавиться вот уже семь лет. Открыв свою дверь, я столкнулся с кем-то, ах ну, конечно, это же моё Ничтожество. Почему она всё время попадается на моём пути?

— Прости, я не видела тебя! — её писклявый голос было противно слушать, зато она прогнала все мои нахлынувшие эмоции и я смог снова превратиться в жестого Данилу:

— Ты решила покончить с жизнью раньше? Я с радостью тебе помогу, не думай, что твои шоколадние глазки способны меня разжалобить! Сколько повторять! — схватил я её за хвост, сегодня она собрала волосы вверх и я смог разглядеть её аккуратные черты лица. Она задрожала, как бедный кролик, пытаясь спрятаться от моей руки:

— Для меня ты НИ-Ч-ТО-ЖЕ-СТВО! — толкнул я её в стену, из-за чего она ударилась и кажется, порвала свои колготки. Только сейчас моему взору показались хрупкие ножки девушки. Увидев мой оценивающий взгляд, она вмиг опустила свою юбку ниже, я бесился от каждого ее вздоха. Потом мой взгляд остановился на её блузке, как мне хотелось сорвать её и расстегнуть бюстгальтер. Что со мной происходит?

— Даня! Что у вас произошло? — мама кричала с кухни и мне нужно было как можно скорее отвечать, чтобы не вызвать подозрений. Но я никак не мог оторваться от моей приемной сестрички, интересно, что мне с ней сделать сначала? Может изнасиловать, а потом придушить?

— Мам, всё в порядке! Просто Даша порвала колготки! — посмотрел я на испуганные глаза сестрицы, которая боялась сделать лишний шаг, отчего разозлить меня ещё больше. Софья подбежала к лестнице, обеспокоенная услышанным:

— Как порвала! Даша я сейчас принесу тебе другие! Хотя, нет! Мы сейчас едем в магазин и купим тебе новые! Я закрыл глаза, но вот и проявление её заботливости. Чёртово расстройство психики, как же мне всё это надоело. Нужно было спасать, эту нелепую ситуацию:

— Мам, успокойся! Не надо ничего покупать! Правда Даша? — посмотрел я на мою немую сестру, которая не могла проронить и слова. Она кивнула своей головой и продолжила:

— Там просто маленькая зацепка, не стоит раздувать из этого целое происшествие! Мы спустились на кухню, где нас ожидал вкусный завтрак. Домработница Галина налила всем чая и поставила на стол тарелку с блинами. Папа был занят чтением газеты, а я совсем не хотел есть. Знакомое дыхание выводило меня из себя, пора приступать к плану своей мести.

От лица Дарьи Саврасовой.

Данила ушёл в школу, как можно раньше, лишь бы не ехать со мной. Почему я так хотела наладить с ним отношения. Он псих! К тому же есть подозрение, что он убийца!

— Привет! Как ты? — около школы меня встретила Лера, она была сегодня в отличном настроении. Что касается меня, я в принципе не знала, что такое улыбаться. С учётом моей не простой жизни и препятствий, которые она мне щедро дарило в последнее время.

— К учёбе готова! — мы зашли в школу и направились в кабинет физики, звонок прозвенит через несколько минут.

— Ну что, удалось что-либо узнать про приемных сестричек? — распирало её жуткое любопытство. Я старалась не привлекать внимания, поэтому лишь прошептала:

— У Дани была родная сестра, это всё что я знаю! Мне никто не может открыть правду! Лера мне страшно, мне кажется он хочет действительно меня убить! — после моих слов в класс зашла священная троица, от которой у меня перехватило дыхание. В центре которой высокомерный Данила бросил на меня страшный взгляд. Что у него на уме?

— Не смотри так на него! Он подумает, что ты его боишься! — вернула меня к жизни Лера, мы сели с ней за одну парту, и я достала свои учебники.

— А что, разве не так? Может мне вернуться в дедом? — у меня начиналась паника, которую могли заметить остальные. Хорошо, что Лера смогла меня успокоить на время.

— Я обещаю, мы что-нибудь придумаем! Слышишь! — она обняла меня за плечи, а я украдкой взглянула на последнюю парту, лучше бы я этого не делала. Мой взгляд перехватил мой братец, а потом прошептал:

— Готовься представление начинается! Его друзья засмеялись и подмигнули мне бровями. Один из них провёл языком по нижней губе и послал мне воздушный поцелуй. Меня напугало их поведение.

Урок прошёл в полном напряжении лично для меня. Учитель оживлённо рассказывал новую тему урока, а я всё думала о своём брате, теперь я не смогу спокойно дышать, зная, что он где-то рядом. Мы вышли в коридор на перемену, но вдруг я поняла, что забыла свою тетрадь. Мне пришлось вернуться в кабинет физики, к счастью там уже никого не было. Медленно я подошла к знакомой парте, взяла свою тетрадь, но тут из неё выпал рисунок. От его содержимого я схватилась рукой за свой рот. Он был разделён на четыре части. На первом бедная девушка бежала от трёх парней в каком-то здании. Потом она упала, а один из них снял с неё всю одежду. Третью часть рисунка я не могла смотреть спокойно, но всё же нашла в себе силы взглянуть на продолжение истории. Дальше один из парней держал девушку сзади, а другой до боли знакомый мне человек перерезал его горло. На последнем девушка осталась умирать в своей луже крови. Ещё в конце альбомного листа была подпись:

«БУДУЩЕЕ ДАРЬИ САВРАСОВОЙ»

Меня трясло от жуткого холода. Этого не может быть, ведь это просто шутка? Почему-то я знала, кому принадлежит этот рисунок. Ошибки быть не могло, это он, это монстр, который жаждет моей смерти.

— Даша! Ты скоро? Мы в столовую собирались вроде? — Лера зашла в класс, а я лихорадочно спрятала рисунок, как будто его не было. Всё хорошо, это просто рисунок, глупый жестокий розыгрыш!

— Да, пойдём! Я так проголодалась! — схватила я её за руку и мы побежали прочь из этого кабинета.

Кому я врала, мне совершенно не хотелось есть. Перед моими глазами был тот ужасный рисунок, дышать становилось всё труднее, кажется я попала в капкан из которого нет выхода. Мне захотелось помыть руки в туалете, нужно было привести все свои мысли в порядок.

— Лера! Я сейчас приду! Ты купи пожалуйста мне булочку и чай! — после всех слов я вышла из столовой, практически не замечая ничего вокруг.

От лица Дани Питерского.

— Как ты думаешь наша малышка испугалась? — спросил меня Сашка, мы стояли на заднем дворе, он курил свою сигарету. А Миха ковырялся в смартфоне, прям маленькое затишье перед бурей.

— Конечно! Ещё бы, только она не знает, что я ей приготовил! — в моих словах была загадка, но мерзавец Александр реально понял о чём шла речь:

— Неужели мы исполним всё, что было на твоём рисунке! Слушаешь, а ты видел уже её голой? Она, наверное ещё девственница! — я видел, как у него потекли слюнки. Но тут в наш разговор вмешался Миша:

— Даня! Может не стоит? Она ведь ни в чём не виновата!

— Слушай, в последнее время ты ноешь, как баба! Я так думаю, а может тебе поискать замену? Что ты на это скажешь? — припёр я его к стенке, я видел, на сколько он боится меня.

— Я просто предложил! — убрал он мои руки от себя и перевёл своё дыхание.

Тут на мой мобильный позвонили.

— Чёрт! Тихо! Мама звонит! — обратился я к ребятам и взял трубку.

— Алло! Да мам! Что-то случилось? — превратился я в милого мальчика, который и бедной мухи не обидит.

— Даня! Нам нужно уехать сегодня, возможно, мы не будем ночевать дома! Ты не посмотришь за Дашей? — после его слов на моём лице появилась хитрая улыбка. Сегодня мне точно везёт!

— Мамуль! Ты не переживай! Мы с Дашенькой прекрасно проведём время! — я уже представлял, как мой жуткий план осуществляется.

— Спасибо Данечка! Люблю тебя! — нажал я на отбой вызова и повернулся к друзьям. Они посмотрели на меня вопросительно, на что я дал команду действовать. Мы зашли в столовую в поисках Дашеньки! Её нигде не было? Хотя, это даже лучше! За вторым столом сидела Лера, недавняя подружка Леры. Окружив стол, мы подсели к ней так, что с одной стороны сел я, а с другой Сашка. Мы прижимали её так, что ей становилось некомфортно. Создавалось впечатление, что она была окружена двумя злыми волками. Мои серые глаза уставились на неё, на что она хотела встать, но я тут же схватил её руку:

— Куда же ты Лерочка? Я видел, насколько девушка испугалась, она бросила свою булку на стол, и закричала:

— Что вам нужно? Отпустите меня!

— Спокойно! — прижал Сашка к её губам палец, на что она тяжело сглотнула.

— Боишься нас? Не волнуйся, мы не изнасилуем тебя! — одарил я её своей коварной ухмылкой. На самом деле, мне нужно было от неё лишь одно:

— Где моя сестрёнка?

— Зачем она тебе! Прошу оставь её! — защищала она упорно Дарью, а я не понимал такого отважного жеста. Как это маленькое Ничтожество смогло найти себе верных друзей.

— Какая защитница! — теперь слова исходили от Михи, который перевернул к себе стул спиной и уставился на испуганные глаза Леры.

— Значит так! Когда вернётся Даша, ты дашь ей вот это! — протянул я ей две таблетки из своего кармана. Лера не хотела их брать в свои руки, наверное подумала, что это нечто омерзительное:

— Что это? Наркотики? Мы все засмеялись, как сумасшедшие, никогда не признавал их.

— Заманчивая идея накачать мою сестрёнку, но я не фанат наркомании! — продолжил я свою мысль, а потом она резко вмешалась:

— Тогда, что это за таблетки?

— Это снотворное! — закончил за неё все раздумья, она кажется, совсем не поняла, что здесь творится.

— Снотворное? Что всё это значит?

— Слушай Дань, может, я лучше вправлю ей мозги? — не выдержал Сашка и придвинулся поближе к Лере, она лишь вздрогнула от его тяжелого дыхания. Мне хотелось, чтобы она вникнула, как можно быстрее в мой план.

— Добавишь две таблетки в чай или вводу! И дашь ей это выпить после уроков! Под любым предлогом затащишь её в библиотеку и ровно в четыре часа оставишь одну! Как раз снотворное уже подействует! — мои слова пугали с каждой секундой Леру, она пожалела, что спустилась в столовую.

— Ты с ума сошёл? Оставить одну? Она будет спать в библиотеке? А если учителя её там обнаружат? — она возмущалась так сильно, что на её шее выступили вены, я прервал её чириканье, по-другому это было сложно назвать:

— Это не твоя забота! Твоё дело дать ей эти таблетки!

— Я не сделаю этого! Она не достойна стать ещё одной твоей жертвой! — на её глаза выступали слёзы, на которые мне было всё равно. Как же эти маленькие девочки любят поплакать!

— Не сделаешь? Правда? Ты хорошо подумала? — придвинулся я к ней как можно ближе и опустил свой взгляд на её бюстгальтер, который просвечивался через белую блузку. Резким движением я расстегнул первые три пуговицы, а затем прошептал прямо в её губы:

— Как ты относишься к групповому изнасилованию? Я провёл пальцем по её скуле, мне было слышно, как бьётся её сердце. Победа оказалась за мной, по-другому быть не может.

— Хорошо! Я всё сделаю! — вымолвила она, её голос практически охрип от жуткого напряжения.

— Умница! Вот, и славно! — мы оставили её одну, чтобы ни в коем случае не привлекать к себе внимания. Готовься моя сладкая сестрёнка к жарким приключениям!

ГЛАВА 6 ПРЕДАТЕЛЬСТВО

От лица Дарьи Саврасовой.

Я даже не заметила, что пробыла в туалете двадцать минут, наверное Лера уже успела скушать все булочки. Почему-то моё сердце чувствовало какую-то беду. После школы нужно уйти домой, там мой брат не сможет убить меня, во всяком случае там будут родители. Отличные рассуждения, скоро меня заберут в психушку. Когда я зашла в столовую, увидела, что Лера грустно смотрит в свой телефон.

— Прости за ожидание! Мой чай, наверное, остыл! — обратилась я к ней и заметила странную перемену в её настроении. Оглядев всё вокруг, я поняла, что мы остались практически одни, за исключением двух учителей и учеников из младших классов.

— Ты знаешь, я чай не брала, вот бутылка минеральной воды! — протянула она мне бутылку с одной оставшейся булочкой, мой живот довольно заурчал. Мы торопились на последний урок, кабинет которого располагался на четвёртом этаже. Пока что день не предвещал никаких страшных потрясений, но если бы я знала, чем это всё обернётся для меня. После уроков Лера подошла ко мне с просьбой:

— Даш! Ты не сходишь со мной в библиотеку? Мне нужно найти книгу по истории! Скоро сдавать доклад, а одна я не хочу копаться! Не поможешь?

Как я могла ей отказать, ведь после уроков не было никаких важных дел. А почему бы не помочь подруге?

— И ты ещё спрашиваешь? Конечно! А на какую тему доклад? — спустились мы на второй этаж и зашли в библиотеку. Школьники потихоньку покидали школу, учителя закрывали свои кабинеты. Я не придала значения, почему мы отправились в библиотеку именно после уроков. В библиотеке располагались огромные стеллажи с книгами, честно я бы запуталась одна в таких тяжёлых поисках.

Лера обратилась к библиотекарю:

— Здравствуйте! Мне нужна книга по истории «Россия и мир», автор Клоков.

Я присела за стол, чтобы положить тяжёлый рюкзак. Вдруг вспомнила, что не съела булочку, купленную Лерой в столовой. Когда я откусила кусочек, она посмотрела на меня и добавила:

— Не ешь всухомятку! Выпей минеральной воды!

— Точно! Я забыла, что у меня есть вода! Слушай, я так пить хочу! Открыла я бутылку и сделала несколько глотков, мне казалось, что ко мне вернулась бодрость и энергия. Недолго думая я допила маленькую бутылочку до конца. Через какое-то время я поняла, что мои глаза закрываются, усталость охватила всё моё тело и я положила свою голову на парту. Быстро встряхнув головой, я пыталась привести себя в чувство, но у меня не выходило. Практически без сил я заснула, рюкзак выпал из моих рук и несколько учебников оказалось на полу.

— Вы ещё долго девочки? Мне уходить нужно! — обратилась к Лере библиотекарь, на что она испуганно ответила:

— Знаете! Вы идите, а кабинет мы сами закроем, и ключ Василию Ивановичу отнесём! Библиотекарь тяжело вздохнула и согласилась:

— Хорошо! А то мне бежать домой надо, внука не с кем оставить! Женщина покинула библиотеку, оставив нас с Лерой одних. Вся школа опустела, свет выключался, казалось, что темнота поглотила всё здание. Трясущимися руками Лера набрала номер одного подлеца:

— Я сделала, всё как ты просил! Даша спит в библиотеке! Отключив звонок, она прослезилась. Какую же ужасную подлость она совершила! Что сделает этот псих Данила с прекрасной Дашеной душой? Положив книгу к себе в сумку, она подошла к мирно спящей девушке, наклонилась и прошептала:

— Прости меня Даша! Они заставили меня! Слезы стекали по щекам, сердце болело от пережитого волнения. Лера тихонько прикрыла дверь библиотеки и спустилась на первый этаж.

Когда я открыла глаза, то не сразу поняла, где нахожусь. Книги, много книг, не может быть, я заснула в библиотеке? На полу лежал рюкзак с выпавшими из него тетрадями и учебниками. За окнам было так темно, что казалась, наступила ночь. Глазами я стала искать свою подругу, но поняла, что нахожусь в кабинете совершенно одна.

— Лера? Ты где? Это было глупо, она без сомнений уже дома, но почему она оставила меня совершенно одну? Нужно срочно выбираться отсюда, как можно было заснуть прямо в школе. Накинув на плечо рюкзак, я вышла в коридор. Мне было так страшно, я с самого детства боюсь темноты. Когда в детдоме отключали свет, я могла всю ночь проплакать, а потом спокойно заснуть. Ничего не случится, сейчас я просто спущусь на первый этаж, и всё будет хорошо! В одиноком коридоре послышались шаги, я обернулась, никого не было. Повернув за угол, я услышала скрип открывающей двери. Сердце ушло в мои пятки, что за чертовщина здесь происходит? Постепенно ускоряя шаг, я подошла к лестнице. За моей спиной снова шаги, тут явно кто-то есть. Не нужно вестись на провокацию и просто спускаться по лестнице, я смогу, я сотню раз это делала, когда жила в детдоме. Не успела я ступить первой ступеньки, как я услышала хриплый голос, который доносился с какого-то кабинета:

— Маленькая девочка! Одна гуляла по школе, а что потом случилось? Даша вспомни первый рисунок! Кислород покинул мои легкие, я была в этой школе не одна. Он не может быть здесь? Пожалуйста! Только не он, я не хочу погибнуть в этом месте.

— Она хотела вырваться на свободу, но злые мальчики схватили её, а что произошло потом? Не подскажешь Дашенька? — знакомый голос постепенно приближался, сомнений не было, я знала кому он принадлежал. Осталось посмотреть своему страху в глаза и гордо принять своё поражение. Я пошла вниз по лестнице, надо срочно выбираться из школы. На первом этаже, я металась как от жуткого пожара. Мне казалось, что если я сейчас остановлюсь, то жизнь навсегда покинет моё тело. Добежав до главной двери, я пришла в шок. Она была заперта! Теперь мне точно не спастись от этих демонов, сердце мне подсказывало, что Даня здесь не один.

— Как жалко! Дверка закрыта! Теперь Дашенька останется всю ночь одна в школе, а злые мальчики… Даш, что они сделают, ты уже догадалась? — голос моего монстра был в двух шагах от меня. Надо было искать убежище, я просто так не сдамся.

— Пожалуйста, не надо! — зря я эта сделала, он не знает, что такое пощада. Жуткие шаги не прекращались, я повернулась и встретилась с самыми холодными серыми глазами. Они пронзали меня насквозь, как тысячи кинжалов. От его взгляда можно было умереть и навсегда покинуть этот мир. Даня не разрывал со мной своего зрительного контакта. Я лишь отходила назад пока не уперлась в кабинет литературы, к несчастью он оказался запертым. А враг не прекращал останавливаться, только теперь его слова пугали меня ещё больше:

— Даш, что с тобой сделают злые мальчики? Ну-ка, скажи мне на ушко, не бойся я же твой братик! Иди ко мне на ручки! — я отошла на один шаг, но он схватил меня за руку. По моей коже прошлось несколько тысяч электрических зарядов. Что со мной? Он взял меня на руки, и приблизил свой подбородок к себе. Его взгляд гипнотизировал меня, казалось, что теперь моё сердце точно остановится. Я тряслась, как осиновый лист, он слышал моё нервное дыхание.

— Ну, не надо! Всё хорошо! Братик не даст тебя в обиду! Моя маленькая сестрёнка! Я обещаю, они не сделают тебя слишком больно! — он гладил меня по голове, а из моих глаз текли слезы. Возможно в темноте, он их не увидел, но так плохо мне не было никогда. Вдруг я увидела два силуэта, они направлялись к нам. Даже в темноте я смогла разобрать их лица, это были верные друзья моего брата. Один из них подошёл ко мне и прошептал:

— Кто тут у нас? Посмотрите на эту маленькую девочку! Какие сладкие губки! его пальцы коснулись моей щеки, и я отвернула своё лицо, становилось противно от его наглых прикосновений.

— Дашенька! Так нельзя себя вести, ты не понимаешь, что мальчики просто хотят поиграть с тобой! Давай покажем им, что у тебя есть под платьем! — мой брат прошептал в мои губы, а мне казалось, что я потеряю сознание от страха. Тем временем, он медленно стал приподнимать мою клетчатую юбку, и мне казалось, что я уже в аду. Его руки добрали до моих трусиков, и я перестала дышать. Тем временем Саша подошёл ко мне сзади и снял с меня пиджак. На лице Данилы появилась довольная ухмылка, он коснулся моего живота всё также пристально смотря на меня. Боже мой как такие красивые глаза могут принадлежат такому монстру. Что с тобой Даша? Он ведь хочет забрать твою невинность.

— Ну, же Дань дай мне снять с неё одежду! — вмешался в наше переглядывание Саша, в его похотливых глазах я прочитала желание дикого зверя.

— Зачем? — ответил мой брат, не отводя от меня по-прежнему свои глаза. А я не понимала, где нахожусь. От сильного напряжения болела голова, в глазах начинало темнеть.

— В смысле? Ты что решил поиграть в хорошего братца? — подошёл Сашка к нему вплотную, он был настолько взбешён, что не выразить словами. Другой друг, которого, кажется, звали Михаил, молча наблюдал за всей картиной. По его взгляду можно было понять, что возможно он сожалеет об содеянном.

— Дашенька всё сделает сама! — глаза моего брата снова вернулись ко мне, и теперь я точно поняла, что он имел ввиду. Лучше умереть, но я не сделаю это перед этими монстрами.

— Нет, ты не посмеешь! — вернулся ко мне здравый смысл. Мои руки тряслись, ноги подкашивались, но я не покажу свою слабость моему довольному братцу.

— Не посмею что, Дашенька? — провёл он большим пальцем по моей нижней губе. Его прикосновение раздалось теплом по всему моему телу. С каких пор я реагирую на прикосновения этого чудовища!

— Делайте со мной, что хотите, но сама я раздеваться не буду! — ну вот наконец-то истерика началась. Слезы текли по моим щекам, плавно касаясь моей шеи. За что я заслужила такое издевательство. Мой ответ не очень понравился Даниле, он развернул меня к себе спиной и схватил меня за шею. А потом ядовито прошептал:

— Сделаешь, ещё как миленькая, а мы посмотрим, и ещё запишем на Мишин телефон! И завтра о твоём групповом изнасиловании узнает вся школа! Хочешь стать новой шлюхой?

— Дань! Классная идея! Ты будешь первым? — захохотал Сашка на весь коридор, он тоже был психопатом. Меня колотило от одного его присутствия. Данька оттолкнул меня от себя, и я упала на пол, моя правая коленка оказалась разбита.

— А как ещё может быть! Я жду! Снимай свою блузку! — смотрел он на меня сверху вниз, а я лежала в его ногах, как мерзкая грязь, или как НИЧТОЖЕСТВО. Он всегда побеждал, мне никогда не справится с ним. Почему его родители решили тогда удочерить именно меня?

— Прекрати! Отпустите меня! Я всё расскажу нашим родителям! — поднялась я с пола, моя юбка была испачкана, а кровь медленно истекало кровью. Но в данный момент меня это совершенно не интересовало.

— Что ты сказала? Нашим родителям? Ты хорошо подумала? — в его глазах был гнев, мне казалось, что именно сейчас он передумает и просто убьёт меня. Он наклонился ко мне так близко, что его губы практически съедали мои.

— Дань! Разорви ёё чёртову одежду! — кричали его друзья, мы уже совершенно забыли, что они здесь присутствуют.

— Снимай блузку! А за тем свои трусики! Миша, дай смартфон! — продолжил пытать меня этот монстр. Но я не сдвинулась с места, потому что гордость была намного сильнее меня, даже в такой унизительной ситуации, я могла оставаться сильной. Данила понял, что я не собираюсь выполнять его приказ и тут же полез в карман. Через несколько минут моё сердце остановилось, я увидела у него маленький складной нож. Боже мой! Я так хочу, чтобы это был сон, мне так хочется просто проснуться и забыть всё что со мной произошло. Я стала отходить от него в сторону другого кабинета, спотыкаясь на своих ногах я пыталась спастись, интересно от чего? От жизни в которой нет справедливости?.

— Схватите её! — скомандовал братец и его свита взяли меня за руки и привела к нему. Он раскрыл нож и продемонстрировал его острое лезвие. Зрелище точно не для слабонервных, я вам скажу.

— Расстегивай пуговицы! — кончик ножа прикоснулся к моей шеи и я испугалась так сильно, что не могла поднять свой взгляд.

— Ты знаешь, на сколько, он острый? Смотри, мы проведём аккуратно здесь! — лезвие ножа чуть-чуть проткнуло кожу на моей шее, и я немного вскрикнула, при этом закрыв свои глаза. Не сдаваться! Я смогу выстоять!

— Круто Дань! Смотри, а ей нравится! — визжали его друзья. Тем временем нож Дани переместился на мою блузку, он порезал все пуговицы, и моя блузка мигом освободила мой бюстгальтер. Его нож коснулся моей груди, которая поднималась при каждом моём вздохе.

— Ты хочешь, чтобы я порезал тебя здесь? Снимай одежду НИЧТОЖЕСТВО! — схватил он меня за волосы, а потом его руки схватили мой затылок. Сил сопротивляться больше не было, но моё терпение исчерпалось:

— Убей меня! Как убил свою сестру Алису! После этих слов у Дани упал нож из рук, он не ожидал это услышать от меня. Возможно, всё пошло не так, как он планировал.

— А ну повтори! — прижал он меня к стене, я никогда не видела таких злых глаз. ОН был похож на дьявола, который похищает человеческие души, съедает сердца.

— Ты прекрасно всё слышал! Ну же, порежь меня, ты наверное так её убил? Зря я это сказала, он зарычал, как раненый зверь и ударил кулаком об стену. Друзья испуганно переглянулись, они не ожидали такого финала их идеального на первый взгляд плана.

— Никогда слышишь! Никогда, даже близко не произноси имя моей сестры! Ты мусор, ты грязь и гниль. Ты не достойна даже произносить, её прекрасное имя! — повернулся он снова ко мне, мне показалось, что на его глазах были слёзы. Бред, этот монстр не знает что такое сочувствие! Мне было страшно, что-то ему отвечать. Он был способен на всё.

— Теперь ты точно умрёшь! Но сначала я запишу эротическое кино! После твоих слов мне даже трахать тебя противно! Сашка, она твоя! — передал эстафету своему другу, который готов был прыгать от радости. Я приготовилась расстаться со своей честью и гордостью, как услышала спасительный голос:

— Что вы здесь делаете? Мужской голос приближался к нам и я хотела уже закричать, как мой брат пригрозил своим ножом:

— Только пикни! И завтра всю школу будут отмывать от твоей крови!

— Чёрт возьми! Мы попали Дань! — заволновался Сашка, хватая себя за волосы.

Данила пошёл навстречу к охраннику, который был удивлён нас увидеть. Тем временем мне удалось накинуть на себя пиджак и поправить свои волосы.

— Нас просто закрыли в школе! — мой брат снова превратился в невинного школьника, который с виду никогда никого не обидит.

— Ладно! Идёмте, выпущу вас! Мы спустились на первый этаж, и тут мне пришла на ум гениальная идея. Недолго думая, я обратилась к охраннику:

— Извините, а можно позвонить от вас? Даня с друзьями посмотрел на меня и кивнул мне злым жестом, от которого мне было не вздобровать.

— Ты наверное родителям хочешь позвонить?

— Да! можно? — притворилась я что звоню, а сама сделала вид, что мне никто не ответил.

— Ну, что не отвечают? И что же нам тогда делать? Ладно уже девять часов! Завтра скажешь им, что осталась на ночь в школе! У меня есть свободная комната! Пошли!

Я собрала все свои вещи и направилась вслед за мужчиной, потом рискнула повернуться и встретилась с серыми глазами. Они метали в мои карие стрелы, но сегодня удача осталась за мной. Кажется мой брат прошептал какие-то мерзкие слова, смысл которых мне удалось уловить:

— Сегодня тебе повезло СУЧКА!

ГЛАВА 7 Я ТЕБЯ УРОЮ…

От лица Данилы Питерского

— Чёрт бы побрал этого охранника! Дань я думал, сегодня мы её конкретно поимеем! — мы вышли из школы, и Сашка закричал на всю улицу. Меня взбесило его дикое желание. Я думал совершенно не об этом.

— Ещё будет время! Пора устроить малышке сладкую жизнь! — сели мы на скамейку, и Миха закурил свою сигарету.

— Ты хочешь сделать, тоже, что и с Аней? — подсел ко мне Саша, он прекрасно знал, что это за девушка.

— Конечно! Сначала сумасшествие! Потом насилие, а потом самоубийство! Я не позволю этой твари даже дышать рядом со мной! Она покончит жизнь самоубийством, а я лично сниму это всё на камеру! — мои слова были настолько жестокими. Но в глубине души я не хотел на неё злиться. Её улыбка стояла у меня перед глазами. Ёё мягкие волосы, которые пахнут шоколадом. Чёртова зависимость с детства, были времена, когда я ел его тоннами. А её печальные карие глаза волновали моё сердце. Чёрт возьми Данила! Какое сердце? Ты забыл, что ты бесчувственная скотина?

Воспоминания…

— Алиса! Алиса! — звала мама мою маленькую сестру, которая исчезла внезапно из виду. Мы находились на пикнике, а эта проказница куда-то исчезла.

— Дань, ну и где твоя сестра? — папа уже начал тревожится.

— Мам! Может она побежала на наш старый пруд? — предложил я в надежде, что ничего плохого не случится. Вся семья ни на шутку испугалась внезапной пропажей Алисы. После долгих поисков я присел на траву перевести дыхание, но тут мне пришла мысль. Кажется, я знал, куда она могла пойти. С детства у Алисы была безумная страсть к высоким деревьям, домам, а также к скалам. Раньше мы жили в горах, и маленькая девочка сразу же влюбилась в их могущество и величие. Однажды мы обнаружили одну скалу, которая была похожа на высокий мост, как говорила мне сестрёнка. Я практически дошёл до назначенного места. Но потом моё дыхание остановилось! Казалось, что кто-то вырезал моё сердце. На земле лежала девочка, которая была похожа на камень. Я подошёл к ней и коснулся своей ладонью:

— Алиса! Алиса! Вставай! Что с тобой? К сожалению, на тот момент я плохо представлял, что такое смерть. Мне казалось, люди просто улетают в другую страну, где всегда светит солнце. Моя сестра не отвечала, почему-то мне захотелось плакать. Алиса распласталась по земле, на первый взгляд она, как будто спала.

— Алиса! Ты оставила меня одного Мелочь! — прилёг я рядом с ней и зарыдал, как сумасшедший. Дальше было просто не описать, во что превратилась наша семья. Мама хотела покончить 5 раз жизнь самоубийством. Было такое время, что папа покидал маму, не в силах смотреть на её истерики. Не понимаю, почему они не развелись? Возможно, он её жалел всё это время?

Наше время.

Я проснулся от далёкого воспоминания. Как она могла подумать, что я убил свою сестру? Мою мелочь, которая дарила мне свет в этой жизни. Эту ночь я провёл у Мишки, так как ехать одному домой было просто невыносимо.

— Ты уже встал? — зашёл он в мою комнату, я протирал сонные глаза. Эта ночь была очень сложной для меня.

— Давай только без нотаций? — прервал я его пошёл на кухню. Я тут же вспомнил, что одна мерзость нуждается в моих издевательствах.

— Она красивая! — смотрел мой друг в свой телефон, там был один увлекательный снимок.

— Кто? — вырвал из его рук телефон и увидел знакомые шоколадные глаза. Чёрт возьми, она даже на фото прекрасна! Следы вчерашнего преступления совсем на лицо.

— И её глаза они такие пронзительные! В них столько доброты и силы воли! — мой друг восхищался этим Ничтожеством, от чего я закричал:

— Ты что влюбился что ли? В каком месте она красивая? Я ненавижу эти глаза! — а сам уставился на вчерашний испуганный взгляд Дарьи и просто не мог оторваться от него. Не успокоюсь пока она не сдохнет!

— Ты ещё не наигрался? — лицо Миши стало серьёзным, похоже, он хотел выбрать её сторону.

— Да ты прав! Я хочу закончить эту игру! И ты сделаешь это со мной! — мой приказательный тон устрашал его с каждой секундой.

— Что я должен делать? — он уже мысленно согласился на издевательство над моей сестрицей.

— Мне кажется, пора сделать из неё шлюху! Хочу, чтобы вся школа презирала её!

Наступил выходной день. Вся семья была всборе, и это было отвратительно.

— Доброе утро сынок! — на кухне сидел папа, он пил свой кофе, а мама что-то напевала себе под ухо.

— А где моя сестрица? — присел я за стол, оглядывая её стул. Куда она подевалась?

— Ей что-то не здоровится! — открыл свою газету папа, а я на миг испугался.

— Даша! Что с ней?

— Соня ничего успокойся! Она просто еще не просыпалась! — папа повысил голос на маму, которая махнула головой. Мне кажется, он уже давно закрывает глаза на её безумные выходки. А про меня ему, наверное неизвестно.

— Пап я отнесу ей завтрак? — не терпелось мне увидеть испуганные глазки своей сестрички.

— Да, это хорошая идея сынок! Мы после обеда уезжаем с мамой, бабушке надо на обследование в больницу! Придётся вам опять побыть с Дашей вдвоём!

— Мы справимся! Нам есть чем заняться! — улыбнулся я и взял поднос с ароматным завтраком.

Я поднялся по лестнице и открыл знакомую дверь. Девушка действительно спала, поставив поднос на комод. Её сонное дыхание привлекало моё внимание. Медленным шагом я подошёл к её кровати и устремил свой взгляд на её закрытые глаза, одеяло задралось, и я увидел её белые трусики. Она спала без бюстгальтера, футболка прикрывала её девственную грудь. Не знаю, что на меня нашло, я отодвинул одеяло и коснулся пальцем её живота и стал ласкать его. Затем стал подниматься выше, пока моя рука не достигла футболки, из-за которой виднелись два розовых соска. Я почувствовал странное тепло, они манили меня с каждой секундой. Кстати отличный шанс, чтобы прямо сейчас лишить её девственности! На моём лице показалась довольная ухмылка. К счастью сестричка, так и не хотела просыпаться. Я провёл своей ладонью по внутренней стороне бёдра, её кожа была словно нежный персик. Сестричка развернулась на спину и открыла свои глаза. Когда её глаза встретились с моими, она закричала, как сумасшедшая:

— Не надо! Не прикасайся ко мне!

Моя сестричка вспрыгнула с кровати и искала одеяло, чтобы прикрыть своё тело. Мои глаза по-прежнему ласкали её, признаться честно, в своих трусиках и футболке она была очень сексуальной. На какой-то момент я забыл про свой гнев, мне хотелось попробовать её сочные губы. Хочу видеть, как она кусает их до крови от страха, а может в порыве наслаждения. Я направлялся к ней всё ближе, она отходила от меня, как от огня. Для неё я был пожаром, крушением, а как ещё могло быть. Её дыхание становилось всё тяжелее, наша прогулка продолжалась до тех пор, пока Даша не уперлась в стену. Деваться было не куда, она оказалась в капкане моих рук. Наши глаза находились так близко, что можно было утонуть друг в друге. Её нежные губы дрожали, а по телу пробегали мурашки. Она хотела убежать, но я схватил за локоть и приблизил к своему лицу. Мои губы были так близко к её, что казалось сейчас случится непоправимое. Я хочу попробовать, слизать весь шоколад с ёё губ, с её тела. Что со мной происходило? Недолго думая я толкнул её на кровать, её футболка задралась и я увидела порез, виновником которого был я. Она быстро поправила футболку, чтобы его скрыть. На что я присел к ней на кровать и задёрнул футболку. Голая грудь предстала моему взору и я увидел ёё невинные соски, которые манили своими прикосновения. Мелкие порезы на правой груди, я провёл по ним и впился в неё взглядом. Она закрыла свои глаза, я видел, как её было больно, отлично она должна мучиться, долго мучиться! Моё НИЧТОЖЕСТВО! От слов моё, меня передёрнуло, как она так быстро пробралась в мои мысли, она НИКТО!

— А тебе идёт! Эти порезы так украшают твою грудь! Хочешь, я сделаю ещё один? — шепнул я ей на ухо, на что она отстранилась. Торопясь ускользнуть от меня. она надела коротенькую юбочку и крикнула:

— Мама Соня! Мама Соня!

Не выдержав такого безумного поведения, я засмеялся, она что совсем рехнулась? Возможно, это был первый раз, когда она услышала мой настоящий смех.

— Почему ты смеёшься?

Я открыл дверь и крикнул:

— Мама! Иди скорей я тут Дашу хочу изнасиловать! Даша поняла, что мы в доме одни и тут же замолкла.

— Какая же ты глупая! НИ-Ч-ТО-ЖЕСТВО! — достал я из своего кармана свой любимый нож, глаза моей сестрички испугались. Она хотела убежать из комнаты, но тут я остановил её:

— Ешь завтрак и спускайся в гостиную!

— Что ты сказал?

— Мне подойти поближе и прошептать в твои губы? Или написать этим ножом на твоей коже? — мои рассуждения безумно её напугали. Она знала, что я самый опасный для неё человек.

— Я не хочу есть! Как ты рядом мне трудно думать о еде!

— Правда? А собственно почему? — сделал я к ней шаг, она по-прежнему отходила назад. Мы не можем нормально общаться, мы как огонь и вода, такие разные и непримиримые!

— Ты забираешь весь мой кислород! — её грустный голос раздался в тишине, на что я закричал:

— Через десять минут жду тебя в гостиной! Попробуешь сбежать, догадываешься, что потом случиться! — прошептал я на её ухо, на что она кивнула в знак своего согласия.

От лица Даши Саврасовой.

Закончив со своим завтраком, на ватных ногах я спустилась в гостиную. Мой брат стоял ко мне спиной и смотрел в окно. Я не знала, как себя вести в его присутствии. Когда его дыхание соприкасалось с моим, моё тело не подчинялось мне. Он мой самый ужасный кошмар, если бы глаза Данилы могли убивать, то я бы уже превратилась в пепел.

— Молодец сестрёнка! Ты вовремя! — развернулся он ко мне лицом и указал жестом, на диван. Что ему нужно? Как-то странно он себя ведёт. Что-то здесь не доброе. Мне с каждой секундой становилось тяжелее ему доверять.

— Что ты хочешь от меня?

— Я? Просто поиграть! Это ведь так весело играть с сестрёнкой! — присел он совсем близко ко мне, на другой конец дивана. Спрятав свой взгляд, мне не хватало смелости посмотреть на него. Он схватил моё лицо и развернул к себе. Его пальцы причиняли боль моему подбородку.

— Мне больно отпусти меня! — отсела я от него, этот демон не способен на ласку.

— Ладно! Перейду сразу к делу! Ты не хочешь поиграть?

— Поиграть? — переспросила я, он не мог иметь ввиду простую игру. Хотя для него все мои издевательства это сплошные игры.

— Ты не поняла я предлагая поиграть в кости! Знаешь такую игру? Моя душа успокоилась, это ведь действительно безобидная игра.

— Но почему ты предлагаешь играть мне? Мы же враги и ты ненавидишь меня! — смогла, наконец посмотреть в его глаза и поняла, что при дневном свете они великолепны. Его чёрная рубашка подчёркивало его шарм, он словно тёмный принц очаровывал невинные сердца.

— Ты права, я ненавижу тебя! Точнее сказать ПРЕЗИРАЮ, и скоро ты умрешь! Но я не люблю скучных смертей! — говорил он это так, будто всё хорошо и так должно быть.

— Но это безумие? Зачем тебе это нужно?

— Твоя смерть? Это так возбуждает, когда ты похищаешь чью-ту жизнь! — провёл он языком по своей нижней губе, этот жест привлёк моё внимание. Мне захотелось попробовать, какие у него на вкус губы.

— Нравится? Хочешь, чтобы этот язычок прошёлся по твоим губам? А может и не только по ним… — заметил он меня за бессовестным разглядыванием. Я начала всё отрицать, мне даже страшно было представить, что он мог вытворять свои языком.

— Нет, конечно! — встала я с дивана, наш разговор раскалялся с каждой секундой.

— Правда? Не ужели ты не хочешь меня? Давай мы проверим это? — хотел он подойти ко мне сзади и наклонить мою шею, как я тут же увернулась от него.

— Где наши родители? — пыталась перевести разговор в другое русло, на что он посмотрел на меня своими злыми глазами:

— Ты ошиблась! Не наши, а мои! Ты ведь не считаешься! Тебя скоро не будет! Ты хуже мусора, который гнеёт! — каждое его слово причиняло боль моему сердцу.

— Ты хотел поиграть? Или уже передумал? — в моих глазах были маленькие слезинки, лучше бы я никогда не переступала порог этого дома.

— Правила очень просты! Мы кидаем кости, и тот, у кого больше очков, тот и выиграл! — на его лице была надменная улыбка. Зачем нам играть в эту игру, подумала я про себя.

— На что мы будем играть? — боялась я услышать ответ на свой вопрос, у этого человека не всё в порядке с психикой, поэтому можно ожидать всё, что угодно. Видимо он ждал этого вопроса, поэтому опередил мои выводы.

— А ты сама как думаешь? Наши глаза снова играли в переглядывание, и весь воздух в гостиной полностью испарился, как тогда я дышала.

— Не имею понятия, может, просветишь меня? — во мне просыпалась дерзость, невыносимо было терпеть его присутствие рядом с собой, холод, вот, что сковывало моё тело.

— Если выиграешь ты, то я отвечу на любые твои вопросы! За одну твою победу один вопрос! Идёт? — протянул он мне руку, как добрый братец, признаться честно я не понимала, всю его подлость до конца.

— А если выиграешь ты? — мои глаза погружались в тьму и страх, моего приёмного брата это так веселило. Он привык во всё и побеждать, всегда быть первым.

— Зря ты это спросила! С радостью расскажу, один мой выигрыш это лишний порез на твоём теле. Второй мой выигрыш и ты снимаешь с себя один предмет своей одежды, и это всё я сниму на телефон! Ты знаешь я ещё не закончил эротическое кино с твоим участием! И самое главное! Забыл добавить, если моих побед будет больше, я изнасилую тебя прямо на этом диване! И никто тебе не поможет! — всё это он говорил с вызовом, с презрением. Мне не хотелось даже вступать в эту ужасную игру, он сошёл с ума!

— Мама Соня! — крикнула я, но мне никто не ответил. Видимо сегодня, я попала в капкан.

— Родителей нет! Впрочем, как и всегда!

Не став терять своё драгоценное время я подбежала к входной двери хотела открыть её, но она была заперта. Что за чертовщина?

— Подойти, и возьми ключи ДАШЕНЬКА! — крутил он их вокруг своего пальца, а мне хотелось провалиться сквозь землю.

— Я не стану играть в твои игры! Я знаю, чего ты добиваешься! — мои эмоции взяли надо мной верх и я не хотела спокойно молчать.

— Конечно! Ты просто НИЧТОЖЕСТВО! К тому же ТРУСИХА! Сдохнешь, так и не узная, что произошло с твоими предшественницами! — его слова пробудили во мне жуткую агрессию. Когда я успела стать такой смелой?

— Я согласна! Кидай кости! Он удивился быстрой перемене моих решений. Сегодня я узнаю всю тайну Дани Питерского, или поплачусь сама, потеряя самое дорогое, что осталось после смерти моих родителей.

ГЛАВА 8 ТАЙНЫ РАСКРЫВАЮТСЯ

От лица Дарьи Саврасовой

— Уступаю ход сестричка! — вложил он в мои ладони кости, и по моим рукам пробежало тысячи мурашек. Сам он откинулся на спинку дивана и ждал моих дальнейших действий. Неуверенно сделав бросок, я боялась увидеть результат, который уже был известен самой судьбе. У меня выпало пять, теперь была очередь моего братца, который готовился сделать уверенный бросок. Как только кости приземлились на столе, я подумала, что сойду с ума. Пожалуйста, только бы он не выиграл! Мысленно молилась я про себя! Увидев, что у него выпало три, я свободно выдохнула.

— Тебе повезло Дашенька! Ну, же я слушаю вопрос! — в его глазах присутствовало вожделение и презрение. Если бы он знал, что у меня было столько вопросов, сколько невозможно задать за всю игру, то просто не сел бы со мной играть.

— Как умерла Алиса Питерская? — сказала я на одном дыхании, на что мой брат очевидно знал, что я буду играть по-крупному.

— Прямо в цель! Она сбросилась со скалы! — ответил он так быстро, как будто ему было совершенно наплевать на всё это. Но мне показалось, что это была пытка для него.

— Ты не убил её? Она, что умерла сама? — в моих глазах было удивление, как такое могло случиться. Мне казалось, что мой брат убивает и мучает, всё, что движется.

— Ты нарушаешь правила! Одна победа, один мой ответ! Или ты хочешь, чтобы я тоже нарушил свои правила? — хотел он схватить мою ладонь, но я тут же её одернула. Наша игра продолжалась.

— Бросай кости! — приказал он мне, на что я снова взяла в руки эти злосчастные кубики, которые решали мою судьбу. Удар об стол и у меня выпало десять, пока судьба стоит на моей стороне. У него не может быть больше, я уверенна. В мой глазах просыпался некоторый азарт, было такое впечатление, что я играю с самим дьяволом. Только ставка была очень высока, в конечном итоге он забрал бы мою душу. За своими мыслями, я отвлеклась и не заметила, как Даня уже бросил кости и результат показался на столе. Пять, у него выпало пять. Если так пойдёт дальше я смогу сохранить себе честь! Эта игра определённо поднимала мне настроение!

— А тебе везёт! Как интересно! Что ты спросишь сейчас? — наклонился он совсем низко к столу, за которым мы играли, его дыхание обжигало мою кожу. Возможно, он хотел сбить меня своими действиями, но я должна была сосредоточиться и выбрать правильный вопрос.

— Почему твои родители удочерили меня? — мой вопрос даже не удивил его, он не понимал, зачем я потратила свою победу, на такой странный вопрос.

— Моя мама хочет сделать из тебя Алису! — его взгляд пронзал меня насквозь, интересно всё, что он говорил чистая правда, или он блефовал? Наша игра могла открыть все тайны, все скелеты со шкафа семьи Питерских.

— Но это просто бред! Я Даша! Зачем она пытается меня сделать копией своей умершей дочери! — кажется, я говорила слишком много лишнего. Даня закрыл свои глаза и тяжело задышал:

— Закрой свой рот, а не то, ты не доживёшь до вечера! Теперь я кину кости! Посмотрим, как ты будешь здесь кудахдать, когда я выиграю! — сделал он уверенный бросок, и моё сердце ушло в пятки. У него выпало двенадцать, боже мой, я проиграла. Он передал мне кости, а сам уже планировал своё издевательство надо мной, я увидела это по его глазам. На столе кости показали десять, и это означало, что я проиграла. Даня довольно ухмыльнулся и прошептал:

— Моя очередь сестрёнка! Готова? Сними свою футболку! — он достал телефон, ожидая моего подчинения. И тут я вспомнила, что со всей этой суматохой забыла надеть бюстгальтер. Под моей футболкой ничего не было, теперь мне точно никто не поможет. Даня приблизил телефон и принялся снимать увлекательное эротическое кино, со мной в главное роли. Трясущимися руками я стала приподнимать свою футболку, но потом остановилась, на что он крикнул:

— Снимай её! Немедленно! Его глаза встретились с моими, они хотели увидеть в моих поражение. Сколько унижений я могла ещё вынести, моё сердце возможно скоро разорвётся на куски, может это к лучшему. Может тогда не будет издевательств, унижений, будет только свобода, моё сердце навсегда успокоится!

Футболка оказалась на полу, мне стало настолько стыдно, что я просто прикрыла свою грудь руками. На что Данила включил телефон и сказал:

— Скажи Дашенька, ты шлюха? Я пыталась скрыть свои глаза от позора, он всё записывал, но мне нельзя было отступать от его жестоких правил. Через несколько минут наши взгляды встретились, правда, он смотрел на меня через камеру на своём телефоне.

— Нет, я не шлюха!

— Даша это плохой ответ! Ты грязная шлюха, которую, мы скоро поимеем! Ты НИЧТОЖЕСТВО! — выключил Даня телефон и его взгляд проскользнул по моей груди.

— Какая она у тебя маленькая! В тебе всё ничтожно, как впрочем, и твои родители! Это стало последней каплей для меня, он не смел трогать запретную тему, его слова до боли пронзили моё сердце и душу, я вспоминала, как это было. Подняв свою футболку, я подошла к нему. Он сначала не понял, что я собиралась сделать. Как будто бес вселился в мою душу. Мы стояли на таком опасном расстоянии, как будто должна была начаться буря, ужасная буря, в которой все погибнут.

— И что это значит? Я прав? — на его лице появилась ухмылка, которую я теперь ненавидела всей своей душой. Сколько же в человеке ненависти и злости. Я подняла свою руку и влепила со всей силы ему пощечину. Боже мой! Что это? Это сделала я? Данила взялся за свою красную шеку, его звериные глаза готовы были меня разорвать на мелкие кусочки.

— Ты можешь считать меня Ничтожеством! Грязью или подлой мерзостью! Но ты не имеешь трогать святую память моих родителей! НИКТО это не смеет делать! — мой крик раздался по всей гостиной. Казалось, Даня даже опешил, видимо в этот раз его игры не привели к нужным результатам.

— Что ты наделала Тварь! КАК ты посмела поднять на меня руку! Ты понимаешь, что я могу свернуть тебе шею прямо сейчас! — надвигался он она меня как ураган, а я понимала, что всё равно погибну. Мне не спастись в его ядовитом пекле. Страх и неуверенность брали надо мной верх, я стала искать глазами убежище. Наши шаги переместили нас в какой-то кабинет! Я огляделась по сторонам, комната была тёмной, в ней отсутствовало всё живое. На стенах я увидела шесть портретов. На них были изображены девушки, они были счастливыми и на их фото стояли какие-то красные метки.

— Ты это хотела узнать? Кто они? На смотри! — толкнул он меня к стене, где висели эти портреты, ударившись правой рукой, я задела случайно фотографию, она упала на пол и я решила поднять её.

— Она умерла? Боже мой, ты всех их убил! — заплакала я, как раненный зверь. На что этот мерзавец, схватил меня за шею сзади и развернул к себе, как ненужного щенка.

— Фото в твоей руке Аня, как же сладко она умирала! Её крики до сих пор хранятся в моих душах! А это Лиза! Она переспала с шестью парнями одновременно, а потом сбежала! Ей было настолько стыдно, что мама увидела подробности её сексуальной жизни! — как это могло оказать правдой. Всё что я слышала, трудно было описать мои словами.

— Хватит! Я поняла! Ты монстр! У которого нет души! Что же ты ждёшь тогда! Избавь меня от этой адской муки и убей прямо здесь! — я превратилась в настоящую истеричку. Но мне было настолько больно всё это принимать.

— Нет тварь, это будет слишком легко для тебя я заставлю тебя страдать! А может, ты поможешь мне? — его губы наклонились к моему уху и сладко прошептали. Тембр его голос будоражил моё сердце, но невозможно тянуться к человеку, который постоянно причиняет тебе боль, жуткую боль.

— Ты не человек! Только животное способно на это! — развернулась я к нему лицом, на что он был рад моему активному отпору и продолжил нашу перепалку:

— Смотри вот нож, возьми его! Один раз проведёшь по венам и ты свободна! Сестрёнка, ты хочешь встретиться с мамочкой и пачкой? — вложил он в мои руки нож, а сам дожидался, как же я поступлю. В моих руках нож дрожал, мне не хватало смелости сделать это. Бог послал мне жизнь, не для того чтобы какой-то урод забирал его. Но почему это урод был настолько внешне прекрасен, даже сейчас его тёмные глаза были самые прекрасные на свете, его тембр голоса волновал меня так, что я сходила с ума. Нет, он мне не нравился? Я что превратилась в мазохисту?

— Страшно? Ты даже убить себя не можешь! Другие были смелее! — говорил мой брат с вызовом, а я устала стоять и всё терпеть. Мне хотелось сказать ему на сколько он ужасен и для таких как он нет места на этой земле:

— А твоей родной сестре ты тоже помог освободить себя? Да? — нарывалась я на ужасную ссору, в которой точно бы проиграла, сомнений просто не было.

— Заткнись! Я же сказал тебе, что не убивал её! Она сбросилась со скалы сама! — выхватил он у меня нож и бросил в стену. Мне было так противно, здесь находится, столько боли, столько предательства. Я даже представить себе не могу, насколько этот дом пропитан слезами. Невинные души, которые он забрал.

— Я ненавижу тебя! За то, что ты погубил этих девушек! — подняла я нож с пола и хотела порезать себе запястье, но он схватил меня и повалил на пол, его сильные руки держали мои, я не могла пошевелиться, наши глаза и губы находились на одном уровне.

— Сейчас посмотрим, как ты меня ненавидишь! — а дальше случилось самое ужасное и непредсказуемое. Губы моего брата стали медленно приближаться к моему лицу и со всей сокрушительной страстью обрушились на мои губы. Его язык проник в мой рот, нашёл мой язык и стал терзать его в сладком ядовитом поцелуе. Его губы практически разрывали мои, он хотел задушить меня своим дыханием. Моё тело пылало от его жаркого мучительного поцелуя. Приёмный брат украл мой первый поцелуй, но я никогда в жизни такого не испытывала. Когда он оторвался от меня, мы не могли перевести дыхание. Наши губы покраснели от минутной слабости, или это было жестокое наказание. Он был доволен сложившийся ситуацией, а потом проник рукой в мои трусики, на что я тяжело задышала, что со мной творилось? Я же ненавижу его!

— Я же говорил, что ты шлюха! Ну, что ты меня ненавидишь? Правда? — его пальцы стали ласкать моё укромное место, тело возбуждалось от каждого его прикосновения.

— Убери свои руки! Мне неприятно! — врала я, потому что я никак не могла отойти от этого настойчивого поцелуя. Его губы были похожи на сладкий дурман, который обжигал, как запретный плод.

— Я не верю тебе! НИЧТОЖЕСТВО! Моё НИЧТОЖЕСТО! — наклонил он мою голову и освободил путь к моей шее, а дальше провёл по ней своим языком, дальше он укусил меня так, что я вскрикнула. Началась борьба, я хотела убрать его руки, но он был сильнее меня, настойчивее.

— Данила! Даша! Вы где? — узнали мы голос родителей и быстро поднялись. Я поправила свою футболку и юбку. Интересно про эту комнату знали его родители?

— Мама мы здесь! Попробуй только рассказать родителям или я продолжу то, что мы делали на полу! Я думаю, тебе это не понравится! Мы почти вышли из комнаты, которая запиралась на ключ, потом он развернулся ко мне и выдал на одном дыхании:

— Кстати! Ты отвратительно целуешься! Мне никогда не было так противно!

Мы зашли на кухню, где мама Соня выкладывала продукты, ей помогал Алексей Питерский. У них было отличное настроение! А я никак не могла забыть события, которые произошли со мной совсем недавно.

— Вы тут без нас не соскучились? Ведь у нас скоро праздник! — говорила уверенно мама Соня. А я не понимала, о чём идёт речь. мне так хотелось уйти в свою комнату и пойти спать.

От лица Дани Питерского.

Я зашёл с вою комнату и кинул свой нож в стену. Закрыв глаза, я вспомнил наш поцелуй на полу. Что она со мной сделала? Чёрт возьми, зачем я прикасался к этой детдомовской дряни? Кто она такая? Я хочу всё про неё узнать, перед тем, как она умрёт. Её шоколадные глаза пожирают меня снова и снова. Нужно, как можно скорее избавиться от этой ненужной мерзости! Её дыхание не покидало мою память, я как никогда хотел изнасиловать её и увидеть страх в глазах, которые вот уже несколько недель съедали меня. Я смогу это сделать, я должен её убить! Набрав на своём мобильном знакомый номер, я дожидался ответа:

— Ало! Я хочу узнать Всё про Дашу Саврасову!

— Что значит узнать? Вообще это твоя сестра! — голос Сашки раздражал, как всегда. Мне нужен был он, так как его отец работал в ФСБ и он мог найти информацию о любом человеке. Ему это просто не составит труда. Я это точно знаю.

— Через час ты должен достать мне полную информацию про её семью и её прошлое! Хочу раз и навсегда покончить с этой дрянью!

— Кажется, наша сладкая малышка попала, но мы поможем ей опозориться! — ядовитый голос Сашки поддерживал все мои действия.

В комнату постучали, я сбросил звонок и открыл дверь.

— Сынок! Я пришёл поговорить с тобой! Ты знаешь у нас скоро праздник! И я хочу, чтобы всё прошло без твоих фокусов. — папа присел на край кровати и обратился ко мне.

— Пап! О чём ты говоришь? Разве я когда-либо портил наши семейные торжества? — примерил я на себя улыбочку хорошего сына, который на самом деле злой демон.

— Тебе скоро исполнится 18 лет и ты должен понимать, что ты уже ответственный за свою судьбу и свои поступки! — слова отца начинали меня бесить. Он что намекал на то, что я психопат?

— Отец! Может хватит меня лечить своими фразочками! Иди лучше к нашей мамочке с этим! Это она больная на голову! — после моих слов отец схватил меня за грудки и устремил свой взгляд так, что мне было не по себе. В глубине души это был единственный человек, которого я действительно мог уважать. Он смог выстоять, несмотря на все наши невзгоды и не потерять лицо нашей знаменитой фамилии в городе.

— Отпусти меня! — вырвался я из его рук, на что он извинился и отошёл от меня:

— Я всё ещё люблю твою маму! Но просто не знаю, как ей помочь! Поэтому впредь при мне не говори о ней в таком тоне!

— Это всё? Оставь меня в покое! Я могу побыть один? Или на это тоже нужно разрешение? — бесился я на него, когда он сказал, что любил маму. Тогда почему он уходил из дома и бросал нас. Любви нет, есть просто прочные узы семьи, но нашим, похоже, пришёл конец, только они этого совершенно не понимают!

ГЛАВА 9 АРТЁМ ПИТЕРСКИЙ

От лица Дарьи Саврасовой

Сегодня суббота и Соня сказала, что мы едем на день Рождение к моей приёмной бабушке. Признаться честно мне было настолько страшно, вдруг эта женщина не полюбит меня? Хотя трудно представить, что когда-либо я стану счастливой в этой семье. Мои настоящие родители разбились на машине, они умерли вместе. Я помню, как папа обожал маму. Он не мог даже слова плохого ей возразить, такая любовь не существует. Мне кажется, мои родители забрали последнюю надежду на настоящую любовь. В жизни есть только боль и предательство.

— Дашенька ты ещё не оделась? Нам через полтора часа уезжать? — в комнату зашла Соня, а я не заметила, как вот уже десять минут стояла около зеркала.

— А куда мы едем?

— Сегодня у моей мамы Анны Викторовны День Рождение! Я хочу, чтобы ты поехала с нами! — подошла она ко мне и погладила по моим мокрым после душа волосам.

— Я купила тебе очень красивой платье! Примерь его! — положила она великолепное чёрное платье на кровать. Меня приятно удивило, что это платье довольно точно подчёркивало мою фигуру. Оно было на несколько сантиметров выше колен, как только я посмотрела в зеркало, то ахнула. В отражении девушка не была на меня похожа.

— Какая ты красивая! Тебе нужно распустить свои волосы! Сделаем локоны, и ты покоришь нашу бабулю!

— Она не знает, что я приеду? — посмотрела я на маму Соню испуганными глазами, а она добавила перед тем, как выйти из моей комнаты:

— Это будет для неё сюрприз!

После всех приготовлений я спустилась вниз и встретилась со знакомыми до боли глазами. Мой брат был одет в черный, как ночь костюм. Он прекрасно подходил его истиной душе. Его глаза прошлись по всем участкам моего тела, а потом вернулись к моим глазам. Мы ненавидели друг друга! Но в этом костюме он был просто очарователен, как тёмный принц, который совсем скоро меня убьёт, а я наверное не смогу этому противиться.

— Скоро от этого платья ничего не останется! — прошептал мой брат мне на ухо так, чтобы родители нас не услышали.

— Что это значит? — отодвинулась я от него.

— Я порежу его на тебе, когда буду тебя трахать! А потом порежу тебя! — его слова были пропитаны ядом, впрочем, как и всегда. Мы сели в огромную синюю машину и направились в назначенное место. За окном мелькали осенние пейзажи, на моей душе было тоскливо от всей моей жизни. Я была счастлива, что Данила сел на переднее место рядом с Алексеем, хоть на миг я смогу отдохнуть от его издевательств и приставаний. Мы довольно долго ехали, что я не заметила, как уснула. Меня видимо не стали будить, я так и осталась в машине. Меня разбудил мелкий дождик, который капал в окно. Открыв глаза, я поняла, что нахожусь одна в салоне и все уже давно зашли в дом. Чтобы не привлечь своего внимания я тихонько зашла в дом! Дом состоял из двух этажей, он был настолько уютный и тёплый, я засмотрелась на потолок и не заметила, как в кого-то врезалась. Когда я пришла в себя, встретилась с очаровательными глазами юноши. Он посмотрел на меня с такой улыбкой, что на мне на миг стало так тепло и уютно. Я уже забыла, как это улыбаться. Этот юноша был очень симпатичным, он покорил меня с первого взгляда.

— Кто ты милое создание? — раздался его голос в коридоре.

— Я Даша, а ты?

— Так сразу познакомимся? Просто не ожидал увидеть здесь такую красивую девушку! Не бойся меня! — взял он мою руку и нежно её поцеловал. Этот жест меня согрел, его нежные губы пронесли мурашки по моему телу. Я подняла глаза и посмотрела в его голубые глаза, его светлые волосы были немного растрёпаны, но он был настолько красивым, что казалось разбил не одно сердце девушки.

— Я Артем! Двоюродный брат Данилы! А ты? Новая приёмная сестра, правильно я понял? — продолжил он, мы медленно направлялись к гостям, а я не хотела снова вспоминать этого мерзавца, как у него может быть такой кузен.

— Да, я совсем недавно приехала из детдома! — смотрела я на самые голубые глаза, которые меня гипнотизировали с каждой минутой.

— Добро пожаловать в нашу Семью Питерских! Дядя Алексей не говорил, что ты настолько красива! — его палец коснулся моей нижней губы, и я замерла от такого милого жеста с его стороны.

Он был прекрасен, как нежный принц. Мне было так приятно его сладкое прикосновение, возможно, я просто соскучилась по свободе по нормальной человеческой жизни.

— Дашенька! Мы тебя уже все давно заждались! — мама Соня вышла к нам в коридор и позвала нас к столу. Мне было так страшно и некомфортно. Тёплая рука Артёма взяла мою, на секунду я повернулась к нему, и он не отрывая своего взгляда прошептал:

— Не бойся, тебя здесь никто не укусит! Я улыбнулась от такого смешного сравнения.

— Даша! Тебе никто не говорил, что у тебя обворожительная улыбка! — снова взгляд и я смущаюсь, как маленькая девочка. Мои щёки покраснели от его сладких комплементов. Как только мы подошли к столу, я увидела милую пожилую женщину с самыми добрыми глазами на свете.

— Дашенька! Подойти ко мне поближе, моя хорошая! Я так хочу с тобой познакомиться!

Я отошла от Артёма и приблизилась к женщине, страх и волнение пока не покидало моё тело. Наверное, все вокруг это замечали и удивлялись моим растерянным шагам.

— Меня зовут Анна Викторовна! Как давно я просила, чтобы твои родители привезли тебя ко мне! — она взяла меня за руки и вскрикнула:

— Такая худенькая! Но такая очаровательная девушка! Скажи мне как тебе в нашей семье?

Столько вопросов я не ожидала сразу услышать, для меня это был настоящий шок. Тяжело вздохнув, я выдала очень быстро:

— Я счастлива! Мои родители самые лучшие на свете! А мой брат… — не могла я похвалить его, после всего что он сделал со мной. Тут же глаза чёрного демона встретились со мной. Данила стоял около окна и пожирал меня своим уничтожающим взглядом. Он ждал, что же я выдам сейчас, от моего решения зависела практически моя жизнь. С учётом его угроз мне придётся не сладко. Но я бы и так никогда не рассказала этой прекрасной женщине, какой подлец её внук.

— Он самый добрый! Он так оберегает меня, что порой мне кажется, что мои родные! — и снова его глаза уставились на мои. Сладкая ложь, за которой скрывалось унижение, боль и игры на выживания. Никакая сила не способна нас примирить, даже если в августе пойдёт снег, он не сможет полюбить меня. А ты этого хочешь Даша?

— Дети! Мама садитесь за стол! — скомандовал папа Алексей и мы разместились за столом с огромным количеством блюд. Получилось не совсем комфортно, так как слева от меня сели мой приёмный брат Даня, а справа Артём. Я находила между двумя братьями, но во всяком случае была уверена, что при своём двоюродном брате, Данила не будет строить мне никаких казней. Анна Викторовна поблагодарила всех собравшихся, папа Алексей принялся произносить свою речь:

— От всей души мы хотим вас поздравить с Днём Рождения! Анна Викторовна вы знаете, как сильно мы вас любим! Примите от нас этот набор украшений! Он протянул красивую красную коробочку с белой перламутровой ленточкой. Это было так мило со стороны моих родителей сделать такой презент. Моя бабушка, мне так захотелось её так, назвать обняла своего зятя и прослезилась:

— Это самый лучший подарок! Хотя нет самый лучший подарок для меня то, что вся наша семья собралась здесь!

— Даша я так хочу, чтобы ты стала членом нашей семьи, влилась в наш непростой круг семьи! — эмоции Анны Викторовны передавались всем. Она была такой доброй и сердечной женщиной.

— С Днём Рождения бабуль! Это тебе! -произнёс Артём и поцеловал именинницу в щёку, на что Даня прошипел, было видно, что он недолюбливал своего двоюродного брата. Невольно я повернулась к Дане и уставилась на его глаза, в последнее время, я всё чаще о них думаю, что-то здесь не так.

— Что ты уставилась на меня? — наклонился он к моему уху и прошептал так, чтобы нас никто не услышал:

— Я не рассматривала тебя! — ответила я ему с вызовом, он коснулся моей коленки за столом и сильно сжал ёё своими пальцами. Мне стало больно, я хотела вскрикнуть, как он опередил меня и сказал:

— Только пикни и я всажу тебе нож в живот! Как ты думаешь? За сколько секунд твоя кровь вытечет? Его издевательства продолжались новой волной, этот человек не знает, что такое уважение и пощада.

— Даша ты хочешь вина? — обратился ко мне Артём, и я пыталась ответить ему так, будто всё хорошо. Но уверенная рука Данилы не отпускала мою коленку.

— Я не пью, у меня очень болит голова от алкоголя! — ответила я с грустной улыбкой на своём лице.

— Это очень хорошее вино! Данила знает, правда братишка? — теперь внимание Артёма переключилось на кузена, на что тот фыркнул и теперь отпустил моё колено. Теперь я хоть смогла вздохнуть свободно.

— Не имею понятия! Странно только то, что ты смог приехать! А как же универ? Пришлось забить? — в разговор вступал Данила, а родители чувствовали надвигающуюся бурю.

— Так уже получилось, что я перевожусь в Волгоград! — в глазах Артёма появлялась ярость, но мой брат не унимался к нему приставать со своими расспросами:

— Неужели тебя выгнали?

— Даня! Артём! Перестаньте! Вы не забыли, что находитесь на день Рождении у бабушки? — мама Соня вмешалась в их ссору, но они кажется не собирались отступать от своей увлекательной беседы.

— Прости мамуль! Не удержался! — налил себе сок Даня, его внешний вид показывал мне, насколько он сбешён.

— А ты маленький балбес уже выбрал, куда ты пойдёшь? — подколол его Артём, возможно, он знал все секреты моего ненаглядного братца.

— Без твоих советов разберусь! — ответил ему Даня, а у самого руки сжались в кулаки.

— Даня! Я помню твои картины! Боже мой, я молю тот день, когда к тебе придёт вдохновение, и ты снова начнешь писать! — прервала их беседу бабушка, а мне стало даже грустно от её слов. Он был художником? А потом я вспомнила тот страшный рисунок в школе, он был выполнен достаточно профессионально, теперь понятно, кто автор этого произведения.

— Может закроем эту тему! — настроение моего брата было окончательно испорчено, он кинул салфетку на стол и вышел из-за стола.

— Не обращай внимания на этого психопата! Ты мне лучше расскажи, а чем ты планируешь заниматься? — Артём приблизился ко мне ближе и впился своими голубыми глазами. Они были, как ясное небо, которое бывает только весной. Если Данины глаза излучают страх, темноту и агрессию, то эти глаза окутывают меня теплотой. Могла ли я доверять Артёму? А вдруг это всё маска, за которой скрывается что-то плохое.

— Ты старше Дани? — не знаю, почему решила спросить я. Родители вели оживлённую беседу с бабушкой и не обращали на нас внимание.

— Увы Да! Мне 19 лет, а этого засранцу скоро 18 лет! Вот такие у нас гениальные отношения с ним! Скажи, он ведь не причинил тебе ничего плохого? — его большой палец медленно провёл по моей ладони, и мне стало щекотно. По телу покатились мурашки, и я немного засмущалась, но палец Артёма продолжал меня ласкать, как маленького котёнка.

— Дашенька! Ты нуждаешься в ласке! Я могу её тебя дать! Его предложения пугали меня, по телу раздавалось знакомое тепло. Я подняла свои глаза, а он уже переместил свою руку ко мне на спину и стал поглаживать её, не отрывая своего взгляда от меня.

— Артём! Я плохо тебя знаю! — мои слова его не пугали, он придвинулся ко мне совсем близко так, что его губы находились совсем близко к моим.

— А что ты хочешь знать? — его глаза уставились на мои губы, он гипнотизировал меня, а я не должна была податься провокации.

— Я Артём Питерский! Будущий юрист! А ещё увидел самую красивую девушку на свете! Её кожа нежная, как персик! А глаза имеют цвет шоколада! Скажи тебе, кто-либо об этом уже говорил? — он был напористым юношей, видимо это было у них всех в крови.

Мама Соня включила музыку, после чего Артём взял мою руку, поднёс к своим губам и поцеловал:

— Могу я пригласить очаровательную девушку на танец? Я просто не могла отказаться, это показалось бы неправильным. Он был настолько нежным и привлекательным, что у меня закружилась голова. Мы вышли в центр гостиной. Он придвинул меня к себе ближе и положил свои руки ко мне на талию. Он видел, насколько я скована, мне казалось, что все на нас смотрят.

— Расслабься! Я не стану приставать к тебе! — шепнул он мне нежно на ухо.

— Дело не в этом! Я просто не умею танцевать! — рассказала я ему всю правду, а он прижал меня к себе ещё ближе, теперь я не смогла бы скрыться от самых синих глаз на свете.

— Ты так и не сказала, кем ты хочешь стать?

— Раньше в детстве я увлекалась археологией! Старинные здания это так увлекательно! Я бы с удовольствием поступила на архитектурный факультет! — это была моя давняя мечта с детства, но возможно она не осуществится в связи последних обстоятельств.

— Дашенька! Все свои мечты нужно осуществлять! Понимаешь жизнь слишком коротка, чтобы терять её просто так! — он говорил правду и мне казалось, что мы знаем друг друга не один год. Но тут моё дыхание остановилось, в комнату вернулся монстр, человек, который желал моей смерти. Даня облокотился о стену и устремил свой взгляд на нас. Мне расхотелось танцевать и я отошла на шаг от Артёма:

— Спасибо за танец! Ты не знаешь, а где здесь уборная? Не успела я задать своего вопроса, как к нам подошёл Даня, руки затряслись, а сердце стало выбивать сто тысяч ударов в секунду.

— Позволь я провожу свою сестру? — спросил он у Темы разрешения, но про себя я молилась, чтобы он не отпустил меня никуда с этим дьяволом. Даня галантно взял меня за руку и мы пошли в сторону уборной. Как только он открыл дверь, я поняла, что он меня обманул. Это не была уборная, это был большой кабинет с выходом на огромный балкон.

— Где мы? — мои глаза в испуге встретились с его, на что он засмеялся, как психопат.

— В аду! — стал он снова приближаться ко мне, теперь он хотел загнать меня на балкон.

— В доме полно народа! Я закричу! Ты не сможешь причинить мне столько боли! — мы находились на балконе, я стояла у края перил.

— Что сестричка? Нашла себе защитника? Как ты думаешь, тёмный принц против белого, кто выиграет? — приблизился он ко мне, его грудь прижалась к моей. А моё тело наклонилось ниже, я так боялась, что мы не рассчитаем свои силы и упадём вниз с балкона.

— В смысле?

— Всё очень просто! Ты думаешь, что тебя, кто-то спасёт! Ведь сейчас, когда я делаю так, тебе Тёмочка не поможет! — мой брат наклонил мою шею, а сам впился в неё жестоким поцелуем. Он укусил меня за шею, теперь на ней останутся его следы. Его руки не давали мне вырваться от него.

— Отпусти меня! Мне больно! Больной ПСИХ! — оторвался он от меня, его серые глаза превратились в чёрные.

— Какой танец! Какие влюблённые! Прям сказочка на ночь! Но знаешь, что произошло в конце этой сказки? — развернул он меня к перилам балкона, а сам подошёл ближе. Получилось так, что моя спина была прижата к нему. Наклонив меня через перила он продолжил свой ядовитый бред:

— Потом чёрный принц скинул НИЧТОЖЕСТВО с балкона! Ну что ты готова умереть? — моё тело наклонилось слишком сильно, казалось ещё движение и я упаду. Боже мой, что мне делать? Старалась вырваться, но он был гораздо сильнее.

— Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Если бы ты только ЗНАЛ, КАК я тебя ненавижу! — из моих глаз потекли слёзы. А он рассмеялся, как дьявол, который заполучил себе в плен сладкую душу.

— И не только ты одна! Как меня бесят твои шоколадные глаза! Твой нежный голосок! Ничего сегодня ночью ты сдохнешь! — его руки сжимали мою шею и мне становилось ужасно больно, как никогда. Но потом он прервался, я стояла перед нив такой позе, что наводило совершенно на другие мысли:

— Хотя может сначала трахнуть тебя? Ох как бы я повторил тот случай в библиотеке! Когда мы практически пустили тебя по рукам! — признался он, а я тем временем ударила его по ноге и направилась прочь из балкона.

— А ну стой тварь! Я подбежала к двери и пыталась её открыть, но она была заперта.

— Помогите! — закричала я на всю комнату, после моих криков должен был точно, кто-то прийти и спасти меня. Глаза демона были уже совсем близко, все пути к моему спасению были тщетны.

Но, кажется, небеса меня услышали, потому что через несколько секунд дверь кабинета открылась, я увидела своего спасителя.

— Даша? Что случилось! — Артём уставился на Даню, который хотел сбросить меня с балкона. Его голубые глаза превратились в черные от злости, он подбежал к Даниле и дал ему в челюсть.

— Ты вообще охренел? — губы моего брата все в крови, а я в слезах отползла от них, потому что безумно боялась попасть в их перепалку.

Даня, недолго думая ответил ему тем же, кулак попал в челюсть Артёма, и между ними завязалась драка. Я так сильно испугалась, что попыталась им помешать:

— Пожалуйста, не надо! Остановитесь!

— Как ты посмел к ней прикоснуться! — схватил Артём его за шею, а Даня не переставал сопротивляться его давке. Боже мой! Да они убьют себя, я не хочу стать разладом в этой истории.

— А что ты мне сделаешь? Между прочем я не просто её касался! — наглый взгляд Дани прошелся по моему телу, на что я опустила своё платье ещё ниже, но к сожалению, оно было слишком короткое.

— Что ты сказал? Это правда, Даша? Что он тебе сделал? Клянусь я зарежу его лично, своими руками! — голос Артёма рвал и метал, признаться честно я и не знала, что всё может закончиться так печально. Я хочу домой, чтобы забыть всё как страшный сон!

— Артём! Пожалуйста, отпусти его! Мы просто повздорили, он ко мне и пальцем не прикоснулся! — врала я только, не знаю почему, ведь сейчас мой приёмный брат мог, наконец, получить по заслугам. А Я могла обрести спасителя в лице Артёма.

— Дети! Что вы тут делаете? — к нам пришла Анна Викторовна, она уставилась на нас с широко раскрытыми глазами.

— Бабуль! Мы тут играли в одну игру! — выкручивался Даня из этой неловкой ситуации, на что мы с Артёмом переглянулись.

— И как называется эта игра? Может, просветишь меня? — переспросила именинница, не отводя своих подозрительных глаз.

— Пусть Тёмочка расскажет! — фыркнул Даня и вышел из кабинета, и следом за ним вышел Даня. Мне тоже захотелось спрятаться от всей этой неловкой ситуации. Но рука Анны Викторовны задержала мою и я испугалась:

— Постой Дашенька! Тебе незачем меня бояться! Я так давно хотела с тобой познакомиться! Пойдём со мной! — мы пошли на первый этаж, мама Соня и папа Алексей смотрели телевизор и оживлённо что-то обсуждали. Куда Подевались Даня и Артём? Мы вышли в роскошный сад. Несмотря на осень здесь цвели великолепные цветы. Такого красивого сада я не видела в своей жизни никогда.

— Как здесь красиво! Кто всё это сделал?

— Я Дашуль! Садись на эти качели! Давай выпьем с тобой по чашечке чая! Надеюсь, ты не против? — добрые глаза Анны Викторовны встретились с моими, и я одобрительно ей кивнула головой.

— Ну рассказывай! Как ты уже подружилась с Данилой? — налила она мне чай, а я не знала, как выкрутиться от её вопроса.

— Конечно! А почему вы спрашиваете? — взяла я чашку в свои руки, а бабушка продолжила свой допрос:

— Я может и старая! Но так уж вышло, что я не дура! Я знаю на сколько Данила проблемный юноша! — она читала меня как раскрытую книгу, а мне было неприятно осознавать, что эта милая женщина права.

— Да я с вами согласна, но мне кажется у нас с ним всё впереди! — натянула я на своё лицо улыбку, а самой было страшно признать, что это никогда не случится. Данила Питерский никогда не изменится, всего час назад он хотел меня изнасиловать, а потом сбросить с балкона. Может, стоит рассказать всю правду этой милой пожилой женщине?.

— Он постоянно на тебя как-то странно смотрит, и это меня пугает! Что с ним, то ли он восхищается тобой! Хотя признаться честно, ты красивая и это отвлекает внимание! Но с другой стороны, его глаза полны вражды и мести к тебе! — она рассуждала о таком личном, а сама смотрела вдаль.

— Когда был жив мой муж, его дедушка, он был другим! Как я скучаю по тому Даниле! Красивый, добрый мальчик, к тому же ещё художник!

— Почему Даня не продолжает рисовать? — не знаю, зачем я задала вопрос, который в принципе не должен меня касаться вообще. Даня психопат, испорченный богатенький мальчик, который никогда тебя не станет уважать. Для него я НИЧТОЖЕСТВО!

— Это случилось из-за Алисы! Боже мой, на свете не было добрее девочки! Как он её боготворил, ты бы видела их в детстве! — казалось, бабушке было настолько трудно всё это говорить, она взяла салфетку в свои руки.

— Они были очень дружные?

— Представь себе да! Даня всегда её любя дразнил, но готов был убить за неё любого человека! Но судьба решила по-другому! — покинула она своё место и пошла в сторону цветов. Мне стало так грустно после её слов. Он любил свою сестру? Значит в его сердце любовь имела место, он ещё не мёртвый человек, его можно вылечит от всей его ненависти и грубости.

— Простите, что затронула для вас такую грустную тему! — извинилась я, а сама отпила чай, который стал совсем холодным.

— Не извиняйся! Я сама долго отходила после смерти Алисы! Где я была в тот день! Почему не заперла в своем доме! — стукнула она своей рукой по горшку с цветком.

— Вы не виноваты, что она умерла, это просто судьба! Мы и сами не знаем, на сколько, долго нам в жизни суждено пробыть с нашими любимыми! — на моих глазах появились маленькие слезинки, потому что сейчас я вспоминала былое время с моими родителями.

8 лет назад

— Паша! Ну, посмотри уже двенадцать часов, а наша соня ещё не встала! — голос мамули разбудил меня давно, но я не хотела вставать. Мне так не хотелось ехать к бабушке Рите, она меня не любит, а всё время ругает.

— Мама! Можно я останусь дома? — спустилась я на первый этаж дома, потёрла свои сонные глаза и расправила волосы.

— И почему же моя маленькая принцесса не хочет ехать к бабушке! — наклонилась ко мне мама и поцеловала в щёку. Папа собирался в дорогу, он прошептал мне:

— Доброе Утро Дашулька! — он всегда меня так звал, обычно имя Даша, не подразумевает «Дашулька», но от папы это было настолько приятно слышать. Я улыбнулась и вернулась к разговоре с мамой.

— Бабушка Рита опять заставит меня читать, а я хочу играть и строить домики из конструктора. В детстве я обожала строить пирамиды, здания, огромные дворцы, где могла сама прятаться и воображать себя принцессой. Родители видели насколько мне интересно и всегда мной восхищались.

— А я думала, что мы попробуем знаменитое апельсиновое варенье! Увы, но лучше, чем бабушка Рита его не готовит никто. Мои глаза загорелись от вкусной сладости, я больше всего на свете любила апельсины.

— Хочу! Хочу варенье! — захлопала я в свои ладоши, на что мама погладила по моим волосам и сказала:

— Иди наверх, няня Виктория тебе поможет собраться! Мы с папой только мигом в магазин и обратно! Хорошо не будешь скучать? — обняла она меня так, как будто мы с ней больше никогда не увидимся.

— Мамуль я не буду скучать! Обещаю! Приходите поскорее!

Я собралась очень быстро, выбрала своё любимое голубое платье. На улице стояло лето, солнышко ослепляло мои светлые волосы. Няня Виктория заплела мне косичку. Прошёл час, два, но родители не возвращались. За окнами наступал вечер, и на улице можно было увидеть яркие огни машин, которые освещали улицы.

— Няня Вика! А где мама и папа? — подошла я к ней, но так и не получила ответа. Тот день стал последним, когда я виделась со своими родителями.

Наше время…

— Даша! Даша! — отвлекла меня Анна Викторовна от старых воспоминаний, я так давно о них не думала, что мне казалось, что я уже забыла, какими были мои родители.

— Простите, я задумалась!

— Я ничего не знаю о тебе, только то, что тебя привезли из детдома! Так просто туда не попадают! Может, расскажешь, как ты там оказалась? — накинула она на мои плечи вязаный плед и присела рядом.

— Мои родители разбились на машине, когда я была совсем маленькая! Родственников у меня не было, и поэтому я попала в это ужасное место! — рассказала я ей правду, хотя мне самой показалось, что мне становится легче.

— Дашуль, ты сможешь! Ты переживёшь этот момент! Я не дам тебе грустить! И ты обретёшь своё счастье! Иди ко мне! — она так нежно меня обняла, и мы обе заплакали, моя бабушка умерла сразу после гибели родителей. Уверенная девочка Даша превратилась в НИЧТОЖЕСТВО. Помню, как я боялась смотреть на детдомовских детей. Они мне казались такими жестокими и бессердечными, к счастью мне довелось познакомиться с Ритой, мой любимой подругой.

— Анна Викторовна! Мне сказали, что до меня у вас было шесть приёмных внучек! Извините за подробности, что с ними стало? — этот вопрос мучает меня с того момента, как я оказалась в доме семьи ПИТЕРСКИХ.

— Честно, моя дочь говорила, что они все вернулись в детдом, потому что страдали! Но мне это казалось очень странным, потому что знаю, как моя дочь к ним относилась! Она же больна, её лечит наш знакомый психиатр.- выдала мне бабушка на одном дыхании.

— Больна? Это всё из-за Алисы?

— Да, она не могла остановиться, после первой приёмной дочери, появилась вторая, я ей всегда говорила, если девочкам не нравится, может стоить выбросить эту идею и воспитывать единственного сына!

— То есть сейчас они живут счастливо, но только в дали от этого дома? — мне трудно было в это поверить, а как же Данила с его адскими муками, не ужели он их не тронул даже бы пальцем?

— Мне не известно всё это! Хотя подозреваю, что Данила в этом замешан точно! Но тебя так просто я не отпущу! Если что-то будет не так, Даша, не уходи! Приходи ко мне я не дам тебя в обиду! — я поверила всем сердцем этой милой женщине. Какой он идиот, иметь такую бабушку и проявлять свой эгоизм. Казалось, время пролетело совсем незаметно.

— Мама вы давно тут с Дашей беседуете? — к нам подошла мама Соня, она была очень удивлена увидеть нас вдвоём.

— Мы просто немного посплетничали! Хотя Даша тебя пора уже домой, завтра в школу! — ещё раз обняла меня моя приёмная бабушка, и я направилась в дом.

Артём спускался со второго этажа, у него был очень взволнованный вид:

— Как ты?

— Всё хорошо! Я поеду домой, спасибо, что заступился сегодня!

Артём приблизился ко мне так, что мы стояли вплотную. Странное тепло окутало моё тело. Его глаза опустились на мою грудь, которая дрожала от такого внезапного прикосновения. Его большой палец коснулся моего подбородка, плавно переходя на мою шею.

— Артём, что ты делаешь? — боялась я сойти с ума от такой ласки.

— Любуюсь тобой, а что? Нельзя? Видишь, даже мой брат по тебе с ума сходит! — слова Артёма приводили меня в шок.

— Ты перепутал, он ненавидит меня!

— Я открою тебе секрет Даша! — прошептал он мне тихо на ушко

— Какой? — посмотрела я в его голубые глаза, которые казались гораздо темнее в таком освещении.

— Ты сладкий наркотик для плохих мальчиков! Тебя хочется изнасиловать, а потом разорвать на куски! Будь осторожна с моим братом! — слова Артёма привели меня в некое недоумение. Он нежно поцеловал моё оголённое плечо, бросив напоследок:

— Я жду не дождусь следующей нашей встречи Дашенька! После этого он направился к своей машине. Мне было сложно понять все поступки Артёма Питерского. Он так яростно противостоял своему брату, но я так боюсь ему доверять.

Глазами я искала своего монстра, куда он подевался?

— Даша мы готовы ехать! Ты идёшь? — мама Соня забирала свою сумку и надевала куртку.

— А где Данила? Он уже в машине? — спросила я её внезапно.

— Этот проказник уже уехал! У него встреча с другом! Давай собирайся уже поздно!

Всю дорогу мы ехали молча, не проронив ни слова. Но признаться честно, я была счастлива, познакомиться с такой женщиной, как Анна Викторовна. Теперь она стала для меня лучом света в этом тёмном царстве Питерских.

От лица Дани Питерского.

— Ну, ты узнал всё про эту МЕРЗОСТЬ? — стоял я на крыльце дома Сашки, и ждал ответа на поставленный мой вопрос.

— Вот всё здесь! Какие красивые фоточки в детстве! Даня я так хочу её трахнуть! Когда мы это сделаем снова! — настаивал мой друг, а я не слушал его. Руки листали бумаги и проходили глазами по фотографиям девочки с безумными шоколадными глазами. На этих фото она была такой счастливой! Что с ней стало?

— Я сотру эту довольную улыбку с ёё лица! Она будет унижена, оттрахана и изуродована! — добавил я на одном дыхании, а Сашка крикнул на всю улицу.

— Мне так хочется схватить её за руки, а потом снять с неё трусики! Скажи Даня, ты разве не залез в её трусики! Чёрт да она же целка! Это ведь так заводит!

— Сегодня был один момент, я мог жёстко отыметь её, просто задрав платье! Ну, что будем придумывать гениальный план, я сам не успокоюсь, пока её не заберу её достоинство!

— А с друзьями поделишься?

— Для друга мне ничего не жалко! ДАЖЕ Это Ничтожество! — а у самого глаза прошлись по строчке, где было указано, что её родители разбились на машине. В сердце предательски кольнуло, она осталась сиротой так рано. Но Даня Питерский не знает что такое пощада, он просто должен избавиться от зависимости, которую ощущал от этой девушки. Её глаза плавили его сердце, взмах ресниц заставлял млеть от её красоты, но он никогда себе не признается, что это НИЧТОЖЕСТВО тронуло его.

— До завтра! И завтра моей сестричке точно будет Жарко!

— Жду не дождусь, её измученных криков! Кстати, а как там наш фильм? — спросил меня Сашка, как только я собирался сесть в машину.

— Режиссёр Данила Питерский, главная героиня Даша Саврасова, скоро в кино! Ожидайте!

ГЛАВА 10 ТЫ МОЙ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ АД…

Утро понедельника не предвещало ничего хорошего, я знала, что не стоит расслабляться, потому что мой брат что-то задумал. Не мог он просто так уйти с бабушкиного дня рождения. Сегодня стояла пасмурная погода, за окошком моросил дождик, и на миг я вспомнила последний день в детдоме, как же я соскучилась по Рите! Надев черный свитер и клетчатую юбку, я спустилась на завтрак.

— Доброе утро! — сказала я как можно увереннее, кажется, я начинаю примерять на себе фамилию Питерских.

— Молодец ты уже проснулась! Не то, что твой брат! Он вчера так поздно вернулся! — готовила Соня бутерброды с колбасой, а я помогла поставить чашки на стол.

— Вся семья в сборе! — бодрый голос Алексея Питерского раздался в гостиной.

— Даня! Ты не забыл, что сегодня в школу? — крикнул папа, подходя к лестнице. Данина комната, была совсем рядом с ней, так что он прекрасно слышал, что его зовут.

Мы сели за стол и принялись завтракать. Я услышала уверенные шаги моего брата. Подняв глаза, я увидела, что сегодня на нём был одет серый костюм с чёрной рубашкой, этот образ ему так шёл, что у меня перехватывало дух. Взъерошенные волосы после душа прекрасно дополняли весь его стиль. Серые глаза, которые мигом превращались в чёрные, когда она меня смотрел пронзили меня. Он склонил свою голову, точно готовясь сказать некую гадость в мой адрес.

— Сестричка! А ты знаешь, что эти бутерброды могут испортить твою тощую попку? — мама и папа переглянулись, а я застыла с хлебом в руках.

— Даня, что ты такое говоришь, посмотри какая она худая! Даша не слушай его, кушай! Тем временем брат обошёл стол своей хищной походкой и присел напротив меня, странно обычно он садился рядом со мной, а сегодня предпочёл мучить меня своими глазами. Наливая себе чай, он не отрывал от меня свой взгляд, мне казалось, что сейчас я подавлюсь от такого напряжения.

— Дети! Спасибо вам за Вчерашний праздник! Бабушка в восторге! — отвлек меня от желанного монстра, папа Алексей.

— Как тебе Анна Викторовна? — повернулась ко мне Соня, она так боялась услышать мой отрицательный ответ, но я её обрадовала:

— Она замечательная женщина! Никогда бы не поверила, что встречу такого мудрого и доброго человека! — попробовала я свой чай, но он оказался горячим. Я обожгла свои губы и невольно провела по ним свои языком. Взгляд Дани похотливо прошёлся по ним, а через несколько минут я услышала звук пришедшей смски. Неуверенно взяв свой телефон, я прочитала содержимое:

Тренируйся! Давай ещё раз оближи свои губы язычком! Ведь шлюха должна уметь делать минет!

От такого сообщения меня заколотило, моё лицо побледнело, я посмотрела на этого похотливого ублюдка, который приподнял свои брови и вытянул свои губки, имитируя поцелуй. Я начала набирать сообщение этому мерзавцу:

Может попросишь свою шлюху, как там её Катя кажется? Доставать свою сестру это так аморально!

Со спокойной душой я нажала отправить и ждала, когда же он прочтёт моё сообщение. Даня взял свой телефон и засмеялся:

— Дань, что с тобой? — увидела его довольную улыбку мама Соня.

— Да так мам! Просто вспомнил кое-что! После этого я увидела, что он что-то набирал на своём смартфоне. Через несколько секунд ко мне пришло сообщение:

НИЧТОЖЕСТВО! Сегодня ты пожалеешь об этом! Я лично отрежу твой дерзкий язычок и прослежу, чтобы тебя оттрахали в рот! Вот тогда и посмотрим, какая ты не шлюха!

Мой приёмный брат не мог остановиться, хорошо, что время завтрака было закончено и нам пора было ехать в школу. Взяв свой тяжелый рюкзак, я направилась к машине, сегодня я решила сесть рядом с Алексеем, не хотелось терпеть своего братца. Мама Соня собиралась в магазин за покупками, а потом на прём к своему психотерапевту. Как только мы приехали. Даня хлопнул дверью и выпрыгнул из машины. Я увидела как королевская свита окружила его, во главе которой была Катя, она повисла на нём, как грязная потаскуха, а он улыбался ей, он никогда так не улыбается мне. Что с тобой Даша? Ты ревнуешь? Ты забыла, он тебя ненавидит! Он тебя презирает! Он мечтает, чтобы ты покинула его жизнь раз и навсегда!

— Ты не обращай на Даню внимания! Переходный возраст! Удачного дня! — пожелал мне Алексей и уехал. Что касается меня, я пошла к зданию, которое мне казалось тюрьмой. Всё что рядом с Данилой это тюрьма, ад и зло. Ко мне подбежала Лера, но я не хотела с ней общаться.

— Даш! Даш! Я никак не реагировала на её слова.

— Ну постой! Прости меня! — выдала она так искренне, я остановилась и повернулась к ней:

— За что? Не переживай я уже привыкла, что все относятся ко мне, как НИЧТОЖЕСТВУ! — развернулась я и снова направилась в школу.

— Я не хотела предавать тебя! — догнала она меня и коснулась моего плеча, но я убрала её руку.

— Не бери в голову мне уже всё равно!

— Что они сделали с тобой? — голос Леры был взволнованный.

— Ну, что он тебе пообещал? Поцеловать тебя? Погулять с тобой или? — начала я вредничать, на что Лера отвела свой взгляд и замолчала, но потом ответила:

— Он пригрозил, что он и его дружки изнасилуют меня! Я просто испугалась Даш! Мне казалось, что мир остановился, он точно больной мерзавец.

— Что? Так это действительно было спланировано?

— А ты только что поняла? Конечно, он всё заранее это спланировал! В воде, которую ты пила было снотворное! Я бы никогда тебя не бросила в библиотеке! — оправдывалась Лера, а я понимала, насколько реалистична моя приближающаяся смерть.

— Это значит, мне скоро придёт конец! — села я на скамейку около школы, Лера повернулась ко мне и добавила:

— Ты бы видела его озорной огонёк в глазах, когда он угрожал мне! Я не знаю Даш, может нам организовать твой побег, мне кажется Даня не остановится пока не разрушит твою жизнь полностью! С другими сёстрами не было так!

— А как было?

— Я же знала только последнюю, по-моему Аня, так вот он сначала издевался над ней, а потом она стала бегать за ним. Помню кричала ему около школы: Даня я люблю тебя! А он смеялся и говорил, что она психичка, а потом видимо ей это надоело, и она покончила жизнь самоубийством!

— Лера! Как такое чудовище можно полюбить? — перебила я её, после чего она продолжила:

— Даня пусть и психопат, но согласись он безумный красавец! А то, что он делает с девушками в постели, про это можно писать романы.! — после её слов я вспомнила его губы на своих губах, они терзали меня в своём сладком плену. Нет, он не нравится мне! Я точно знаю, что он никогда не будет нравится мне!

— Посмотрите! НИЧТОЖЕТВО! — подошла к нам свита, состоящая из моего братца его дружков и этой девицы Кати.

— Эх Даня! Ну почему все твои сестрички такие страшные! — пыталась меня унизить эта змея, и я начинала кипеть от злости.

— Сам не понимаю, откуда родители привозят этих грязных кукол! А эта даже целоваться не умеет! — его глаза нашли мои, и мне стало обидно. Давай Даша скажи, что он не прав, скажи, что ему нравился тот поцелуй. Ведь именно он стал его инициатором.

— Отстаньте от неё! Вы, кажется, в школу шли! — вмешалась Лера, а я её остановила:

— Не надо Лер! Да, к сожалению ты можешь спать только со своими приёмными сестричками, потому что другие девушки с таким психопатом и уродом просто не лягут в постель! — от моих грязных фраз Сашка просто открыл рот, все думали, что я снова заплачу и убегу, как подбитый зверь. Мой брат наклонился ко мне совсем близко и пригрозил:

— Добро пожаловать в АД! И Знай, сегодня ты не спасёшься! Посмотрим, сколько парней выдержит твоя киска! А может ты сможет их всех обслужить через рот? — присутствующие школьники засмеялись над его идеальной речью. Прозвенел звонок, нужно было идти на урок русского языка, который находился на третьем этаже в правом крыле здания. Как только эти придурки зашли в школу, я поднялась со скамейки, и пошла в школу следом за Лерой.

Учитель написал на доске число и начал урок:

— Лера! Раздай тетради! Сегодня мы пишем диктант!

Первый урок закончился совсем быстро, нам не нужно было покидать кабинет, потому что урок литературы проходил в этом кабинете. На перемене я осталась в классе, мне не хотелось куда-то идти. Мой брат сел на первую парту посадив к себе на колени Катю. Мне было настолько противно от всей этой мерзости. Она положила свою голову к нему на плечо, а он жадно поцеловал её в шею, после этого уставился на меня. Что он хотел показать своим поступком? Мне совершенно наплевать, что они делают. Дальше его руки пробирались к ней под юбку, девушку довольно захихикала и сказала:

— Идём в туалет! Я сделала вид, что ничего не слышала и уткнулась в книгу, под названием «Мастер и Маргарита». На сегодня нам задали пересказ, а я кажется не совсем хорошо подготовилась. Катя выбежала из кабинета, я огляделась помимо моего брата и двух одноклассников никого не осталось. Он положил свою руку на страницу, которую я читала. Подняв свои глаза, я столкнулась с его лбом. Даня недовольно прошептал:

— Понравилось, что ты видела?

— О чём это ты? — отодвинулась я от него подальше.

Оно обошёл парту и присел ко мне рядом. Я тяжело задышала, только не сейчас, он не прикоснётся ко мне больше.

— В последнее время ты много на себя берёшь и дерзишь! Позволь напомнить тебе, что мой нож всегда готов украсить твоё ничтожное тело! Давай прямо сейчас порвём твои трусики, всё равно за ними нечего скрывать- его ядовитый тон раздражал меня с каждой секундой.

— Кажется, твоя Катюша ждёт тебя в туалете! А ты тут тратишь время со своей сестрой, которую ненавидишь! Это очень плохо Даня! — ответила я ему с сарказком, на что он схватился за мой свитер и приблизил к себе на столько сильно, что наши носы соприкоснулись:

— Потому что когда ты рядом я не могу нормально дышать, спать, ты забираешь мой кислород! Когда я вижу твои глаза, мне хочется всё крушить и убивать, зная, что тебе хорошо, мне тяжело существовать! Хочу видеть твои слёзы, много слёз! Потому что ты…

— НИЧТОЖЕСТВО! Я знаю… Только знай, что я тоже ненавижу тебя! Ты думаешь, что производишь на меня какое-то впечатление, но это не так! Хочу поскорее оказаться подальше от тебя и не важно где, хоть в аду! — взяла я свою книгу и пошла прочь из класса, на моих глазах выступили слёзы. Он ненавидел меня всей душой, а я думала, что всё в какой-то момент изменится.

— Даш! Смотри, я принесла тебе крекер! — Лера протянула мне ароматное печенье, но я отказалась.

— Ты это из-за него? Нашла из-за кого плакать! Я тебя на пять минут оставила, а он уже успел к тебе добраться.

Литература началась с проверки домашнего задания. После пересказа Мастера и Маргариты, учитель обратился к нам:

— А теперь скажите мне, как человек может спастись, если он оказался в трудной ситуации? Даня Питерский!

Мой брат неохотно поднялся и спросил у учителя:

— Что значит, оказался в трудной ситуации?

— Допустим, он попал в беду! В конце неделе вам писать сочинение на тему

«Решение Жизненных проблем».

— Я пожалуй выйду к доске, пусть все послушают! — Даня вышел к доске, даже не спросив разрешения у учителя.

— Так вот! Приведу вам пример, одна моя знакомая девушка приехала в большой город. Сиротка неопытная, верила в сладкие мечты, но вдруг на её пути появился очень злой и опасный юноша! — глаза Дани переместились на мою парту, а я затаила дыхание, он рассказывает историю про меня.

— Довольно интересно! Продолжайте Питерский! — одобрил его высказывание наш учитель, а у меня в горле встал ком.

— Она думала, что мир состоит из добрых людей, но это парень организовал на неё нападение вместе со своими дружками! И что же случилось потом, девушка просто покончила жизнь самоубийством! Так вот ей никто не смог помочь! НИКТО!!! — последнее слово он буквально выплюнул и адресовал его мне, а я поняла, что он хочет от меня, ему нужны не просто мои слёзы, он хочет моей смерти.

— Даш! Он не о тебе ли говорит? — шепнула мне на ухо Лера. А я задумалась, и не сразу ей ответила:

— Он чудовище! Перед всем классом рассказывает, как хочет меня прикончить! — руки потели от волнения, сердце стучало просто невыносимо.

— Ну что ж! Это ваше мнение, довольно тяжёлый пример! Давайте попросим прокомментировать вашу историю, итак кто же эта сделает, ах, да, Дарья Саврасова прошу к доске! — сказал учитель, а я уже на ватных ногах покидала свою парту

— Я могу садиться? — обратился к нему Данила.

— Погодите! Проведём беседу! Дарья! Что вы думаете по поводу этой истории?

— Даже если девушка покончила жизнь самоубийством, она спаслась всё равно! — глаза Данилы недовольно метнули в меня стрелы.

— Почему вы так считаете?

— Она стала свободной, как птица, больше нет издевательств, нет опасностей, она смогла наконец-то вздохнуть свежим воздухом! Её душа встретилась с её близкими! Это счастье, поэтому я не считаю самоубийством ужасным происшествием в её жизни!

— Тогда почему ты до сих пор этого не сделала? — повернулся ко мне мой брат, кажется, он забыл, что мы находимся на уроке.

— Пока во мне есть силы, я буду бороться до конца, даже если весь мир против меня! Пусть сердце всё в крови, но в душе есть вера, я смогу выжить и доказать этому мерзавцу, что он не властен надо мной! — у Дани не нашлось нужных слов. Он не думал, что я так войду во вкус и стану рассуждать на такую сложную тему.

— Похвально Дарья! Вы реально спасли только что эту девушку! За это мы поставим вам пять! — похвалил меня учитель, а я не поверила своим ушам.

Даня недовольно присел за свою парту, бросив хмурый взгляд на меня.

— Ты его реально сделала! Даш! Какая страсть! — восхищалась Лера.

— Про какую страсть ты говоришь? — повернулась я к своей подруге и нахмурила свои брови.

— Он так на тебя смотрел, когда ты говорила про своё освобождение, это было, как-то странно для меня! Что между вами происходит, Даш?

— В каком смысле что происходит! Он меня ненавидит и хочет убить, ты сама только что это слышала! — шептала я совсем тихо, чтобы нас не услышал учитель.

— Он слишком часто к тебе придирается, он не может отвести свой взгляд. Мне складывается впечатление, что он к тебе неравнодушен! — предположила Лера, а я засмеялась.

— Этого никогда не случится! Он меня презирает! Сколько раз я слышала это в свой адрес! Просто тебе хочется, чтобы всё закончилось хорошо!

— Жалко, что у вас всё так плохо, потому что вы прекрасно смотритесь вместе! — мечтала моя подруга, а я бесилась, потому что всё это мне казалось полным абсурдом:

— Лера очнись! Он монстр, который не успокоится, пока не выпьет всю мою кровь! Мне нужно придумать план, как поскорее спастись от него!

— Будем думать! Что сказал учитель?

— На списывай! — протянула я свою тетрадь подруге, как тут же услышала, что мой телефон завибрировал, это означало, что пришло новое сообщение:

Тебе не поможет самоубийство! Даже на том свете я достану тебя! Ты не сбежишь от меня так просто! Знаешь такую сказку: Нашей Дашеньке скоро конец! А кто слушал молодец!

Повернувшись к нему, я встретилась с его надменным взглядом. Он никогда не изменится, трудно поверить, что Данила Питерский был когда-то хорошим мальчиком. Слова Анны Викторовны совершенно не вписываются с реальностью, в которой я знаю этого мерзавца. Набрав короткое сообщение, я нажала на кнопку отправить:

А Дашенька всё таки попробует! Тебе назло ненормальный псих!

Весь день я провела будто на иголках, мне не хватало кислорода. У меня было ужасное предчувствие, все эти угрозы моего брата точно не доведут до добра. Последним уроком у нас была физкультура. Переодевшись в свои коротенькие шорты, и чёрную майку я зашла в зал. Все одноклассники посмотрели на меня с презрением, мне было так неуютно в этой для меня слишком откровенной одежде. Рядом с учительской дверью, стоял мой брат, он смеялся со своими дружками. Видимо он пока меня не заметил, значит, шанс остаться незамеченной у меня есть.

— Классный костюмчик! — подошла ко мне Лера сзади, что я аж вздрогнула.

— Лера ты меня напугала! — выдохнула я после такого напряжения.

— А что опять случилось? Только не говори, что Даня Питерских уже успел насолить тебе?

— А разве он останавливался? Понимаешь я не ношу таких вызывающих нарядов! Для меня это пошло! — возмущалась я над своим одеждой.

— Ты не знаешь просто нашего учителя по физкультуре! Ему наша форма важна, как утверждает он, такая одежда нам нужна для удобства! Старый извращенец! — согласилась со мной Лера, а я заметила позади себя злобный взгляд, он шепнул что-то Сашке, на что тот опустил глаза на мои шорты, точнее на пятую точку.

— Даша Саврасова! Передай учителю журнал, пожалуйста! Мне надо срочно на урок физики, двойку исправлять! — подбежала ко мне староста нашего класса, и я не могла, к сожалению, ей отказать. Трудность состоялась в том, что это шайка во главе с моим братом стояли прям впритык к учительской двери. Ну почему я всегда попадаю в места, где обитает мой ненаглядный братец? Взяв журнал в свои руки я пошла в назначенное место. Мурашки покатились по моему телу, было настолько волнительно, что не описать. Оставались считанные шаги до назначенной цели, как сильные руки перегородили мне путь, позади меня встали два других силуэта. Я подняла глаза и встретилась с довольными глазами Данилы.

— Смотрите! Она сама пришла в капкан! Детка, твои шортики уже нам всё продемонстрировали! — его глаза опустились к моим оголённым ногам.

— Дай мне пройти!

— А! ты решила сначала обслужить учителя? — прошептал он в моё правое ухо своим ядовитым голосом.

Рука его друга коснулась моего плеча, и я невольно вздрогнула, мне становилось настолько противно.

— Сладкие губки, которые сделают, нам всем минет! — услышала я голос Сашки, который был таким же подлым, что и Данила.

— Вы просто последние мерзавцы! — пыталась я их оттолкнуть и пройти в кабинет учителя. Но тут, же услышала увлекательное продолжение спектакля, в лице моего брата:

— Понимаешь, Даша любит, когда её насилуют! Она не любит нежностей! Подожди часок сестрёнка! Из кабинета вышел учитель, он посмотрел на нас удивлённым взглядом, но сказать что-либо Даниле он просто не решился. Неужели даже учителя его боятся, чёртов псих. Я передала ему журнал, на что он сказал возвращаться к девочкам. Когда я вернулась к своей группе, то увидела, как Катя сверлит во мне дырку своим взглядом. Только этого мне не хватало, ещё и эта змея строит мне козни. Она сделала шаг в мою сторону:

— Хватит вертеться около Данилы!

— Прости что? Возле кого? Так уж вышло, что он мой брат! Ты не против, стать его приёмной сестрой? Вот он обрадуется! — отвечала я ядовито этой стерве, сама не знаю, откуда во мне возрождалось это чувство ненависти. Эти монстры превращают меня в таких же жестоких людей, как они сами.

— Думаешь, ты ему нужна? Он просто хочет поскорее прикончить тебя! Я его невеста, и меня он не позволяет лапать своим умалишенным дружкам! Я для него королева! — а эти слова ранили меня, действительно. Он никогда не защищал меня от сильных рук Сашки, так скажем. Значит ему всё равно, что со мной станет, и как сложится моя судьба.

— Я не поняла, ты что ревнуешь?

— Заткнись! Меня просто бесит, что из-за тебя он сам не свой! Он настолько тебя ненавидит, что даже думать нормально не может! — кричала она на меня так, будто я последняя тварь на этой земле. Какое право имеют эти люди унижать меня. Лера подошла к Кате и оттолкнула её так, что та чуть не упала:

— Если ты ещё раз подойдёшь к Даше, я твои силиконовые губы точно сдую, а потом и грудь! Вали к своему Дане! На моём лице появилась улыбка, кажется, кто-то с небес меня услышал и теперь я могу хотя бы спокойно пережить урок физкультуры.

— Романова! Может, не будем срывать мне урок? Итак, класс бегаем пять кругов! — скомандовал учитель, и мы принялись выполнять его приказ. Я бежала вместе с Лерой, так получилось, что она обогнала меня, теперь я бежала одна. Но вдруг ко мне присоединился знакомый персонаж, его аромат одеколона я узнаю где угодно. Даня схватил меня за шорты и оттянул резинку так, что стали видны мои белые трусики. Он ухмыльнулся своей маленькой победе, не забывая выкинуть свои грязные словечки:

— Ты в трусиках? А я думал шлюхи, их не носят! После его слов я хотела ударить по его лицу, мы перестали бежать, и учитель мог в любой момент это заметить.

— Я не шлюха! Перестань меня так называть!

— Давай поспорим, что скоро станешь? — коснулся он своим большим пальцем моего носа, от чего по всему моему телу прошлись миллионы мурашек, я сама произвольно уставилась на него. Он был таким гадким, таким испорченным, но красивым, его красота, как роза шипами вонзалась в моё сердце.

— Не мечтай обо мне! Я тебя даже не хочу! Ты просто не в моём вкусе! Но поиздеваться и ещё раз напомнить, что ты НИЧТОЖЕСТВО, я только за! — добавил он порцию больных слов, адресованных мне. С каких пор я обижаюсь на его слова, очнись Даша, он не может тебе нравится. Ты его еще прости и поцелуй.

— Так катись к своей Кате, она уже заждалась тебя! Только прошу, отстань от меня! Что-то слишком часто ты уделяешь внимание своей сестре? — подошла я к нему и похлопала своими ненакрашенными ресницами. А во мне есть какая-то гордость.

— Дай свою руку!

— Нет, ни за что! — противилась я,

— Дай я сказал! — поднёс он мою ладонь к своим губам, а потом поцеловал ее, при этом его язык принялся водить по всей ее поверхности. Я тяжело задышала, он что сошёл с ума.

— Ты покраснела! Возбудилась? От меня ты никогда не дождёшься ласки, потому что я НЕНАВИЖУ тебя! — после своих слов он укусил мою ладонь, так что из неё пошла кровь. Я вскрикнула и посмотрела в его злые глаза. Почему он сначала ласкает меня, а потом причиняет мне невыносимую боль. Довольная ухмылка Дани полностью разбивала мою душу на несколько кусочков, выдернув свою руку от него я приложила её к своей губе, чтобы немного остановить кровь. Он не увидит моих слёз, этот монстр этого не достоин. Нужно было продолжать бежать, но мне не дали этого сделать. Вмиг я споткнулась об его ногу, которую он с удовольствием мне подставил, я разбила коленку. Довольный Даня бросил меня одну и побежал к своим одноклассникам, которые наматывали не первый круг.

— Даша! С тобой всё в порядке? — подбежала ко мне испуганная Лера, она помогла мне подняться. Я оттряхнула свои шорты и поправила майку.

— Да, как всегда идиотские игры моего брата! Он самый ужасный человек на земле! Я знаю, что никогда его не прощу! — в моих словах моментально вспыхивала злость.

— Никогда не говори никогда! Смотри не влюбись в него, на первый взгляд все симптомы Ани! — её слова привели меня в шок. Что всё это значит?

— Это не правда! Он даже не нравится мне! — прозвенел звонок, и мы медленно направлялись в сторону раздевалки.

— Я верю тебе! — сказала Лера, совершенно мне не доверяя.

— Лера, он издевается надо мной, как я смогу в него влюбиться?

— А ты уверена, что это уже не произошло? Ты постоянно на него смотришь, это очень заметно подруга! Но ты не понимаешь, что он псих, ему от тебя нужны только твои страдания! — открыли мы дверь раздевалки, и она достала футболку, чтобы переодеться. Я так и сидела на стуле, кровь из коленки напоминала о себе, мне нужен был пластырь.

— Лера! Я прошу тебя мне и так тяжело! В этой школе все смотрят на меня словно на белую ворону! Ах, ну, да забыла, что я НИЧТОЖЕСТВО! — эмоции накрыли меня с головой, что невозможно было спокойно дышать.

— Успокойся, я просто предположила. Тебе нужен пластырь! Я схожу к медсестре! Побудешь здесь пять минуток одна? — обратилась ко мне заботливая подруга.

— Да, думаю справлюсь! Я буду ждать тебя здесь! Она побежала в сторону медицинского кабинета, а думала над её словами. В раздевалке находились душевые кабинки, недолго думая я открыла кран с холодной водой и промыла свою рану. Вдруг я услышала, как дверь раздевалки открылась, я вышла навстречу пришедшей, как думала подруги:

— Лер! Ну что принесл…? — остановилась я на последней букве, потому что увидела далеко не её, а три противных силуэта. Они вальяжно сели нас тулья рядом со шкафчиками. Данила подмигнул мне своими бровями, а я поняла, что хорошего здесь мало. Недолго думая я направилась к двери, но услышала приказ моего братца, адресованный Сашке:

— Закрой дверь! А то наша девочка хочет сбежать!

— С удовольствием! Правда, солнышко? — повернулся ко мне этот мерзавец, что мне стало страшно, действительно страшно впервые за последнее время. Миша другой друг лишь молчал, он лишь проскользнул своим взглядом по моей кровоточащей ране.

— Я позову на помощь! Не прикасайтесь ко мне! — угрожала я жестокой расправе этим больным ублюдкам. На что Даня встал со своего стула и стал приближаться ко мне, как волк, который поймал свою крупную добычу. Мне ничего не оставалась, как отходить назад. Когда моя спина соприкоснулась с холодной стеной, а Данины глаза в буквальном смысле сожрали меня он произнёс:

— Покажи! Как ты будешь звать на помощь! Ну, давай кричи, а мы послушаем! Болит? — коснулся он раны на моей коленке, а я закрыла глаза от невыносимой боли. Но он надавливал на больную рану, не обращая внимания на мои мольбы.

— Дань! Твоя работа? Когда ты успел? — довольный Сашка подошёл ко мне с другой стороны. Теперь я была точно в западне, среди боли, похоти и глобального унижения.

— Саш! Она надела белые трусики! Может не будем терять время и снимем их? — переглянулся он с со своим другом, а я оттолкнула его в спину.

— Смотри брыкается! Дань, где твой нож? — его друг был словно маньяк, который мечтал, поскорее расправится со своей жертвой. Даня достал нож, который был до боли знаком мне, и засмеялся:

— Твои шортики тебя не спасут! Мы делаем разрез с одной стороны, а потом с другой и всё! — разрезал он мои шорты и осталась в одних трусиках. Паника охватила моё тело и я поняла, что сегодня я точно не спасусь.

— Чёрт возьми какая задница! Дань я хочу быть первым! НУ пожалуйста отдай её мне! — обратился Саша к Дане. Они делили меня, как вещь, так жутко я ещё не чувствовала себя.

— Не переживай, Даша всех обслужит! Правда сестричка? ШЛЮХА и полное НИЧТОЖЕСТВО! — его пальцы коснулись моего живота, при этом он не убирал свой взгляд от меня, его пальцы прорывались внутрь моих трусиков, моё сердце казалось остановится и больше никогда не возобновит свою жизнь. Куда подевалась Лера? Она опять бросила меня?

За 15 минут до этого.

От лица Дани Питерского.

— Смотрите, кто Идёт Лерочка! — поймал я её в коридоре, не давая пройти в раздевалку.

— Слушай, меня там Даша ждёт, я ей пластырь принесла! — говорила она так быстро, что я её остановил:

— Язычком своим так быстро будешь работать в другом месте! Давай пластырь я сам ей передам! — протянул я руку, на что она возразила.

— Знаю, как ты ей передашь! Она же из-за тебя разбила свою коленку! Когда же ты от неё отстанешь?

— Наверное скоро, с учётом её кончины! — улыбнулся я, а самому было неприятно от своих ядовитых слов.

— Она же тебя никогда не простит! Понимаешь, потом будет поздно! — решила Лера промыть хорошенько мне мозги.

— А мне и не нужно, чтобы она меня прощала! Моя задача превратить её жизнь в ад! А ты не вмешивайся во всё это! А не то присоединишься к ней! — пригрозил я этой глупой курице, которая бесила меня с каждой секундой.

— Что ты задумал на этот раз? — не унималась она.

— Саш, иди провод Леру до дома! И объясни ей, что не нужно совать свой любопытный носик туда, куда не нужно!

— Грязная скотина! Тебе гореть в аду! — закричала эта пустоголовая дура, на что я с удовольствием ей ответил:

— Очень жаль, но этого не случится! Потому что я и есть ад. Ты не знала я персональный ад Даши САврасовой! Вали домой, а не то я передумаю и заставлю всю школу тебя отыметь! Сашка взял её за локоть и повёл в сторону раздевалки, как меня бесили все эти никчёмные дуры. Почему я задумался над её словами? Даша тебя не простит! А зачем мне вообще нужно её прощения! Я хочу заставить её страдать, умолять меня не трогать её больше. Каждый раз, когда она плачет я возбуждаюсь, как зверь. Мне хочется её схватить и зацеловать до безумия так, чтобы она задохнулась. Прижать её к себе и больше никогда не отпускать. Уставиться на самые шоколадные глаза на свете и забыть, что я полное дерьмо, забыть, что мою душу больше ничего не спасёт. Она не должна меня любить, я её беда, оскорбление и в конечном итоге ад. Не сомневаюсь, на сколько её чистое сердце ненавидит меня, но не только оно, я сам себя ненавижу, и с удовольствием послал бы всё к чертям и покинул бы этот грёбаный мир, где мне нужно играть роль бешеного психопата.

— Ну, что идём к нашей Дашеньке? — Сашка вернулся вместе с Михой и мы пошли в сторону раздевалки.

ГЛАВА 11 ИЗНАСИЛОВАНИЕ?

От лица Дарьи Саврасовой.

— Смотри, как она напугана! — восхищался моим страхом Сашка, который пожирал меня своими глазами. Данины пальцы проскользнули с мои трусики, его пальцы добрались до заветного бутона. Голова закружилась от необычного чувства, что со мной происходило? Прикосновения этого монстра просто не могут мне нравится. Его глаза не отпускали на миг мои, а пальцы массировали мой бутон.

— Сестрёнка! А ты становишься влажной! Хочешь, мы пустим тебя прямо сейчас по кругу? — шёпот моего брата пугал меня, как никогда раньше.

— Пожалуйста, прекрати всё это! — пыталась вырваться я от их сильных рук. Сашка похотливо улыбнулся и обратился к Даниле.

— Снимай ёё трусики! Я не могу больше сдерживаться!

— Ну, что Даша, разве ты не шлюха? — схватил меня Даня за шею сзади, как ненужную вещь.

— Мне противны все твои прикосновения! Я ненавижу тебя! — повернула я своё лицо к нему, а он видимо был недоволен услышать такой ответ. На, что он просто скомандовал:

— Саша! Сними с неё майку! Хочу увидеть её никудышную грудь! Мишка камеру! — при этом он злобно смотрел в мои глаза, холодный пот прошёлся по всему моему телу. Теперь бежать не было никакого смысла.

— С удовольствием! — одно движение и он уже протянул руки к моей майке, а я побежала в сторону душевых кабин, хотела там закрыться чтобы как-то выиграть своё время. Но Даня лишь засмеялся, как последний мерзавец и прокричал:

— Смотрите, бедный зайчик убегает от злых волков! Это так возбуждает! Ну же Дашенька, что ты там говорила, про то, что сможешь выстоять! — Даня зашёл в душевую кабину и оттолкнул меня к крану, а затем просто напросто включил холодную воду. Я вскрикнула от ледяной воды, на что мой брат продолжил:

— Миша! Чёрт возьми, где твой телефон? Друг встал позади него и включил на запись, при этом слова моего братца не останавливались:

— Смотрите это Дашенька! Наша новая шлюха! Сейчас она покажет нам свою грудь! Я пыталась закрыться, руки тряслись от холода.

— Снимите с неё бюстгальтер! — один из его друзей схватил меня за руки и расстегнул застёжку. Его руки прикоснулись к моей груди, на что Даня прокомментировал:

— Дашенька у нас любит жестокий секс, ну-ка сделай минет Саше!

После этого я не выдержала и ударила по лицу Сашу, на что, он схватил меня за подбородок и прорычал:

— Ах ты, малолетняя сука! — он хотел замахнуться и ударить меня по лицо, как чья-то рука его остановила:

— Ты ничего не попутал? Только я имею права бить её!

— Дань, да какая разница? Всё равно скоро её конец! Это шлюха ударила меня по лицу! — возмущался Сашка моей выходке.

— Она моё Ничтожество! Не смей причинять ей боль! А не то я закапаю тебя здесь прямо в этой раздевалке! — слова Дани показались мне настолько странными, он, что только что защитил меня. Губы тряслись, мне было настолько холодно, что не описать.

— Хочешь, чтобы я утопил тебя в этом туалете? — прижал меня Даня к стене так, что моя спина была прижата к его груди. Он схватил меня за волосы и укусил меня в шею, при этом добавляя свои похотливые фразы:

— Я заберу у тебя всё что тебе дорого, особенно твою честь! Ты навсегда возненавидишь себя! — одним движением, он снял с меня трусики, и прикоснулся к моим ягодицам, я сошла с ума, он словно загипнотизировал меня, я просто не могла двигаться. Какое влияние оказывает на меня мой брат? Он наклонил меня ещё ниже, его мужское достоинство упиралось в меня настолько сильно, что я почувствовала на сколько он одержим своей идеей изнасиловать меня. Дальше я услышала звук расстегивающей молнии, и у меня закружилось в голове. Именно в этот период я потеряла сознание. Всё, прощая чистая душа Дарьи Саврасовой…

— Мама! Папа! Вы вернулись! — подошла я совсем близко к ним, они увидели меня и крепко обняли.

— Даша! Как ты выросла! Посмотри на себя, ты стала настоящей красавицей! — восхищалась мной мама, а я не верила своим глазам.

— Как же я по вам скучилась! Мама, папа, пожалуйста, заберите меня с собой! Мне так плохо в этом мире, меня никто не любит! ОН хочет убить меня! — жаловалась я на свою судьбу, на что мама и папа переглянулись между собой

— Дочка! Ты должна исцелить его душу! Он ведь не специально так себя ведёт! У него растерзанное сердце! — рассуждал папа, а я не понимала, почему они защищают моего приёмного брата.

— Этот монстр убил шесть девушек! — сказала я так, будто весь мир должен был узнать о жесткой несправедливости Дани Питерского.

— А ты в этом уверена? — мама задала мне вопрос, на который в принципе я не узнала точный ответ.

— Но как иначе? Мама он псих, он угрожает убить меня, почему бог посылает мне такое испытание в жизни? — села я рядом с ними, мы сидели в огромном саду, в котором было столько цветов, что просто не сосчитать. Куда подевался Данин ад? Я умерла, я попала в рай!

— Мама папа! Я умерла? Теперь мы будем всегда вместе? — положила я свою голову на колени моей мамы, но она меня прервала:

— Нет Даша! Тебе нужно жить и осуществить свою мечту! Ты должна помочь ему измениться, ты сильная девушка, я знаю, ты сможешь! — уверяла мама, а я хотела уже что-то возразить, как поняла, что они исчезли.

Открыв глаза, я обнаружила себя одной в раздевалки, мои вещи были разбросаны на полу. Лицо опухло от слез, а тело болело от жестоких синяков, куда подевались эти монстры? Подняв свою майку с пола, я подошла к зеркалу и посмотрела на своё измученное тело, на внутренней стороне бёдер я заметила красные пятна. Закрыв глаза, я поняла, что это случилось! Эти монстры изнасиловали меня! Руки затряслись, в душе началось паника. Мне хотелось всё крушить на своём пути. Упав на пол, я схватила себя за колени. Моя душа улетела раз и навсегда.

Данила Питерский навсегда забрал у меня самое дорогое! Теперь в моей жизни не будет любящего мужа, который поцелует меня на рассвете. Я стала ШЛЮХОЙ, стала НИЧТОЖЕСТВОМ! Не знаю сколько я просидела на полу в школьной раздевалке, но поняла, что мне нужно идти домой, не смотря ни на что. Закрыв раздевалку, я пошла мимо охранника, на что он переспросил меня:

— Снова остались в школе? Вы словно тут живёте! — у меня не было настроения ему отвечать, весь мир рухнул раз и навсегда, жизнь закончилась.

— Девушка! Я вообще-то с вами разговариваю! ВЫ что оглохли? Я пожалуюсь вашим родителям, что вы устроили здесь себе гостиницу! — кричал на меня охранник, на что я подошла к главной двери, открыла её и вышла на улицу. На дворе была ночь, но мне было не страшно. Если бы сейчас меня встретили в тёмном переулке, я была бы благодарна судьбе, не хочу жить в мире, где нет справедливости. Когда я пришла домой, на пороге меня встретила Соня:

— Даша! Боже мой, где ты была? В её глазах была боль, но я вспомнила слова Анны Викторовны, что её нужна не я, а обыкновенный клон Алисы Питерской.

— Сколько вам уже говорить Я Даша Саврасова! Я не Алиса Питерская! — после моих слов, она отошла от меня, как ошпаренная. При виде этой картины, в гостиной появился папа Алексей, он не ожидал, что я могу быть настолько грубой.

— Соня! Иди спать, я поговорю с Дашей! — моя приёмная мама послушала своего мужа, оставив нас наедине. Я хотела подняться на второй этаж, чтобы принять душ, но его сильная рука остановила меня.

— Даша! Я понимаю, что тебе нелегко в этом доме! Но не нужно напоминать Соне про старые раны, они ведь никогда не заживут! — его слова напрочь меня взбесили, с учётом сегодняшнего происшествия.

— Сколько можно питать себя пустыми иллюзиями? Не могли бы вы сделать мне услугу, верните меня обратно в детдом! — я действительно говорила об этом настолько серьёзно, что он даже переспросил:

— Ты действительно этого хочешь? А как же мы? Мы ведь привязались уже к тебе! Даша мы тебя любим! — на его глазах казалось появятся маленькие слезинки.

— Я очень устала, пожалуйста, дайте мне поспать! — попросила я своего папу, который понял, что сейчас не лучший момент для разговора. Не успела я ступить на ступеньку, как он спросил меня:

— Что он сделал тебе?

— О чём вы? Я не совсем понимаю? — надела на себя я маску невинной девочки, которую очень любит её приёмный брат.

— Мой сын Даня не простой парень, поэтому я хочу тебе помочь, я ведь знаю, что он причинил тебе боль! — его догадки полностью рушили мою нервную систему. Нет, я не трусиха, я не стану стучать на всё это своим родителям. Пусть Даня живёт с этим вечно и мучается.

— Вы ошибаетесь! Мы с ним в отличных отношениях!

— Я этому только рад! — отпустил он наконец, меня в свою комнату, где я предалась слезам, как раненый зверь. Больше никто и никогда не увидит мои слёзы! Не долго думая, я начала разрывать на себе одежду, она была вся пропитана злом, позором и ничтожеством. Руки тряслись теперь уже не от страха, а от злости. Подойдя к зеркалу, я посмотрела на себя, взъерошила свои светлые волосы, засмеялась, как сумасшедшая:

— Даша Саврасова теперь шлюха! Боже мой, они все уничтожили меня! Я НИЧТОЖЕСТВО!

Проснувшись в половину седьмого утра, я почувствовала огромную пустоту в своей душе. Моя надежда навсегда умерла. Взяв халат и обув свои тапочки, я умыла лицо. В горле сильно першило, я решила спуститься вниз, чтобы выпить стакан воды. Мне так не хотелось натыкаться на кого-то из членов этой семейки.

На кухне было темно, я даже не стала включать свет. Но тут дверь заскрипела и я увидела человека, которого ненавижу каждой клеточкой своего тела, своей израненной души.

— Не спится сестрёнка? — отодвинул он стул и присел за стол, будто ничего не произошло, такое впечатление, что для него это веселая игра. Как сказать пошалили немного и разошлись. Глоток воды встал в горле, как огромный ком. НЕ хотелось встречаться с предательски красивыми глазами.

— В последнее время я не могу спать! Но скоро всё закончится! — улыбнулась я так, что его перекосило от злости. Он придвинулся ко мне ближе, а я убрала своё лицо. Мне противно даже дышать с ним одним воздухом.

— Вчера, когда мы тебя трахали, ты себя так не вела! — он нарочно вернул меня в тот день, хотел напомнить, что меня изнасиловали в школьной раздевалке.

— Теперь ты счастлив? — нашла я в себе смелость и посмотрела в его тёмные глаза. При этом свете, они казалось, имеют цвет грусти и полного разочарования.

— А ты как думаешь! Ты даже представить не можешь, сколько крови было когда мы лишали тебя невинности! — после этих слов губы задрожали, руки сомкнулись в кулак и я ударила его в плечо. А он лишь рассмеялся.

— Шлюха! Даша Саврасова теперь шлюха! — мой удар даже не обидел его, он был рад, что его жуткий план наконец-то осуществился.

— Я ненавижу тебя! Я буду счастлива только тогда, когда ты умрёшь! — откуда во мне появились эти грустные пожелания в его сторону, на что он даже не удивился.

— А я презираю тебя! Читай по губам ПРЕЗИРАЮ! А почему ты не спросишь, кто был первым? — отошёл он от меня и налил себе чай. На что мне совершенно расхотелось спать и я просто решила покинуть кухню.

— Ладно! Я расскажу тебе! Я просто отымел тебя в душе, а потом когда твоя кровь запачкала мою одежду, я решила отдать тебя Мише! Кстати у него удалось, заставить тебя сделать минет! Поздравляю! — открыл он холодильник, а мне даже не хотелось представлять эту картину своими глазами.

— С меня хватит!

— Далеко собралась? Это только начало! — решил он меня догнать, пока я не вышла из кухни.

— Я попрошу папу Алексея и маму Соню вернуть меня в детдом! Ты больше никогда в жизни не прикоснёшься ко мне! Понял! — стукнула я его в грудь, он схватил меня за запястье и стал трясти, как тряпичную куклу:

— Где бы ты ни была, я везде тебе найду! Пока не прикончу! Пока ты живёшь на этом свете, мне не хватает кислорода!

— Так в чём же дело? Почему вы меня не убили в той школьной раздевалке? — на моих глазах появились слёзы. Мне казалось, что больше жизнь не имеет таких ярких красок, какими я её всегда видела.

— Зачем? Ты скоро сама это сделаешь, но пока мы поиграем! Ладно, мне противно с тобой болтать шлюха! Займи свой рот чем-то другим. Этот мерзавец покинул кухню, оставив меня в полном одиночестве. Что же мне делать дальше? Они действительно изнасиловали меня! Почему я ничего не помню? Что произошло со мной на самом деле? Но потом вспомнила кровь у себя на внутренней стороне бедра, сомнений быть не должно.

За завтраком, мы не могли проронить и слова. Соня даже не хотела приставать ко мне с какими-то не нужными расспросами. Внешний вид у меня сегодня был достаточно пугающий, длинное чёрное платье, а сверху безразмерный свитер. Не хочу наряжаться и идти в школу, которая стала для меня персональным адом. Волосы были растрёпаны, я с трудом заставила себя заплести их в косу. Под глазами были мешки, родители видели, что во мне что-то изменилось. Они правы, Даша Саврасова умерла, от неё осталось только тело, над которым жестоко надругались вчера.

— Доброе утро! Какой сегодня приятный день! — на кухне появился мой приёмный брат, он был одет, как всегда идеально.

— Даня ты в прекрасном настроении? — папа отложил подальше свою газету и устремил на него свой взгляд. Незаметно присел рядом со мной. Опять это дыхание, которое надвигается на меня, как страшная буря.

— Как же паршиво ты выглядишь! — прошипел он мне в правое ухо, а я поставила пустую чашку на стол со словами:

— Спасибо за завтрак!

— Даша! Ты ничего не поела! — вскрикнула мама Соня, останавливая меня.

— Я не голодна! Мне пора в школу!

— Давай я отвезу тебя- вмешался в наш разговор папа Алексей. Мой брат пошёл следом за мной в прихожую, чтобы надеть свою куртку. Когда я подошла к зеркалу, чтобы поправить свою шапку, его глаза уставились на меня, а потом он выдал на одном дыхании:

— Не ешь! Не ешь! Может скоро сдохнешь! А то мне противно даже на тебя смотреть!

— Тогда не стоило насиловать свою сестру, от которой тебя воротит! Он подошёл ко мне близко и приблизил своё лицо:

— А разве тебе не понравилось? Смотри сестричка, я ведь могу и повторить то, что вчера случилось! — пригрозил мне этот ублюдок и покинул наш дом, чтобы сесть в машину.

ГЛАВА 12 ПОЗОР…

Когда я вышла на улицу, то заметила, как первый снег ложится на дорогу, около нашего дома. Снег кружил так тихо, казалось он помогает мне восстановить мои силы. Как мне дальше жить после всего, что случилось со мной? Сегодня я предпочла пешую прогулку, потому что мне не хотелось дышать с Даней одним воздухом, смотреть в его довольные глаза. Он победил меня, раз и навсегда растоптал моё сердце. В парке совсем не было людей, может мне пропустить сегодня школу? Представляю лица этих напыщенных ублюдков, которые будут обсуждать меня, как ненужный трофей. Совсем своими мыслями я не заметила, как дошла до школы.

— Даша привет! — Лера взяла меня за руку, но кажется, я её совсем не почувствовала. Неужели бог услышал меня, и я теперь превратилась в пепел.

— Даш! Ты меня слышишь? — я совсем не реагировала на слова Леры.

— И тебе доброе утро! — я зашла в школу и зашла в раздевалку, она перегородила мне дорогу и взяла меня за плечи:

— Они заставили меня! Даш, прости меня, чёрт возьми я не хотела бросать тебя одну в раздевалке! — мне было так трудно, я уже представляла на себе злобные взгляды одноклассников.

— Поздно! Даша Саврасова умерла… — вышла я из раздевалки и пошла на второй этаж, чтобы приготовиться к уроку математики.

— Я не понимаю тебя? Нет, он не мог сделать этого!

— Лера! Мне теперь всё равно! Я не хочу жить на этом свете! — призналась я ей, на что она открыла широко свои глаза и прижала меня к стене:

— Ты с ума сошла? Боже Даша не думай об этом! Прошу тебя! Мы справимся я тебе обещаю! — обняла она меня так крепко, но я не чувствовала её тепла. Этот монстр убил во мне всё живое, я превратилось в бездушную куклу, в полное НИЧТОЖЕСТВО.

— Он изнасиловал меня… — выдала я на одном дыхании, Лера медленно отстранилась от меня, казалось, она перестала дышать.

— Я убью этого ублюдка! Это уже переходит все границы! — моя подруга настолько сильно разозлилась, глазами высматривая моего приёмного брата.

— Он был не один! Теперь я шлюха! Скажи, как мне жить спокойно после этого? — голос срывался от дикой душевной боли.

— Даша ты должна рассказать всё родителям! — предложила она мне, в классе появился мой приёмный брат вместе со своей свитой. Сашка взглянул на меня и крикнул:

— Дашенька! Ротик не болит?

— Заткнись! — крикнула Лера на этого ублюдка Сашу, а я даже не стала комментировать его грязные слова. На мой телефон пришло смс, открыв, его я поняла, что это мой брат:

Вчера мы оттрахали Дашу Саврасову, а сегодня оттрахаем её душу и навсегда разобьём её сердце!

Я сглотнула от дикой боли, в глазах щемило от обиды. Катя Романова зашла королевской походкой мимо Сашки и Дани, на что они переглянулись и бросили ей комплимент:

— Какая короткая юбочка! И такие идеальные ноги! Иди сюда котёнок! — прижал он её к себе и уставился в мои глаза, дальше его пальцы стали ласкать её шею, плавно переходя на её щёки. Катя склонила голову к нему на плечу, он приблизился к ёё шеи и нежно поцеловал, на что она сильно застонала. Я не видела Даню таким нежным и заботливым. Что во мне играет? Ревность? Даша, ты не можешь его ревновать. ОН изнасиловал тебя! Изнасиловал! Даня посмотрел в мои грустные глаза, казалось, он испытывал боль после всех своих действий. Урок начался, и мы заняли свои места. Тело пронзил холод, я повернулась в сторону окна и увидела, как снежинки нежно покрывали его подоконник, на улице шла милая пара. Какой-то юноша взял свои девушку на руки и стал кружить, её так, что они не рассчитали свои силы и упали. В их отношениях было столько любви, столько счастья.

— Даш! Ты хотя бы изредка смотри на учителя! — коснулась моего локтя Лера, которая записывала задачу в свою тетрадь.

— Я хочу вернуться обратно! Не могу больше оставаться в этой школе! — сказала я со всем тихо, не отрывая своего взгляда от окна.

— Даша! Он не отпустит тебя! Ты ещё не поняла? Он ведь хочет, чтобы ты действительно покончила с собой! — сказала она мне, дав понять, что выбора у меня нет.

Урок закончился, и мы зашли в столовую. Лера купила две булочки и предложила мне чай. Мне было абсолютно наплевать на еду, я не хотела знать, что я ещё живая.

— Ешь, я не буду!

— Даш! Ты видела себя в зеркало? Когда ты в последний раз ела? Ну, пожалуйста! — моя подруга протянула мне булку, мне пришлось с неохотой её взять. Дверь в столовую открылась со всей силы, все школьники устремили свой взгляд на Данилу Питерского, который обратился к нашему классу:

— Народ после шестого урока встречаемся в актовом зале! Приказ нашей классной!

Он присел рядом со своей королевой, Катюшой и посадил её к себе на колени, может он действительно любит эту накрашенную куклу? Почему всё это должно меня волновать? Нет! Даша! Он не должен тебе нравится! Его глаза снова нашли меня, затем губы прошептали:

— НИЧ-ТО-ЖЕСТВО! Убрав свой взгляд, я выбежала из столовой, терпеть всё это просто не было сил. Лера догнала меня, она совершенно не понимала моего поведения.

— Даш! Не обращай на него внимания!

— Мне просто противно смотреть, как он ласкается с этой Катей! Зачем же её целовать при всех? Особенно при мне? — сказала я всё это вслух, Лера повернулась ко мне и добавила:

— Нет, этого не должно было случиться! Даша ты влюбилась в Данилу? Её взгляд был настолько подозрительным, что мне стал казаться, что она права.

— Ты что с ума сошла? Я презираю его! — крикнула я на весь коридор, другие школьники, которые выходили из столовой обернулись.

— Тем хуже для тебя, потому что этот монстр не способен любить!

— Лера! Он самый ужасный человек на земле! Я не успокоюсь, пока его сердце навсегда остановится! Какое право он имеет надо мной издеваться?

Позади себя я услышала уверенные шаги, это шёл мой брат со своими друзьями.

— Смотрите, кто у нас здесь! Ничтожество! Не стоит так ревновать меня! — наглый взгляд Дани уставился в мои карие глаза, на что я приняла вызов и подошла совсем близко:

— Много чести! Кем ты себя возобновил? Ты противен мне!

— Смотри, я ей противен, а сама стонала, как шлюха вчера! Не переживай такого секса больше не повторится, теперь ты будешь меня только умолять! Я выбираю в свою постель лучших девушек! А ты! Оттолкнул он меня к окну, мои локти ударились об стекло, мне казалось, что ещё чуть-чуть и я его разобью.

— Гори в аду! Со всеми своими подстилками! Нормальная девушка никогда не станет с тобой встречаться!

— Ты права! Я создан для того, чтобы, таких как ты, превращать в мусор! Ты грязь, которую вряд ли когда-либо кто-то полюбит! — а эти слова ранили меня, в глазах защемило от наступающих слёз.

— Пошёл вон! Прочь из моей жизни! Ты забрал всё у меня! Что тебе ещё нужно? — моя истерика наступала, как вулкан, Лера, хотела вступиться, но Даня прижал меня к стеклу, а затем обхватил мою шею:

— Мне нужна твоя душа! Я хочу ее опозорить! Только тогда я смогу нормально дышать! Сердце твоё я уже забрал! Не так ли сестричка? Ну давай скажи, ты ведь сохнешь по мне! — его губы находились совсем близко, в опасной близости.

— Даня! Что вы делаете с Лерой Саврасовой? — подошёл к нам директор, он не понимал, что происходило в этом коридоре.

— Мы просто играем! Посмотрев на меня, Данила поднялся на второй этаж.

В указанное время, мы зашли в актовый зал, где должно было проходить собрание. Присев на первую парту, я ждала своего классного руководителя, но почему-то он он не приходил.

— Минуту внимания! — голос моего брата обратился к одноклассникам. У меня было плохое предчувствие, не к добру всё это.

— У меня для вас есть увлекательный фильм! Хотите посмотреть?

— Давай! Конечно! Даня довольно улыбнулся и подошёл к проектору. На экране появились титры: режиссёр Даня Питерский, а дальше появилось название: «Ничтожество». В моих жилах застыла кровь, это не могло быть совпадением. Но тут я услышала крики, с которых начался фильм. Посмотрев на экран, я увидела себя, я бежала одна по коридору, это было в первый раз, когда эти мерзавцы заперли меня в школе и издевались надо мной. Школьники довольно свистнули, а мне хотелось провалиться на своём месте.

— Боже мой Даша! Какой же он ублюдок! В фильме я бегала от них, как загнанный кролик, всё это смотрелось, так унизительно. Дальше начался новый эпизод, я узнала это место, это была раздевалка. Нет, только не это, он сейчас всем покажет моё изнасилование. Скажите, почему я ещё не умерла? Данины глаза смеялись надо мной, он прижал меня в душе, я вспомнила все ощущения, которые я испытывала, после всего этого. Противный голос Сашки унижал меня, как будто я мерзость. Все ученики похлопали моменту, когда Даня разрезал мои шорты, а я закрыла глаза, моя жизнь закончена! Он растоптал всю мою репутацию. Визги, крики, я не могла это всё слышать, закрыв свои уши руками, я тряслась, мурашки прошлись по моему телу, я никогда не была так унижена.

— Мерзавец! Выключи это! Мы всё расскажем директору! — Лера подошла к проектору, но мой брат совершенно не испугался её угроз, а просто добавил:

— Не забудь добавить, что твоя подруга всем нам дружно сделала минет! — его глаза уставились на мои, он выиграл, пусть празднует свою победу.

— Шлюха! Саврасова шлюха! — посыпались жестокие обвинения!

— Я же говорила, что она потоскуха! Милый, зачем ты с ней возился, её должны ублажать только бомжи! — эта стерва Катя вставила своё слово, а я не могла подойти к ней и ударить, они все были против меня. Толпа людей, которая поклонялась Даниле Питерскому.

— Поздравляю с дебютом! Сестрёнка! — обратился он ко мне своей фальшивой улыбкой. Куда подевался мой голос.

— Саш! Раздай всем эти визитки, это телефон Дарьи Саврасовой, на обратной стороне посмотрите, вся перечень её услуг. Сашка с довольной физиономией стал передавать визитки, моё сердце рассыпалось на тысячи кусков. Казалось, что если сейчас я воткну в своё сердце нож, оно его не почувствует! Даня приблизился к моей парте и сказал:

— Я же говорил, что уничтожу тебя! На что я поднялась и сказала, с последней гордостью, что у меня осталась:

— Надеюсь, теперь ты счастлив! Его руки сжались в кулаки, чего он хотел от меня ещё больше.

— Круто минет за 500 рублей! Так, на возьми! — положил мне в сумку купюру, мой одноклассник, а я тут же выкинула её из своей сумки.

— По все вопросам звоните, общей школьной проститутке Дарьи Саврасовой! — объявил Даня, перед тем как покинуть аудиторию, он сбежал оставив меня, одну. Все подходили ко мне и сували деньги, требуя выполнить их грязные услуги. Лера увела меня в туалет и закрыла его на ключ, я сползла вниз по стене и уставилась на холодный пол, она включила воду, чтобы умыть свою лицо:

— Даша! Он больной придурок! Не переживай, он ничего нормального придумать не мог! Но я сидела на полу, как труп. Она выключила воду и наклонилась ко мне.

— Я хочу, чтобы он умер! — выдала я на одном дыхании, подруга заправила прядь за моё ухо и прокомментировала:

— В каком смысле?

— В прямом! Я убью его! Он не будет больше отравлять мне жизнь! — медленно поднялась я с пола и поправила своё платье.

— Даша! Ты просто не в себе сейчас! Остынь, мы всё расскажем классному руководителю, а также твои родителям!

— Он никогда не остановится, он похитил мою девственность, он опозорил меня перед всей школой! А теперь он добивается моей смерти! Всё как по его зловещему плану.

— Скоро я стану свободной! — мы вышли из туалета, чтобы пройти в раздевалку.

От лица Дани Питерского.

Холод пронзал моё сердце, когда я вспоминаю её глаза. Она смотрела на меня так печально! Чёрт возьми, почему это должно меня волновать? Таких грустных глаз я не видел никогда. Только бы она ничего не сделала с собой. Ты рехнулся балван, ты же должен был рад, если она прикончит себя. Чёртова Даша Саврасова, закрыл я глаза и мысленно прикоснулся к ёе губам, которые безумно манили меня в последнее время. Мы не можем быть вместе, так сложилось, что в этой жизни я чёртов ублюдок, который испоганил тысячи невинных душ.

— Ну как тебе её лицо? — похлопал меня по плечу Сашка, я присел на подоконник, чтобы привести в порядок все свои мысли.

— Ничтожество получило по заслугам! Пусть вся школа её отымеет! — мне было больно от произносимых мною слов.

— Ну что как отпразднуём твой дебют режиссёр? Может, возьмём тёлок и в клуб « Такао»?

— А давай! Хочу забыть эту мерзкую девку! — сказал я это вслух, на что Сашка меня подколол:

— А может наш великий Даня Питерский запал на малышку? Втюхался в её шоколадные глазки?

— Заткнись! Я ненавижу эту тварь! Поехали в клуб! Мы вышли на улицу и направились к Сашкиной машине, в душе я бесился на его слова, адресованные этому Ничтожеству, моему Ничтожеству, которое я хочу мучить днем и ночью.

ГЛАВА 13 Я УБЬЮ ЕГО…

От лица Дани Питерского.

Мы подъехали к клубу, где уже был разгар веселья. Охранники уже прекрасно меня знали, так как я был постоянным клиентом у них. Сегодня я оторвусь по полной программе!. Мы прошли в вип зону и присели за стол.

— Ну, что будем пить? — спросил у меня Сашка, а Мишка нагло флиртовал с официанткой.

— Мне коньяк с колой! И побыстрее, цыпа! — обратился я к девушке, которая принесла нам меню.

— Мне два пива, а ему виски! — закончил наш заказ Саша и уставился на танцпол. Сегодня был горячий вечерок в «Такао», девушки раздевались прямо на сцене, возбуждая присутствующих мужчин.

— Смотри какая, давай трахнем ёё вдвоём? — похотливый взгляд Сашки не отрывался от девушки в красном бюстгалтере.

— Ты же знаешь, что Тим бережёт своих стриптизёрш! — обломал я все его попытки, затащить эту девицу в постель.

— Смотри там Катя около бара, а с ней две другие смазливые сучки! Дань! Я сейчас! Этот кретин побежал в сторону бара, чтобы их закадрить, как можно быстрее. Что касается меня, то мне срочно требовалась разрядка. Сашка вернулся в окружении трёх девиц, одна из которых присела рядом со мной:

— Даня! Я так по тебе скучаю! Когда ты уже разберёшься с этим Ничтожеством? В горле пересохло после того, как она напомнила мне про мою ненаглядную сестричку. Каждый раз, когда я вспоминаю её шоколадные глаза, то мне хочется их съесть. Они должны стать частью меня.

— Совсем скоро! Недолго осталось! Ты, правда, соскучилась по мне? — приблизил я губы к её уху, на что она замурлыкала, как кошка:

— Да, любимый! МНЕ без тебя так холодно в своей кровати!

— Давай только без своих сентиментальных слов, про эту чёртову любовь! Пойдём со мной! — взял я её за руку и мы подошли к бару, где работал мой приятель Дмитрий.

— Привет! Дай мне ключи от 315 комнаты?

— Что хочешь трахнуть эту куколку в красной юбочке? — передал он мне ключи и указал пальцем на Катю.

— Какой ты догадливый!

Мы нашли нужную дверь и зашли внутрь. Катя бросилась на меня с поцелуями, впрочем, как и всегда. Во что она превратилась, в тряпку, которая сможет выполнить любо мой каприз, только попроси. Она не стала зря терять своего времени, руки потянулись к моему ремню, вмиг она расстегнула мои джинсы и взяла моего дружка в рот. Чёрт возьми, а девочка реально хочет меня!

— Возьми его глубже! — она прекрасно знала, что делает. Чёрт возьми, грязная сучка творила с моим мужским достоинством, что-то невообразимое. Когда всё закончилось, я схватил её за волосы:

— НУ и как тебе сладкая конфета с начинкой?

— Даня! Я хочу, чтобы ты поцеловал меня! Прикоснись ко мне! — просила она так быстро, что просто не описать.

— Малыш, я не люблю все эти сопли про любовь, ты знала, с кем ты встречаешься! — вернул я её на землю, кажется, девочка начинала в меня влюбляться.

— Но, я думала, что ты меня любишь? — на её глазах появлялись маленькие слезинки, ненавижу все эти бабские слёзы.

— Люблю? Я не способен на это, знаешь почему?

— Нет, не могу понять- девушка поднялась с пола и наши глаза были на одном уровне.

— Потому что у меня нет сердца, которое должно любить!

— Это всё из-за этой шлюхи, Дарьи? Зря она это сказала, это имя, было для меня, как кость в горле. Почему кислород покидал мои лёгкие, стоило мне только подумать об этой мерзавке.

— Не смей произносить её имя! Я ненавижу её всей душой! Пока она не сдохнет, я точно не успокоюсь! Тебе ясно?

— Но мы можем быть счастливы вместе! Зачем тебе с ней воевать? Пусть катится обратно в свой детдом! — настаивала Романова, меня начинала злить её пустая болтовня.

— Я думаю тебе пора! Свали отсюда! Я передумал заниматься с тобой сексом! — мне трудно было признать, но эта безумно сексуальная девушка, не трогала меня, как… Даня Заткнись! Ты должен ненавидеть ёё. Она человек, который пытается забрать светлую память Алисы. Хочу сейчас покусать её влажные губы и привязать к этой кровати. Одна только мысль меня возбуждала настолько, что мне потребовался ледяной душ.

— Мерзавец! Я же люблю тебя! — заплакала она и выбежала из комнаты, мне было совершенно всё равно на её чувства.

От лица Дарьи Саврасовой.

Лера проводила меня до дома, чтобы я точно не наделала глупостей. Мы подошли к моей входной двери, как она у меня спросила:

— Даш! Ты только выкинь всё это из своей головы!

— Спасибо за твоё беспокойство! — хотела я уже скрыться за дверью, как она мне выдала такое, отчего у меня родилась гениальная идея:

— У Дани Питерского есть пистолет! Я сама его видела, он приносил его в школу, чтобы похвастаться перед своими дружками!

— Значит он сейчас в доме… — в моей голове уже выстраивался гениальный план по жестокой расправе с моим приёмным братом.

— Даша! Ты действительно хочешь его убить?

— Всем сердцем! Он забрал у меня всё! Такие люди, как Даня Питерский не должны жить на этом свете! — злость охватила всю мою душу.

— Обещай мне, что если что-то случиться с тобой, ты обязательно мне позвонишь! Я позвоню брату, у него очень хорошие связи в городе, он сможет тебе помочь!

— Не переживай! Я не стану скрываться! Для кого мне жить?

— Не говори так! — взяла она меня за руку, на что я повернула ключ в замке и попрощалась с ней:

— Всё мне пора! Я обязательно позвоню тебе!

Оказавшись в доме, я зашла, на кухню, а затем в гостиную. Как мне сначала показалось, в доме никого не было. Нужно срочно найти пистолет! На втором этаже, как я говорила, об этом ранее располагались комната Дани и моя. Только бы она была не закрыта! Молилась я про себя. И чудо ко мне пришло, комната этого монстра была не заперта на ключ. Приоткрыв дверь, я увидела тёмные обои, всё было настолько тёмным и мрачным, что становилось местами жутковато. Большая кровать стояла около стены. На стене над кроватью висела картина, на которой дом на холме стоял в глубине леса. Его комната была похожа на ложе люцифера. Я забыла, зачем сюда пришла. Где же он прячет свой пистолет? Открыв первый ящик в письменном столе, я наткнулась на какие-то документы. Папка была до боли знакома мне. Это была информация обо мне! Он что думает, как разбить мою жизнь днём и ночью? Ненормальный псих, как же я его ненавижу. На столе были разбросаны тетради, на полу валялись футболки и потёртые носки. Ему совершенно наплевать в каком состоянии прибывает его комната. Прошёл ровно час, как я искала нужную мне вещь. Каждый раз я думала, что сейчас дверь откроется, и он зайдёт и придушит меня. Но к счастью в доме никого не было, и я могла спокойно искать этот пистолет, который смог стать для меня спасательным оружием. Ну, где же он? На кровати под подушкой я заметила, какую-то коробку. Взяв её в свои руки, которые тряслись у меня от сладкого предвкушения, что я найду желанный предмет, не покидали моё тело. Щелчок замка на шкатулке и я увидела пистолет, он был таким мощным, пальцы потянулись к нему, а перед глазами всплыл Данила со своей мерзкой улыбкой.

— Ты опозорил меня! Ты изнасиловал меня! Сегодня ты умрёшь Данила Питерский! Отныне я не боюсь тебя! — прокричала я на всю комнату, и мне было всё равно, услышал, меня кто-либо или нет. Дверь на первом этаже отворилась, и я услышала шаги. Спокойно Даша! Только не паниковать, открыла я свой портфель и бросила аккуратно чёрный предмет, в котором я очень нуждалась. Закрыв дверь, я пошла к лестнице, чтобы спуститься на первый этаж. Интересно, кто это там пришёл? На кухне, запахло чем-то безумным вкусным:

— Здравствуй Даша! Ты голодна? Мама попросила её помочь, они ведь вечно занятые люди! Спокойно я выдохнула, потому что это была наша домработница Галина Николаевна.

— Нет, спасибо я уже поела, мне нужно срочно торопиться! — хотела я накинуть куртку, как она прервала меня:

— И куда же ты так торопишься? — в её глазах было столько любопытства, что казалось, она обо всём догадалась. А вдруг она слышала то, о чём я говорила В комнате моего приёмного братца?

— Меня ждёт подруга! Я могу пройти?

— Конечно! Я просто спросила, без проблем! — наконец-то отпустила она меня, порой мне кажется, что в этом доме отсутствуют нормальные люди.

Когда я оказалась на улице, я набрала номер Леры. На что она быстро ответила, её тревожный голос могла услышать вся улица.

— Даша, что случилось? Ты его нашла?

— Да, он уже у меня в портфеле! Мне нужна информация, где этот ублюдок! Сможешь помочь? — просила я об услуге свою одноклассницу.

— Сейчас! Но, кажется, я знаю, где может он быть, перезвоню через пять минут! — она положила трубку, а я мысленно представляла, как сделаю это. Даша, скоро всё закончится, ты скоро станешь свободной! Разве не об этом ты мечтала? На мой телефон позвонили. Это была Лера.

— Сестра Мишки, ну ты знаешь, это один из его дружков, сказала, что они в клубе « Такао», знаешь такой?

— Я вызову такси! Не хочу терять своего драгоценного времени! Но, как мне его найти в этом огромном клубе? — боялась я оказаться в нелепой ситуации.

— Когда приедешь, спроси у бармена, он то точно всё знает!

— Хорошо, спасибо тебе Лер!

— Дурёха, если бы ты знала, как я волнуюсь за тебя! Береги себя! — кажется, ещё несколько секунд и Лера заплачет.

Такси привезло меня к нужному адресу, это здание было похоже на мерзкое логово похоти и обмана. Около входа стоял охранник, он спросил меня перед тем, как дать мне пройти:

— Сколько тебе лет?

Нужно было соврать, чтобы под любым предлогом попасть внутрь.

— Мне 18, а что? — врала я, от чего охранник рассмеялся и продолжил:

— Не смеши меня деточка! Ты не выглядишь настолько. Может нам барышня всего 16? — совсем быстро раскусил меня он, и мне пришлось действовать совершенно по-другому:

— Меня ждёт Данила Питерский! Знаете такого? Охранник поменялся в лице и серьезно сказал:

— Ты кем ему приходишься?

— Я его сестра, которую вы не пускаете и держите на холоде! — казалось, мои слова реально действовали на этого мужчину. Он показал мне одобрительным жестом, при этом открывая дверь в клуб. Голубой приглушённый свет пугал меня настолько, что я уже хотела сбежать из этого чёртово подвала. Люди ритмично двигались под музыку, наполняя свои бокалы алькоголем, тут творился хаос и полная неразбериха Я бы описала это место, крупным борделем, где царит атмосфера грязного секса и жуткого разврата. Голые девушки демонстрировали свои прелести мужчинами, на что они пожирали их глазами и выкрикивали грязные ругательства. За барной стойкой готовил коктейли какой-то юноша, я решила поговорить с ним:

— Добрый вечер! Скажите, где я могу найти Данилу Питерского? Он поднял свои глаза и ухмыльнулся:

— А зачем он тебе? Этот тип был не более приятен, как и всего знакомые моего брата.

— Я хотела отдать ему ключи, братик увы их забыл! Что ещё спросите размер груди? — взбесилась я на все тупые вопросы, которые раздражали меня с каждой секундой.

— Ну же малыш, я просто спросил, он в 315, тебе проводить? — приблизился он ко мне своим лицом, его похотливые глаза прошлись по моему телу, мне становилось неприятно. Я пошла в сторону лестницы, чтобы подняться на второй этаж, где находился мой монстр. Ноги становились ватными от каждого шага, сердце колотилось, как сумасшедшее. Указанный номер находился в одном шаге от меня. Мне нужно просто постучать, он откроет, а затем я сделаю это. Я закрыла глаза и тяжело вздохнула, мне нужно успокоиться. Мой кулак потянулся к двери и я постучала. Сначала мне никто не ответил, постучав ещё три раза, я наконец услышала его бархатистый голос:

— Открыто! Он приглашал меня зайти, мне нужно просто переступить порог и всё закончиться. Открыв свой рюкзак, я нащупала пальцами пистолет и достала его. Когда я вошла в номер, то там его не было. Куда он подевался, чёрт возьми? Сделав ещё один шаг, я посмотрела под кровать, он был в ванной. Повернув за угол я пошла на шум воды, она выключилась, сейчас этот ублюдок появится передо мной.

— Ты сдурела? — за моей спиной послышался голос, который я смогу узнать даже среди миллионов людей.

Резко повернувшись, я направила на него пистолет, руки дрожали, но я держалась как могла. Даня опешил увидев у меня ствол, который знал прекрасно, так как это был подарок его лучшего друга. ОН приблизил свой шаг навстречу ко мне.

— Не двигайся! — приказала я ему.

— Что? Что? Я не услышал сестрёнка?

— Не называй меня так! Ты не мой брат! Ты мерзкий ублюдок, который сломал мне жизнь! — слезы стекали по моим щекам, в кого я превратилась.

— Ты пришла меня убить? Как же боюсь! — сделал он снова шаг, на что я стала отходить от него к стене.

— Ты оглох!? НЕ ДВИГАЙСЯ! КЛЯНУСЬ, я пристрелю тебя прямо сейчас!

— Ну же давай! Просто нажми на курок! Это просто! — его глаза гипнотизировали меня, они по-прежнему были самыми прекрасными на свете.

— Ты опозорил меня, зачем ты это сделал? — тушь размазалась, но мне было всё равно, как я выгляжу перед ним.

— Нажимай на курок! Давай! Сделай это, чёрт возьми! — подошёл он ещё ближе ко мне, моя рука полностью отказывалась меня слушать. Мне не хватает смелости, я не убийца. Даня рассмеялся надо мной, а мне было так больно. Я не могу даже защитить себя при виде этого ублюдка.

— Пришла меня убить! Да тебе слабо это сделать! Спорим ты даже стрелять не умеешь? — ещё шаг, но я держала пистолет на вытянутой руке.

— Ты не ответил на мой впрос: Зачем ты изнасиловал меня, а потом опозорил перед всем классом? — не унималась я, надо было просто выстрелить и попрощаться на всегда со своим братом.

— Потому что я презираю тебя, ты самое гадкое существо на земле! Ты будишь мусолить, или нажмёшь на курок? — подначивал меня он, а я не могла сдвинуться с места.

— Ублюдок гори в аду- мои пальцы, уже нажали на курок, как он пошёл на меня как раненый зверь. Мы упали на пол и стали бороться, его руки пытались выхватить у меня пистолет, но я старалась его удержать, как можно крепче в своих пальцах. ОН придавил меня своим телом. Поднял мои руки над моей головой, в одной из которых был знакомый чёрный пистолет, он буквально выплюнул жалкую речь из своего рта:

— НИЧТОЖЕСТВО! ТЫ жалкое НИЧТОЖЕСТВО! — его слова снова напомнили мне, что он монстр. Я поняла, что не смогу его пристрелить. Удар между ног и он скрючивается от боли, а я направляюсь к спасительной двери, чтобы убежать от этого демона. Брат отошёл от моего удара и выкрикнул:

— Стой! Жалкая тварь!

Я побежала на первый этаж, позади, какой-то незнакомый коридор, я не рассчитала свои силы и просто упала. Кровожадный монстр в лице моего брата, почти догнал меня.

— Не приближайся!

— Даша! Отдай мне пистолет! — услышала я его голос, он был таким грустным.

— Ты прав! Я не могу убить тебя, но это не значит, что мне сложно выстрелить в себя! — мои слова испугали его, на что он ринулся меня догонять. Я отбежала от него на некоторое расстояние, мои руки тряслись от обиды от ужасного самочувствия.

— Я сказал, отдай мне пистолет! — приказал мне мой брат, но я не послушалась его.

— Прощай Данила Питерский! Теперь я стану свободной! — я поднесла пистолет к своему виску, на что Данила зарычал, как сумасшедший псих:

— Нет! Не делай этого! Я прошу тебя! Я встретилась с его взглядом, совершенно не понимая, почему он не хочет моей смерти.

— Оставь меня в покое! Я хочу к родителям! — я почти нажала на курок, Дане ничего не оставалось, как подействовать на меня убедительными аргументами. Возможно, он потом пожалеет об этом. НО то, что он сделал, полностью не входило в его планы. Одна фраза и я опустила свой пистолет:

— Мы не насиловали тебя! Ты девственница!

Кажется, я забыла, что хотела убить себя несколько минут назад, мне это послышалось

— Зачем ты мне врёшь? Даже сейчас, когда я согласилась умереть!

— Я сказал тебе правду, никакого насилия над тобой не было! Тебе не зачем умирать, потому что твоя честь чиста! — впервые за такое короткое время я увидела, как Даня нервничает.

— Почему ты сделал, так, что я поверила в это групповое изнасилование? — опустила я пистолет, пугать им просто не было смысла.

— Это не твоё дело! Убирайся! Я не хочу тебя видеть! Поняла! Ты можешь сходить к врачам и убедиться, что по-прежнему невинна! После этих слов, Даня подошёл ко мне с силой разжал мои пальцы и забрал пистолет. Я была в шоке, почему они пощадили меня?

ГЛАВА 14 ПРАВДА

ЧТО ПРОИЗОШЛО В РАЗДЕВАЛКЕ НА САМОМ ДЕЛЕ…

(за три дня до этого)

От лица Дани Питерского.

Даша упала в обморок, это не входило в мои планы. Повиснув у меня на руках, мне показалось будто она умерла. Взяв её покрепче на руки, я уставился на её закрытые глаза. Что же я наделал, а если она умерла?

— Чёрт возьми! Она в отключке! Как теперь мы будем её трахать? — вмешался Сашка, он сходил с ума от своей злости.

— Это не помешает мне осуществить план мести! Ничтожество- схватил я её за горло, мне так хотелось её придушить! Её тихое дыхание безумно раздражало меня. Мы услышали какие-то шаги в коридоре.

— Тихо! Там кто-то есть! — предупредил нас Мишка, он оторвался от своего телефона, на что я скомандовал:

— Идите, проверьте!!! Я пока раздену её догола! Они оставили нас одних, я снова устремил взгляд на своё Ничтожество! Её белоснежное лицо излучало свет, который проникал в каждую частичку моего сердца. Сердце щемило, когда они рядом, руки потянулись к её трусам, нужно просто их снять и трахнуть сейчас, грубо так, чтобы унизить и растоптать её душу. Её голая грудь была на только аккуратна, что возбуждала меня с каждой секундой! Чёртова ведьма! Я оттолкнул её от себя, мне было настолько плохо на душе, будто я сделал что-то ужасное.

— Сука! Почему я не могу это сделать! Это ведь так просто! -ударил я кулаком по стене, у меня пошла кровь, но мне было на всё наплевать. Перед глазами возник образ Алисы, я представил, как она смотрит на меня и презирает! Сухость в горле и я падаю на пол как побитая собака! Образ Алисы не уходил, из её глаз потекли маленькие слёзы. Вдруг она сказала мне то, от чего я не смог даже дышать:

— Даня! Как ты можешь? Неужели у тебя нет сердца? Куда подевался мой самый добрый в мире брат? На моих глазах стекала одинокая слеза, только она имела право упрекать меня.

— Уходи! Ты предала меня! И бросила! — обида превращала меня в бездушное существо.

— Значит, так ты любишь свою родную сестру? Ей тоже плохо, но она не превратилась в монстра!!! Монстр! — указала она на меня, я схватился за голову, Даша лежала на скамейке, её спутанные волосы были такими безжизненными.

— Горите все в аду! Я выбежал из раздевалки и наткнулся на Сашка, который посмотрел на меня удивленными глазами:

— Ты куда? Что уже поимел свою Сестричку? Ну как хорошо трахается?

Он уже хотел пойти в сторону раздевалки, как я его остановил:

— Стой! Мне кажется она сдохла!!! Сашка заметно занервничал, её внешний вид говорил о том, что он жалкий трус. Я не мог сказать ему правду, потому что меня бы посчитали жалким придурком, который не смог трахнуть невинную овечку. Мне становилось противно от самого себя. Это Ничтожество украли моё спокойствие и равновесие в жизни, к которому я стремился после смерти Алисы.

— Отец меня убьёт! Ты что её до смерти затрахал? — голос Сашки дрожал, на что я продолжил свою каверзную ложь:

— Поехали! Никто нас не видел, поэтому это уже не наша проблема! — мне надо было увести подальше этого озабоченного придурка, я знал, сто Даша жива, но помогать ей я не стал. Пусть думает, что мы её пустили по кругу, это она заслужила. Мой фильм полностью её добьет, завтра вся школа узнает о её позоре!!!

От лица Даши Саврасовой

Я так и сидела на полу в коридоре, из головы не выходили слова моего приемного брата. Тут возник силуэт незнакомой девушки, она подошла ко мне и спросила:

— С тобой всё в порядке? Я не сразу ответила ей, потому что думала о своём, он меня пощадил, он меня не тронул.

— Да, скажите, как можно вызвать такси? — я поднялась на ноги, мои заплаканные глаза напугали незнакомку.

— Какой ублюдок тебя обидел? Идём, я отвезу тебя домой! — предложила она, но я боялась ей доверять, поэтому отказалась:

— Спасибо, но не стоит!

— Не бойся меня, я Таня! Работаю в этом баре стриптизершей! Как раз смену закончила! — улыбнулась она и я не смогла устоять от её предложения.

— Я Даша!

— Вот и славно! Поехали Даша, я так устала, ни минуты не хочу оставаться в этом месте.

Мы спустились вниз, через чёрный ход, машина Тани была припаркована на заднем дворе. Через несколько минут чёрный Nisssan вёз меня в направление к дому.

От лица Дани Питерского.

Яркое солнце слепило глаза, я не мог никуда от него спрятаться. Странно моя комната находилась на северной стороне. Откинув своё одеяло я посмотрел на чертовы часы, будильник показывал половину девятого. Невольно взгляд упал на календарь, который располагался на моём рабочем столе, напомнив мне об ужасной дате: 14 ноября день смерти Алисы. Холод пронзил моё оголенное тело, в глазах накапливались слёзы. Поднявшись с кровати я подошёл к зеркалу, там я увидел высокого стройного парня, глаза которого были полны боли, той, которая не угасла вот уже 7 лет. Ничто над ней не властно! Приняв душ, я спустился вниз и пошёл на кухню, где мама готовила фирменный завтрак.

— Доброе утро мам! — налил я себе стакан воды, не успев проглотить воду я услышал:

— Доброе утро сынок! А Алиса уже проснулась?

— Что? — выплюнул я воду, брызги попали на наш кухонный стол.

— Алиса надо позвать её к завтраку! Папа пошёл за свежими булочками! — доставила она тарелки и ставила на стол свежезаваренный чай. Она точно сошла с ума! Прикрыв свои глаза, я сжал свои руки в кулаки:

— Мама! Алиса умерла!

— Так сюда мы посадим Алису! А здесь сядет папа, так что с моим пирогом? — говорила она так, будто не слышала моих слов. Так просто больше не может продолжаться. Со всей силы я бросил чашку на пол, она разбилась на несколько кусочков.

— Она умерла! Очнись уже!!! Хватит! — мой крик разбудил в ней дикий плачь. Она подошла ко мне и схватила меня за плечи:

— Не говори так! Ты просто эгоист! Алиса, дочка идём завтракать! — подбежала она к лестнице и позвала мою умершую сестру. Мы услышали уверенные шаги, кто-то спускался со второго этажа. Точно, как же я забыл, про это НИЧТОЖЕСТВО. Она встретилась со мной своими глазами, и я понял, что дурдом на колёсах начался.

— Алиса! Ну, сколько можно тебя ждать! — мама подошла к ней и обняла. Я видел, каким удивленным взглядом на неё посмотрела моя приёмная сестра. Да уж, психбольница палата номер 5!

— Соня! Я Даша, вы ошиблись! — проронила эта мерзость, честно говоря аппетит мгновенно улетучился. В эту самую минуту, домой вернулся отец.

— Так! Что мы здесь обсуждаем? — он был в хорошем настроении, у него в сумке были какие-то вкусности.

— Дурдом! Я поем в кафе! — взял я свою куртку, но отец не дал мне надеть её.

— Даня куда ты? — его резкий тон начинал меня бесить конкретно.

— Подальше от этой психопатки! — собрался я открыть дверь, как он закричал:

— Как ты смеешь! Она твоя мать!!!

— В таком случае у меня больше нет матери! Не скучайте! Сильно хлопнул я дверью и выбежал на улицу, было настроение всё крушить и убивать.

ГЛАВА 15 МЫ НЕ ВРАГИ?

От лица Дарьи Саврасовой.

Соня не хотела меня отпускать, по-прежнему прижимая меня в своих сладких объятиях. Папа Алексей подошёл к нам и нарушил нашу идиллию:

— Даша! Иди к себе! Я попрошу Галину Николаевну принести тебе завтрак! Мне дали понять, что я здесь лишняя.

— Алёша! Зачем ты прогоняешь нашу дочь? — у Сони кажется, конкретно поехала крыша, я быстро поднялась к себе в комнату и заперлась.

Снизу доносились крики, от которых я закрыла уши. Что в этом доме творится?

— Соня остановись! Ты приняла лекарство? — приблизил папа Леша лицо своей жены, она опустила свои глаза, ей было обидно. Но в жизни всегда тяжело принимать правду, от которой разрывает сердце, от которой не возможно спать спокойно спать по ночам.

— Почему она ушла? Я ведь приготовила её любимый персиковый пирог?

— Она умерла! Дорогая мы же уже переболели всё это! — пытался её успокоить Алексей, на что она вырвалась и закричала:

— Нет! Это ложь моя дочь жива! Алиса! Доченька, я прошу тебя не бросай меня! — села она на диван и разрыдалась, приступы паники полностью завладели её головой.

— Алло! Да, это Алексей Питерский! У неё снова приступ паники! — позвонил мой папа местному психотерапевту, у которого наблюдалась Соня.

— Хорошо я дам ей две таблетки! Мы завтра к вам приедем! Не можете? Ладно тогда в четверг! Спасибо! — положил он трубку и направился в спальню, где лежали до боли знакомые препараты. Через час крики стихли и я смогла спокойно позавтракать.

Сегодня был отличный солнечный день, как же я хочу сходить на могилу к родителям. Минимум макияжа, собрав свои тончайшие волосы в хвост, я надела пальто и вышла на улицу. Кладбище находилось в центре города, мне пришлось проследовать на остановку, чтобы подождать автобус. Лёгкий ветерок играл с жёлтыми листьями, местами в лесу лежал первый снег. Тихими шагами я шла по улице, касаясь листьев, которые замерзли от первого снега. Собрав несколько штук в свою сумку, я пришла на кладбище, где находились самые близкие мне люди! Сердце колотилось в сладком предвкушении от скорой встречи. Могила моих родителей находилась не далеко от главных ворот. Ну вот я пришла, сердце пронзила знакомая боль, на памятнике были изображены мои самые любимые родители! Сделав шаг, я наклонилась, чтобы коснуться их фотографий, которые были выгравированы на мраморном холодном камне.

— Мамочка! Папочка! Я пришла к вам! Простите, что так долго не приходила! — мои волосы растрепались от внезапно поднявшегося ветра.

— Смотрите! Я принесла вам листья, мамуль ты ведь всегда любила делать гербарий! А помнишь, как мы вместе собирали кленовые листья, а потом их сушили! Я боялась, что осень закончится, и я не успею их все собрать! — говорила я всё это, вытирая слёзы, которые стекали по моим замершим щекам.

— Я так устала с ним бороться! Он сильнее меня! Мои приёмные родители живут своей жизнью! Скажите, что мне делать? — просила я совет, но конечно, ответа, так и не поступило. Шум ветра успокаивал меня, только здесь я чувствую себя счастливой.

От лица Дани Питерского.

Вот уже целый час я сижу около могилы моей сестренки, я так скучаю по ней, что просто не описать. Её звонкий смех, навсегда будет жить в моём сердце.

— Привет! Мелочь!

Мне показалось, что Алиса стояла за моей спиной и говорит мне в ответ:

— Я не мелочь! Я уже выросла! Какая бы красавица из неё бы выросла! За что судьба такая жестокая? Она забирает маленькие жизни, впрочем мне никогда не найти ответы на свои вопросы.

— Прости, что мама и папа не пришли! Алиска! Это тебе смотри, что я принёс! — положил я на могилу конфеты, которые она любила больше всего на свете.

— Я люблю тебя сестренка! Не обижайся на меня! Я не хотел становиться чудовищем! — прощался я с ней, как у входа на кладбище, увидел знакомый силуэт. Чёрт возьми, что она здесь делает?

Наши глаза встретились, я снова заметил животный страх у этой мерзости. Надев на себя самодовольную улыбку я подошёл ближе к ней:

— Что сестричка, выбираешь могилку для себя? Она хотела покинуть кладбище, как вдруг я её остановил:

— Боишься, что я тебя здесь закопаю? Мои руки сильно сжали её плечи, Даша отвернула от меня своё лицо, но нашла смелость противостоять моему напору:

— Дай пройти!

— Беги скорее! Давай! Мне даже интересно узнать, что ты забыла на кладбище? — мы были почти у выхода, ветер поднялся просто сумасшедший, я видел, как она замерзала.

— Мои родители здесь похоронены! Можешь не приставать ко мне хотя бы здесь? Они ведь всё видят! — я посмотрел в ее карие глаза, в которых было много печали.

— Как давно?

— Не важно! — старалась она отойти от меня на приличное расстояние, но я не дал этого сделать.

— Посмотри на меня! — впился я в неё взглядом, мурашки прошлись по моему телу.

— Я же не спрашиваю к кому ты пришёл? — отвернула она своё лицо, на что я взбесился:

— Моя сестра Алиса здесь тоже похоронена! Мы снова посмотрели в глаза друг другу и я испытал неконтролируемое желание поцеловать её. Она была слишком красивая в этом осеннем пейзаже.

— Мне очень жаль, что твоя сестра умерла! Я понимаю, что ты чувствуешь! — мы сели на скамейку, странно сейчас мы могли спокойно общаться без привычных издевательств.

— Сегодня годовщина её смерти! Мама рехнулась! — посмотрел я на деревья, которые качались от порывистого ветра.

— Когда тебя бросает близкий человек, кажется, что мир останавливается! — посмотрела она на серое небо, которое темнело с каждым часом.

— И никакое лекарство не способно вылечить эту боль! — указал я на своё сердце, на что Даша улыбнулась.

— Что смешного?

— Просто странно так с тобой разговаривать без твоих издевательств! — на её щеках появился румянец, я не мог отвести от него взгляд.

— У меня предложение! Возможно, я потом пожалею об этом! — мои слова реально наводили на неё страх.

— Я даже боюсь предположить, что ты задумал! — теребила она своими пальцами сумку.

— Пойдешь со мной в кафе? Я страшно голоден!

— Что ты это серьезно? — она открыла рот от такого сумбурного предложения.

— Вообще то, да!

— Извини, но с учётом наших отношений я думаю это плохая идея! — она хотела уже уйти, но я выдал слова, которые были настоящей правдой:

— Мне не хочется оставаться в этот день в гордом одиночестве! Не переживай я не буду над тобой издеваться! Пока что! Но нож если что со мной! — улыбнулся я как последний мерзавец, моя улыбка манила согласиться, что собственно она и сделала.

— Хорошо! Но у меня есть условие!

— Какое? — снова наши глаза встретились, так приятно в них тонуть.

— Ты не будешь называть меня Ничтожеством! — сестричка расслабилась мы уже приближались к кафе, как я ответил:

— Это будет очень сложно! Но я Попробую! День обещал быть очень интересным и насыщенным!

Мы зашли в кафе заняли столик около окна, моё сердце колотилось, как сумасшедшее. Данила сел напротив меня пару раз бросив взгляд на официантку.

— Боишься сестренка? — он наклонился ко мне ближе и коснулся ладонью моей щеки, я почувствовала как тысяча бабочек просыпается в моём животе.

— Нет, почему ты так решил? — мой голос дрожал, его глаза ласкали меня своим взглядом. Но почему мне не дают покоя эти серые глаза.

— Потому что, когда я касаюсь тебя, твоя кожа дрожит! — большой палец коснулся нижней губы, а я тяжело задышала.

— Это игра? Твоя очередная шутка? — задала я вопрос, который мучил меня последние пятнадцать минут. Он отодвинулся от меня и проскользнул взглядом по меню. Его глаза снова встретились с моими:

— Сегодня я не хочу тебя мучить! А так хотелось бы! — взял он со стола нож и хотел коснуться моей ладони. Официант принял наш заказ, а я боялась есть в присутствии своего брата, в наших отношениях не было совершенно доверия.

— Соня больна ведь так? — нарушила я тишину, на что Данила быстро ответил:

— Да, а ты разве этого ещё не поняла!

— А как же Алексей, он ведь понимает, что с её психикой, что-то не в порядке? — мы общались, не обращая внимания на то, что мы должны друг друга ненавидеть.

— Тише! Сколько заветных вопросиков задаёт твой ротик! Тебе нельзя знать столько, а то мне придётся порезать твоё горло, сразу после нашего обеда! — старый Даня постепенно возвращался. Не успела я открыть рот, как официант принёс наш заказ.

— Вино? — подняла я удивленно свои брови, казалось мой братец знал, что я так отреагирую.

— А что маленькие девочки не пьют алкоголь? Боишься, что я напою тебя и трахну в туалете этого кафе? — его глаза горели похотью, а мои щеки горели от таких предложений.

— Почему тогда ты не сделал этого в раздевалке?

— Сам не знаю, но признаю, что с удовольствием повторил бы нашу встречу! Ты испуганная бежишь по коридору, а мы догоняем тебя и жестоко насилуем! — налил он в наши бокалы вина, а мне хотелось перевести разговор в другое русло.

— Это же мерзко!

— Кому как сестричка! А потом ножиком по соскам! — провёл он своим языком по нижней губе, чего он добивался?

— Почему ты такой жестокий? — взяла, в руки бокал, мои руки замерзли.

— Я такой, какой я есть! Твоё здоровье, НИЧТОЖЕСТВО! — пригубил он вино, его губы по красились в красный цвет, они так манили прикоснуться к ним. Он взял салфетку и вытер остатки капель вина, затем обратился ко мне:

— Попробуй это самое лучшее вино! От него по всему телу растекается тепло! Неуверенно я взяла бокал и приблизив к губа это коварный эликсир. Вино оказалось действительно вкусным.

— Ну как? — спросил он, а сам уставился на мои губы, что с ними было не так?

— Оно такое сладкое!

— Как яд правильно? — прервал он мои объяснения, на что я резко отодвинула бокал, он лишь рассмеялся.

— Там яд? Ты подложил мне отраву? — мои слова были такими жалкими.

— Слушай! А хорошая идейка! Я подумаю об этом в следующий раз! Подожди! — он стал надвигаться на меня, как ураган, а я как вкопанная не могла сдвинуться со своего места. Его язык коснулся моей нижней губы и принялся её облизывать, кислорода стало не хватать, моё сердце принялось стучать, как сумасшедшее, мой брат нежно ласкал мою губу языком, а мне казалось, что я сгорю от дикого желания.

— Какое сладкое вино! Ты права! Спокойно сестренка не дыши так будто уже кончила! — отодвинулся он от меня и мы наконец, стали пробовать еду, которую нам принёс официант. Что творится между нами? Он не может мне нравится, это безумие, как можно влюбиться в монстра? Стейк был настолько вкусным, что я уже под забыла, какое удовольствие может доставлять еда. Время текло незаметно, мой брат решил заказать ещё одну бутылку вина. Казалось что мы обезумели, потому что я так в жизни никогда не напивалась, проклятое вино. Мы покинули кафе примерно в десять часов вечера.

ГЛАВА 16 ОДНО ДЫХАНИЕ НА ДВОИХ…

— Смотри, какое звездное небо! — восхитилась я, когда мы вышли на улицу.

— Оно сверкает, как твои чёртовы глаза! Ничтожество иди сюда! — пьяный голос моего брата позвал меня, на что я засмеялась, как пьяная дурочка, хотя как можно было оставаться трезвой после двух бутылок вина.

— Не подойду! Ты снова обидишь меня братик! — надула я губки и отошла от него на один шаг, он догнал меня и обнял за талию, его нос почувствовал аромат моих волос.

— Шоколад! Твои глаза напоминают мне шоколад! Волосы пахнут ванилью! Чёрт ты околдовала меня! — повернул он своё лицо ко мне, его ладони приближали моё лицо к его губам.

— А твои холодные, как серое небо! Я тону в них каждый день! Почему я не могу тебя ненавидеть! — крикнула, на всю улицу, слёзы счастья прокатились по моим щекам, но сейчас это были сладкие слезы.

— Как мне трудно тебя ненавидеть! Но я должен! Каждый день мука для меня видеть, как ты садишься рядом со мной. Мой кислород покидает мои лёгкие! — ещё чуть-чуть и наши губы соприкоснуться.

— Скажи почему когда ты рядом, я чувствую, что мне так же как и тебе не хватает кислорода? — мои пьяные глаза тонули в омуте серых глаз, которые были самые прекрасные на свете.

— Потому что у нас одно дыхание! Одно на двоих! Ничтожество! Моё НИЧТОЖЕСТВО!

— Монстр! Мой монстр- его губы обрушились на мои и мы стали тонуть в океане безграничной страсти. Мне не страшно было утонуть, я готова была отдать ему всё своё тело, всю свою душу. Только бы его губы не покидали мои никогда, его жадные губы терзали мои в поцелуе, от которого кружилась голова, от которого в груди могло остановиться сердце. Я ответила на его поцелуй, мы отдавались ласки и не замечали ничего вокруг. Его губы переместились на мою шею, Даня не мог остановиться, он хотел пожирать меня своим каждым прикосновением. Невозможно так целовать человека, которого так сильно ненавидишь. Когда он оторвался от меня, мы не могли ещё долго перевести наше дыхание. Нужно было возвращаться домой, мы сели в такси и направились в сторону нашего жилища.

Мы стояли около дверь дома, а мой братец не мог никак попасть внутрь.

— Эта чертова дверь! Ещё разок! — дверь никак не поддавалась Даниле, а я сдерживала свою улыбку. Он это увидел и повернулся ко мне, пытаясь казаться грозным мальчиком.

— Ты чего смеешься?

— Не знаю, просто это так забавно! Наконец дверь распахнулась и мы в буквальном смысле ввалились в дом.

— Прошу малышка! — пропустил меня брат в перед, мы еле стояли на ногах, но мне было настолько хорошо, боль будто испарилась, будто её никогда не было.

— Спасибо Данила Питерский! — фыркнула я от его галантного приглашения.

— Как официально! Можешь просто называть меня МОНСТРОМ!!! — закричал он на весь дом, а я пыталась его остановить:

— Тише родители, они наверное уже спят!

— Плевал я на них!

Мы уже поднялись на второй этаж, я хотела открыть свою комнату, как он подошёл ко мне сзади:

— Дашенька! Ты уже сбегаешь? Боишься, что я залезу сегодня в твои трусики? Его губы коснулись моей шеи и я тихо застонала, в таком опьяневшем состоянии было довольно сложно контролировать свои эмоции. Они наоборот вырывались наружу, превращая мою душу в пепел.

— Нет, но мне кажется, что я настолько пьяная!

— Ну же, давай продолжим наше веселье! В моей комнате есть ещё одна бутылочка вина! — в его серых глазах появились огоньки похоти, и я согласилась пройти к нему в комнату. Только в кошмарном сне, я могла представить, что мы здесь будем находиться с Данилой, вот так просто разговаривать, просто веселиться.

— Присаживайся на кровать! — указал он мне на неё, когда дверь его комнаты закрылась на ключ.

— Ты её запер? — похлопала я своими ресницами, на что он усадил меня сам на кровать и присел на корточки:

— Представь себе! Теперь моя сестричка в западне у самого мерзкого, похотливого братца! Его губы коснулись моих коленей, я закрыла глаза, не в силах сдерживаться, чтобы не застонать.

— Итак, вино! Я сейчас! — внезапно он встал и полез в шкаф, чтобы достать оттуда два стакана.

— Даня! Я такая пьяная, мне кажется, если я выпью ещё стакан, то просто не смогу остановить свой словарный коварный язык!

— Этого я и добиваюсь! Я хочу знать многое о тебе! — подошёл он с наполненными стаканами и протянул мне.

— За нас, брата и сестру, которые ненавидят друг друга! Или я не прав? — мы выпили пол стакана вина, как меня потянуло на сопливые откровения.

— За что ты меня ненавидишь? Он замолчал, казалось, он хотел проигнорировать мой вопрос. Но тут же нашёл, что сказать:

— Ты перевернула мой мир! Твои глаза они заставляют меня думать, что я монстр! Твоё тело манит меня прикоснуться к тебе поцелуями! Ты украла моё спокойствие с нашей первой встречи! Иногда мне кажется, что ты мой персональный наркотик! Мне хочется тебя зацеловать до смерти, а потом задушить! Что со мной Даша? — отвел он свой взгляд и подошёл к окну.

— Прости меня, я не хотела разрушать твой привычный мир, но так нельзя!

— В смысле? — его глаза снова манили меня.

— Ты убийца! Но мне противно от того, что я не могу тебя ненавидеть! Каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, я схожу с ума! — моё тело затряслось от нахлынувших эмоций.

— Я никого не убивал! Это всё глупые сказки!

— Что? Но шесть девушек?

— Они живы, но что с ними, я не могу тебе рассказать! Слишком рано знать правду! — вернул он свой взгляд к окну, а во мне взыграла злость я встала с кровати и повернулась к нему:

— Но ты грозишься убить меня! Это нормально по-твоему? Он придавил меня к стеклу так, что мои щеки почувствовали его холод. Рука Дани задрала моё платье, он коснулся моих ягодиц. Это было настолько вульгарно, мы были как звери.

— И не успокоюсь, пока не прикончу! Но сначала жестоко оттрахаю! Его губы поцеловала мою спину, его руки не давали мне уйти, я находилась в сладком плену своего братца. Если бы можно было умереть от такой смерти, возможно, я бы согласилась.

— Скажи, разве ты меня ненавидишь? — его губы спускались вниз, направляясь в сторону моих трусиков, это была сладкая пытка, адские губы люцифера забирали у меня последнюю частичку моей души.

— Да, я ненавижу тебя! — соврала я ему, на что он резким движением снял мои трусики, а потом адски прошептал:

— Не хорошо сестренка врать старшему братику! За это я накажу тебя!

— Что? Нет, не надо! — мне стало чуть страшно, когда Данила снова наклонился, а его дыхание обожгло мой голый живот.

— Значит ты говоришь, что ненавидишь меня? Тогда мы сейчас это проверим! — своими пальцами он раздвинул мои половые губы и нашёл заветный бутон, а дальше мне показалось, что я сойду с ума, когда его язык коснулся моего бутона и начал его ласкать. Всё тело напряглось от неконтролируемого напряжения. Его язык вытворял что-то не воображаемое! Я опрокинула голову назад и тихо застонала:

— О боже!

— Громче! Скажи, как ты меня ненавидишь! — его язык углубился в мою промежность, и я поняла, что полностью потеряла контроль над своим телом. Он держал мои руки, чтобы у меня не получилось вырваться.

— Пожалуйста! Это сильнее меня! — молила я.

— Скажи мне кто ласкает твою киску? — проронил Данила, кажется он сошёл с ума, потому что его язык практически насиловал меня. Мне казалось, что я сейчас разорвусь на части.

— Даня!

— Я не понял, кто? Скажи ещё раз, от чьего языка ты сейчас кончишь? — давил на меня мой брат, а я начала дергаться и стонать на всю комнату:

— От языка Дани Питерского! Моего брата!

— Не услышал! Ещё раз! — его язык терзал мой бутон, и мне казалось, что невозможно чувствовать такое удовольствие.

— Даня Питерский!

— Молодец Дашенька! Какая плохая девочка, ты позволила своему брату над ругаться над тобой! — после этих слов с моим телом случился взрыв, стоны, крики разразились в комнате. Моё тело задрожало от нахлынувшего оргазма. Когда мои глаза встретились с его, он проронил в мои запотевшие губы:

— Не хорошо врать Дашенька! Ты сходишь по мне с ума! Одевайся! — кинул он мне мои трусики, а я не могла отойти от недавних его ласк, это было просто великолепно.

— Ты прав, я не презираю тебя! Ты украл моё сердце! Я скоро вернусь! — на ватных ногах я пошла в ванную комнату. Посмотревшись в зеркало, я увидела глаза, которые не отошли от недавнего оргазма. Что же я натворила? Я позволила ему надругаться надо мной? Но его ласки сделали моё тело таким живым. Только не это Даша нет! Включив прохладную воду, я не могла собрать свои мысли в кучу. Меня не было примерно полчаса, когда я вернулась в его комнату, хотя зачем я это сделала, Даня уже спал на кровати. Лёжа на животе, уткнувшись в подушку, он был похож на падшего ангела. Совсем тихо захлопнув дверь, я приблизилась к нему и наклонилась чуть ближе. Он был таким красивым в этом тусклом освещении. Коснувшись пальцами его волос, я поняла, что они похожи на мягкий шёлк. Его мирное дыхание, говорило о том, что ему снится сладкий сон. Мне так не хотелось его покидать. Не знаю, что сподвигнуло меня на это, но я тихо прошептала, боясь, что он меня услышит:

— Я люблю тебя! Как я смогла полюбить монстра? В глазах предательски защипало от слёз, я хотела их смахнуть, но тут же услышала:

— Останься со мной! Даня схватил меня за талию и прижал к себе, в эту ночь я была самой счастливой девушкой на свете. Даже несмотря на его издевательства, даже несмотря на то, что он унизил меня перед всей школой, я влюбилась в него как полная дура. А что будет дальше? Даша он никогда тебя не полюбит!!! Мои веки тяжелели и через несколько минут я уснула.

ГЛАВА 17 СПОР…

От лица Дани Питерского

Я проснулся в половине седьмого утра, в горле совсем пересохло. Протрезвев окончательно, я посмотрел на свою кровать и заметил силуэт, а потом крикнул:

— Какого черта? Что ты тут делаешь?

На моей кровати лежало НИЧТОЖЕСТВО, что произошло вчера?

Она открыла глаза и прошептала:

— Доброе утро! На её бледном лице показалась улыбка, только не это, нам нельзя находиться в одной кровати.

— К черту доброе! Я повторяю свой вопрос, как ты оказалась в моей комнате? Улыбка на её лице вмиг исчезла, она поднялась с кровати и подошла ко мне:

— Ты попросил меня вчера остаться с тобой!

— Чего? Остаться с кем? Ты наркоту приняла что ли? На глазах девушки я увидел слёзы, она молча подошла к двери и хотела открыть дверь, но напоследок сказала:

— Значит, всё, что было вчера, это была полная ложь! Извини, я просто не знала, что твой спектакль уже кончился! Дверь сильно хлопнула, а ч сжал подушку в своих руках. Так будет лучше для неё, мне кажется ещё чуть-чуть и я превращусь в сентиментального придурка. Не смотря на конкретное опьянение, я прекрасно помнил вчерашний вечер, помнил насколько хорошо нам было вместе. Хватит Даня! Ты забыл, она НИЧТОЖЕСТВО! Её страдания, тебе нужны только её слёзы. Переодевшись в белую футболку и рваные джинсы, я спустился на первый этаж. Знакомый мерзкий голос, разозлил меня ещё больше. На кухне мой двоюродный брат беседовал с отцом

— Какие люди? Это каким тебя ветром занесло к нам?

— Даня! — грозно посмотрел на меня папа, допивая свой кофе, мой брат поглотил мою дерзость и сказал:

— И тебе привет! Да так решил проведать своих родственников! Даша дома? — его вопрос по отношению моей сёстры, меня вывел из себя.

— Дарья! Я думаю, девочка ещё спит! — ответил ему папа, а я готов был разбить морду Артёму.

— Я тогда её подожду!!! — злобно посмотрел он на меня, зная как влияет на меня вся эта ситуация.

— Правда? На свидание решил позвать? — ехидничал я, присаживаясь за стол вместе с отцом.

— Пап, где мама? — спросил я внезапно, не получив ответа от своего брата.

— Сынок! Она в больнице! Её психиатр настоял на её срочном лечении! Эти препараты больше не действуют на неё! Ком в горле образовался после его слов, что всё это значит?

— Дядя Алексей, это значит, что её могут…

— Да, если в течение месяца доктор не сможет помочь ей в своей клинике, придётся её отправить в психическую больницу! — тон моего отца доводил меня до белого каления.

— Этого ты и добиваешься! Чтобы привести в нашу дому очередную свою шлюху! — после моих слов, отец ударил меня по щеке, на что Артем вмешался:

— Прекратите! Вы что с ума все подходили?

— А ты заткнись! Катись из нашего дома, ты не видишь, что скоро этой семьи не будет! — я не контролировал свой тон, в глубине души я слишком сильно переживал за свою маму.

Вдруг на кухню зашла Даша, ее глаза презирали меня.

— Артём? — раздался её голос, на что мой кретин брат улыбнулся, как довольный чеширский кот:

— Привет! Пришёл позвать тебя прогуляться? Надеюсь ты не против? — Даша посмотрела в мои глаза, а я старался показать, что мне совершенно наплевать на то, что она ответит.

— Да, с удовольствием! — назло мне проронила она, я вышел с кухни и направился в сад, не мог я спокойно смотреть, как этот придурок приударяет за ней. Отец пошёл к себе в кабинет, он думал о важной встрече на работе. Позади я услышал уверенные шаги, обернувшись я увидел Артёма.

— Ревнуешь?

— Кого это? — повернул я к нему своё недовольное лицо, на что он присел на скамейку за деревянным столом.

— Не притворяйся! Ты сохнешь по Даше! Но очень жаль, что девочка не выберет тебя! — этот засранец точно получит в морду. Я наклонился руками об деревянный стол и буквально прошипел:

— Мне плевать на неё!

— Тогда я с удовольствием трахну её! — эти слова заставили меня взять его за грудки.

— Спокойно! У тебя был шанс изнасиловать её в школе, а ты его упустил! Ты кретин братик! — смеялся надо мной Артём, а я ответил ему с вызовом:

— Она сама прибежит, в мою постель спорим? Я протянул ему руку, на что он, сказал:

— На что спорим?

— На твою машину! А если выиграешь ты, то я подарю тебе акции своего отца! — мне была совершенно не нужна эта машина, но надрать задницу этому кретину просто чесались руки.

— Идёт! У тебя есть две недели! — протянул он мне свою руку и я согласился.

— Договорились! Хотел я покинуть сад, как он добавил:

— Мне нужно доказательство!

— Не переживай, ты его непременно получишь! В сад вошла Даша, которая не о чем не подозревала.

— Я готова! Идём?

— Конечно, какая ты красивая сегодня! — делал этот гад ей комплименты, а я думал, как выиграть в этом споре.

Они сели в машину, и уехали прочь. Игра начинается…

От лица Дарьи Саврасовой.

Мы ехали в сторону парка, настроение было не совсем хорошим, какая-то тревога давала о себе знать.

— Дашенька! Почему ты грустишь? — обратился ко мне Артём, он смотрел на дорогу, а мечтательность наблюдала за меняющимся пейзажем за окном.

— Скоро придёт зима! Природа заснет и холод окутает весь город! Артем остановил машину, и повернулся ко мне, в его голубых глазах была забота:

— Нежный ангел только попроси, и я согрею тебя своими губами! — его руки ласкали мои, я даже испугалась его напора.

— Артём! Пожалуйста! Я не могу сейчас кому-то довериться! — убрала я свои руки, и хотела открыть дверь, чтобы выйти, как он прервал меня:

— Пойдём в парк! Там такой красивый сквер есть!

— Это было бы просто чудесно! Снег продолжал кружиться пушистыми снежинками, превращая весь парк в таинственный снежный городок.

— Смотри Даш! Какие красивые снежинки! Ты знаешь, они мне напоминают твои волосы! — Артём встал сзади меня и коснулся моих волос, мурашки пробежались по всему моему телу. Повернувшись к нему я уткнулась в его подбородок. Артем погладил меня по правой щеке, от чего я закрыла глаза.

— Твоя кожа, как шёлк! Его нежные пальцы не могли останавливаться, почему я позволяла ему такие вольности?

Потом взгляд Артема опустился на мои губы, а дальше произошло то, о чём я даже не могла подозревать. Он коснулся своими губами моих, казалось что тепло завладело моим телом, его поцелуй был нежным трепетным, отличавшийся от поцелуя Дани. Даже сейчас, когда меня целует другой мужчина, я продолжаю думать о моём приемном брате. Нужно было заканчивать эту нелепость со стороны Артема:

— Что ты делаешь? Мои губы горели от внезапного поцелуя, на лице Дани показалась довольная улыбка:

— Прости меня, мне сложно сдержаться, когда ты рядом!

— Мы не должны этого делать! — отрицала я все его напористые действия.

— Это всё из-за него?

— Из-за кого? — не понимала я его вопроса, мы уходили всё дальше в парк.

— Хватит играть комедию, я про нашего неподражаемого Даню! — на его лице появился сарказм, что он пытался доказать своими словами?

— Он мой брат! О чём ты говоришь? — поправила я свою шапку, и потеряла нос, который конкретно замёрз.

— Даша у меня к тебе чувства! Я могу сделать тебя счастливой! А он несёт только зло и издевательства! — тут Артем просто не мог остановиться, его слова казались такими обвинительными, что в душе зарождалась обида:

— Давай вернёмся! Я хочу домой!

— Даша прости меня! Я же люблю тебя! Я влюбился в тебя после первой нашей встречи! — подбежал ко мне он и встал на колени, я не знала, что ему ответить.

— Артем…

— Я всё понял! Я могу ждать! Он обнял меня за талию, а не могла переварить его слова, неужели Артём и в правду влюбился в меня?

Когда мы вернулись домой, было уже восемь часов вечера. Снег уже изрядно засыпал наше крыльцо, а мои сапожки были все в снегу.

— Пока, мой ангел! — сказал мне Артем, и его машина скрылась прочь. Я ещё долго стояла во дворе и ловила снежинки своими ладонями. Как встретилась с недовольным взглядом со второго этажа.

Не успев открыть входную дверь, как я встретилась со своим братом, в его руках была бутылка открытого виски, а в гостиной горел приглашённый свет. Я хотела пройти в сторону лестницы, как сильная рука Данила схватила меня и развернула к себе:

— Ну как мой братик? Он целуется лучше меня? От Дани разило алкоголем, мне было противно видеть его таким. Только не встретиться с его глазами, они меня утопят своим душераздирающим взглядом.

— Отпусти меня, ты пьян!

— Как я могу отпустить своё НИЧТОЖЕСТВО! — его руки обхватили мою шею, не давая кислорода поступать в мои лёгкие.

— Мне больно!

— А мне, как больно, знать, что ты целуешься с моим братом! Думаешь, он лучше меня? — его глаза горели от обиды, он не мог отвести от меня свой взгляд.

— Я хочу спать! Прекрати уже меня мучить! Мне никто из вас не нужен: ни Артем ни Даня Питерский!

Мой брат наконец-то отпустил меня, его тяжёлое дыхание постепенно успокаивалось.

— Может ты хочешь попробовать переспать с нами двумя?

А вот эти слова я не собиралась терпеть, недолго думая я залепила ему пощечину, мой брат поднял на меня свои звериные глаза и процедил:

— Нельзя обижаться на правду! Сестренка!

Мне было противно вести с ним дальнейшую беседу. Как он мог подумать, что я могу вести себя, как настоящая шлюха. Почему я влюбилась в этого идиота? Почему мое сердце выбрало эти серые глаза.

От лица Даши Саврасовой.

Утром я проснулась очень поздно, нужно было торопиться в школу. Быстро спрыгнув со своей кровати я нашла тёплый белый свитер и чёрную юбку, волосы заплела в косу. Но открыв дверь я опешила, на моём пороге находился горшок кустовой белой розы, а в нём записка. Сердце выдавало тысячу ударов, но всё таки я решила прочитать её содержимое:

— Прости меня НИЧТОЖЕСТВО! Ты прекрасные всех! Цвет твоих шоколадных глаз захватил моё сердце. Скажи, сможешь ли ты довериться демону? Я знала, кто это написал, никто кроме него не называл меня так. Боже мой! Какой красивый цветок!!! Я взяла его в руки и стала кружиться, как счастливая дурочка!!! Спустившись вниз, я увидела папу Алексея и Даню за столом. Улыбка на моём лице привлекала внимание папу, и он непременно спросил:

— Даша ты вся сияешь!

— Просто сегодня такой чудесный день! — посмотрела я в глаза своего брата, на что он взял в руки телефон и принялся что-то строчить. Через несколько секунд звук о пришедшей смски меня отвлёк от ароматного чая:

Скажи мне, почему я влюбляюсь в твою улыбку?

Руки тряслись от нахлынувшего счастья, что в моей жизни изменилось! Неужели жизнь подарит мне свободу и покой, а самое главное сердце любимого человека.

— Так дети мне пора! Сегодня буду поздно! Надо ещё к маме заскочить! Папа Алексей оставил нас одних на кухне, моё сердце могло вот вот остановиться. Подняв глаза я посмотрела на Даню, он молчал, не делал каких-то резких движений. От дикого напряжения чайная ложка упала на пол, я хотела её поднять, как его руки соприкоснулись с моими и я забыла как дышать, наши лица находились в опасной близости друг другу, он первый нарушил молчание:

— Скажи мне! Почему у тебя такие красивые глаза? Я не могу от них оторваться! Что же ты сделала с жестоким демоном Данилой Питерским? После этого его губы нежно коснулись моих, и ложка случайно выпала из моих рук. В этот раз поцелуй был нежным, чувственным, как будто он боялся, что я разобьюсь на тысячу кусочков Невозможно быть такой счастливой! Или я попала в рай?

Нам помешал звонок на мобильный телефон Данилы.

— Алло! Да, я сейчас приеду! Он нажал на отбой вызова и протянул мне руку, чтобы я поднялась.

— Пора в школу! — отвела я свой стыдливый взгляд, хотела уже пройти в прихожую, чтобы одеться, как мой брат добавил:

— Ты со мной? Мне было странно, что он позвал меня с собой.

— Но если нас увидят? — несла я какой-то бред, на что он сложил руки перед своей грудью.

— Младшая сестренка должна ехать со своим братиком! Правда? — придвинул он меня к себя, и поцеловал в щеку, от чего я раскраснелась от дикого смущения.

ГЛАВА 18 В СЛАДКОМ ПЛЕНУ ДЕМОНА…

От лица Даши Саврасовой.

Мы ехали в одной машине, и мне показалось, что я схожу с ума от счастья. В жизни не может быть так хорошо, должно что-то произойти! Машина остановилась, и Данила повернулся ко мне:

— Я хочу твои губы! Чёрт возьми, как же я хочу твои губы! Даня приблизил меня к себе и жадно впился в мои губы, голова закружилась от сладостного дурмана, я готова отдать ему всё, что у меня есть, если надо, то я смогу умереть за него. Его язык в буквальном смысле насиловал мой, мы не могли отдышаться от такого дикого и страстного поцелуя.

— Нам пора на уроки! — отодвинулась я от него, как он тяжело задышал:

— Я теряю голову рядом с тобой! Мне хочется тебя затащить за угол, а потом зацеловать до смерти! — его откровения пугали меня, что с нами происходит? Данила в последнее время конкретно изменился, и я не могу понять, какие намерения у него по отношению ко мне. Что касается меня, то я в него уже давно втрескалась по уши!

Как только мы вышли из машины, то тут же встретились с открытыми ртами одноклассников. Романова Катя подошла к нам, на её лице было неподдельное удивление:

— Даня? Что это значит?

Мой брат приблизил меня к себе и поцеловал в щеку, я очень боялась, как все отреагируют на всё это.

— Ты меня слышишь? — голос Кати становился всё более рассерженным.

— С сегодняшнего дня Даша Саврасова моя девушка! — повернулся он ко мне, а я открыла рот от шока. Что он только что сказал? Я его девушка?

— То есть как? Она же твоя сестра? — услышали мы голоса других одноклассников.

— Приёмная! Значит не родная! И тот, кто хоть пальцем к ней притронется, будет иметь дело со мной! Идём Дашенька! — он взял меня на руки и понёс к школе. Я смотрела в его серые глаза и не могла поверить, что этот человек действительно Данила Питерский. Мы тонули друг в друге, как же я была счастлива! Даже, если потом мне будет больно, даже если потом мой выдуманный мир рухнет, я буду вспоминать этот прекрасный миг. Данила опустил меня на ноги, и мы зашли в кабинет химии, где моя любопытная подруга Рита подбежала ко мне с расспросами:

— Даша! Что это сейчас было?

— Ты собственно про что? — прекрасно понимала я её любопытство, но не хотела показывать вида.

— Данила нёс тебя на руках! Я не слепая подруга! — она подсела, рядом ко мне и я выдала на одном дыхании:

— Я люблю его Лер! Боже мой, как же я в него влюбилась! — по моей щеке скатилась одинокая слеза, на что она взяла мою руку в свою ладонь, а я продолжила:

— Сегодня утром, она сказал, что обожает мои шоколадные глаза! Лера я такая счастливая! — на моём лице показалась милая улыбка, на что она одобрила мои слова и прошептала:

— Я так рада за тебя подруга, ты заслужила это счастье! Вы так классно смотритесь вместе! В класс вошёл учитель и попросил меня раздать тетради.

От лица Дани Питерского.

Мы сидели на задней парте в то время, как надо было писать самостоятельную по химии. Но делать этого у меня совершенно не было никакого желания. Сашка повернулся ко мне со своими глупыми расспросами:

— Ты что правду втрескался в наше НИЧТОЖЕСТВО?

Я лишь натянул на себя самодовольную улыбку, и тут же ответил:

— Охренел? Прям влюблённый Ромео! Но, круто я её развёл! Ведётся ещё так! — был доволен я своей победой, на что Мишка повернулся ко мне и принялся защищать мою сестричку:

— И зачем тебе это надо? Ты же разобьешь ей сердце? Она ведь вся сияет от счастья!

— Посмотрите на защитника нашего НИЧТОЖЕСТВА! Я сам разберусь, как мне играть со своей сестрой! — мои слова были достаточно грубыми и высокомерными.

— А ты жестокий! — добавил Сашка, на что я ему напомнил:

— А когда ты хотел её трахнуть в раздевалке, тебе её не было ни капельки жалко? Тут наш философ Миша подвёл итоги нашей увлекательной беседы:

— Смотри сам не влюбись! Потому что со стороны выглядит так, будто это уже давно случилось!

— Этого не произойдёт! Хватит нести чушь! Кто-то из вас, вообще собирается делать самостоятельную по химии? — перевёл я разговор в другое русло и принялся списывать задачи.

От лица Дарьи Саврасовой.

Мы пошли в столовую, чтобы немного перекусить, как за наш стол подошла местная королева Катя Романова. По её лицу можно было прочитать, что она хотела меня убить.

— Что ты себе позволяешь грязное НИЧТОЖЕСТВО? — встала она рядом со мной, на что Лера встала из-за стола и накинулась на неё:

— Что увели твоего ненаглядного Данечку?

— Лучше заткнись! Даня Питерский мой! Не смей к нему даже приближаться! — угрожала мне Катя, на что я ответила:

— Хватит меня унижать! Надоело! Пошла прочь отсюда!

— Этого я просто так не оставлю! Тебе не поздоровится!

Эта стерва покинула нас, и мы смогли, наконец, насладиться вкусным завтраком. Столько эмоций за сегодняшний день, что просто не описать. Тут в столовую вошёл человек, который украл у меня сердце, а потом душу. Он искал кого-то глазами, я поняла, что он жаждал меня. Медленным шагам он подошёл к нашему столику и присел на корточки, взяв мою ладонь в свою, он поднёс её к своим губам и жарко поцеловал. Моё учащенное дыхание придавало ему больше уверенности. Лера не могла спокойно смотреть на всё это. Даня отодвинул стул, а потом резко усадил меня к себе на колени. Я не ожидала от него такой заботливости и нежности. Погладив меня по щеке, он прошептал так сладко, так сексуально:

— Могу я покормить свою маленькую сестрёнку? Он взял плитку шоколада и поднёс её к моим дрожащим губам. Я с удовольствием приняла эту сладость. Остатки шоколада красовались на моей нижней губе, мой брат приблизился ко мне и стал облизывать её так трепетно, будто пробует её на вкус. Я готова была потерять сознания от сумасшедшего возбуждения.

— Может, я вас оставлю? — вмешалась в нашу идиллию Лера.

— Да, Лерочка! ТЫ видишь, я так хочу облизать свою сестрёнку! Его руки ласкали мою шею, это было как сладкий дурман. Прозвенел звонок, и нам пришлось прерваться:

— Нам пора на урок сестрёнка! Ну после уроков я продолжу облизывать тебя! — прошептал Даня в губы, обдавая сумасшедшее горячим дыханием.

Я на ватных ногах поднялась в кабинет истории, где уже как пять минут начался урок.

ОТ лица Дани Питерского.

Я взял свой телефон и начал набирать сообщение, которое вмиг отправилось нужному абоненту:

Скоро Даша сама раздвинет ножки, она уже почти готова!

Через несколько секунд пришёл ответ, содержание которого меня развеселило:

Не верю! Мне нужно подтверждение! Сними на камеру! Как тяжело играть роль хорошего мальчика?

Мой брат Артём пытался мне напомнить, что всё это глупый спор, в котором я просто не могу проиграть. Учитель стал пробегаться глазами по журналу и вызвал меня к доске:

— Питерский! Расскажите нам параграф 23!

Я оставил телефон на парте и принялся выдумывать, то как я отмажусь перед учителем.

— Я вас слушаю! — продолжил учитель, на что я улыбнулся и проронил:

— Понимаете, я не успел вчера выучить ваш урок!

— Да и собственно почему? — снял свои очки учитель и положил их на стол.

— Произошла одна жуткая вещь…. Весь класс отложил свои привычные занятия и посмотрел на меня.

— Питерский? Что произошло? — учитель уже испугался, он подумал, что произошло нечто серьёзное. Я встретился с шоколадными глазами моей сестрицы, которая сидела на первой парте и выдал:

— Я влюбился! ЧЕРТОВСКИ, влюбился! Мои глаза не могли оторваться от моего НИЧТОЖЕСТВА.

— Ну что ж я вас поздравляю! Но все-таки хочу услышать пересказ! — прервал меня учитель от моей сестрицы, которая нервно теребила свой учебник.

— В одном городе жила девушка! Она была такая невинная! Такая чистая, но в один прекрасный день тёмный принц погубил бедную пташку! — Даша подняла на меня свои глаза, в них были слёзы, мурашки прошлись по моему телу. Но я продолжал:

— Она сопротивлялась, а потом отдала ему свою душу! Он съел её сердце! А кровь выпил, вот и сказочки конец! — у моей сестры упал учебник на пол, она стала нервно его поднимать. А потом решила спросить у учителя:

— Извините, можно выйти?

— Да, Саврасова! Конечно.

От лица Дарьи Саврасовой

Я забежала в туалет и посмотрела в зеркало, мои щёки горели огнём. Он забрал всё моё спокойствие. Положив руку на серце, я слышала, как оно стучало, как оно хотелось вырваться из сладостного плена. Как можно так сильно любить человека? Мне было гораздо проще с Даней, когда он меня ненавидел. Открыв кран с холодной водой, я умыла своё лицо. Но тут дверь открылась, в зеркале я увидела голодные серые глаза. Они стали медленно приближаться ко мне, я даже не успела промолвить и слова, как Даня посадил меня на раковину и впился в меня своим разрушающим взглядом. Его руки обхватили мою талию, мне было сложно сделать лишнее движение:

— Знаешь, кто эта девушка?

— Что? — мои губы практически не двигались, сумасшедшее напряжение покатилось по всему моему телу. Данина рука приподняла мою юбку, и он залез в мои трусики. Пальцем он нашёл мой клитор, и принялся его массировать. Закрыв глаза, я буквально простонала:

— Нас могут увидеть! Даня прошептал мне на ухо:

— Пусть смотрят, на то, как я мастурбирую своей сестричке! А она стонет от сладкого оргазма! Да Дашенька? — его пальцы доводили меня до такого наслаждения, что я закричала, как же было стыдно:

— Молодец! Моя девочка! Давай вот так, тебе нравится? А если я отправлю свой пальчик во внутрь? Можно мне это сделать? — его серые глаза демона заманивали меня в нежный омут.

— Я никогда ещё этого не делала! — сказала я правду своему брату, на что он приблизил мои губы, а затем сказал так нежно и заботливо:

— Это совсем не больно! Смотри, мы нежно снимаем твои трусики! А дальше я прижимаю тебе к себе ближе! Но тут в туалет вошли какие-то девушки, они посмотрели на нас с удивлением. Мой брат отстранился от меня, а затем обратился к пришедшим:

— Не завидуйте малышки! — он послал мне воздушный поцелуй и вышел из женского туалета. Что он творит со мной? Если бы сейчас не пришли эти девочки, я бы просто отдалась ему в этом туалете. Я что действительно превратилась в грязную шлюху?

Когда я пришла в класс, учитель что-то активно рассказывал ученикам, но в конце урока объявил:

— Даня Питерский! Навёл меня на отличную мысль! Скоро к нам приедет делегация с проверкой из Москвы! Мы хотим поставить спектакль:

«Принцесса Розали»

— А что это за сказка? — спросил кто-то из одноклассников.

— Юная и невинная принцесса Розали живёт в Англии, она мечтает о белом принце, но тут её похищает тёмный принц, который мечтает завладеть её честью! Но правда восторжествует, и принцесса выберет белого принца! — рассказывал нам учитель, а я даже не думала о каком-то участии.

— Круто! Я хочу участвовать! — крикнула Романова, на что учитель прервал её:

— Всё решится голосованием! Давайте я напишу имена персонажей и помещу их в эту чёрную коробку, все желающие будут тянуть жребий! Так мы и узнаем, кто будет играть в спектакле! Все его поддержали, на что учитель позвал Даню:

— Питерский! Твоя очередь! Мой брат вытянул какую-то бумажку, на которой было написано: « Темный принц Эрик Уэльский»

— Не плохо Даня, поздравляю! Катя Романова тяни! Девушка подбежала к чёрной коробке, мне показалось, что ещё чуть-чуть, и она упадёт на своих каблуках.

— Анна Вишневская! — сказала она то, что было написано на бумажке.

— Поздравляю Катя!

— И кого я играю? — уставилась она своим недовольным взглядом на учителя.

— Вы играете любовницу Темного принца! — я улыбнулась, ведь всё происходило совсем, как в нашей жизни. Но тут учитель позвал меня:

— Дарья Саврасова! Прошу твоя очередь! Я медленно встала из-за своего стола и протянула руку в чёрную коробку, схватив первую попавшуюся бумажку, я показала её учителю:

— Ничего себе! Ты играешь Розали! Принцесса, которую похищает тёмный принц! Все переглянулись, один Данила пребывал в отличном настроении. Мне так не хотелось участвовать в этом спектакле! Казалось, все роли были уже распределены, как в дверь постучали и обратились к нашему учителю:

— А мне можно вытянуть роль? Я повернула свою голову и увидела Артема Питерского, он медленной походкой подошёл к коробке, а затем вытянул долгожданную надпись: « Белый принц Рафаэль»

— Вот и белый принц нашелся! Артем рад тебя видеть! Как ты сам?

— Всё хорошо! А вы тут смотрю, спектакль затеяли!

Мне стало душно находиться в классе. Два брата будут играть со мной в одной сказке! Боже мой!

— Извините! Мне нужно домой! Учитель отпустил меня, не успела я дойти до раздевалки, как меня догнали знакомые голоса:

— Даш подожди! Я знала, кто за мною гнался, поэтому не хотела останавливаться. Данила развернул меня к себе и прошептал:

— Ты далеко собралась?

— Мне нужно домой! — дрожала я как, испуганный заяц. Артем встал позади меня и положил свои руки мне на плечи:

— Данечка не пугай сестрёнку! Его руки, нежно гладили мои плечи и мне казалось, что я задохнусь от такого возбуждения.

— Я хочу твои губки! Дай мне их, они словно сладкий наркотик для меня! — впился Данила в мои губы на глазах у Артема, его язык творил что-то невообразимое, мне казалось, мы утонем в своей дикой страсти.

Но тут Артём развернул меня к себе, и прорычал:

— А мне можно? Я тоже хочу полизать твой язычок! — его губы накрыли мои поцелуем, а я стояла, как завороженная. Это было странное безумие. Даша опомнись! Какие-то силы вырвали меня из этого сладкого дурмана:

— Что вы делаете? Потерла я свои покрасневшие губы.

— Как что мы готовимся к спектаклю! — переглянулись они и сказали в один голос..

К нам вышел директор, кажется, нам сейчас попадёт.

— Даша! Зайдите ко мне!

Мне стало совершенно не по себе, я очень испугалась, интересно, что на этот раз я натворила. Мне пришлось оставить братьев Питерских на некоторое время.

ГЛАВА 19 ССОРА

От лица Дани Питерского.

— Доволен? — повернулся я к своему двоюродному братцу, на его лице сияла дурацкая улыбка. Вот бы стереть её с его лица.

— Конечно, какие увлекательные игры! Слушай, мне так нравится делить с тобой Дашу! Она еще та сучка! — сел на подоконник Артём, а я схватил его за грудки.

— Какого чёрта ты записался в спектакль?

— Я тоже хочу украсть прекрасное сердце милой принцессы! И учитывая сюжет картины, Розали останется с белым принцем! — убрал он мои руки от своего воротника.

— Зачем ты её поцеловал? Это переходит уже все рамки! — орал я на весь коридор, как сумасшедший. На что Артем, отвел меня в сторону и напомнил:

— Ты не забыл о нашем споре?

Я оттолкнул его в стену, а затем прошипел, как хищный зверь:

— Его больше нет!

— Что ты сказал? — лицо Артёма вмиг изменилось, он решил на всякий случай переспросить.

— Я отменяю спор! Ты можешь забрать акции моего отца!

— Да неужели! И что тебя сподвигнуло изменить решение? Хотя погоди, я понял, ты втюрился в неё! — хамил мне мой брат, а я схватил его за челюсть, и сильно её сжал, на что он засмеялся, как последний конченный придурок.

— Она не шлюха! Я не позволю причинять ей боль! — мне показалось, что это отличная возможность, чтобы его задушить прямо сейчас.

— Куда делать твоя ненависть? Неужели Даня Питерский реально влюбился в невинную овечку? — вырвался он от железной хватки моей руки. Я хотел уйти, прочь, как его слова меня остановили:

— Но даже, несмотря на это спор не будет закончен!

— Мне плевать, я не стану обманывать её! — знал я впервые, чего по-настоящему хочу. Мой ненаглядный братец сделал шаг в сторону, а потом выдал:

— У тебя нет выбора!

— В смысле? — совершенно не понял, что он пытался до меня донести.

— Знаешь, мне настолько возбуждает вся наша увлекательная игра! И этот спор просто бальзам на душу! Хочу, чтобы ты разбил сердце малышки. К тому же, она не безразлична тебе! — надсмехался надо мной этот кретин.

— Ты оглох, я не стану больше участвовать в этом споре! Пошёл к черту! — хотел я уже закончить этот бессмысленный разговор, но тут, же услышал самые омерзительные слова:

— Жалко, что лечение тёти Сони придётся отложить! Я повернул к нему своё лицо, моё тело застыло, как мёртвый камень:

— Повтори! Я не расслышал! — мои руки сжимались в кулаки, а этот гад продолжал выводить меня ещё больше из себя.

— С удовольствием братишка! Твоя мама больше не будет принимать дорогие лекарства! Хотя погоди, может просто её сразу отправить в психушку? Это стало последней каплей, я ударил его по лицу, из его нижней губы пошла кровь, он сплюнул, а потом яд из его рта полился рекой:

— Твой папочка банкрот! Сегодня он приходил к моему отцу, своему старшему брату, чтобы занять очередную сумму денег! Вот так!

— Я не верю тебе! Это всё ложь! — мои руки дрожали от ужасного гнева. Холод пронзал всё моё тело. Что здесь происходит?

— Смотри, если ты продолжишь спор, твоя мама будет счастлива! Она вылечится, и ты не станешь побираться! Ну, что скажешь? — похлопал он меня по моему плечу, а я понимал, что у меня не остается выбора в этой ужасной ситуации.

— Зачем это тебе? — в моих глаза пробивались слёзы, сердце готово было остановиться, осознавая, что мне придётся нанести удар самой доброй на свете девушке! Боже мой! Зачем она пришла в наш дом? Она не достойна такого отношения к себе!.

— Я просто убираю соперника со своего пути! Ты знаешь, я ведь мечтаю о Даше, уже очень давно! Но, когда она узнает, как ты с ней поступил, она тебя никогда не простит! Круто я придумал? — этот гад победил в этой схватке, я с честью признаю своё поражение:

— Я согласен! Не надо отыгрываться на моей семье!

— Братишка! Так у тебя всё- таки, есть мозги! До встречи, скоро увидимся в спектакле! Ладно, мне пора, не скучай! — этот ублюдок оставил меня наедине с моими мыслями, а я был готов умереть навсегда.

От лица Дарьи Саврасовой.

— Садись Даша! Ты не бойся так! — сказал мне директор, и я немного успокоилась.

— У вас есть ко мне какие-то вопросы? — спросила я своим неуверенным голосом, на что директор надел очки и продолжил нашу беседу:

— Скажи мне, моя хорошая! Как тебе живётся в семье Питерских?

И тут мне стало не по себе, он что-то подозревал. Но я смогла спокойно выдохнуть и ответить:

— Всё хорошо, а почему вы спросили?

— А Даня Питерский? Он разве тебя не обижает? — директор хотел раскрыть свою правду, но в последнее время всё изменилось, я не могу спокойно дышать в присутствии моего брата.

— Он самый лучший брат на свете!

— Вы знаете, ходят слухи, что у вас не только дружеские отношения! — выдал директор, я лишь проглотила его слова. Но тут же поняла, что нужно спасать ситуацию:

— Вы знаете, это просто жалкие сплетни! Даня и я мы просто очень сдружились! — вспомнила я все наши поцелуи в туалете, боже мой я уже скучаю по его жарким губам. Как моё сердце могла стучать без него.

— Простите Даша! Возможно, вы правы, но я дорожу нашей репутацией! Скоро к нам приедет делегация из Москвы! Нервы на пределе! — налил себе стакан воды директор, а я лишь мило улыбнулась:

— Извините, я могу идти?

— Да, конечно! Слышал у вас скоро пройдёт спектакль? Желаю вам отличной и боевой подготовки! — пожелал мне директор и открыл мне дверь.

Оказавшись в пустом коридоре, я принялась искать глазами Данилу, где же он был?

От лица Дани Питерского.

Пустые улицы, засыпанные снегом, вот это мне было сейчас нужно. Я не хочу чувствовать её губы, что мне выпить, чтобы навсегда забыть об этой девушке? Закрывая глаза, а перед глазами её улыбка. Мне нужно следовать этому гнусному плану, а я знаю, что Артём попросит доказательства нашей интимной связи! Не чувствуя холода я сел на дорогу, взял снег в свою руку, я принялся его сжимать до тех пор, пока моя ладонь не покраснела. Моя жизнь разрушена! Я подлый ублюдок, который испортил ещё одну душу!

Не знаю, сколько я так просидел, но внезапно рядом со мной остановился прохожий, он был удивлён увидеть меня в таком состоянии:

— Молодой человек с вами всё в порядке?

Я ему не ответил, смотрел на снег и понимал, какая на самом деле я сволочь!

— Молодой человек! Что с вами?

Прохожий понял, что добиваться от меня каких-то слов, просто бесполезно, ему пришлось уйти. А я нашёл в себе силы и направился в сторону дома. Может заставить её снова меня ненавидеть. Когда я открыл входную дверь, то увидел её в халате, она подошла ко мне и прикоснулась своими нежными руками. Я не мог держать дистанцию, она весь мой кислород, она мой персональный наркотик. Ломка по всему телу, и я готов целовать её каждую секунду, каждую минуту. Сука! Это что любовь? Нет, Даня это просто зависимость!

— Даня что с тобой! Где ты так долго был?

— Моя сестричка соскучилась по мне? Иди сюда я поиграю с тобой! — посадил я её к себе на колени и принялся развязывать халат, там на неё была шёлковая ночная рубашка. Она не убирала мои руки, а я смог опустить одну лямку, а потом обжечь её кожу своим поцелуем. Даша опрокинула голову, мы просто сошли с ума. А вдруг отец спустится? Мои руки проникли под её сорочку, и нашли возбуждённые соски, я начал теребить сначала один, а потом перешёл к другому. Даша завыла от удовольствия!

— Тише! Сестрёнка мы не одни в доме!

— Где ты был? Я так скучала по тебе! Боже мой, я готова была пойти тебя искать по всем улицам! — задыхалась она от нахлынувшего возбуждения.

— Ты скучала по этим губам? — я прикоснулся к её шее и нежно поцеловал, она была готова на всё ради меня.

— Скажи мне!

— Что? — её глаза были закрыты, но мог только догадываться, как бы они сверкали в темноте нашей гостиной.

— Ты любишь меня? Ну же? Я не поцелую тебя, если ты не скажешь правду! — мне нужны были эти слова, словно бальзам на мою распутную душу.

— Я люблю тебя Даня Питерский! И даже, если эта любовь погубит меня, мне потом не страшно будет умереть! — её слова были такими искренними, мне было сложно признаться в своих чувствах, не сейчас, но увы, скоро её сердце разобьётся на тысячи кусочков и тогда я действительно не смогу дышать.

От лица Дарьи Саврасовой.

Настал день, когда мы должны были выступать. Сколько раз я пыталась отговорить учителя от этой смешной затеи, ну какая я Розали? Перед моими глазами красовалось пышное платье принцессы, оно было просто великолепным! Это мечта каждой девушки, выступить в таком потрясающем спектакле!

— Ну, что готова к представлению? — в класс, где мы готовились, зашла Лера, а даже не заметила, как она присела рядом со мной.

— Как я выгляжу? — продемонстрировала я свой наряд, моё платье великолепно сочеталось с моими распущенными волосами.

— Даша! Ты божественна! Они с ума сойдут от твоей красоты! — восхищалась Лера, а я не могла спокойно дышать, всё валилось из рук, когда из рук упала расческа, я заплакала:

— Я так волнуюсь, мне так не хочется видеть их снова! Они заставляют разбиваться моё сердце на тысячу кусочков!

— Даша! Это же просто спектакль, они ничего не смогут тебе сделать, ты обязана им показать, что сильная! Посмотри на меня! — приказала мне Лера, и я качнула головой в знак согласия. Тут в класс зашла Романова Катя, она была уже при полном параде. Её красное платье демонстрировало её пышную грудь.

— Ну, что готова к позору? А, я же забыла, что по сюжету, Данила не будет с тобой!

— Слушай, я сама не в восторге, что мне придётся играть принцессу! — в горле першило, а грудь сжималась от нахлынувшего волнения. В класс зашёл наш учитель истории, он пыл очень встревожен:

— Итак, все готовы? Понимаете, они уже приехали! Даша! Я верю в тебя! Все на сцену! Бегом ребятки! Мы стояли за кулисами и ждали, когда погаснет свет, а дальше я сама окунулась в сказку, которая была похожа на ад.

Сказка « Принцесса Розали»

Милая принцесса гуляет по саду и любуется прекрасными цветами, которые столь прекрасны, как она. Её белоснежны волосы развеваются на ветру, она смотрит на голубое небо и поёт:

— Где же он мой прекрасный принц? Как же я хочу встретить свою настоящую любовь! Вдруг она слышит шаги, кто-то появляется в саду. Высокий рыцарь в шлеме приклоняет перед ней своё колено, Розали от испуга отходит назад, но нежный голос гипнотизирует её:

— Принцесса я проездил тысячи стран! Я победил всех злодеев лишь бы покорить навсегда ваше сердце! Белый принц взял руку Розали и нежно её поцеловал.

— Как вас зовут Рыцарь?

— Я Эрик Уэльский дитя моё! — губы принца коснулись руки Розали, на что она смутилась.

— Вы такой благородный! Принцесса смотрит влюблёнными глазами на принца, как тут же они слышать выстрел. Испуганная принцесса прячется за принца и испуганно у него спрашивает:

— Боже мой! Что это? Вы слышали?

— Я вас не дам в обиду, ваше высочество! — голос принца Уэльского успокаивал, но тут на сцене появился персонаж в тёмном плаще, он засмеялся, как жестокий разбойник, а потом добавил:

— Посмотрите! Какая влюблённая пара! И ты говоришь, что ты сможешь защитить её? — тёмный принц вмиг оказался позади Розалии и схватил её за шею:

— Помогите! — закричала Розалии, на что принц Уэльский схватил свою шпагу и стал угрожать, этому мерзавцу. Тёмный принц тоже не стал стоять в стороне, и достал свою шпагу, а затем накинулся на белого принца.

— Какой шквал эмоций! Браво! — прокомментировал один из участников делегации.

Но тут драка переросла в нечто настоящее, тёмный принц порезал белого принца по лицу, на что тот поднял свои удивлённые глаза. Принцесса Розали не понимала, что здесь происходит. Кажется, глаза тёмного принца превратились в настоящего убийцу, он поранил белого принца, из его запястья потекла кровь, настоящая кровь, но никто из зрителей этого не заподозрил. Розали вскрикнула, от увиденного, нужно было спасать ситуацию.

— Прекратите! — эти слова были не из роли, пошла самая настоящая импровизация.

Но рыцари кажется, совершенно не слушались принцессу, они были намерены убить друг друга, по-настоящему.

— Что ты скажешь на это? — тёмный принц достал чёрный пистолет, весь зал с ужасом вскрикнул, а принцесса Розали (в лице Даши) подбежала к белому принцу и закрыла его своей грудью, её было уже всё равно, что она испортит сказку, учитель в испуге кивнул кому-то за кулисами, что нужно немедленно заканчивать спектакль. Делегация не поняла, почему прервали столь увлекательное представление.

За кулисами…

— Ты с ума сошёл? — нападала я на Данилу, а он снял свою маску и уставился на меня тем же злобным взглядом, что и при нашей встречи:

— Зачем ты помешала мне? — мой брат прижал меня к зеркалу, в мои глазах стали пробираться слёзы.

— Даня я не верю тебе, ты же не хотел его убить! Зачем тебе это?

— Тебя это не касается! Значит так, да? Ты на стороне этого ублюдка? Подстилка Артёма! — практически выплюнул он эти обидные слова, которые были самыми больными из тех, что я когда-либо от него слышала.

— Повтори! — мой голос переходил на крик, на что он сжал своими пальцами мои плечи и с радостью произнёс:

— ЛИЧНАЯ шлюха Артёма! Этого я не могла больше стерпеть, как он мог так жестоко меня обвинять, у него нет ни стыда не совести, а впрочем, я же забыла это же Данила Питерский.

— Не прикасайся ко мне больше никогда! Не нужно целовать проститутку! — тушь размазалась и стала стекать по моим щекам, Данила сглотнул от увиденного. Нас прервала Катя Романова, которая зашла в класс:

— Даня тебя учитель ищет!

Он в последний раз посмотрел в мои глаза, а я отвернулась от него, мне было трудно смотреть в его глаза. Этот человек настоящий эгоист, он разбил моё сердце, растоптал мою душу. Не знаю, смогу ли когда-либо влюбиться снова. Когда он вышел из класса, ко мне подошла довольная Катя:

— Ну, что ты в пролёте! Данила потерял к тебе всякий интерес!

— Да пошли вы все! Ты и твой Данила! — я выбежала в коридор прямо в концертном платье, там меня встретила Лера, она была чем-то напугана:

— Боже мой, Даша я тебе везде ищу! Как ты? Я уже подумала, что этот псих хотел тебя убить.!

— Пожалуйста, поехали домой! Мне всё надоело! — сил вести эту жалкую беседу просто не осталось.

ГЛАВА 20 Я СХОЖУ С УМА ПО ТЕБЕ

От лица Даши Саврасовой.

Вот уже две недели я не виделась с Данилой после нашей ссоры. Помню, в тот вечер я плакала, как сумасшедшая. За что этот человек так жестоко меня обидел? Почему он хотел выстрелить в Артёма? Директор отстранил Данилу от школы на месяц, он покинул, город и теперь я осталась одна. Признаться честно, мне не хватало его глаз, его манящего дыхания, он мой кислород. Анне Викторовне срочно понадобилась помощь за городом, и я с радостью откликнулась её помочь.

— Дашенька! Проходи скорее! Как же я рада тебя видеть! — открыла мне моя приёмная бабушка. На её лице расцвела улыбка, как мне не хватало её тепла.

— Извините, что так долго, просто на дорогах такое столпотворение! — положила я сумки на стул в прихожей.

— Пойдём, я покажу тебе твою комнату! — мы поднялись на третий этаж, где находилось три спальни. Одна, из которых была предназначена мне.

— Анна Викторовна! — обратилась я к пожилой женщине.

— Да, Дашуль! Ты что-то хотела спросить?

— Вам Данила не звонил? — сердце могло выпрыгнуть из груди, мне хотелось услышать положительный ответ.

— Нет, сама не знаю, где он! Но отец сказал, что с ним всё в порядке! Ты не волнуйся он просто в депрессии! — объяснила мне бабушка и нежно обняла, а я пыталась скрыть свои слёзы. Как же я по нему соскучилась, мне без него трудно было дышать, трудно спать по ночам. Кажется, моё сердце потихоньку умирает….

Холодная комната встретила меня своей пустотой. Я присела на кровать и уставилась в окно, за окошком снег рисовал свои узоры на окне. Мысленно закрыла глаза и вспомнила, наши последние поцелуи с Данилой. Судьба сыграла с нами жестокую шутку, мы ненавидели друг друга, он хотел убить меня растоптать. как пепел, а в итоге я сама превратилась в его рабыню. Чёртова любовь разъедала меня изнутри, сердце рассыпалось на тысячи кусочков. Где же он? Я взяла в руки свой телефон и принялась набирать сообщение:

Даня! Куда ты пропал? Бабушка очень переживает!

Но потом вспомнила, нашу последнюю ссору, обида взяла надо мной верх и я со злости бросила телефон на кровать. Не буду ему писать, не хочу ему звонить, этот человек эгоист. Со всеми своими мыслями, я не заметила, как уснула.

— Даша! Я принесла тебе ужин! — зашла в комнату Анна Викторовна, в руках у неё был вязаный плед.

— Спасибо большое! Но я не хочу есть! — потерла я свои сонные глаза, интересно, сколько я проспала?. Мне становилось немного холодновато.

— Так нельзя моя дорогая! Попробуй мои фирменные пирожки с яблочным вареньем! — обняла меня моя бабушка и накинула плед на мои замершие плечи, мне так хотелось поделиться с ней своими секретами, но я решила промолчать. Пирожки были просто чудесными, тёплый чай в сочетании с зимним морозом за окном, придавали мне чувство покоя, будто я вернулась домой. Может быть, я нашла своё счастье?

— Ну, давай рассказывай! — пересела Анна в кресло, а я подняла на неё взволнованный взгляд.

— Вы про что?

— Даша! Давай договоримся, ту моя приёмная внучка, никаких «Вы» — её замечание дало мне понять, что я не одна в этом мире, она переживает за меня.

— Мы поссорились с Даней! — поставила я чашку с чаем на комод, и отвела свой взгляд от неё.

— И всё? Больше ничего не случилось? Ах, как не хорошо врать бабушке! Ты влюбилась в него? — её вопрос, словно кинжал в спину, воткнулся так сильно, что невозможно было дышать.

— Бабушка…

— Влюбилась! По глазам вижу! — перебила она меня, а мне казалось, что я совершила ужасное преступление.

— Я не хотела простите меня! Пожалуйста, не рассказывай родителям! — обняла я её, на моих глазах стекали горькие слезинки.

— Ты понимаешь, что вы не сможете быть вместе! — её слова, как электрический ток прошлись по моему телу. Я отошла от неё на шаг назад.

— Понимаешь, Даня он хоть и мой внук, но он психически болен! Всего его чувства к тебе, это проявление агрессии. Моя дочь почти в психушке! Не повезло тебе с семьёй Даша! — глаза Анны Викторовны становились грустными, на что я успокоила её:

— Вы правы мы не можем быть вместе! Правда лишь в том, что ОН НЕ ЛЮБИТ МЕНЯ!

— Я знаю, что мои слова возможно не подействуют, но знай, если эта любовь настоящая, она просто так не умрёт! — сказала Анна Викторовна и покинула мою комнату.

Ночью я проснулась от пришедшей смски:

Она гуляла по лесу, и случайно заблудилась. Злой серый волк нашёл её и перегрыз ей горло…. Кровь запачкала пушистый белый снег…

Телефон выпал из рук, а сердце заколотилось, как сумасшедшее. Я нутром чувствовала, что это он. Только мой приёмный брат мог писать такие убивающие послания. Собравшись с мыслями, я решила ему ответить:

Зачем ты это делаешь Даня? Ты же знаешь, что я не испугаюсь твоих старых фокусов!

Посмотрим, что он ответит на это сообщение. Мне пришлось ждать совсем недолго, ответ мигом показался на дисплее моего телефона:

Правда? Тогда встретимся в лесу? Или ты испугалась сестрёнка?

Даня в лесу? Он рядом, почему он затевает свои игры снова и заставляет меня волноваться? Что же делать? Сейчас я не стану отступать, я пойду до конца, набрав ему стремительно свой ответ, я принялась одеваться:

НИЧТОЖЕСТВО придёт, только обещай, что не обидишь её!

Спустившись вниз, я посмотрела на часы, в гостиной, было половина двенадцатого ночи, куда мне идти? Надев шапку и свою белую пуховую куртку, я вышла на улицу. Снежинки кружили, как белые бабочки. Улыбнувшись, что он где-то рядом, я пошла в сторону леса. На улице снег одевал все деревья в белые шубки, как же я любила зиму. Снежинки опускались на мои ресницы, а щёки краснели от холода. Я шла долго, не оборачиваясь, пока не увидела маленький одноэтажный домик. На мой телефон пришла смс:

Зайди в дом!

На ватных ногах, я подошла к чудесному сказочному домику, в окнах которого не было света. Постучав три раза в дверь, я решила попробовать её открыть самостоятельно. Было так темно, что я не видела ничего вокруг. Ещё один шаг и я оказалась в центре большой комнаты. Позади себя я услышала знакомое дыхание, его гипнотизирующий шепот превращал моё сердце в пепел. Его горячее дыхание опалило мою кожу, и я сняла мою шапку, волосы рассыпались по моим плечам, он коснулся их нежно, так трепетно. Я чувствовала в каждом его движении ласку и превосходство надо мной.

— Что же ты наделала сестрёнка? Зачем ты влюбилась в своего брата?

голос Дани, как яд раздался в комнате, я тихо прошептала:

— Здесь так темно, почему ты боишься включить свет? — задала я ему вопрос, на что он засмеялся:

— Я боюсь твоих шоколадных глаз! Чёрт возьми, как же я по ним скучал! — схватил он меня грубо за волосы и развернул к себе, а после его губы страстно накрыли мои и мы не заметили, как упали на пол. Его руки стали приподнимать мой свитер, освобождая мою возбуждённую грудь. Мы творили безумие, от которого кружилась голова. Его губы перешли на мои возбуждённые соски, я выгнулась от неописуемого удовольствия.

— Злой волк смертельно влюбился в белую зайку! И что же ему сделать с этой любовью? Может стоить убить зайку, чтобы сердце могло дышать спокойно? — на миг мой брат оторвался от меня, и прошептал в мои покрасневшие губы.

— Убей меня, и освободи навсегда мою душу! — мои глаза встретились с его и мы тонули друг в друге. Его рука принялась ласкать мой оголённый живот, а потом медленно расстегнула мою юбку, оставив меня в одном нижнем белье. Мой брат поднялся и включил ночник. Теперь я смогла увидеть его лицо, по которому скучала все эти дни. Он открыл шкаф и достал оттуда краски. Что он задумал сделать?

— Я придумал, кое-что поинтереснее! Ты же знаешь я художник, позволь мне порисовать? Я встала с пола и накинула его рубашку, а затем улыбнулась такой милой на первой взгляд затеи:

— Конечно, это было бы просто великолепно! Но тут озорные глаза Данилы встретились с моими, что-то мне не понравился их чёрный цвет. Один шаг ко мне и я отхожу по старой привычке к стене, он не вздумает останавливаться. Когда я столкнулась с холодной стеной, а Данина грудь сильно прижалась ко мне, он заправил мою прядь за ухо и прошептал в мои губы:

— Есть одна маленькая проблема сестричка! Я забыл холст!

— И как ты тогда собираешься рисовать? — испуганно спросила я, мне было трудно представить, что же он задумал. Даня наклонил своё лицо ко мне и опустил взгляд на мои губы:

— Ты станешь им! Моё дыхание практически остановилось. Это была шутка?

— Но как это возможно?

— Всё очень просто, мы снимаем медленно твою рубашку! — рубашка мигом оказалась на полу, он продолжил:

— Затем мы снимаем твои трусики, а потом бюстгальтер! — моё нижнее бельё упало на пол, я стояла перед ним совершенно голая. Взгляд Данилы обжигал, как сладкий дурман. Он взял кисть в свою руку и окунул в голубую краску, а затем приблизился ко мне. Кисть коснулась моей правой груди, и я тихо застонала, он старался плавно сделать мазок. Было такое впечатление, словно его губы оставляют тысячи поцелуев на моей груди.

— Сначала мы рисуем небо! Скажи, Даша что ты чувствуешь? Своей кисточкой он коснулся моего левого соска, и мне показалось, что кислород уходит навсегда из моих легких. Это было что-то невообразимое. Тело возбуждалось с каждым его прикосновением.

— Пожалуйста, остановись! — смогла вымолвить я, наслаждение накрывало меня с головой. Но брат сделал вид, что надул губки, а потом заявил:

— А как же зелёная трава! Где же зайка будет играть? — он окунул кисть в зелёную краску и принялся ласкать мой живот. Кисточка, как шёлк возбуждала меня до предела. Этого и добивался мой брат, он хотел видеть, как я таю от наслаждения.

— О боже! — закатила я глаза от удовольствия, эти касания кистью плавили всё моё тело, как горячий металл. Он поднял свои глаза, и я увидела в них удовлетворение и превосходство надо мной!

— А теперь мы нарисуем зайчика! Дашенька, как ты думаешь, где я его буду рисовать? — спросил он у меня, на миг прервавшись от своего увлекательно творчества. Кажется, я догадывалась, что он будет делать дальше. Взяв серую краску, он опустился на колени, а дальше раздвинул мои бёдра, я так испугалась от нахлынувшего наслаждения. На внутренней стороне моего левого бедра он начал рисовать своего задуманного персонажа, кисть сводила меня с ума. Закончив меня мучить, он перешёл к правому бедру, там он принялся изображать волка. Кисть касалась распаленной кожи, и я застонала:

— Она такая нежная!

— Ты не права, это твоя кожа, как шёлк. Хочешь мы проверим, насколько она чувствительная? — его губы коснулись внутреннее стороны моего левого бедра, теперь я готова была отдать ему всё что у меня было. Его язык играл с моей кожей, оставляя после себя ошеломительные ощущения на моей коже.

— Пойдём к зеркалу! Я хочу, чтобы ты увидела мою картину! — он подвёл меня к зеркалу, и я буквально прослезилась. Перед моими глазами предстало его великолепие, он действительно отменно рисовал.

— Как же красиво! — в моих словах было столько восхищения, он встал позади меня и мы встретились глазами в одном зеркале, он медленно приблизился к моему правому ухо и прошептал:

— Ты и я мы одно целое! Посмотри на зайца, он во власти волка! Сможешь ли ты устоять от моей любви?

— Моё сердце навсегда твоё! Только прошу, не разбей его на тысячу кусочков! Оно не сможет потом склеиться заново! — наши глаза ласкали друг друга.

— А что мне делать с твоей душой? Позволь я высосу из твоего тела? — развернул он меня к себе, а я уже не стеснялась стоять совершенно голой при нём.

— А это не больно?

— Обещаю, ты даже не почувствуешь! — его губы страстно поцеловали мою шею и я дала волю чувствам. Лампа горела на столе, а мы творили безумие, после которого не будет обратного выхода. Мы словно масло с водой, которые не могут смешаться. Но, я устала сопротивляться своим чувствам, слишком сильно я нуждалась в ласках своего приёмного брата. Даже, если люди навсегда осудят меня, даже, если весь мир отвернётся от меня, я не перестану любить своего монстра, который внёс в мою умирающую жизнь настоящий смысл. Жить, чтобы чувствовать, а не существовать! Любить, пусть даже страдать! Я готова вынести все эти муки…

— Посмотри на своё отражение! Ты божественна! — дыхание моего брата обжигало мою шею. Его губ как сладкий дурман, оставляли на моей коже палящие ожоги. Закрыв глаза, я полностью ему доверилась, теперь моё сердце в его руках.

— Ты готова стать моей? — спросил меня Даня, его шёпот вызывал поток непрекращающихся мурашек.

Я неуверенно встретилась с его взглядом, моё тело боялось его страстных поцелуев. Но моя душа давно предназначалась дьяволу. Теперь я не властна над ней.

— Моё сердце остановиться, если ты меня не поцелуешь! — сказала я своим тихим голосом, на что Даня наклонился ко мне и поцеловал мою щеку:

— Нельзя, доверяться злому дьяволу! Ведь, ты ему не нужна! — его глаза смотрели в мои, а я сходила с ума.

— Тогда пусть дьявол раз и навсегда забёрёт мою душу! Она больше не нужна мне! — закричала я и на моих глазах пробивались маленькие слезинки. Даня притянул меня к себе, моя спина уперлась в его обжигающую грудь, руки нашли возбуждённые соски. Его губы стали прокладывать дорожку поцелуев до моего живота, я закричала от нового нахлынувшего чувства. Его губы самые нежные на свете! Только бы наша сказка никогда не закончилась. Его язык игрался с моей кожей, вызывая сумасшедшее желание по всему телу. Он приблизился к заветному месту, подняв свои пылающие глаза, он прорычал:

— НИЧТОЖЕСТВО! Эту ночь ты не забудешь никогда! — раньше бы я обиделась от его слов, но сейчас мне не хватало его слов, как наркотика. Я превратилась в его куклу, рабыню, он стал смыслом моего дальнейшего существования. Его язык впился с мою киску и я завала, от сладкого наслаждения. Он игрался с моим клитором, моё тело полностью не подчинялось мне. Эти сладкие муки сведут меня с ума:

— О боже Даня!

— Повтори еще раз! — приказал он мне, и я не посмела его ослушаться:

— Даня!

Одним резким движением, он снимает свои джинсы и остаётся в одних боксерах. Теперь моё сердце застучало с сумасшедшей скоростью. Его глаза говорили мне бежать, но я не могла отказаться от него, потому что безумно любила его. А любит ли он тебя Даша? Быть может это всё простая игра, разве в этом заключается смысл жизнь и настоящее счастье? Но пусть это ложь, пусть он никогда не полюбит меня, пусть все мои мечты разобьются, на миллионы осколков, я всё равно готова ради него на всё. Даня придвинул меня к себе поближе и нежно взял меня на руки, мы пошли в неизвестном направлении. ОН принёс меня в какую-то тёмную комнату, где находилась небольшая кровать. Через секунду он толкнул меня на кровать, его глаза мерцали, как у демона:

— Выхода больше нет! Ты ПРОПАЛА навсегда Даша! — первый раз он назвал меня по имени, и тут же лёг на меня сверху, его губы впились в мои и мы закружились в страстном танце страсти нескончаемого удовольствия. Я почувствовала его возбуждённый член, и моё дыхание становилось достаточно нервным. Даня прошептал мне на ухо:

— Не бойся это не больнее моего кинжала! Помнишь его Дарья? Язык коснулся мочки моего уха, и мне показалось, что я уже в раю. Но потом почувствовала, как тысячу кинжалов пронзили меня внутри. О боже, как больно! Даня вошёл в меня так быстро, так стремительно, что у меня задрожало всё тело. Его дыхание превратилось в рычание дикого зверя. Схватив меня за волосы, он прошипел:

— Чёрт возьми, какая ты узкая! Ты создана для секса! — его уверенные толчки принесли новую порцию боли, но я старалась сдерживаться, как могла.

— Ай! — случайно вылетело из моих губ, но Даня поцеловал меня в губы, а потом сказал, будто я маленькая девочка:

— Тише сестрёнка! Сейчас всё пройдёт! Моя малышка! Моё Ничтожество- его стоны раздались по всей комнате, скрипы кровати. Мне казалось, что он обезумел, он просто не мог остановиться. Мне показалось, что он хочет разорвать меня на части. Боль постепенно перерастала в нечто новое для меня. Мне казалось, что моё тело уже не принадлежит мне, оно теперь парит в облаках в страстных объятиях моего Дани Питерского. Теперь он мой, его дыхание смешалось навсегда с моим, наши сердца наконец-то соединились! Мы долго сопротивлялись этому влечению и теперь я отдала ему свою честь. Многие могут сказать, что я сумасшедшая, но эта любовь привела меня к полному абсурду. Мы не знаем никогда, где нас подстерегает любовь, и в какого человека мы влюбимся завтра.

— Тебе больно? — не мог он отдышаться, его стоны были такими властными, он получил, чего хотел. Теперь обратного пути больше нет!

— Я на седьмом небе от счастья! — посмотрела я в его затуманенные от страсти глаза. Он укусил мою нижнюю губу и прорычал:

— Скажи, что ты моя!

— Я твоя! Я только твоя! — выполняла я его просьбу, моё тело плавилось от дикого наслаждения. Мы тонули в страсти похоти и ужасного порока. Наши крики раздавались в доме, мы как две заблудшие души стали навсегда единым целым. Наш секс был дикий, неуправляемый, наконец-то демон смог добиться своего и заполучить невинную девушку. Ещё один толчок и мы закричали от нахлынувшего оргазма. Моё тело превратилось в пепел, я не могла перевести дыхание, вот и моя сказка закончилась. Не знаю, почему мне стало грустно. Я отодвинулась от него подальше, на что он посмотрел на меняс удивлением :

— Что с тобой? Я причинил тебе боль? Мне было трудно признаться в том, что подобных ощущений я никогда не испытывала в своей жизни, но я ужасно боялась финала наших странных отношений.

— Даня нет, что ты! Просто…. — не смогла я договорить, потому что он подошёл ко мне и взял меня за руку:

— Просто что? Что случилось Даша?

— Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! В этом вся проблема! — накинула я на себя простыню и хотела пройти в ванную, чтобы смыть остатки своей крови. Даня нахмурился, он не ответил мне тем же. Он просто замолчал. Я на ватных ногах пошла в ванную комнату, Даня догнал меня и прижал к стене, как же он любил это делать!

— Мне было очень хорошо с тобой! Твоё тело творит со мной, что- то ужасное! Но я не романтик Дарья, поверь моя жизнь, полноё дерьмо! И ты сама прекрасно знаешь это! — эмоции выскакивали наружу, на что Я одобрительно кивнула и прошептала:

— И моя поверь, ничуть не лучше твоей! Но это не помешало мне полюбить монстра! — обида заполняла моё сердце, на что Даня зашипел:

— Мне сложно измениться! Я не верю в любовь! Но я не хочу отказываться от тебя! Меня слишком тянет к тебе, я сначала хотел тебя убить, действительно убить Даша!

— Надо было это сделать, тогда бы я не влюбилась в тебя! Что мы натворили! — взялась я за свою щёку, мне становилось стыдно от того, что мы совершили несколько минут назад.

— Мы занимались любовью Даша! — напомнил он мне, а мне становилось грустно, так одиноко я себя никогда не чувствовала. После душа я вернулась в комнату, мой брат лежал на кровати и смотрел в потолок.

— Мне нужно вернуться, бабушка будет меня искать! Она очень волнуется, почему ты ей не позвонил? — присела я на край кровати, чтобы быть ближе к нему.

— Я боролся со своими чувствами! Но, как видишь не вышло! — повернул он ко мне своё лицо, я увидела в его глазах искренность и заботу.

— Мне пора! — встала я с кровати. Даня приподнялся и усадил меня к себе на колени, левой рукой он коснулся моего выпавшего локона:

— Не оставляй меня! Иди сюда моя малышка! — прижал он меня к себе, как сладкого котёнка, его руки обвили мою талию, и я стала самой счастливой на свете. Мы легли на кровать, и он укрыл меня одеялом. Его руки так и не хотели меня отпускать, я так соскучилась по теплу его тела. Мы не можем друг без друга. Как же наши отношения называются? За окошком кружил снег, он словно знал, что нужно двоим прекрасным юным сердцам. Как вы уже успели догадаться, конечно же любовь. Монстр никогда ещё не был так счастлив, неужели Жалкое НИЧТОЖЕСТво смогло его изменить? Всё бы хорошо. Но это глупый спор, как хорошо, что она о нём ничего не знает….

ГЛАВА 21 ОН ПРЕДАЛ МЕНЯ…

От лица Дани Питерского.

— Привет Бабуль! — зашёл я на кухню к бабушке, на что пожилая женщина улыбнулась, так будто не видела меня сотню лет.

— Даня ты вернулся! Ну, где же ты пропадал? — обняла она меня так крепко, что боялась меня снова потерять.

— Так, а Дашу, где оставил? — при одном упоминании имени Даша, по телу раздавалось знакомое тепло, я снова захотел прикоснуться к моей сладкой девочке.

— Не переживай, пока не съел, она спит! — в дверь позвонили и я пошёл её открывать. Мое настроение в миг испортилось, что этот кретин здесь делал?

— Какого чёрта ты пришёл? — спросил я у своего двоюродного брата. На его лице была победная улыбка.

— И тебе здравствуй братик! Я могу войти? — не спрашивая моего разрешения, он зашёл в дом, здороваясь с бабушкой. Мне нужно было спрятать Дашу, если он узнает, что она здесь, это будет просто ужасно!

— Идём в кабинет! Артём с неохотой зашёл в комнату и присел в кресло.

— Ну, что как твои успехи?

— Работаю над этим! Зачем ты пришёл с утра пораньше? — присел я на стул, рядом с ним, на что этот мерзавец напомнил мне:

— Братик! Я пришёл обсудить твой день Рождение! Надеюсь ты не забыл? Ты проиграл спор, правильно?

— Ничего подобного! Хотя ты прекрасно знаешь, что я бы лучше отказался от него, но если я уже в игре, то ты не дождёшься моего поражения никогда!

От лица Дарьи Саврасовой.

Я зашла на кухню и сонно потянулась, бабушка готовила безумно вкусный пирог. Я обняла её за плечи и прошептала:

— Здравствуйте Анна Викторовна! На моём лице была довольная улыбка, мне показалось, что мир прекрасен.

— Моя хорошая ты уже проснулась! Давайте завтракать! Только иди, позови Даню и Артёма! — ответила мне бабушка, не отрываясь от своего увлекательного дела.

— Артём здесь? — у меня почему-то было плохое предчувствие.

— Да пришёл несколько минут назад, они в кабинете! — подсказала мне бабушка, я пошла в сторону кабинета, откуда услышала громкие голоса:

— Ну, значит ты трахнул её?

— Да, и представь себе вчера!

— Да не уже ли? Наша Дашуля больше не девственница! — голос Артёма был настолько ядовитым. А у меня затряслись руки, мне показалось, что я сейчас точно умру.

— Я выиграл спор! Это ты неудачник! Понятно тебе! Последние слова Данилы убили всё живое, что когда-то было в моей душе. Он посмеялся надо мной! Он использовал меня! Даша держись, ты не должна показать им, что ты слабая! Со всей силы я толкнула дверь в кабинет и встретилась с глазами, удивлённых мерзавцев.

— Даша? — хотел спросить Артём, но я тут же его прервала:

— А кто же ещё! Я ваша вещь! Вы же на меня спорили! — мои слова звучали так ядовито, что просто не описать.

Даня хотел прикоснуться ко мне, но я показала жестом, чтобы он этого не делал:

— Не стоит! Игра закончилась! Простите, я просто забыла, что я НИЧТОЖЕСТВО! — парни хотели подойти ко мне, у них были напуганные лица.

— Даша! Это не то, что ты думаешь! — посыпались оправдания Данилы, на что я добавила:

— Не стоит извиняться перед Ничтожеством! Как ты говорил тогда, я грязь! Ты хотел бы, чтобы я умерла и никогда не приходила в твою жизнь! — отходила я от них, как от пожара. Они свалились на мою голову, моя душа впитала весь яд, и обратного пути больше нет.

— Я не врал тебе вчера! — слова Данилы больше не имели смысла, теперь всё превратилось в тусклое и серое пятно.

— Прощайте! Я больше никогда вас не потревожу! — выбежала я вся в слезах на улицу, мои босые ноги были в снегу, бабушка закричала, мне казалось, что её сердце вот-вот остановится:

— Дашенька! Боже мой! Куда ты! Даня, Артём верните её, она босиком побежала по снегу!!!!

От лица Дани Питерского.

Я побежал за ней, не обращая внимания на метель, мне было совершенно наплевать на снег. Моя девочка убежала от меня, и мне казалось, что мир полностью рухнул. Черт бы меня побрал, я жалел, что вообще появился на свет. Часы поисков я не мог её найти, она будто сквозь землю провалилась. Мои руки практически все отмёрзли, но тут я увидел отца, он шёл ко мне своей разъяренной походкой:

— Что ты сделал с Дашей? Ты видел, в каком она состоянии! Жалкий выродок! — ударил он меня по лицу, я не обиделся на него. Для меня было лишь важно то, что он встретил её, значит она не убежала от меня, она ещё здесь.

— Где Даша?

— Она в машине! Я завтра же отвезу её обратно в детдом! Больше ты и пальцем к ней не прикоснёшься! Ты и твоя мать достали меня! — орал отец, как ненормальный, я не слышал его, я подошёл е машине и увидел знакомые шоколадные глаза. Камень вмиг упал с моей души, моя сестричка здесь! Открыв дверь, я встретился с её равнодушием, она смотрела в окно, по её левой щеке скатывалась одинокая слеза. Комок в горле перекрывал всё моё дыхание, я коснулся её руки, она была ледяная.

— Даша! Я знаю, что я сукин сын! Но у меня были на это причины! — она не отвечала, но потом её глаза встретились с моими и она выдала мне на одном дыхании:

— Поздравляю с победой братишка! Ты добился, чего хотел, теперь я действительно ШЛЮХА! — она отвернула своё лицо, а я не мог больше видеть её в таком состоянии.

Я обидел совершенство, которое стало светлым лучом в царстве моей тёмной души. Катись ко всем чертям Данила Питерский.

От лица Артёма Питерского.

Мой тупой брат побежал за ней, как собачонка! Что вообще здесь происходит? Неужели он действительно втюрился в неё. Я остановился около бара « Шуры-Муры», чтобы немного выпить, у меня в голове не укладывалась вся это картина.

— Бутылку рома! — обратился я к бармену, который занимался напитками для пришедших гостей. На моё плечо кто-то положил свою руку:

— Какие люди! Тёмочка, а ты какими судьбами здесь? — не ожидал я увидеть эту шлюху Катю Романову, как всегда расфуфыренная, совершенно не похожа на мою Дашу! Чёрт возьми, она же не твоя Артём!

— Пришёл выпить, у тебя проблемы со зрением! — был я грубым, чтобы её спугнуть побыстрее от себя.

— А что мы такие злые? Хочешь я тебя, поцелую, и твоё настроение вмиг улучшиться! — шепнула она мне на ухо, на что я налил себе ром, тихо вздыхая.

— А как же великая любовь к моему брату Даниле! — приблизил я её к себе поближе.

— Я не против ещё одного Питерского! — промурлыкала эта дешевка, я её посадил к себе на колени, а потом сказал чистую правду:

— Катюш, тебе не говорили, что ты шлюха? — девице не понравилось, то, что я выдал, поэтому она отошла от меня.

— Да пошёл ты! На себя посмотри, ты вообще алкаш! А что у нас за повод, бросила любимая? — давила она на моё больное место. Я сжал со всей силы стакан, а потом посмотрел на эту стерву:

— Похоже ты тоже в пролёте!

— В каком это смысле? — не понимала она моих громких фраз, я долил себе в стакан ещё рома, а потом поделился с ней последними событиями?

— Ты навсегда потеряла Даню Питерского!

— Что ты несёшь, он меня любит! — закричала она так, что на нас посмотрели другие люди пришедшие в клуб.

— Они теперь вместе с Дашей! Вот так! — говорил я это с каким-то призрением, на что эта Романова открыла свой рот:

— Это что шутка? Он и это Ничтожество?

— Не смей про неё так говорить! — взял я её за горло, на что она убрала мою руку.

— Как хочу, так и называю! Он не может быть с ней, потому что он её ненавидит! — возражала она, а я подливал ещё больше масла в огонь:

— Значит у тебя старая информация! Эти голубки вчера переспали и похоже наш Данечка по уши влюбился в неё, впрочем не только он один- говорил я последние слова про себя. Катя схватила мой стакан и бросил его на пол:

— Совсем рехнулась?

— Он никогда не достанется этой твари! Я тебе обещаю на этом свете точно! Даня мой, и не одна потоскуха не посмеет отнять у меня его! После этих слов она выбежала из бара, что было на уме у этой нервной идиотки?

От лица Дарьи Саврасовой.

Я весь день провела в кровати, сил вставать не было. Папа Алексей постучался ко мне, мне пришлось накинуть халат, и быстро открыть дверь:

— Даша! Как ты? — он присел ко мне на кровать и погладил меня по волосам.

— Мне уже лучше! Извините меня, что я доставила вам столько проблем! — оправдывалась я.

— Видишь нам так и не получилось сохранить полноценную семью, моя жена психически больна, а мой сын ублюдок! Я даже не хочу праздновать его День Рождение! — признался мне папа, а я даже этого совсем не знала.

— А когда?

— Послезавтра! Этому мерзавцу исполняется 18 лет, а он так и не взрослеет! — подошел папа Алексей к окну, и посмотрел на снежинки, которые кружили за окном. Хоть мой приёмный брат причинил мне столько боли, я не могла себя обманывать, я всё ещё любила его.

— Это неправильно! — сказала я так уверенно, что Алексей повернулся:

— В смысле?

— Даня ваш единственный сын, понимаете, каким-бы он не был, он вас любит! Вы его отец, он очень переживал, когда узнал, что мама больна! Семья это главное! Не предавайте его! Пожалуйста, ради меня! — на моих глазах появлялись слезы, на что Алексей взял меня за плечи и впился в меня своим взглядом:

— Даша, но, он же обидел тебя! Как же так?

— Я это я, а он ваш сын, поэтому давайте не портить ему праздник! — предложила я, совсем не понимая своих действий.

— Спасибо тебе Даша! Ты спасла нашу семью! Ну, что как будем организовывать праздник? — на его лице расцвела довольная улыбка, и мы отошли от грустной темы.

— Давайте пригласим всех его друзей? — представила я, как мысленно готовлюсь к этому празднику.

— Тогда я в магазин, нужно столько всего купить! — он хотел уже покинуть меня, как я позвала его:

— Папа Алексей! У меня есть просьба!

— Даша, конечно, всё что угодно! — улыбнулся мне мой приёмный отец, приготовившись выслушать все мои пожелания.

— Когда праздник закончится, я хочу уехать! В Москве есть очень хороший университет! Я знаю, я очень, много прошу, но мне трудно находиться здесь с ним… — повисло некое молчание, но он не думал меня отговаривать:

— Конечно дочка!

— Спасибо папа! — обняла я его так крепко, а у самой сердце могло разорваться на несколько кусочков.

Все последующие дни мы готовились в предстоящему празднику. Моя подруга Лера обещала мне помочь, хотя сказала, что этот засранец заслуживает самого хорошего трёпа:

— Ну и зачем тебе это надо Даш? — подала она мне гирлянду, которую я повесила в гостиной.

— Лер! Это не из-за него!

— Да, правда? Сколько можно, он причинил тебе столько боли, в конце концов, он переспал с тобой, из-за этого глупого спора! Что ещё он сделает? — недовольная Лера закричала на всю гостиную, мы услышали, как входная дверь хлопнула и в дом зашёл Данила. Мы не разговаривали с ним после того происшествия, сердце болело от предательства, а губы соскучились по его поцелуям.

— Оставь нас Лера! — обратился к ней Данила, а я чуть не упала со стула, услышав его уверенный голос. Она лишь фыркнула, но всё же выполнила его просьбу.

— Не из-за спора! — я повернулась к нему и встретилась с его грустными глазами, мне показалось, или он страдал?

— Что?

— Переспал не из-за спора! — продолжил он, а я медленно спустилась на пол, стараясь сохранять с ним дистанцию, тяжёлый вздох и я отвечаю:

— Даня! Это уже не важно! Спор, не было спора, правда в том, что мы никогда не будем вместе! Помнишь нашу первую встречу, да ты убить меня даже хотел! — наигранно засмеялась, а он хотел продолжить нашу увлекательную беседу:

— Я не отрицаю этого, мне нет прощения, но я хочу, чтобы ты знала я тебя… — он не договорил, потому что я его прервала:

— Мне очень хочется, чтобы ты был счастлив без меня! Прости, что я вошла в твою жизнь, я не знала тогда, что твои родители меня удочерят! — руки тряслись, мне надо учиться работать над собой.

— Я уезжаю в Москву! Поэтому, тебе не долго осталось меня терпеть — хотела я уйти из комнаты, как он развернул меня резко к себе и прижал к своей груди, а затем произнес по слогам:

— Ты можешь уехать в другую страну, в другой город, но ты никогда не сможешь забыть эти губы! — его губы коснулись мой шеи, но я оттолкнула его, показывая, что мне это совсем не интересно.

— Я всегда, буду жить здесь! — указал он на моё сердце, и у меня по всему телу покатилась волна мурашек. Он был прав, я теперь больна им, он мой самый запретный наркотик.

— Тогда я хочу, чтобы настал тот день, когда я потеряю память! Мне хочется забыть тебя, как страшный сон! — с этими словами я вышла из гостиной.

Даня остался в полном одиночестве, теперь все карты открыты, игра не имеет смысла.

ГЛАВА 22 ПРИЗНАНИЕ…

От лица Дани Питерского.

Вот и настал День моего Рождения, чёрт бы его побрал. В дом приехала вся наша родня, на кухне доносился уверенный голос бабушки, скоро гости соберутся в назначенное время. Отец попросил выглядеть сегодня респектабельно, открыв шкаф, я надел черный костюм и белоснежную рубашку. Перед зеркалом стоял довольно высокий парень, только теперь его сердце, навсегда разбито. Взгляд произвольно упал на картину, которую я рисовал вот уже несколько недель. На мой взгляд, этот портрет был таким очаровательным, впервые за несколько лет ко мне вернулось вдохновение. Неужели Даня Питерский сможет стать великим художником, как он всегда хотел? В дверь постучали и я увидел на пороге Сашку:

— С Днём Рождения! — закричал он на весь коридор, на что я затащил его к себе в комнату и буквально заткнул ему рот:

— Чего ты орешь?

— Да, я так от радости! Ну, что какой настрой у нашего именинника? — усмехнулся мой друг, а я продолжал поправлять мой костюм.

— С удовольствием не праздновал бы его, но бабушка с отцом настояли! — не заметил я, как это дурачок подошёл к моему нарисованному холсту.

— Ничего себе? Это ведь….- открыл рот Сашка от восхищения, на что я схватил картину и мигом убрал её в шкаф.

— Ко мне вернулось вдохновение! Впервые за столько времени я хочу писать картины!

— Но это ведь круто дружище! Давай спускайся, там все тебя ждут! — вышел он из комнаты.

Когда я спустился вниз я услышал:

— С Днём Рождения! С Днём Рождения! В гостиной было столько народа, зачем отец пригласил всех этих людей? Даже мой ненаглядный братец соизволил прийти. Но мои глаза искали мою ненаглядную Дашу, где же она. Не ужели она уехала и бросила меня? Сердце застучало, как сумасшедшее!

Её не было, разве не об этом ты мечтал Даня Питерский? Ничтожество навсегда покинуло твою жизнь, но тут на лестнице появились уверенные шаги, все ошарашенные гости подняли свои глаза. По лестнице спускалась настоящая красавица в белом коротком платье. Её волосы были распущены и завиты в небольшие кудри, а глаза, эти шоколадные глаза, за которые я готов был убить! Они блестели от солнца, которое проникало сквозь окна нашей гостиной. Никто даже не мог произнести лишнего слова, эта богиня была моя Даша Саврасова. Как же я раньше не разглядел, что она прекраснее всех в этом мире, чёрт возьми, да она ангел во плоти! Ёё глаза встретились с моими, и мне показалось, что время остановилось, в гостиной были только мы. Вот бы избавиться ото всех и зацеловать её до смерти, она мой кислород. Вмиг на её лице появилась улыбка, а потом её нежный голос, околдовал всех присутствующих:

— С Днём Рождения! Будь счастлив! — я стоял, как вкопанный, куда подевался тот ужасный монстр Даня? Сашка похлопал меня по плечу, чтобы я наконец-то ответил:

— Спасибо Сестрёнка!

— Ну, а теперь все за стол! — скомандовала бабушка, и мы присели за стол так, что я сидел напротив Даши. В памяти пронеслись мои первые разговоры с Дашей за столом, в тот момент я ненавидел её всем сердцем:

— Закрой свой ротик! А не то, я заткну его! Как ты думаешь чем? Слушай меня внимательно! — схватил я её за шею и приблизил со всем близко к своим губам.

— Отпусти меня, пожалуйста! — на её глазах появлялись слёзы. Я доставлял ей слишком много боли.

— Давай попроси ещё раз! Скажи: Данечка! Я сделаю всё, что ты пожелаешь, только отпусти меня! — сжал я сильнее её шею, мне показалось, что она задохнётся.

— Мне нечем дышать! — жаловалась она.

— С удовольствием придушил бы тебя! Но только ты не отделаешься так легко! Запомни! Для меня ты» НИЧТОЖЕСТВО! И с этой минуты ты живёшь в аду!

Каким же кретином я был? Передо мной самая красивая девушка на свете, а я теперь не могу дышать без неё.

От Лица Артёма Питерского.

— Видишь, как он на неё смотрит? — говорил я с обидой, любуясь безумно красивой Дашей Саврасовой.

— Какого чёрта здесь происходит! Она что заколдовала его? — Катя была готова разорвать их на части.

— Ты проиграла, впрочем, как и я! — отошёл я он неё и приблизился в Даше, она хотела пройти на кухню, чтобы попить воды.

— Даша! Можно тебя на минутку! — обратился я к ней, она возможно дала мне шанс.

— Артём я не хочу больше издевательств! Всё закончилось!

— Прости меня за этот глупый спор, он не виноват, я заставил его! — говорил я с чистой совестью.

— Это уже не важно! Извини, я пойду!

— Но я хочу, чтобы ты знала, я сделал это, потому что схожу по тебе с ума! — каждое слово давалось мне с большим трудом, но я смог вынести её молчание.

От лица Дани Питерского.

Я взял портрет и спустился в гостиную, мне нужно было увидеть её.

— Минутку вашего внимания! — обратился я ко всем сидящим за столом. Отец поглядел меня с каким-то подвохом, в комнату как раз вернулась Даша.

— Сынок в чём дело?

Я взял картину и поднял её, так, чтобы всем было видно, её содержимое. На холсте была изображена прекрасная девушка, которая навсегда забрала моё сердце. Прекрасная Даша Саврасова. Моя сестрица посмотрела на меня и готова была расплакаться. Моё сердце выбивало тысячу ударов в минуту, если ей не понравится моя работа, я не переживу этого!

— Даня! Какая красота! — услышал я за столом!

— Как я счастлива, ты снова рисуешь! — обняла меня бабушка, и я улыбнулся, так что, казалось моё сердце выпрыгнет навсегда из моей груди.

Я продолжил свою речь:

— Это портрет ангела, который спас мою жизнь! Эта девушка вылечила мою ядовитую душу. Своими шоколадными глазами она покорила меня. Что мне теперь делать? Я схожу по ней с ума! — поднял я на Дашу свои глаза, она не дышала, она боялась услышать мои следующие слова. Но мне было наплевать, что скажут на это гости, отец и моя бабушка. Я обошёл стол с другой стороны и подошёл к ней, моя рука коснулась её холодной ладони. Боже мой, она замерзла? Глаза Даши намокли, чёрт возьми, она опять будет плакать из-за меня. НО, если я этого не скажу, я не засну ночью. Все замерли от такой интригующей ситуации.

— Даша! — она подняла на меня свои глаза, в этом освещении они мне казались ещё более прекрасными. Она молчала, она просто не могла произнести какое-то слово. Я уже не замечал, что творилось за моей спиной, но чувствовал, что все сгорают от любопытства. Возможно, я потом пожалею, то, что сделал, но пора положить этому всему конец. За окошком началась метель, чтобы это означало? Но в эту минуту существовала только она, моя принцесса. Заправив её прекрасный локон за ухо, прикоснулся к её щеке, увидев, как трепетно она приняла мои прикосновения. Но через секунду чуть не упала, услышав, мои признания:

— Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!

Все опешили от моих произнесённых слов, отец уронил стакан на пол, а бабушка схватилась рукой за рот. Даша застыла словно камень, неужели она не верит в мои слова.

— Это, что шутка? Почему ты….Зачем ты причиняешь мне столько боли! — разрыдалась она и выбежала из гостиной, на что я не стал упускать возможность и побежал за ней в коридор. Развернув её к себе, я прижал её к стене, она отворачивала от меня своё лицо, она мне не поверила.

— Даша! Я говорю тебе правду! Я схожу с ума по тебе! Ты понимаешь, я люблю тебя, безумно люблю! Боже, какая ты красивая! — хотел я её поцеловать, но она тут же остановила меня:

— А мне что делать? Скажи! Я ведь тоже люблю тебя! Я полюбила монстра, который…

— Который умрёт прямо сейчас, если ты его не поцелуешь! — мы набросились друг на друга, как сумасшедшие, позабыв обо всём на свете. Её губы были такими нежными чувственными, я хочу их покусать, любить их вечно. Наша любовь прошла испытания, и теперь мы заслужили счастье. В этот момент в коридор вышла Катя Романова, она была в не себя от ярости!

От лица Дарьи Саврасовой.

Мы летали в облаках, больше нет преград, мы свободны, теперь моё сердце навсегда спокойно рядом с ним моим любимым. Как же приятно чувствовать его губы, я никогда не смогу их забыть, они словно сладкое вино, от которого вся моя душа пьянеет.

— Прости меня Любовь моя! — оторвался от меня Даня, наши губы были красные от нашего безумного поцелуя.

— За что? — посмотрела я в его влюблённые глаза, мне так не хотелось отходить от него хотя бы на один шаг, только в нём вся моя жизнь, моя душа, мой разум больше мне не принадлежат. Есть только он и я, и наша безумная любовь, которая родилась из ненависти, издевательств и покорности.

— Я так сильно обидел тебя! Как я мог обижать эти глаза! — поцеловал он меня в лоб, как маленького ребёнка, не могло быть всё так хорошо. Это просто невозможно, не в этом мире.

Тут к нам вышел Алексей Питерский, он посмотрел на наши объятия и позвал моего Даню:

— Сынок есть разговор!

Мой брат неохотно отошёл от меня, но при этом прошептав:

— Поднимайся ко мне в комнату, я сейчас приду! НЕ переживай! Я скоро вернусь! Я обещаю тебе! — почему-то моя рука не хотела отпускать его, мне казалось, что он исчезнет, навсегда испарится.

— Я буду ждать тебя! — поцеловала я его в щёку, и пошла на второй этаж, моё сердце было на седьмом небо от счастья. Даже, если родители будут против. Даже, если весь мир будет против нас, я ни за что в жизни не предам нашу любовь!

ГЛАВА 23 У МЕНЯ ВЫРВАЛИ СЕРДЦЕ…

От лица Дани Питерского.

— Что ты хотел пап? — подошёл я к нему, у него было достаточно серьёзное лицо, мы сидели в его кабинете, так что нас не могли услышать собравшиеся гости.

— Даня! Это что опять твоё представление? — спросил меня отец, а я сильно разозлился.

— Нет никакого представления! Я люблю Дашу! По-настоящему и хочу, чтобы мы были вместе с ней навсегда! — заявил я на одном дыхании, теперь моё сердце разобрало долгую головоломку этой запутанной любви.

— Но вы, же брат с сестрой?

— Формально! Ты же знаешь, что мы не родные! Пап, посмотри, на нас мы сходим с ума друг от друга! Не губи эти отношения! — встал я со своего стула и подошёл к окну, снег кружил, за окном и мне хотелось прогуляться вместе с Дашей, зацеловать до безумия её раскрасневшие от мороза щёки.

— Для меня главное это счастье моих детей! — сказал он мне, а я достаточно сильно удивился.

— Ты серьёзно?

— Мой сын счастлив! Стал писать картины, Даша расцвела, как роза! Я не вижу преград для ваших отношений! Поздравляю тебя сынок! Береги её! — обнял меня мой отец, и впервые за долгое время я почувствовал себя полностью счастливым человеком. Как же долго моя душа была отравлена, ни одно лекарство не могло меня вылечить, и только прекрасная Дарья Саврасова оживила меня.

— Спасибо папа! Я не смогу без неё жить пап! — говорил я чистую правду, так хотелось поскорее её обнять.

От лица Дарьи Саврасовой.

Я сидела на кровати и смотрела в потолок. Закрыв глаза, я вспомнила его последние слова: Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Он любит меня, Даня Питерский меня любит, мне больше ничего не нужно в этой жизни, лишь бы его дыхание было бы всегда рядом. Наши сердца свела судьба, даже в таких обстоятельствах мы смогли обрести счастье и вылечить друг друга. На его ночном столике стояла фотография, с большой любовью я посмотрела на самые прекрасные серые глаза и прижала портрет к своим губам. Он моя любовь, мой смысл в жизни! Но тут дверь в комнату открылась, я подумала, что это вернулся Даня, но страшно ошиблась:

— Ты вернулся! Как же долго тебя не было…. — остановилась я на последнем слове, потому что на пороге был Катя Романова.

— Катя?

— А кого ты ждала тварь? — она стала подходить ко мне так стремительно, что я не могла понять, чего она вообще добивалась.

— Тебе лучше уйти отсюда!

— Не смей мной командовать, ты не получишь его! Даня любит меня! Не тебя тварь! — кричала она, как истеричка, а потом достала из своей черной сумки пистолет. Я затаила своё дыхание, она совсем обезумела, мне нужно позвать на помощь!

— НЕ двигайся, он заряжен! Сейчас я решу свою проблему одним выстрелом! И Даня точно будет моим! Зачем ты приехала в наш город! Он раньше носил только меня на руках! Сдохни тварь! — её палец опустился на курок, мои ноги хотели устремиться к двери, как она приставила пистолет к моему виску, а затем сказала:

— Одно твоё движение! И я вышибу тебе мозги!

Она схватила меня за шею и потом резко толкнула к стене, из-за чего я сильно ударилась головой.

От лица Дани Питерского.

Я подходил к своей комнате, как услышал знакомый голос. Чёрт возьми, это была Романова! Что она тут забыла?

— Даша! — опешил я, увидев мою девочку на полу и рядом с ней эту психопатку с пистолетом в руках. Я стал приближаться к ней, а затем аккуратно успокаивая её:

— Катя отдай мне ПИСТОЛЕТ! ТЫ что совсем с ума сошла?

— Не подходи ко мне! Я убью её! Ты говорил, что любишь меня! Почему ты меня обманул? — на её глаза появились слёзы, но я понял, что ей уже ничем не помочь, нужно было действовать активно. Я накинулся на эту дуру и стал вырывать из её руки пистолет, она кричала и вырывалась, как гадкая змея, как же она противна мне:

— Беги Даша! — скомандовал я, на что Дарья не сдвинулась с места.

— Я не брошу тебя!

— Я кому сказал, позови на помощь, она совсем рехнулась! — вырвал я из её руки пистолет, и кажется, Катя уже успокоилась, и забилась в угол, как маленький ребёнок, мне стало её жалко:

— Катя! Я не хотел тебя обижать, но то, что ты хотела сделать это безумие! Ты могла убить Дашу! — старался я перевести дыхание от такого стресса.

— Ну и пусть, разве не об этом ты мечтал? Ты, правда любишь это НИЧТОЖЕСТВО?

От лица Даши Саврасовой.

Я бежала, как ошпаренная на своих каблуках, на первом этаже гости что-то оживлённо обсуждали. Мне нужно было всё рассказать.

— Даша! Что случилось? — ко мне подбежал Алексей, он побледнел, увидев моё испуганное лицо. Все посмотрели на меня с тревогой, а бабушка уронила свою салфетку на пол.

— Там Катя она хотела меня убить у неё пистолет!

— Что ты сказала? — Алексей, не стал терять минуты и побежал наверх, следом за ним побежали Артем и Сашка, лучший друг Дани. Я подошла к бабушке и крепко обняла её, мне так стало её жалко.

От лица Дани Питерского.

(за 5 минут до случившегося)

Она лежала на полу и плакала, я наклонился к ней ближе и прошептал:

— Ты ещё встретишь свою любовь!

— НО я люблю тебя! — ёё тушь размазалась, а я вытер слезы на её щеках, и подал ей руку, на что она приняла мою помощь и поправила своё платье. Мы вышли из комнаты и направились в сторону лестницы, всё было решено, но тут моё тело пронзила режущая боль. Сердце скрутило, в глазах потемнело, мои ноги теряли свои равносие, что это? Я умираю? Вижу, как она смеётся мне в лицо и кричит:

— Нет, ДАНЕЧКА! В этой жизни ты точно не будешь со своей ДАШЕЙ! — бросила она на пол нож, который был весь в моей крови. Мои веки тяжелели, где же моя Даша, я так хочу услышать её голос. Не могу дышать, слишком сильная боль, вот она какая смерть. Поздравляю, Даня твоё желание сбылось!

На второй этаж вбежал мой отец, он увидев меня на полу, он закричал:

— Боже мой! Артём! Он ранен! Сынок!

Артём побежал следом, он открыл свой рот, а потом схватил Катю за грудки и прокричал:

— Истеричная СУКа! Что ты наделала? Звоните в скорою! Даня братишка! — наклонился он ко мне, а я выдавил все свои последние силы:

— Д-А-А-Ш-Ша, где она? Моя дево-ч-к-а! губы дрожали от холода, мои руки тряслись, глаза закрывались.

От лица Дарьи Саврасовой.

Я поднялась на второй этаж, глаза искали Данилу, где Катя? Но тут я увидела как толпа столпилась, что произошло? Только не это? Все расступились, пропуская меня. Моё сердце остановилось, увидев Даню в крови на полу.

— Даня! О боже, нет, ты весь в крови! — заплакала, я навзрыд, я коснулась его губы, они были ледяные.

— Ты пришла, девочка м-о-я, где же ты так долго была! Ты знаешь, я слышу Алису! — говорил, он самые ужасные слава на свете, а закричала:

— Кто-нибудь вызовете врача! Он умирает!

— Даша! Отец побежал за машиной, сейчас мы поедем в больницу! — добавил Артём, а я вернулась к своему любимому, погладив его по волосам, я посмотрела в его усталые глаза, моя слезинка упала на его щеку, на что он выдавил из себя:

— Зачем ты плачешь, ты не должна страдать, я уйду, но ты ведь знаешь, что я буду любить тебя даже на том свете! НИЧТОЖЕСТВО!

— Нет, Даня! НЕ умирай! Я не позволю тебе! Ты обещал!

— Как я мог прозвать тебя « Ничтожество», я подлый ублюдок, но это ядовитое сердце принадлежит тебе! — казалось его голос навсегда стихал, я не позволю ему уйти, мне не зачем жить без него.

— Сейчас приедет врач! Прошу не уходи! Останься со мной! — моя тушь испачкала всё моё лицо, но мне было на всё наплевать.

— Даша! Посмотри на меня! — протянул он ко мне свою дрожащую руку, а я нежно её поцеловала:

— НЕ умирай! Я прошу тебя!

— Даша! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, и когда это сердце остановится, ты должна мне обещать, что не будешь плакать! Ты должна быть счастлива, ради своих умерших родителей! ХОЛОДНО! У-Ж-Е холод-но! — после этих слов он закрывает свои глаза и теряет сознание. У меня начинается истерика, ко мне подбегает Артём и буквально оттаскивает меня от моего любимого:

— Даня! Открой глаза! Пустите меня!

— Даша! Я прошу тебя, успокойся!

— Пропустите врача! — скомандовал нервный отец, они положиди Даню на носилки и забрали в больницу. Я кричала:

— Я хочу поехать с ним! Отпусти меня! — но Артём крепко меня обнял, полиция приехала забрать Катю в участок, она ухмыльнулась своей победе.

Артём взял меня на руки понёс в комнату, но я стала вырываться:

— Убери от меня свои руки! Я хочу к нему! Почему мы не поехали в больницу!

— Даша тебе не пустят к нему! Ты должна успокоиться!

— Я спокойна!

На первом этаже я услышала крики Анны Викторовны, казалось весь мир остановился. А у меня в памяти всплыли все наши перепалки, как же сильно я мечтала о его смерти.

— Страшно? Ты даже убить себя не можешь! Другие были смелее! — говорил мой брат с вызовом, а я устала стоять и всё терпеть. Мне хотелось сказать ему на сколько он ужасен и для таких как он нет места на этой земле:

— А твоей родной сестре ты тоже помог освободить себя? Да? — нарывалась я на ужасную ссору, в которой точно бы проиграла, сомнений просто не было.

— Заткнись! Я же сказал тебе, что не убивал её! Она сбросилась со скалы сама! — выхватил он у меня нож и бросил в стену. Мне было так противно, здесь находится, столько боли, столько предательства. Я даже представить себе не могу, насколько этот дом пропитан слезами. Невинные души, которые он забрал.

— Я ненавижу тебя! За то, что ты погубил этих девушек! — подняла я нож с пола и хотела порезать себе запястье, но он схватил меня и повалил на пол, его сильные руки держали мои, я не могла пошевелиться, наши глаза и губы находились на одном уровне.

Лучше бы я умерла в тот день, а сейчас я схожу с ума, только бы опять услышать его хриплый голос, Артём дал мне успокоительное, я смогла остановить истерику. Становилось тихо, спокойно, может добавить в воду яд и навсегда заснуть? Холод пронзил моё тело и мою душу, нет я больше могу оставаться я в доме. Встав с кровати, я пошла в сторону лестницы.

— Даша! Куда ты? — Артём побежал за мной.

— Я поеду в больницу! Артём, почему ты оставил меня здесь? — мои руки тряслись от дикого холодного напряжения, плохое предчувствие не отпускало меня на секунду.

— Хорошо, собирайся я пока подгоню машину.

ГЛАВА 24 НЕ МОГУ ДЫШАТЬ…

От лица Дарьи Саврасовой

Когда мы вышли во двор, то увидели, что все дороги были во власти снега. Метель, будто предупреждала меня о страшной опасности. Но я не стану отступать, я сильнее, я смогу! Мы ехали на бешеной скорости, пробки повсюду, моё сердце стучало, как сумасшедшее. Только бы успеть, закрываю глаза и вспоминаю его последний взгляд, боже мой, сколько крови он потерял. Я забежала в больницу, как сумасшедшая, мой растерянный вид напугал девушек в регистратуре.

— Скажите Даня! Даня Питерский в какой палате? — девушки переглянулись, а потом позвонили кому-то по телефону.

— Девушка! Вас ждут на втором этаже! — мне не понравился этот холодный тон, Артём как раз только вошёл в больницу. Не дожидаясь, его я поднялась на второй этаж, и увидела папу Алексея, на нём не было лица.

— Папа! Где Даня? Я хочу к нему! — услышав меня, он медленно поднял своё лицо и встретился со мной взглядом, от которого мне показалось, остановится моё сердце. В коридоре повисло молчание, мне казалось, что я сейчас упаду в обморок. Почему он мне не отвечает, что происходит, чёрт возьми? Я стала ломиться во все возможные палаты, мой Даня должен быть где-то здесь. Руки меня не слушались, от нервного напряжения в лёгких не хватало кислорода. Папа Алексей коснулся моих плеч, его дыхание обдало мою шею, и потом я услышала слова, которые я не забуду никогда:

— Даша! Данила, он….

Я подняла на него свой взгляд и вытерла скатившуюся слезу по своей правой щеке, мне показалось, что в этот момент моё сердце оледенело и больше никогда не оживёт. За окном поднялась страшная метель, я сразу поняла, что это не добрый знак. Алексей не мог смотреть в мои глаза, но всё- таки собрав всё своё мужество, как любящий отец выдал:

— ДАНЯ умер…..

Мои уши сразу не поняли, что он сказал. Это что была очередная шутка? Я засмеялась как истеричка, это опять глупый розыгрыш моего странного приёмного братца.

— Эта шутка да? Данила опять играет в свои игры! Сколько же можно издеваться над своей сестрой! — у меня был шок, я не отдавала отчёт всем своим действиям. Папа Алексей схватил меня за плечи и потряс, как глупую куклу:

— Я прошу, тебя успокойся! Даша, это правда, Данилы больше НЕТ! ОН покинул нас! Его слова словно острый кинжал проникали в моё тело, в мою душу, но я не могла в это поверить.

— Это неправда! Я не верю! Даня не мог оставить меня одну, он обещал быть всегда рядом! Я ХОЧУ К НЕМУ! ПУСТИТЕ МЕНЯ! — хотела я войти в палату, как Алексей схватил меня, не дав этого сделать. Артём поднялся к нам и встретился взглядом с моим приёмным отцом. Он знал, он специально не хотел везти меня в больницу!

— Предатель! Ты знал! Почему ты не дал мне с ним попрощаться! Доволен! Теперь ты выиграл в своём глупом споре! — руки тряслись, душа была разбита. Мне нет смысла больше жить. Я рванула к лестнице, не могу оставаться здесь, мне нужен мой Даня, мой монстр, которого я люблю и никогда не предам.

— Артём останови её! О боже, она может натворить глупостей! — крикнул отец.

Я выбежала на улицу, снежинки опускались на мои заплаканные щёки, мне никогда ещё не было так больно. Взяв в свои ладонь горсть снега, я прошептала:

— Ты бросил меня! Ты же обещал подарить мне своё сердце! Ну, что ты испортил жизнь своего НИЧТОЖЕСТВА? Почему ты не дал мне убить себя тогда, я бы сейчас была рядом с тобой!

— Потому что он любил тебя….- на улицу вышел Артём, в спешке он совершенно забыл надеть куртку. Мне не хотелось с ним говорить, мне хотелось замёрзнуть в этом снегу, чтобы больше не чувствовать этой боли, чтобы моё сердце стало свободным.

— И я люблю его! И хочу быть с ним! Пусть в этой жизни нам не дают быть вместе, я встречусь с ним на том свете! — после этих слов я побежала навстречу проезжающей машине, Артём закричал на всю улицу:

— Нет Даша! НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! — я практически попала под колёса, какой-то иномарки, благо водитель успел нажать на тормоза. Недовольный мужчина вышел к нам:

— Вы совсем сдурели? Я же мог убить её?

Артём поднял меня на свои руки, при это оправдываясь перед разъяренным водителем:

— Простите, пожалуйста! У неё шок! — я не реагировала на все его слова, мир умер, жизнь превратилась в пепел. Как же ему повезло, он там счастлив на небесах со своей Алисой, я должна страдать тут без него.

От лица Артёма Питерского.

Она лежала на заднем сиденье моей машины, бледная как сама смерть. Сердце обливалось кровью из-за того, что моя любимая девушка так страдает. Я ни чуть не меньше был убит горем, но то, что вытворяла сегодня, Даша переходит все границы. Когда мы остановились около дома, я выключил мотор. Даша не двигалась, словно статуя, его взгляд был сосредоточен на снеге, который оставлял свои снежинки на моём окне. Даша отрубилась, от такого сильного шока это было не удивительно. Мне позвонили на мобильный:

— Да, всё в порядке дядя! Я с ней! Она спит! Хорошо! Не переживай, я не оставлю её в таком состоянии! Отключив телефон, я посмотрел на мирно спящую девушку, почему жизнь причиняет ей столько страданий? Мне так хотелось высосать весь яд из её жизни и подарить свою теплоту и нежность….

От лица Дарьи Саврасовой.

Я проснулась в пять утра от страшного кошмара. Стояла солнечная погода, мы гуляли с Даней в саду, он обнимал меня и теребил мои развивающие волосы. Казалось, что ничего не случилось. Но тут началась гроза, я взяла его за руку и сказала:

— Пойдём скорее в дом! Но он отвернулся от меня со словами:

— С тобой? ДА ты забыла, что ты НИЧТОЖЕСТВО! Я ненавижу тебя!

Спустившись вниз в своём любимом вязаном пледе, я встретилась с удивлёнными глазами Артёма:

— Даша, что случилось?

— Не могу уснуть… Почему ты здесь? Разве ты не уехал домой? — не хотела я кого-либо видеть.

— Ты хочешь, чтобы я ушёл? — привстал он с дивана и приблизился ко мне.

— Артём… мне кажется, что спектакль окончен, играть в нём больше нет смысла… — налила я себе воды и уставилась на окно, где хлопья снега касались стекла.

— Даша, какой спектакль, я здесь, потому что очень переживаю за тебя! Неужели тебе так сложно это понять? –взял он моё лицо в свои руки и приблизил к себе.

— Мне больше никто не нужен. Я прошу тебя, уходи и оставь меня в покое! — присела я за стол и тяжело вздохнула, душа болела, моё сердце навсегда вырвали.

— Как твоей душе угодно….- хотел он уже уйти, но тут же обернулся:

— Даша! — я подняла на него свои заплаканные глаза, Артём сделал шаг навстречу ко мне, а затем протянул мне какую-то тетрадь. Она была в кожаной обложке.

— Что это? — спросила я своим неуверенным голосом.

— Тебе лучше посмотреть это без меня…. — после этого он надел свою куртку и захлопнул дверь за собой.

В моих руках находилась незнакомая тетрадь, зачем он отдал её мне? Поставив чашу на стол, я пошла в гостиную, чтобы сесть поудобнее на диван. Набрав в лёгкие больше воздуха я решилась, наконец открыть эту заветную тетрадь Но после того, как я прочитала содержимое первой страницы, я чуть не выронила её из своих рук:

ДНЕВНИК ДАНИ Питерского

Название: Как я погубил Ничтожество!

Слёзы покатились по моим щекам, эта была частичка моего любимого. Он дарил ей все свои самые ценные мысли. Но раз Артём принёс её мне, этого хотел ДАнила. Что же было сокровенного в этом дневнике. Пролистав две страницы, я нашла строки:

15 октября.

Папа с мамой хотят развестись, мама устраивает истерики из-за Алисы. Я хочу сбежать из дома, но мне очень жалко бабушку. Моя бабушка самая лучшая на свете….

Сердце как будто проткнул кинжал, было такое впечатление, что он сейчас рядом со мной читает свою тетрадь и крепко держит меня за руку… Пролистав несколько страниц я встретилась со следующей надписью.

Прошло 7 лет.

Как я ненавижу этих сук! Мама ездит в каждый детдом и выбирает очередную куклу, которую называет потом Алисой. И вот в нашем доме появилась Корина, она была такой забитой, мне казалось, что её рыжие волосы похожи на солнце. Ничего скоро она сбежит из нашего дома. Сегодня я ударил её, она плакала так горько, и мне было её совсем не жаль.

Я оторвалась от дневника, чтобы перевести дыхание, это невозможно было читать, моё сердце не выдержит столько тревог. Но интерес брал надо мной верх, я пролистала ещё десять страниц.

Корина просила её оставить в покое, чёрт возьми, я хотел убить её, но решил помочь ей. Пока мать спала, я пригнал машину и посадил её на поезд, она хотела найти свою тётю. И мне кажется, что с теми деньгами, которые я ей дал, этого будет достаточно. В детдом ей было нельзя возвращаться. Когда я вернулся домой, мать накинулась на меня с расспросами: Где Алиса? Она не понимала, что совершенно заигралась.

Закрыв дневник, я была не в силах дальше читать. Но, потом ко мне пришло озарение: Он отпустил её? Он же говорил, что всех их убил? Значит, он просто посадил её на поезд и решил дать уехать? Мне не разгадать эту головоломку, нужно дочитать дневник до конца…

Прошёл час, а я всё не могу оторваться от этих страниц. Этот дневник всё, что осталось у меня от Дани. Пришлось протереть сонные глаза, я не усну, пока не узнаю всю правду.

ГЛАВА 25 ДНЕВНИК

Из дневника Дани Питерского

Лето.

Мы жили у бабушки, мама приехала с моей приемной сестрой Ольгой. Опять всё повторялось, как в сотню раз подряд. Эта Ольга была такой забитой, что мне становилось противно с каждой минутой. Однажды ночью, когда она уснула я проник в её комнату и раздел её догола, когда она проснулась я заткнул ей рот, а сам принялся издевательски лапать. Девушка приняла все мои ласки, она хотела отдаться мне в туже ночь. Но мне не нужны все эти пошлые суки….

Я захлопнула дневник, читать страницы, где он обнимал других девушек сильнее меня. Но, что же он сделал с Ольгой? Пролистав ещё пара страниц, я обнаружила его записи:

Эта дурочка влюбилась в меня. Пришлось поскорее избавиться от неё. Мой друг Саша предложил заснять её голой на видео, а потом разослать по всему интернету! Напугав девчонку до безумия, мы смогли избавиться от этой назойливой сучки!

Хватит, я больше не буду это читать. Получается, с первой девушкой он поступил лучше, а с этой я уже узнавала своего ненаглядного Данилу. Взяв подушку, я подложила её себе под голову, слёзы покатились по моим щекам. Интересно, а что там написано про меня? Пальцы нашли заветные страницы:

Осень.

Сегодня в наш дом приедет эта дура. Я уже ненавиду её! Ничего она еще не знает, что я для неё приготовил….

Я мысленно вспоминала, каждое наше столкновение, каждую нашу встречу. Он не возлюбил меня с первого взгляда, он хотел меня убить и порвать на куски. Мне хотелось найти убежище, но все мои попытки были напрасными.

Каждый раз, когда я смотрю в её шоколадные глаза, я хочу её задушить. Почему она пришла в нашу семью? Мы изнасилуем её, посмотрим, как она сможет выбраться из школы!

Закрыла дневник и вспомнила тот самый ужасный день. Эти демоны пытались сорвать всю мою одежду. Руки тряслись от снова прожитого волнения. Но я не могу его ненавидеть. Он теперь часть меня, моё сердце принадлежит ему. Заснув с дневником в руках, я не услышала, как пришёл папа.

— Даша! Боже мой, ты хоть ела? — спросил папа с волнением, а мне было всё равно.

— Я не хочу…

— Ну, вот опять, ты пойми, его не вернёшь! — вспомнил снова Алексей.

— Как вы можете так спокойно говорить про его смерть, он же ваш сын! — поднялась я на ноги и посмотрела на холодные глаза отца.

— У меня осталась ещё дочь, и я в ответе за неё! Даша я не позволю испортить твою жизнь! Ты должна двигаться Дальше! — сказал папа, а сам вышел из гостиной, оставив меня одной наедине со своими мыслями. Мне снова захотелось открыть дневник, но я решила открыть его на последней странице, зря я это сделала.

Моей любимой Даше…

Если ты читаешь это послание, значит я всё-таки не сберег нашу любовь… Ты наверное сейчас читаешь и думаешь, что как этот монстр Данила смог тебя полюбить. Всё очень просто Даша, как только ты вошла в мою жизнь, я почувствовал энергетическое притяжение к тебе. Ты была моим персональным наркотиком, знаешь сколько раз я останавливал себя, чтобы не зайти в твою комнату и не разорвать всю твою одежду! Твои карие глаза словно шоколад манили меня целовать каждый дюйм твоего тела. К Чёрту Даша! Ты моя зависимость, своей агрессией я хотел сломить тебя… Мне никак не получалось выгнать тебя из своего сердца. Кислорода не хватало, я не думал делиться им с тобой. Что же ты наделала? Даже сейчас, когда я пишу это письмо я вспоминаю все наши поцелуи, хочу пройтись языком по твоим соскам. Ну, что ты уже возбудилась сестричка. Даже, когда мы уже перешли эту грань, ты навсегда останешься для меня моей сестрёнкой. Моим НИЧТОЖЕСТВОМ, которого я безумно люблю. И честное слово я готов продать душу дьяволу, лишь бы снова прикоснуться к тебе. Знай… ты обещала помнишь, что хочешь стать архитектором.. Малыш, если ты любишь меня ты сможешь это сделать….Сейчас представь, я кладу свои руки на твои плечи, а потом целую твою шею и шепчу: Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ НИ-Ч-ТО-ЖЕ-С-Т-Во!!!

Дневник выпал из рук, слезы скатывались по мои щекам, он рядом со мной, я это чувствую. Он не оставит меня, его образ навсегда со мной. Обхватив свои колени руками, я прокричала на весь дом:

— Нет, Данила! Я люблю тебя сильнее!

Но ответа не поступило, казалось, я сошла с ума, ну и пусть мне уже всё равно…

Я провела в кровати весь день, мне не хотелось прикасаться к дневнику, он приносит мне только боль и теперь я заложница этой боли. Мне не хотелось больше читать эти никчёмные страницы. Взяв мобильный телефон, я набрала номер Артёма:

— Ты можешь приехать? — мой голос был насквозь пропитан болью и разочарованием.

— Даша, что-то случилось? — услышала я заботливый голос на другом конце провода.

— Я жду тебя… — отключилась я и бросила телефон на кровать. Нужно хоть как-то привести себя в порядок. Умыв своё лицо, я направилась к гардеробу, чтобы переодеться. Нужно создать вид, что всё хорошо, я больше не страдаю.

Через полчаса в дверь позвонили, я спустилась вниз, чтобы её открыть.

— Даша! Я как только услышал твой голос… — говорил Артём не сводив с меня глаз.

— Проходи! Ты хочешь чаю? — пошла я на кухню, чтобы поставить воду.

— Ты предлагаешь мне чай? И ты попросила меня из другого конца города, я конечно скучаю по тебе, но не настолько, чтобы кататься просто так! — ворчал Артём, он отодвинул стул и присел со мной рядом.

— Почему же! Мне нужны ответы! — уставилась я на него недобрым взглядом.

— Какие? — не сводил он с меня своих манящих голубых глаз.

— Что произошло с шестью девушками?

— Разве ты не читала дневник? — на его лицо показалась довольная ухмылка, на что я взяла этот кусок тетради и кинула со всей силы на стол:

— Я не могу его читать! Это сильнее меня! Артём встал и подбежал ко мне, его руки обхватили моё лицо, он наклонил свои губы совсем близко к моим, но я отвернулась.

— Чёрт возьми, почему ты полюбила его, а не меня, он же чудовище! Мне становилось обидно слышать все его упрёки, поэтому я решила сказать в оправдание:

— А ты лучше?

— Что? Да я люблю тебя! Я готов ради тебя на всё! — стукнул он кулаком по столу, от чего моя чашка чуть не упала на пол.

— И поэтому спорил на меня? Хороша твоя любовь! — подошла я к окну и вытерла слезы, которые скатывались по моим щекам.

— Сначала мне казалось, это было игрой! Но теперь ты всё для меня! — подошёл он ко мне сзади и поцеловал меня в правое плечо, почему я не чувствовала его поцелуев.

— Артём, ты не ответил на мой вопрос.- вернулась я к своим важным целям.

— Мой братец мазохист погубил их! — отошёл он от меня, а я оттолкнула его и закричала на всю гостиную:

— Это ложь! В дневнике я узнала, что первой девушке он помог! Что произошло с остальными? Не узнавала я свой резкий тон, голос почти садился от нервного истощения. Мне кажется, что сил больше не осталось.

— Марго, так, которая последняя покончила жизнь самоубийством… Он довёл её! Это правда Даша! — не хотелось слушать всю правду, она была слишком жестокая.

— Я не верю тебе! Он не мог! Меня он тоже пугал, но в итоге!

— В итоге, что Даша? — прижал он меня к стене, его палящее дыхание касалось моей щеки, и мне казалось что моему сердцу никогда не было еще так больно.

— Он не любил тебя! Понимаешь, если бы он тебя любил, то никогда бы не спланировал то изнасилование! Даня, больной псих! Пусть теперь его нет на свете, но это правда! Забудь его! — схватил он меня за плечи и стал трясти, как куклу.

— Уходи… — отвернула я от него своё лицо, мне было противно находиться рядом с ним. Холод коснулся всей моей души, терпеть это больше нет сил.

— Даша, зачем ты отвергаешь меня? — его руки тряслись, он был расстроен не меньше меня.

— Правда лишь в том, что я люблю его, и НИКОГДа не полюблю тебя! Поэтому тебе лучше уйти! Я устала от боли, то, что из-за него погибла девушка, не убьёт моей любви! Я бы с удовольствием сделала, так же, как она! Я хочу к нему! — говорила я чистую правду, на что Артём раскрыл свой рот, а потом добавил:

— Нет, я не допущу этого! Пусть ты ненавидишь меня, но ты небезразлична мне! Ты должна жить ради себя Даша! Я прошу тебя!

— Как этому научиться? Мне нет смысла жить? Он во всех моих мыслях, он в каждом моём вздохе! Он умер и забрал с собой моё сердце и мою душу! То бездушное тело никому не нужно! — заплакала я навзрыд, а Артём обнял меня и погладил по волосам.

— Я прошу тебя, не плачь! Если хочешь, я навсегда уйду из твоей жизни! Мы так простояли обнявшись, он впитал всю боль и страдания, которые никогда, низачто не вычеркнуть из моей памяти.

Мне всётаки пришось дочитать дневник Данилы, как выяснилось Марго покнчила жизнь самоубийством, она настолько сильно его любила, что не могла жить. Другие девушки сбежали из его дома, не выдержав его приставаний и жутких издевательств. На одной из страниц я нашла такую надпись:

Она сильнее, чем другие. Чёрт возьми! Я не могу её сломать! Каждый день моё сердце теплеет от одного её взгляда. Мне нужно погубить её душу, только так я могу быть самим собой.

Данила так упорно со мной боролся, что наша ненависть переросла в страстную разрывающую нас на части любовь. Даже несмотря на всю правду, которую я узнала, я не могу разлюбить его никогда. Его губы, его дыхание, мне не хватает его хриплого голоса и его любимого: НИЧТОЖЕСТВО.

Эпилог…

От лица Даши Саврасовой.

Прошло пол года…

— Бабуль! Ну ты собралась уже или нет? — волновалась я из-за того, что мы опоздаем к маме Соне.

— Уже бегу, бегу! — Анна Викторовна спустилась в гостиную, чтобы помочь мне собраться.

— Через три часа у меня поезд, а мне ещё нужно заехать домой! — волновалась я, и тут в нашу входную дверь позвонили. Все 6 месяцев я жила у бабушки, только так я смогла закончить учёбу и хоть немного забыть про своего брата. Для меня это было настолько тяжело, его глаза приходили ко мне по ночам, я просыпалась в страшном сне, но его не было со мной рядом. Теперь я одна, и через несколько часов мой поезд отправляется в мою новую жизнь. Как долго я пыталась всё спланировать, это так тяжело, когда твоя жизнь разрушена. Месяцами я собирала своё сердце по маленьким кусочкам, оно стучит, но мне кажется я не справлюсь.

— Хотела уехать, не попрощавшись? — на пороге стояла довольная Лера.

— Проходи! Как же я скучала! — обняла я её так крепко, что мы не могли оторваться друг от друга.

— Может, ты останешься? — посмотрела на меня Лера, я прервала наши объятия и отошла от неё.

— Нет Лера! Я должна уехать отсюда! Ты представить себе не можешь, как мне тяжело находиться в этом доме! — слёзы скатывались по моим щекам.

— Даша! Прошло уже пол года, хватит страдать! — присела Лера на стул и посмотрела на меня.

— Именно поэтому я уезжаю в Москву! Я попробую собрать свою жизнь по кусочкам и стать хорошим архитектором! — тяжело я вздохнула, наблюдая за бабушкой, которая собирала вкусную еду мне в дорогу.

— Но мы ведь будем поддерживать связь? — моя подруга не хотела меня отпускать в совершенно незнакомый мне город. Я улыбнулась, она впервые увидела спокойствие в моём взгляде. За эти шесть месяцев я много занималась и сдала успешно экзамены. Теперь меня с удовольствием зачислят в один из самых престижных вызов Москвы.

— Конечно, и ты ко мне приедешь! — коснулась я своими указательным пальцем её носа. Бабушка принесла большую тарелку с пирожками.

— Так девочки хватит разговоров! Идём пить чай!

Мне было так весело обсуждать всё, что произошло за эти несколько месяцев, в глубине души была тоска, не хотелось никуда уезжать, но всё, что связано с Данилой Питерским я должна оставить здесь. Теперь начинается новая история без моего приёмного брата, которого я… Перестань Даша! Его больше нет! Наш смех прервал до боли знакомый голос, который принадлежал Артёму.

— Добрый день красавицы! — его улыбка сразила на повал Леру, она жутко засмущалась.

— Тёмочка, как я рада, что приехал! — подошла к нему бабушка, а я пыталась отвести взгляд от человека, который был неотъемлемой частью моего Данилы. Артём присел рядом со мной и коснулся моей руки, на что я повернула к нему своё лицо:

— Привет, как поживаешь?

— Ужасно соскучился! — прошептал мне он на ухо и я почувствовала магический аромат его парфюма.

— И я тоже!

— Не ври Дашенька! Не по мне ты всё это время убивалась! — его голубые глаза пронзали меня насквозь, мне сразу стало понятно о ком он пытается мне сказать.

— Отвезёшь меня домой? — перевела я тему разговора, на что он коварно улыбнулся, взял мою руку в свою горячую ладонь, а потом поцеловал. Его нежное прикосновение, не много смутило меня. Лера села с нами в машину и мы поехали в дом, где я не была полгода. Это место было настоящим адом для меня. Я смогу, я сильная я не должна вспоминать его… Никогда ещё так сердце не колотилось.

— Мы приехали! — обратился ко мне Артём, а я дрожащими руками открыла дверцу машины. Медленным шагом я подошла к двери, мне казалось что дом такой холодный, он умер вместе с Даней. Я не смогу туда войти… У меня не получится… Повернув ключом в замочной скважине, я смогла наконец, попасть внутрь. Ничего не изменилось. Та же гостиная, огромная кухня… Но есть одна маленькая деталь. Здесь нет больше его. Человека, который причинил мне боль, разочарование, человек, которого я безумно люблю и с которым пол года назад умерло моё сердце. Направившись к лестнице, мне показалось будто я услышала: НИЧТОЖЕСТВО. Как же я скучаю по его бархатистому голосу, по его коварной улыбке, и его хищным глазам. Все шесть месяцев эти глаза приходили ко мне во снах. Я пыталась прикоснуться к нему, почувствовать хоть на миг его рядом с собой, но утром вся эта сказка прекращалась. И вот я поднялась на второй этаж, сердце готово выпрыгнуть из груди. Боже мой, это его комната! Коснувшись ручки я открыла дверь и заплакала. На стене весел портрет, который Данила написал до своей смерти. Внезапно я вспомнила нашу первую ночь.

— Злой волк смертельно влюбился в белую зайку! И что же ему сделать с этой любовью? Может стоить убить зайку, чтобы сердце могло дышать спокойно? — на миг мой брат оторвался от меня, и прошептал в мои покрасневшие губы.

— Убей меня, и освободи навсегда мою душу! — мои глаза встретились с его и мы тонули друг в друге. Его рука принялась ласкать мой оголённый живот, а потом медленно расстегнула мою юбку, оставив меня в одном нижнем белье. Мой брат поднялся и включил ночник. Теперь я смогла увидеть его лицо, по которому скучала все эти дни. Он открыл шкаф и достал оттуда краски. Что он задумал сделать?

— Я придумал, кое-что поинтереснее! Ты же знаешь я художник, позволь мне порисовать? Я встала с пола и накинула его рубашку, а затем улыбнулась такой милой на первой взгляд затеи:

— Конечно, это было бы просто великолепно! Но тут озорные глаза Данилы встретились с моими, что-то мне не понравился их чёрный цвет. Один шаг ко мне и я отхожу по старой привычке к стене, он не вздумает останавливаться. Когда я столкнулась с холодной стеной, а Данина грудь сильно прижалась ко мне, он заправил мою прядь за ухо и прошептал в мои губы:

— Есть одна маленькая проблема сестричка! Я забыл холст!

— И как ты тогда собираешься рисовать? — испуганно спросила я, мне было трудно представить, что же он задумал. Даня наклонил своё лицо ко мне и опустил взгляд на мои губы:

— Ты станешь им! Моё дыхание практически остановилось. Это была шутка?

— Но как это возможно?

— Всё очень просто, мы снимаем медленно твою рубашку! — рубашка мигом оказалась на полу, он продолжил:

— Затем мы снимаем твои трусики, а потом бюстгальтер!

Слезы стекали по моим щекам, это было сильнее меня. Я прикоснулась холодной рукой к портрету и прошептала: Боже мой, как же я люблю тебя Данила!!!

Забрав все необходимые вещи я спустилась вниз к ребятам.

— Ты как? — подошла ко мне Лера, она увидела, что мои глаза были красными от слёз.

— Всё отлично! Мне пора ехать на вокзал! — положила я свой чемодан в багажник. Артём помог мне положить также остальные сумки, при этом добавив:

— Всё-таки уезжаешь?

— Да, еду покорять столицу! — улыбнулась я и села на переднее сиденье, Артём завёл мотор и мы покинули место, которое стало мне самым дорогим за последний год.

На вокзале…

— Даша! Пожалуйста, как приедешь позвони! — предупредила меня Лера, потом я перевела взгляд на Артёма, который был явно не доволен моим отъездом.

— Спасибо за всё! — посмотрела я в его грустные голубые глаза. Он коснулся ладонью моей щеки, а затем прошептал:

— Я сделаю для тебя всё, что попросишь! Его пальцы переместились к моей шее, я почувствовала тепло. Мне будет его не хватать. Ко мне подошла проводница:

— Девушка, мы уже уезжаем, прошу вас, заходите в вагон! Сердце застучало, как бешенное. Мне акт не хотелось расставаться с близкими мне людьми, но новая жизнь, меня ждала совершенно в незнакомом мне городе. Поднявшись в вагон, я принялась искать своё купе. Разместив свой чемодан, я показала свой билет, а дальше уставилась в окно. Сегодня я прощаюсь с городом, где я встретила свою любовь и навсегда потеряла. …Ну, что ж Москва скоро мы с тобой встретимся!

Поезд набирал свою скорость. Шум колёс сливался с порывами ветра. Стояла солнечная летняя погода. Казалось вся природа прощалась с Дашей, с девушкой, которая смогла вынести боль, унижение и начать жить заново. Пусть сердце болит от душевных ран, пусть любовь к приёмному брату никогда не умрёт, она всё равно будет жить. Именно жить… Но только Даша не знала, что всё это время за ней наблюдал юноша, он был одет в чёрное пальто. Казалось, что его никто не видел. Он видел, как она попрощалась с Артёмом и своей лучшей подругой. Но его никто не видел, он был тайной, секретом, который никто не разгадает. И когда поезд совсем исчез из вида, он тихо прошептал:

— УДАЧИ НИЧТОЖЕСТВО!!!

КОНЕЦ первой части…