Шелест мокрых листьев, окутал весь лес приятной осенней мелодией. Казалось, они долго и упорно противостояли новому сезону, что плакали день ото дня. Это жизнь с её проявлениями, всё меняется и не стоит на месте. На смену осени приходит зима, с пушистыми белоснежными сугробами, но это совершенно другая история. Здесь всё началось именно в пасмурный денёк, когда сентябрьское солнце внезапно спряталось за тучи и пошёл проливной дождь. Он словно предупреждал о страшной опасности, которая должна была случится. Но маленьких близняшек Агату и Софи это не остановило. Как часто вопреки запретам родителей, девчушки убегали в дремучий лес и резвились до самой ночи… Бывало прятались на черничной поляне, рассказывая друг другу забавные истории. Они были очень дружины, две шустрые белочки, так часто называл их папа, известный архитектор, который занимался проектирование домом на деревьях. Обладая неординарной фантазией, строил дворцы, вызывающие восхищение у многих. И для своей семьи, основал райский уголок в самой глуби леса, где приятно пахло соснами, а по утрам щебетали птицы. Разыгрался северный ветер, он беспощадно ломал ветки берез, раскачивая стволы в разные стороны.

— Агата, давай вернёмся! Нас отругают! — остановилась одна из них на полпути, платье испачкано и на белых кружевных гольфах остатки грязи, они слишком долго бежали, не обращая внимание на лужи.

— С каких пор, моя сестра превратилась в трусиху? Идём, недолго осталось, -приказала другая озорная шутница, из-за неё в семье и случались разногласия. Она благополучно втягивала в капкан свою копию, мирную тихоню Софи, которая в семь лет едва справлялась с шнурками. Похожие друг на друга, словно две капли воды, но разные по характеру, доставляли много хлопот. Они обитали в своём мире, куда взрослым был вход воспрещён. Особенно старшему брату Нилу, циничному парню, с большими амбициями и тщеславием в глазах. Будто стыдился двух озорниц, полностью вычеркнув из жизни.

Дорога словно заманивали в сказку, такую неизведанную и загадочную. Несчастные беглянки  далеко удрали от дома, а погода всё портилась, беспощадный ливень очень быстро перерос в грозу.

— Я всегда попадаю из-за тебя в неприятности! А если Нил наябедничает родителям?  — не успевала за шустрой сестрой, которая привела к  верёвочному мосту.

—  Софи, прекрати трусить! Неужели не понимаешь, что мы для всех обуза. Ненавижу старшего брата и ты тоже должна ненавидеть! — диктовала ей условия, и та послушно кивнула головой. От холодных капель кожа покрывалась мурашками, так и недолго подхватить простуду, но сначала нужно преодолеть мост, который находился очень высоко, над глубоким синем озером. Агата ступает на деревянные ступеньки, и вся конструкция ходит ходуном.

— Назад! Мы свалимся вниз!

— Нет! Терпеть не могу Нила,  — едва вымолвила и послышался жуткий крик девочки, которая беспощадно сорвалась вниз. — Помогите!

—  Держись! — кричала Софи, прижавшись к стволу дерева от страха. Они обе не умели плавать, старались всячески избегать воды, и сейчас точно попали в беду. Громкие визги разрывали ушные перепонки, и самое ужасное она не знала как помочь. Вдруг засветили фары машины, обеспокоенные родители прочесали лес ни один час, чтобы выйти на след беглянок.

— Агата! Софи! Где вы? Вы нас слышите? -разыскивали непослушных дочерей, которые вопреки всем предостережениям постоянно нарушали правила. — Алес, ты их видишь? Говорила, что нужно спрятать ключи. А если они потерялись?

— Мы обязательно их отыщем, но в этот раз не получат снисхождения. Ведут себя похлеще задорных мальчишек, — высказался отец, глава семейства, прихватив из багажника фонарик. Стемнело довольно быстро, вдобавок с сырой пасмурной погодой. Почти сбились с пути, как наткнулись на сломанное дерево, возле которого плакала одна из пропаж.

— Господи, Софи! Где потеряла сестру? 

— Упала в озеро. Мамочка, прости я её отговаривала, но увы не послушалась, — не справляется ребёнок с истерикой, а взволнованный отец, уже нырнул в воду, чтобы успеть. Ведь время пошло на минуты, да что там секунды. Никто не терял надежды, но когда он вынес из воды холодное мокрое тело, малышка завизжала от страха :

—  Она ведь не умерла!? Скажи, что она не умерла! — обливается горькими, ядовитыми слезами, но родители уже мысленно  попрощались. Не став разыгрывать перед выжившей девочкой трагедию,  отвели её в машину, а сами склонились на хрупким чадом и завыли, похлеще диких зверей. Больно хоронить собственных детей, в этом момент умирает частичка тебя самого. 

Агата утонула в озере, и жизнь для её сестры потеряла смысл. Бывало запиралась на чердаке, где писала на стенах её имя и просила забрать к себе. Ведь старшему брату Нилу не было совсем до этого дела. Казалось он даже обрадовался, что одна из помех испарилась. Слушая музыку дождя, она плакала и молилась попасть в ту самую страну под названием рай и никогда не возвращаться на землю…