ПРОЛОГ

 

Сырой тёмный подвал, дверь которого постоянно скрипела, ещё бы справится с сильным порывистым ветром Норильска, сурового городка за полярным кругом. Край без тёплого лета, с беспощадными морозами. На моих ногах драные носки с шестью дырками, ничего лучше не пришлось найти в помойке.

— Лизка! Лизка! Мочалку свою расчесала и прошлась по местным помойкам.-крикнула Зина, наша местная бомжиха, которая содержала восемь подростков, трудившихся на неё в поте лица.

— Ещё минуту… — протираю сонные глаза.

— Рыло своё подняла с подушки ! Или завтра же в детдом отправишься, а спиногрыза Вовчика в супе сварю! Зачем притащило лишний рот?

— Зин, он в сугробе от голода загибался. Тут в подвале восемь раскладушек, что мы не приютим пятилетку? — надела свитер, повезло, на прошлой неделе нашла его в парке, выкинула одна богатенькая девушка.

— Не принесёшь нормальный хавчик, считай для тебя дверь в подвал закрыта! Шуруй! А вы чего встали? Ян, на вокзал, чтобы кошельки подрезал, минимум у троих. Алька, давай в метро играть на скрипке, — раздавала она инструкции остальным, и попробуй только ослушаться. Натягиваю шапку, и ищу глазами драное пальто, где красовалось огромное пятно, разумеется отстирать было негде . Спокойно, сначала подкреплюсь, и малому принесу вкусняшку. Зашла в кафе, и сделала вид, что читаю меню, а сама глазею на столики, на которых полным полно еды. Кажется, нашла, до чего же аппетитные сэндвичи! Дожидаюсь, пока мама с ребёнком выйдут уборную, и быстро подлетаю к тарелке, где молниеносно, складываю всё в пакет.

-Девушка, вы, что себе позволяете?- сделал замечание официант, и посмотрел в мою сторону, а я быстро делаю ноги. На улице чуть не поскользнулась, вот тебе самая лучшая пробежка с утра. Только не вдыхать морозный воздух, а то ангина или кашель обеспечен.

— Стоять! Воровка!!- потерял из виду, а я прямиком запрыгнула в мусорный бак, лежу такая и смотрю на серое небо, ох привыкла к такой погоде. Пахнет испорченным паштетом, вряд ли потом отмоюсь, для такой девочки как я это роскошь. Ковыряюсь в отходах, ух ты почти целый батончик шоколадки. А какие миленькие туфельки, совсем новые и мой размер. Черт, нет нормальной еды, Зина сотрёт с лица земли. Хотя нет, вот просроченная баночка тушёнки, если сварить макароны, то считай королевский ужин готов. Обошла все помойки в городе, пока не остановилась около знакомого дома, трудно вспоминать, всё случилось, как будто вчера. До сих пор перед глазами убитое тело папы, на котором обнаружили десять ножевых ранений.Убрали конкуренты, продали бизнес в Москве, и выгнали младшую дочку на улицу. За полгода жизнь превратилась в ад, где каждый борется за свой кусочек хлеба. И сейчас Лиза Прищепкина ежедневно возится в мусорке, и отдаёт подачки Зине, лишь бы получить ночлег.Многие из одноклассниц, приносили бутерброды из дома, и всё предлагали обратится в детдом, но после ужасного изнасилования Тины, лучшей подруги, не особо рвусь в такие места. Да и осталось потерпеть всего два месяца. Сейчас май, школа вот-вот закончится и можно рвануть в другой город. Приближаюсь к окошку консьержки, она еле сдерживает слезы.

— Лизонька, девонька, как из концлагеря! Садись, поешь.

— Тёть Гуль, я душ принять! Всего на пару минут! Не могу прожить и дня без тёплой ванны! Я мигом!

-Конечно, проходи! Хозяева нам тут такую комнатушку оборудовали! Хочешь, оставайся на ночь?

— Нет. Боюсь, в детдом заберут, да ещё по судам затаскают! Всё ищут папиного убийцу!

— Ох, что люди творят ради денег! Нет ни стыда, ни совести!

Намыливала свои волосы шампунем и возвращалась мысленно в детство, отец души во мне не чаял, но жизнь распорядилась по-другому, оставив Прищепкину одну одинёшеньку.

В школе приходилось всё схватывать на лету, и делать уроки на переменах, потому что вечером убирала квартиры богатых клиентов. Зина всё искала новые подработки, ведь денег вечно не хватало, ещё бы если отстёгивать Тольке, который её шантажировал. Наш городок был словно отдельной страной со своими порядками и ужасной экологией. Загазованный воздух, пагубно сказывался на здоровье и многие предпочитали, как можно быстрее отсюда переехать. Помню, как папа сомневался подписывать здесь сделку, и как оказалось сомнения не подвели.

— Прищепка, всю блевотину с дорог подняла? На, сожри огрызок! — кинул в лицо одноклассник. Они все в курсе, в каком подвале я обитаю. Учителя закрывали глаза на школьную форму, зато в классе была самым настоящим изгоем. Но даже таким иногда везёт, и в это холодное утро понедельника на удивление выглянуло солнышко. А всё началось на классном часу, когда преподавательница завела с нами интересную беседу.

— Ребята, могу вас поздравить! Трём нашим ученицам предложили бюджетные места в педагогическом университете!

— Ничёсе потфортило! И кому лыжи навострять и чемоданы собирать?

— Самойлов, уймись и лучше химию зубри, тройку не натяну. Итак, Дина Гусева.

— О Гусек, нормалёк, насосала!

— Самойлов! Вон из класса!

— Молчу!

— Катя Орлова! И конечно, наша звездочка, Лиза Прищепкина! — произнесла с гордостью, и я подпрыгнула от радости.

— Ура!!!

— Фу, она же вшивая!!! — закричали одноклассники, а мы с подругами переглянулись. Вот она свобода, неужели удалось выбраться из ада?