Ты мне не братишка

 

 

Пролог.

— Мама, я не хочу жить у дяди Кости! Может нам стоит снять квартиру? – пытаюсь  настоять на своём, как она вмиг взрывается:

— Полина! Ты понимаешь, что мы с Олегом разводимся и нам придётся делить эту квартиру пополам! Я не откажусь от поддержки моего брата! – садится она напротив, и мы принимаемся за завтрак.

— А школа? Она находится далеко от их дома! Пожалуйста, мамочка я не хочу туда!

— Что ты мне с утра истерики устраиваешь? Не понимаю, ты же каждое лето проводила с Марком! Что-то случилось? – как-то подозрительно она на меня посмотрела, а я натянуть улыбнулась.

— Здесь живут мои друзья! Как я буду  с ними видеться? – у меня совсем пропал аппетит, мама вмиг может испортить его.

— Так, в субботу мы переезжаем! Собирай все свои вещи! Тебе уже восемнадцать лет, хватит таскаться со своими подружками и читать любовные романы. Подумай лучше о Вузе, в который ты поступишь! Всё мне пора на работу, и не вздумай опаздывать в школу!

Как бы я не хотела рассказывать о себе, но всё же начну. Меня зовут Полина Чернова, я проживаю в милом городке Ярославе, и совсем не хочу переезжать. Моя мама Тамара Андреевна постоянно читает мне нотации, что нужно взрослеть и верить только в свои силы. Когда папы не стало, она полностью замкнулась в себе. Не знаю, что бы мы делали без дяди Кости. Он очень богатый и влиятельный бизнесмен, у него трёхэтажный  дом в самом лучшем районе городе. С мамой они были дружными, но она предпочитала не зависеть от своего старшего брата. Самый лучший дядя на свете. Вы сейчас скажите, почему же тогда, когда она наконец согласилась переехать к нему, я отказываюсь? Есть одна проблема, это мой двоюродный брат Марк. Он старше меня на семь лет, высокий голубоглазый брюнет  с роскошным телом. Вот уже десять лет я по уши в него влюблена. Всё началось после девятого класса, когда я впервые увидела его с голым торсом, мы как раз отдыхали в Турции, как я испытала странное чувство в своём животе. А потом улыбка, которая меня очаровывала  с каждым его появлением. Нет, он не издевается надо мной, наоборот, он шутя говорит, что мы родные брат с сестрой. Помню на выпускном, меня никто не хотел приглашать танцевать, и Марк согласился  стать моим кавалером.. Я будто плыла в облаках. Но сказка быстро закончилась, когда он поступил в университет, и уехал учиться в Москву. Помню пару раз созванивались, он сказал, что встречается с какой-то девушкой. На время мне удалось вычеркнуть его из своей жизни, но всё напрасно. Полгода назад он вернулся в родной Ярославль, чтобы открыть свой автомобильный бизнес. И как я смогу смотреть ему в глаза двадцать четыре часа в сутки? С самого детства он звал меня «Мелочь». Ещё бы с учетом моего низкого роста, и возраста, я полностью подхожу под это описание. Длинные тёмные волосы, которые хорошо бы подрезать, ведь они постоянно спутываются и не подлежат хорошей укладке. Карие глаза, которые достались мне от папы, никогда не покорят сердце моего брата. Сегодня четверг, осталось всего два дня. Молю бога, чтобы он ни за что в жизни не узнал о моих чувствах.

 

Глава 1 Малышка приехала…

От лица Марка Власова.

 

После вчерашней вечеринки, голова практически раскалывается, поднимаюсь с кровати и вижу спящую блондинку. Она даже не потрудилась раздеться. Что мы вчера вытворяли, после выпитой бутылки текилы? Обычно, я так не расслабляюсь, но с учётом моего приезда, все друзья будто с цепи сорвались, воспоминаю нашу былую дружбу в Ярославе. Дверь открывается и на пороге стоит мой разгневанный отец:

— Марк, у тебя совесть есть?

— Папа, но ты же тоже был молодым! – прикрываюсь простыней, и выхожу с ним в коридор.

— Ты меняешь их, как перчатки! Можешь хотя бы этот дом не превращать в бордель? – смотрит на меня своими недовольными глазами, вижу, что он принарядился сегодня  с утра. Наверное, важная конкуренция

— Я всё понял! Ты не против, я оденусь! – хочу вернуться уже в комнату, как он меня окликает:

— Стой! Сегодня к нам приезжает моя сестра вместе с Полиной, надеюсь ты не забыл про свою двоюродную сестру? На лице появляется довольная ухмылка, ещё бы такую забудешь.

— Мелочь? Конечно, нет, всё-таки тётя Тамара развелась и осталась на бобах! – сделал я скоропостижный вывод, как он кивнул головой:

— Да, я рад, что моя младшая сестра перестанет кочевать по этим квартирам. Да, и девочке нужно дать достойное образование! До встречи вечером! – спускается по лестнице, и оставляет меня  в полном одиночестве. Хотя, нет, там в спальне шлюха, от которой нужно избавиться. Все девушки для меня это очередное сексуальное приключение. Я уже сбился  со счёту, сколько у меня их побывало в постели! Но есть одна невинный чертёнок, которого я люблю, действительно как брат. Мы постоянно с ней прикалываемся, и смеёмся на разные темы. Помню, как рассказывал ей пошлые истории, а она краснела и убегала к себе  в комнату. Практически выросла на моих глазах. Всегда мечтал иметь сестрёнку. И мы с Полинкой договорились стать самыми родными, делиться всем на свете. Для меня она мусепуська, которую я не перестану боготворить.

— Марк! Я хочу ещё! – стонет это сучка, на что я раскрываю одеяло и скидываю её на пол:

— У тебя есть пять минут, чтобы покинуть этот дом! Мой член устал тебя трахать! – вот так я обычно обламываю девушек по утрам, они все одинаковые, спят лишь из-за денег, очередные похотливые сучки, до которых мне нет дела.

Вечером в шесть часов я уже предвкушаю встречу со своей мелкой паразиткой. Не видел её почти пять лет! Ох, выросла наверное! Такси остановилось около дома, и я в приподнятом настроение вышел во двор:

— Марк! Как я рада тебя видеть! – обнимает меня тётя Тамара, а я ищу глазами свою сестру, которая не торопится выходить из такси. Несомненно показывает свой характер. Ну, что поиграем? Открываю дверцу и сажусь на заднее сиденье:

— Девушка, вам говорили, что вы похожи на чертёнка? Такого мелкого грязного чертёнка! – начинаю её щекотать, от чего она визжит, как ненормальная:

— Марк, перестань. Я не мелкая мне уже восемнадцать лет!  Выходим из машины, и не перерастём смеяться.

— Даже грудь есть? Не верю! Не выросла! – в очередной раз её подкалываю, как она толкает меня в грудь. Пользуюсь случаем, и беру её на руки:

— Добро пожаловать! Старший братик доставил сестричку домой! Слушай, ты такая тяжелая, наверное, то и дело конфеты лопаешь! Она вмиг надувает губки, а я просто целую её  в щёку:

— Мелкая, не обижайся, ты стала такой красавицей, от мальчиков, точно отбоя нет!  Как же я счастлив, что она будет жить со мной….

Прода от 10.09.18

От лица Полины Черновой.

С трудом сдерживаю все свои эмоции, когда он сказал своё коронное «Мелкая», я почувствовала, как бабочки просыпаются в моём животе. Думала, что чувства угаснут, но видимо, эта любовь слишком сильно меня охватила. И обратного пути нет. Поднимаемся на второй этаж, он закрывает мне глаза ладонями. Как будто решил подготовить сюрприз.

— Не подглядывай! Я тебя знаю, ты такая хитрая девчонка! – слышу звук открывающей двери, сгораю от нетерпения. Такого волнения я не испытывала давно. Столько эмоций. Голова кружится от сладкого предвкушения. Он убирает свои ладони, и я вижу комнату в бежевых тонах, здесь так уютно, огромная кровать, с дорогим голым шёлковым одеялом. Они сделали ремонт? А самое главное на стенах наши рисунки, которые сохранились ещё  с детства. Знаете, у нас с ним была такая традиция, запечатлеть самые лучшие моменты на бумаге. Только большинство людей это делают, при помощи фотоаппарата. Но детское время прошло, сейчас, я сгорая от пылкой и страстной любви. И сейчас, когда он со мной рядом, я представляю, что мы отдаёмся  страсти на этой огромной кровати, и я тону в его ласках. Боюсь, что они закончатся. Как мне стыдно, ведь он считает меня сестрой.

— Ты их все сохранил? Каждое лето складывал на чердаке? – поворачиваюсь к нему, на что он убирает прядь мне за ухо, а потом шепчет:

— Там  над кроватью рисунок, надеюсь, ты его вспомнишь!

И когда я вижу девушку в длинном вечернем платье,  тут же вспоминаю выпускной, когда он подарил мне первый поцелуй. Это было обычное касание губами, родственный поцелуй, не тот о котором я мечтала по ночам. Но вы понимаете, что творилось  с моим сердцем в тот момент.

— Отдыхай, тебе принести халатик и тапочки с зайчатами? – надел он на лицо свою коварную улыбочку, только бы не смотреть в его глаза. Они делают со мной нечто невообразимое.

— Нет, я буду ходить по дому голышом! И тут он подносит запястье к своим губам. В этот момент я еле устояла на ногах, так близко, нам нельзя находиться вместе.

— Мелкая, решила соблазнить своего братика? Я тебе так по заднице надаю, мало точно не покажется! Знаешь, у меня такие пошлые друзья, которые заманивают невинных девушек к себе в кроватку! А за свою сестру я могу и голову оторвать! – погладил он меня по щеке, а я как завороженная смотрела  в его глаза. В этом освещении они ещё более ярко голубые, небесные с переливом лазури. Наверное, это так заметно, что я его рассматриваю. Нужно срочно выкручиваться и переводить разговор в другое русло.

— А сам? Тот ещё пошляк! Всех девушек в округе перетрахал? –думал, что он примет это за шутку, но дальше он касается мочки моего уха, будто хочет дотронуться своим языком. Нет, только не это.

— Не угадала! Есть одна маленькая чертовка, которую я обожаю! И лишь  к этой девчушке я никогда не применю свои извращённые фантазии! Марш переодеваться, а я на кухню, нужно тебя покормить, – захлопывает дверь, а я не могу забыть его последние слова. Что значит, он никогда не применит свои фантазии? Я хочу, этого до дрожи в коленях. С учётом того, что я девственница, я мечтаю о таких плотских утехах. Скажу вам честно, как – то вечером я достала его фотографию, и долго на неё смотрела. А потом пошла в ванную, и полностью слетела  с катушек. Пальцы дотронулись до киски, и я мастурбировала под прохладной водой, и всё это время я представляла, как жаркие поцелуи Марка уносили меня на небеса. Чёрт возьми, нужно переодеться! Я всего полчаса  в этом доме, а уже сгораю дотла. Надеваю свой любимый длинный халат, и спускаюсь вниз. Дяди Кости ещё нет, мама отправилась в город забирать документы на работе. И кто мне поможет устоять перед своим братишкой? Он надел фартук и с рвением занимается стейком, у меня потекли слюнки, я ведь действительно проголодалась.

— Руки помыла? – повернулся он ко мне, а я решила незаметно подкрасться, и испачкать его кетчупом, наша старая добрая традиция. Мои ладони касаются его спины, забыла сказать, что он был без футболки.

— Ах ты паразитка! Лучше беги! Я тебе сейчас такое устрою! Он хватает бутылку с кетчупом, а я мчусь к лестнице, забегаю на второй этаж, тут столько комнат, но я помню их наизусть. Открываю его спальню. И тут же залезаю к нему под кровать, ни за что не найдёт поганец.  Дверь открывается, у меня сердечко выпрыгивает из груди, столько сладкого волнения и предвкушения.

-И где же эта наша девочка прячется? Смеюсь, и закрываю рот рукой, чтобы окончательно не взорваться от смеха.

— Мелкая, когда я тебя найду, я разукрашу всё твоё тело в этом кетчупе! –  тут же он заглядывает под кровать, и начинает меня щекотать:

— Марк не надо, я её с детства боюсь! Он вытаскивает меня, как непослушного котёнка. И пытается расстегнуть халат, улыбка вмиг покидает меня, когда он оголяет моё плечо, и наливает струйку кетчупа. А дальше  его язык начинает его слизывать. Он что  с ума сошёл? Его язык, как раскалённый пожар. Только бы не подать виду.

— Ах ты извращенец!

— Сама напросилась, ты же так его любишь! Сегодня ты будешь моим стейком, и я всё твоё тело им разукрашу! Он поднимает мой подбородок и пристально всматривается  в глаза. Не знаю, чтобы произошло дальше. Но дверь отрывается, и мы слышим голос мамы, которая видимо, закончила все свои дела в городе, и благополучно вернулась домой.

— Марк, тебя Полинка не утомила? Её голос, как всегда такой важный. Марк щёлкает меня по носу, и заправляет халат.

— Стейк, наверное сгорел, я такой никудышный повар! И во всё виновата чертовка! Мы ведь дом разнесём с нашими проделками! – улыбается  и вмиг меня покидает. То, что случилось несколько минут назад, не укладывается в моей голове. Что это было? Его губы такие нежные, если бы они коснулись каждого участка моего тела, то я бы была на седьмом небе от счастья. Нужно сходить в ванную и освежиться. И это ещё не наступила, ночь потому что думаю, сегодня я точно не сомкну глаз, и всеми виной мой двоюродный братишка…

На кухне запахло едой, мы с Марком появляемся в гостиной, как мама принимается читать мне нотации:

— И эта девушка практически невеста, ну ладно Марк, а ты должна быть хозяйкой на кухне! Вижу, как братец ухмыляется, и пытается меня подколоть:

— Тётя Тамара, а она у нас ещё маленькая девочка , смотрит мультики и кушает конфеты, сам у неё нашел!

— Это неправда! Я уже взрослая! – если мы сейчас не остановимся, то снова начнется эта перепалка. Мы, как огонь и вода, лето и зима, только бы не сгореть, а хорошо бы ещё охладиться. Ведь я уже десять лет боюсь погибнуть в этом пожаре страсти.

 

Глава 2 Голодный зверь…

От лица Полины.

Вот и промчались выходные. В понедельник утром надеваю свою форму, из которой немного выросла за лето. Мама, как раз готовит завтрак, обожаю её утренний настрой:

— Девочка моя, скоро начнётся взрослая жизнь! Представь себе, потом у тебя появится муж, дети, я так тобой горжусь! Но очень переживаю! – на её глазах появились слёзы, я тут же решила её успокоить:

— Мамочка, не переживай у меня будет  самый счастливый брак на свете! Я тороплюсь, ты не знаешь, Марк уже проснулся? Спрашиваю у неё, в надежде, что именно он отвезёт меня сегодня в школу:

— Так он уехал договариваться на счёт аренды офиса! Ох, и вырос парень, с отцом пререкается, от денежной помощи отказывается! Как говорится, хочу всё сам! – присела она на кресло рядом с комодом, чтобы продолжить свою беседу.

— Он прекраснее всех на свете! Голубые глаза, я их так обожаю! – на миг я вспомнила его губы, которые нежно касались моего плеча. Вот бы окунуться в омут страсти и предаться сокрушительной ласке.

— Повтори, я что-то не расслышала? – как-то странно она на меня посмотрела, а я сделала вид, что тут же опаздываю в школу. Дурочка, ведь могла только спалиться. НУ и дела.

— Всем доброе утро! – зашёл дядя Костя, он как всегда не изменял своему строгому стилю .Та же белая рубашка, тот же полосатый костюм, порой мне кажется, что он никогда не расслабляется. Но по рассказам моей мамы, раньше он был другим. Видимо, предательство жены оставило в его душе ужасный отпечаток.

— Ну что Полинка, как настроение? Ох, вернуть бы те школьные времена, когда я ругал твою маму за плохие оценки! Ты ведь у нас девочка старательная? – натянул он на своё лицо улыбку,  от чего всем вокруг тут же стало теплее.

— Костя, как тебе не стыдно! Я зубрила уроки ночи напролёт! Ладно, пошли завтракать, а то дочка итак опаздывает в школу! Как тебе с сыном повезло, такие деньги, а он проявляет самостоятельность! – вышли в коридор, где мама решила похвалить моего братца, от чего дядя Костя засмеялся:

— Да ну его, ведёт себя, как мальчишка! Потом ещё прибежит ко мне за финансовой помощью. Говорит, справлюсь без тебя! Наша молодёжь стала такая умная разумная, куда нам деваться старикам! Стараюсь не подать вида, потому что случайно засмотрелась на одно фото, в гостиной, там Марк держал школьный футбольный кубок, здесь он такой сексуальный, вот бы оказаться в его объятиях и просто ощутить запах его парфюма.

— Полина! Хватит спать на ходу! – кричала на меня мама, а я тут же побила себя по щекам, что это за чертовщина творится с самого утра.

Приезжаю к зданию любимой школы за десять минут до начала уроков, ко мне тут же подбегает Юля Маслова, мы дружим с ней с третьего класса, так сказать не разлей вода, и так уж вышло, что я случайно проговорилась про свою неразделённую любовь к Марку.

— Как наш мальчик не соблазнил свою сестрёнку? – кинула она мне комментарий, и мы тут же направились вовнутрь.

— Ты что кричишь, знала бы, ни за что тебе не рассказала! – щёки краснеют, такого позора я ещё не испытывала.

— Полька, ну я не специально! Представляешь, теперь вы с ним будете жить в одном доме, это же просто кайф! – заходим в кабинет биологии, и я с грустным лицом занимаю последнюю парту, на самом деле всё настолько плохо, что не выразить словами:

-Нет Юль, он смотрит на меня, как на сестру! Создаётся такое впечатление, что ему нравятся все девушки кроме меня! Ну что во мне не так? Нужно думать об уроке, а я снова достаю свой мобильный телефон, где на заставке фотография Марка, не дай бог наткнётся на неё, накинется с вопросами. Благо прозвенел звонок, и я на миг смогла отвлечься от своего неразделенного желания. Поскольку сегодня все были заняты, я решила воспользоваться автобусом, накупила пакет сладостей и с уставшим видом вернулась домой. Где я обомлела от такой картины, в гостиной Марк смотрит телевизор вместе со своим другом. Как-то стало совсем неловко, хочу пройти незаметно, как меня тут же замечает мой ненаглядный братишка:

— И кто это у нас тут прячется? Ну, колись мелкая, сколько двоек в школе получила? — берёт он меня на руки и пристально смотрит в глаза, как раз в этот момент  в коридор выходит его друг. Он с вожделением рассматривает меня, какой-то опасный плотоядный взгляд.

— Ничего себе, она такой лакомый кусочек! Уже пробовал её в постели? – не понравился мне его комментарий, я тут же вырвалась из объятий Марка, на что он ему пояснил:

— Губу закатай! Это малышка, моя сестра! И кто из наших посмотрит в её сторону, вмиг голову оторву! – пристально ласкает своим взглядом, я тут же хочу кинуться  в его объятия, как в дверь позвонили. Марк оставляет меня наедине  с эти похотливым дружком, от чего у меня трясутся колени. Он делает шаг навстречу, и я прихожу в шок от его пошлых разговоров:

— Тебе повезло, что ты его сестра! Я бы тебя так оттрахал, что ты неделю отходила! Но мне проблемы с Марком не нужны! Посылает он мне воздушный поцелуй, как можно быть настолько откровенным. Перевожу свой взгляд и вижу на пороге длинноногую блондинку, она виснет на шее у Марка. Сил нет, руки сжимаются от злости.

— Соскучился по мне? Вижу и Пашу с собой прихватил! – её голос настолько омерзителен, не хочу больше смотреть на этот ужасный спектакль. Вмиг поднимаюсь к себе на второй этаж и забегаю в ванную комнату. Как можно быть настолько слепым? Она же совсем ему не подходит. Пропустив обед, я принимаюсь делать свои уроки. Математика досталась мне сегодня легко, но после сочинения по русскому  в моём животе предательски заурчало, и я решила отправиться на поиск вкусняшек в наш огромный холодильник. Странно сейчас только пять часов вечера, а уже довольно быстро стемнело. Мама вернётся не раньше девяти, кстати, хочу сегодня её порадовать. Не включаю свет, достаю свою любимую колбасу, как тут же слышу странные крики, они больше напоминают стоны. На первом этаже рядом со спортзалом, в доме Марка находился бассейн, в котором мы любили постоянно дурачиться. Аппетит вмиг пропал, меня раздирает бешеное любопытство. Ноги ведут прямо туда, почему я чувствую беду? Прохожу мимо коридора и тут же столбенею. Хорошо, что в такой темноте, меня никто не заметил. Прикрываю рот своей рукой, у меня напрочь, испарились все слова. Вижу, как Марк вместе со своим другом насилуют девушку, которая пришла к нам  несколько часов назад, да так, будто они голодные двери. Её руки связаны, она будто сама этого хочет. Друг Марка заставил её сосать свой член, а между тем Марк жестоко входит в неё прямо в бассейне! Она так стонала, что у меня затряслись руки, видеть с каким вожделением он разрывает её тело, это сильнее меня. Обида настигает так быстро, лучше бы не

-Ты ведь мечтала об этой групповухе ещё с института! Я тебе обещаю, что в следующее выходные, мы тебя впятером оттрахаем! – и этот оговорил мой любимый Марк, у него будто раздвоение личности. Она с ума сходила от его коварных слов, закрываю уши, как же сильно она стонала. Создалось такое впечатление, что дом сейчас взорвётся от этого крика.

— О да! Не останавливайся! – кричала, она ему в губы.

 Слёзы скатываются по щекам, не могу это видеть. Видеть твоего любимого в объятиях другой девушки это так больно, словно нож разрезает твоё сердце. Возвращаюсь к себе в комнату и запираюсь на ключ, до сих пор не могу отойти от увиденного.

Прода от 12.09.18

От лица Полины Донской.

Всю ночь я проплакала в свой комнате, и только под утро смогла уснуть. Щёки покраснели от слёз, это была плохая идея переехать в этот дом. Как он мог так обращаться с этой девушкой? Их стоны не выходят у меня из головы. Словно зомби захожу в ванную комнату, чтобы хоть как-то прийти в себя, сил если честно совсем нет, а сегодня только вторник. Выпускной класс, а я постоянно думаю Марке. Я целых полчаса провела под холодной струёй воды, наспех надеваю свою форму и спускаюсь в гостиную, где за столом уже собралось наше семейство.

— Полина, сколько можно спать! Ты в решила в школу опоздать? – ругается на меня мама, а я решаюсь сесть рядом с дядей Костей. Это замечает обеспокоенный Марк, обычно мы с ним предпочитали сидеть вместе, а тут я решила проигнорировать эту традицию.

 

— Извини мама, нам  столько задают! Что я не успеваю сделать все уроки, к тому же вчерашние стоны не давали мне покоя! – говорю это так коварно, на что Марк сжимает от злости свою вилку, тут же в разговор вклинивается дядя Костя, кажется до него дошло что здесь происходит:

 

— Полина, может, тебе стоит перебраться в другую комнату?

 

— Нет, мне нравится эта! Но я бы с удовольствием вернулась в нашу тихую квартирку, где я была самой счастливой девочкой на свете! – откусываю свой бутерброд, как чувствую напряженный взгляд Марка, он явно недоволен моим настроением.

 

— Ты бы лучше думала о ЕГЭ! Сдашь плохо, и не видать тебе каникул! – она любит постоянно играть на публике, странно братишка молчит, как воду в рот набрал. Ну и пусть, не могу ему простить вчерашнее поведение. А что собственно он натворил? Это ведь его истинное лицо! Не заканчиваю свой завтрак и выбегаю в прихожую, как тут же меня зовёт мама:

 

— Полина, ну опять твои фокусы! Вернись немедленно!

 

— Не переживайте тётя Тамара, я схожу за ней! Боюсь до дрожи в коленях его голоса, если он будет рядом, то весь кислород вмиг улетучится. Наспех надеваю шапку и тянусь за пальтом, как он хватает меня за локоть и заводит в библиотеку, тут же запирает дверь на ключ, что он намеревается сделать?Тут же вспоминаю, как он вчера обращался с девушкой, и у меня просыпается животный страх. А что если он решит так же поступить со мной? Отхожу на шаг назад, он как-то странно на меня смотрит, но не намерен останавливаться.

 

— Сестрёнка, ты меня боишься? Что происходит? Мелочь!

 

— Не прикасайся ко мне! – говорю на одном дыхании, но понимаю, что так долго не смогу противиться его дыханию. Он тут же прижимает меня к книжным полкам и пристально всматривается в глаза:

 

— О каких стонах ты говорила за столом? – шепчет мне на ухо, и я боюсь выложить ему всю правду, ведь это его личное право. Он уже вырос и жаждет новых приключений.

 

— Я рассказывала про фильм. И тут нежно касается губами моей щеки, ещё секунда и я благополучно упаду в обморок от таких переполняющихся эмоций.

 

— Полина, тебе не говори, что врать не хорошо? Скажи, что ты вчера видела? Пытается он вывести меня на чистую воду, но я буду молчать, как партизанка. А хотя, стоит, выложить ему всю правду, интересно, как он сможет выкрутиться.

 

— Ты трахал её в бассейне, как зверь! Что с тобой Марк? Ты ведь не такой! – самой больно от своих слов, на что отходит, и говорит слова, которые на него совершенно непохожи:

 

— Сестричка, это всё неважно, обычный секс без обязательств! Странно, почему ты обиделась?

 

— Марк, вы делали это втроём! – губы дрожат, как он приближается ко мне и заправляет прядь за ухо:

 

— Прости малышка, я забыл, что ты девственница! Для тебя, я самый лучший брат на свете! Прости, что увидела всю эту грязь, но ты же не станешь на меня обижаться, а не то я тебя буду щекотать целый день! – после его слов на лице появилась улыбка, ну как можно на него обижаться.

 

— Проказник, уже не ищешь ту единственную? Помнишь, что ты мне говорил в детстве? Когда найду свою любовь, и весь мир положу к её ногам! – выходим в коридор, как он шепчет мне на ухо:

 

— Если только она будет похожа на тебя, я не про внешность, а душу! Но ты моя сестра, которую, я так обожаю., что хочу греть в своей кроватке и читать сказки! Полинка, приходи ко мне сегодня, хочу с тобой просто посмотреть телевизор, ты так мне нужна! – его губы нежно касаются щеки, как в коридор выходит дядя Костя:

 

— Марк, ты Полину в школу не отвезёшь?

 

— Конечно, она же может потеряться, а знаешь, почему? Потому что ещё Мелочь! Такая глупышка! – специально выбегает на улицу, потому что знает, что я разозлюсь не на шутку. Накидываю пальто, и хочу уже надрать задницу этому мерзавцу. Он садится за руль, как я хватаю целую охапку жёлтых листьев и закидываю ему в  салон. Он так носится со своей машиной, что ни за то в жизни, не потерпит такого обращения:

 

— Ах ты, мелкая паразитка! В школу решила опоздать! – выходит из салона и бежит за мной, мы как два дурочка прячемся за деревьями. За всеми эти догонялками, я не рассчитала все свои силы и упала на землю, она была покрыта разноцветным ковром из ярких листьев, смотрелось это настолько органично, в тут же самую минуту ко мне подбежал Марк и стал осыпать листьями, словно я попала под дождь. На миг я засмотрелась в его глаза, мы были здесь одни. Никто не смел нам мешать. Как же сильно я его люблю, но он не подарит мне своё сердце.

 

— Мелкая, ты чего так смотришь? – проводит рукой п щеке, тут же хочу его поцеловать, дрожь проходит по всему телу, в этот самый момент на улице прогремела гроза, холодные капли дождя намочили мои волосы, но мы так и стояли с ним, он будто убаюкивал меня, а я как влюблённая дурочка мечтала лишь о запретных поцелуях.

 

— Марк, ты испачкался! – решаюсь на обман, как он принимается искать пятно на своей одежде,  а я пользуюсь моментом, и пачкаю грязью его нос, он тут же хватает меня за запястье и прижимает к груди.  Он уже захватил в плен моё сердце, остаётся совеем чуть-чуть и губы сольются в сладком поцелуе:

 

— Мелочь, я могу тебя наказать по-взрослому, если ты не перестанешь меня доставать! – он специально касается своим носом моего, чтобы его испачкать.

 

На улицы выходит разъярённая мама, она недовольна моей растерянностью:

 

— Полина, а ну марш в школу! Марк у неё сегодня две контрольные! Вмиг отстраняемся друг от друга, рядом с ним, земля из-под ног уходит. Боже мой, мне не справится со своими эмоциями….

Глава 3 Не нравлюсь тебе…

От лица Полины.

Вот уже второй час сижу над математикой,  никак не могу понять новую тему. Помню, как Марк всегда решал за меня задачки, а я благополучно получала пятёрки. И как я ещё собираюсь сдавать этот экзамен? Сегодня, как раз воскресение, и он благополучно остался дома, чтобы понежиться в своей кровати до полудня. Готовлю его любимый завтрак, и поднимаюсь в комнату. Совсем тихонько открываю дверь, и тут же замираю. Он лежит совершено голый в кровати. Одеяло прикрывает его роскошный торс, у меня даже затряслись коленки. Незаметно наклоняюсь к нему, чтобы поцеловать в щёку, как он открывает глаза, и хватает меня за запястье. Тут же тянет к себе под одеяло.

 

— Марк, что ты делаешь? Он навис надо мной и приближает свои губы, о боже его возбуждённый член упирается между ног, благо я была одета:

 

— Как что! Я целую свою сестрёнку, – оставляет поцелуй на щеках и нежно проводит пальцем по нижней губе.

 

— Я приготовила тебе завтрак!

 

— Спасибо мелочь, ты что испугалась? Я забыл, я же голый! Но ты, же не станешь ко мне приставать под одеялом? – ложится на спину и кладёт мою голову к себе на грудь:

 

-Эх Полинка, когда-нибудь, ты выйдешь замуж и я буду нянчить твоих детишек! Только твоему жениху придётся не сладко, я из него всю дурь выбью! – мне стало, как-то не по себе после его слов. Он представляет меня в браке с другим человеком. Не такого финала, я хотела от наших отношений. Он гладит меня по волосам, и я не замечаю, как по щеке скатывается одинокая слеза. Только бы он её не заметил.

 

— Марк, скажи, ты когда-нибудь влюблялся? Так чтобы перехватывало дыхание! – боюсь посмотреть в его глаза, знаю, что прекраснее их нет на свете. Он стал моей вселенной, я бы душу продала дьяволу, всего лишь за один его поцелуй. Но такого точно никогда не случится. Его рука нежно касается правой щеки, и я будто парю в облаках, где мы счастливы как никогда.

 

— Полина, я не верю в любовь! Между мужчиной и женщиной существует лишь влечение! Но к тебе я чувствую самые искрение братские чувства! Поэтому, если тебя кто-то обидет, то я ему точно оторву одно место! – не хочу, чтобы он выпускал меня из своих объятий.

 

— Знаешь, я тут не могу справиться с одной задачей, не поможешь? – хлопаю своими ресницами, как он специально ущипнул меня за задницу:

 

— Ты зачем такие короткие шортики носишь? Ну ладно я твой брат, а что остальные могут подумать? Полина, ты уже выросла и твоя фигура  слишком опасна для озабоченных мальчиков! – ловлю, каждое его слово, не хочу расставаться  с этим прекрасным чувством, которое меня переполняет.

— Какой ты пошлый братишка! Ну что с задачей поможешь?

— Как я могу отказать своей мелочи? И так, что мы проходим? – открывает он учебник, и мы погружаемся в мир математики.

 

Вечером после ужина, вижу, как Марк куда-то собирается. На него накидывается рассерженный отец. Видимо, знает его место назначения.

 

— Сынок, ты бы взял Полинку с собой, а то девочка сидит в четырех стенах!

 

— Папа, она ещё не выросла! – переводит он взгляд в мою сторону, хорошо, что мамы не было дома, она бы точно поддержала его мнение.

 

— А что в твоём клубе занимаются чем-то другим, кроме танцев? – кидает на него свой вопросительный взгляд дядя Костя.

— Хорошо, Полина ты пойдёшь со мной в клуб? – поворачивается ко мне, и я тут же роняю ложку на пол. Да у меня сердце из груди выпрыгнет от счастья.

— Конечно! А какой там дресс-код? – перевожу взгляд на удивлённых мужчин. Видимо,  мне придётся самой выбирать свой наряд. Вмиг открываю свою комнату и начинаю рыться  в своём шкафу, там столько одежды, хотя нет, подождите, что-то нашла. В руки  опадает одно коротенькое белое платье, помню, как его купила на распродаже в торговом центре. Оно подчёркивает мою фигуру, бретельки грациозно спадают с плеч, хочу удивить своего братца. Может в этот вечер, он посмотрит на меня с другой стороны. Распускаю свои длинные волосы и подвожу ресницы, в зеркале отражаются довольные карие глаза, сегодня будет мой вечер. Тот, о котором можно только мечтать. На ногах красуются утончённые шпильки. Как только я появляюсь на лестнице, то Марк открывает рот,  мой наряд его действительно поразил.

— Ты с ума сошла? А ну, сними его немедленно! – подходит ко мне и хватает за запястье!

 

— Марк мне больно! – хочу вырвать свою руку, как он пристально смотрит на мои губы. В это время дядя Костя был в кабинете, ему нужно было сделать один срочный звонок.

 

— Что в нём не так? – сама нарываюсь на его дальнейшие действия. Потому что он хватает меня за шею и подводит к центральному зеркалу, где пристально всматривается в моё отражение в зеркале.

 

— И ты ещё спрашиваешь? Вырядилась, как шлюха! Полинка, я думал ты скромная девушка! –  меня обидели его слова. Он что по-прежнему считает меня маленькой девочкой? Как он вообще смеет себя так вести.

 

-Я старалась для тебя! – вот-вот расплачусь, как он прижимает меня к зеркалу лицом, так что я слышу его дыхание, задирает моё платье сзади и шепчет свои адские слова:

 

— Представь, что я наглый парень, который увидел тебя в этом наряде! Как ты думаешь, что я хочу с тобой сделать? Я не слышу Полина? —  он не останавливается, почти достигает моих трусиков. Он же не сделает этого?

 

— Я не знаю…- мне страшно, могу вот-вот провалиться сквозь землю.

 

— Мне проникнуть в твои трусики, чтобы до тебя дошло? Немедленно переодевайся! – отталкивает от себя, и я чувствую, как в горле образовывается комок.

 

— А другим девушкам, значит можно наряжаться в такие платья? Чем я хуже их! Скажи мне Марк! – тушь размазалась от нахлынувших слёз, он тут же наклоняется ко мне ближе, в надежде успокоить:

 

— Они никогда не сравнятся с моей сестрёнкой! Ты идеал! Девушка, которая достойна настоящей любви!

 

—  Проваливай! Я не хочу с тобой разговаривать! Как показывает практика именно таких шлюх, ты предпочитаешь трахать в своём бассейне! – вытираю слёзы и бегу в сторону лестницы, он сделал мне больно.

Прода от 14.09.18

От лица Марка.

Как только я увидел её в этом платье, едва устоял на ногах. Создалось такое впечатление, что передо мной стояла совершенно незнакомая девушка. Боже, мой, как она выросла. Грудь, стала похожа на два сочных персика, тонкая талия, округлые бёдра. Не понимаю, она же моя сестра, и я должен её оберегать. Но в тот момент, когда она показалась в своём платье, я еле сдержался, чтобы не наброситься на неё и совершить грех. Всю ночь в клубе я думал о нашей ссоре. Не хочу причинять боль моей малышке, она слишком мне дорога. Сижу около барной стойки, и выпиваю очередной бокал виски, чувствую, что это пойло превращает меня в самого настоящего идиота.

— Марк, ты не хочешь поиграть? Я тут позвала с собой подружку, всё, как ты любишь! — шепчет на ухо очередная шлюха, как я хватаю её за волосы, и отталкиваю от себя, как ненужный элемент:

 

— Держись подальше от моего члена! Он может тебя прямиком отправить в ад!  Покидаю клуб и возвращаюсь домой. Половина третьего утра, не включаю свет, сажусь на холодный пол и смотрю на наше семейное фото, тут Полинка целует меня в щёку, а я не перестаю ей восхищаться. Глаза слипаются, чувствую слабость, засыпаю прямо в гостиной. Представляю, какую сцену мне устроит отец  с утра пораньше.

 

-Марк! Ты совсем от рук отбился? Живо в ванную! – кричит мне отец, а  я чувствую, что голова вот-вот расколется пополам.

— Отец, прошу, только не надо так кричать! И тут как раз на лестнице показались Тётя Тамара и грустная сестричка. Представляете, она даже не соизволила на меня посмотреть. Что это было? Я думал, что она меня благополучно простила, а эта мерзавка, даже не подняла своих глаз. Вот тебе сюрприз.

 

— Доброе утро! Надеюсь, мы не помешали вашей утренней беседе? – принимается за завтрак Тётя Тамара, а Полинка начинает меня подкалывать:

 

— Что Марк, до сих пор не можешь отойти от своих шлюх? – наливает себе стакан воды, и  специально меня провоцирует.

 

— Полина, как тебе не стыдно? Между прочим, это не твоё дело, ты ещё маленькая, а Марк, вправе сам распоряжаться своей жизнью! – сделала мама мне замечание. Просто великолепно в очередной раз она пытается меня унизить. Я будто для неё козёл отпущения.

 

-Не угадала сестричка, я ублажал одну девушку, и она так стонала, ну тебе не понять! – специально доводит меня до кипения, читаю в его глазах  страшный гнев. Подхожу к нему ближе, и говорю так тихо, чтобы он подавился от злости:

— Надеюсь, ты её не слишком затрахал в постели!

 

— Полина! Где ты набралась таких слов? – бросает мама ложку на пол, как  к ней  приходит дядя Костя

 

— Хватит ссориться!- его голос привёл нас немного в чувство.

— Я не хочу есть! Всем приятного аппетита! – хочу уже идти, как Марк не оставляет без внимания мою персону:

 

— Решила наконец-то сесть на диету! А то глядишь, скоро не влезешь в свои любимые джинсы! – это был удар ниже пояса, хочет мести он её получит.

 

— Ценю твою заботу братишка, но моему парню нравится моя попка! Он тут же смеётся и специально садится напротив меня, чтобы  в лишний раз показать, кто здесь главный. Обычно, мы с ним редко ругаемся, но с  учётом вчерашней ссоры, со стороны выглядим как злейшие враги.

 

-А я думал, что ты ещё сказки читаешь, – смеётся в лицо, как я тут же даю отпор:

— Да, нет! Мы с ним предпочитаем позу шестьдесят девять. Знаешь, когда парень делает девушке куннилингус, а она ему в ответ сногсшибательный минет!

Понимаю, что мне потом достанется от его слов. Он тут же хватает меня за запястье, и буквально убивает своим взглядом:

 

— Что ты сказала? Я не расслышал, повтори погромче! Надеваю свою злорадную улыбку на лицу, всё равно, он никогда меня не полюбит, проще с ним поругаться, но не страдать от неразделённой любви.

 

— Он ласкает меня, а я кончаю от сладкого секса.  А что тебе можно, а мне нельзя?

 

— У тебя парня нет! Спорим? – его пальцы касаются моей правой щеки, чувствую, что растворяюсь в его ласке. Он стал для меня всем. Только пусть не смотрит своими голубыми глазами, без которых я просто не могу дышать. Они стали моим кислородом, смыслом дальнейшей жизни.

 

— Мне что, тебя с ним познакомить? Я уже взрослая и могу встречаться  с кем захочу!

 

— Но если твой парень такой смелый, то пусть приходит вместе  с тобой на нашу вечеринку в следующую субботу! Там и познакомимся, – его губы совсем близко к моим, только бы не обжечься. Мама ставит на стол ароматную яичницу, а мы всё также не спускаем взгляда друг с друга. Безусловно, я ему наврала. Если бы он только знал, что я вытворяю каждый день под своим одеялом, то пришёл бы в ужас.

От лица Полины.

Весь день в школе я любовалась фотографией Марка, чем в принципе я занимаюсь на протяжении последних пяти лет. Это случилось так давно, но я до сих пор помню, как впервые почувствовала аромат его губ. Возвращаюсь домой почти под вечер, и захожу на кухню, где на холодильнике вижу записку:

 

Полина, я уехала с дядей Костей на свадьбу нашего друга, слушайся Марка и делай уроки!

 Мама, как всегда, в своём репертуаре. Я с вожделением открываю холодильник, чтобы достать оттуда ароматный кусочек курицы, как слышу едкий комментарий:

 

-Сестричка, как не стыдно, а я думал ты послушная девочка и не ешь после шести! Поворачиваю к нему лицу и вижу, что он немного пьян. Так и не отошёл после своего очередного похмелья.

 

— Тебя забыла спросить! – хочу уже покинуть кухню, как он хватает меня за локоть, и прижимает к стенке:

 

— Ты как со старшим братом разговариваешь, тебя наказать? – не узнавала я его тон, странно мы всегда с ним ладили, а сейчас между нами  возросла непроходимая стена.

 

— Отпусти меня! Я не хочу с тобой разговаривать!

 

— Серьёзно, куда торопишься в ванную? Будешь придаваться ласкам? Я слышал Полина, что ты делаешь каждую ночь! Кричишь, как ненормальная! Но я твой братик, мне ты можешь открыться! Ты ведь научилась кончать? – сжимает мой подбородок, а я умираю со стыда. Ведь он сказал истинную правду.

 

— Не переживай, у меня были хорошие учителя! – хочу сделать ему ещё больнее, как он касается языком мочки моего уха:

 

— Лгунья, долго будешь обижаться? Мелочь, я не могу на тебя злиться! А сейчас хочу поцеловать, как свою маленькую сестричку! Ты же не против? – смотрит так нежно, что я тут же киваю своей головой:

 

— Хорошо, мир! Но если ты ещё раз обзовёшь меня шлюхой, то я за себя не ручаюсь!

 

— Я был неправ, прости, я испугался, что навсегда потеряю свою Полинку, не бросай меня! Я боготворю ту девочку с самыми невинными глазами на свете! Иди сюда! – оставил он нежный поцелуй на губах, и мы засмеялись. И тут случилось непоправимое. Марк как-то странно посмотрел, а потом набросился на меня своими горячими губами. Как же я ждала этого. Мы задыхаемся от нового нахлынувшего чувства.

 

— Полина, у тебя нет парня, а знаешь почему? Ты совершенно не умеешь целоваться! Не переживай, будешь послушной девочкой, Марк обязательно тебя научит! Я еле устояла на ногах, он уносил меня в далёкую страну безмятежного и порочного насаждения.

Глава 4 Соперник.

От лица Полины.

Настала суббота, Марк вместе со своим другом устраивал грандиозную вечеринку. Весь город буквально стоял на ушах. А мне так хотелось, как Золушке побывать там и встретить своего принца. Но нам задали столько, что возможно, я проведу все выходные за эти уроками. Утром я отправилась в магазин, чтобы купить нужные продукты, мама с дядей Костей ещё не вернулись и все домашние заботы возложили на мои плечи. Марк  остался у своего друга в пятницу, и возможно сегодня уже не появится дома. На кассе встречаю свою подругу, она как  раз выбирала очередной батончик шоколада, ну что ещё нужно для полного счастья.

 

 

— Привет, какие планы сегодня? – улыбалась она мне, и я случайно проговорилась:

 

 

— Буду зубрить математику, а то мне точно не сдать ЕГЭ!

 

— А наш братик Марк не поможет? – наводила она на порочные мысли, на что я тяжело вздохнула:

 

— К сожалению, сегодня я ночую в доме одна! Он будет лапать девиц на вечеринке! – выкладываю продукты, как тут же слышу её возмущение:

 

— Так спокойно об этом говоришь! А ты разве не собираешься там оттянуться?

 

— Юль, я и так с ним недавно ссорилась! Знаешь, как он взбеленится!

 

— Полина, ты плачешь в подушку каждую ночь,  а он трахает других девиц! Давай утроим сюрприз твоему братишке, заодно проверим,как он к тебе относится! – она была тем ещё мастером идей, тут ничего не скажешь. Выходим из магазина и я ехидно ухмыляюсь:

 

— И в чём суть плана?

 

— Знаешь Родиона? – пыталась она мне напомнить про самого популярного парня в нашей школе:

 

— Да, конечно, тот ещё напыщенный мерзавец!

 

— Вот именно, этот гад сможет заставить  ревновать твоего неподражаемого братца! Он мне должен! Я дала ему списать на английском, ему бы поставили два! – хвасталась она своей победой, но тут же отказалась:

 

— Пойти с ним? Да, он такой мерзкий! Ни за что! Марк его по стенке размажет! – мы почти подошли к нашему дому, вернее к дворцу моего братца, как Юля не переставала восхищаться:

 

— Вот это  особняк! Мало того, что твой брат адски красив и соблазнителен, так ещё и богат!

 

— Губу закатай! Знала бы ты, что она вытворяет с девушками, не подошла к нему на шаг.

 

— Да ладно, я бы всё отдала, лишь бы оказаться на твоём месте! Минутку нужно предупредить нашего порочного мальчика, – звонит она Родиону, а я благополучно открываю дверь. Спешить сегодня точно некуда, поэтому приготовлю безумно вкусный обед.

 

— Да, я выбрала своё желание! Ты сходишь с моей подругой на вечеринку! Черновой! Да именно Черновой, а чем она тебе не нравится? Давай, ровно в восемь! Если обманешь, то ты меня знаешь!-сбрасывает она звонок, а я не перестаю смеяться.

 

— И как ты себе это представляешь? Я и Гордеев? Он же считает меня зубрилой, хотя правда, я дуб в математике! Надеюсь, мне не придётся  с ним целоваться! Чтобы поднять себе настроение, мы тут же накидывается на печенье, которое как раз испекла мама перед отъездом. Вопрос теперь в другом, что надеть на эту вечеринку?

 

Мы потратили примерно два часа на моё перевоплощением, и когда в зеркале отражается девушка в безумно коротком голубом платье, да еще и без бретелек, Юля не перестаёт восхищаться:

 

— Обалдеть, подруга! Ты такую грудь себе отрастила! Я бы тебя трахнула!

 

— Надеюсь, он меня не убьёт! – поправляю свои волосы, и понимаю, что этот наряд в сто раз откровеннее того, из-за которого мы поругались!

 

— Ну не знаю, с учётом маленького бонуса в лице Родиона,  боюсь тебе несдобровать, но зато какой накал страстей! – любила она плести интриги. И мы так бы и дурачились перед зеркалом, как тут же позвонили. На высоких каблуках, я грациозно открываю дверь. Сразу же слышу вопли самого известного красавчика в школе:

 

— Чернова, это ты? Какие ножки, Малышка, может мы поедем ко мне?

 

— Эй ты извращенец, твоя миссия  отвезти Золушку на бал, а не то, я тебе в следующий раз такой перевод скажу, что весь класс будет хохотать!

 

— Ладно девочки, вы только не кусайтесь! Чернова, зря ты надела это платье! – он как-то соблазнительно на меня посмотрел. Впервые в жизни чувствую такой прилив энергии. Посмотрим, как на всё это отреагирует мой братишка.

 

От лица Марка.

 

На моих коленях сидят распутные девицы, мы отдалились от гостей, чтобы провести время в приятной обстановке. Мой друг Андрей, у которого сегодня День рождение принялся меня заваливать своими вопросами:

 

— Марк, надо было устроить эту пати у тебя дома! Что боишься показать нам свою сестричку? А вдруг мы её благополучно поимеем?

 

— Не шути так! Она ещё ребёнок! Я не хочу её портить!

— Да ладно Марк, зачем ты отказываешься от такой соблазнительной девственницы! Вы же не родные, ты можешь трахать её, когда захочешь.  – его слова меня конкретно взбесили, я отталкиваю от себя этих девиц, и хватаю его за грудки:

— Она моя сестра! Выброси все свои грязные мысли из головы! Полина невинный цветок! Ясно тебе!

 

— Ага заливай больше, особенно когда она одевается, как шлюха и зажимается вон с тем парнем! – после его замечания, я с ужасом поворачиваю свою голову и вижу свою сестру. Бог ты мой! Её платье напоминало жалкий кусочек ткани, грудь так и подталкивала к запретному наслаждению. Её длинные волосы развевались с каждым её шагом, а ноги, они были бесконечными. У меня пересохло в горле, когда рядом стоящий парень положил руки на её талию. Она что совсем обнаглела?

 

— Марк я хочу её! Прошу всего на одну ночь! – у моего друга потекли слюнки, а я тут же хочу снять с себя пиджак и накинуть на её тело. Сегодня она у меня получит.  Сжимаю руки в кулаки и направляюсь к этой сладкой парочке…

Прода от 16.09.18

От лица Полины.

Этот Родион ещё тот озабоченный придурок, но кажется, мне удалось вывести братишку на ревность. Он рвал и метал, когда подошёл к нам вплотную.

— Мелочь, а ты ничего не попутала? Здесь не детский сад! – хорошенько он меня подколол, на что Родион засмеялся.

— Как смешно, знаешь у тебя забыла спросить! – не думал, что он станет так меня унижать.

 

— Серьёзно? А ничего, что я старше тебя на семь лет? – вижу насколько сильно Марк недоволен. Тут же шепчу ему на ушко, так чтобы он ещё больше разозлился:

— Я уже совершеннолетняя! Не переживай, он умеет целоваться! Пошли Родик! – выходим на танцпол, представлю, что меня ждёт дома. Но об этом немного позже. Музыка сменилась на медленную. И мы погрузились в мир эротического танца. Я будто специально виляла бёдрами, чтобы довести своего брата до сумасшествия.

От лица Марка.

Как он смеет такое вытворять?Я его на куски порву.

— Да, кажется, ты упустил свою сестричку! Что в  последнее время не ладите? – смеётся надо мной Андрей, как я тут же ему добавляю:

— На что ты намекаешь?

— Тебе нужно её наказать, не надо делать вид, что ты её не хочешь! – он протягивает мне бокал с какой жидкостью, и я залпом её выпиваю. Голова будто в тумане, но я не прекращаю  смотреть на свою Полину, которая уже перешла все границы.Приближаюсь к танцполу и оттаскиваю этого Родика в сторону.

— Что ты себе позволяешь? – пытается мне противостоять, на что я жадно приближаю её к себе:

— Он не умеет танцевать, хочешь я покажу, как надо? – тут же кладу руки на талию и понимаю, что возбуждаюсь с каждой секундой. Сегодня это дрянная девчонка получит по заслугам.

От лица Андрея.

Обожаю свои волшебные коктейли, от них мозг быстро выключается. Что собственно мы и наблюдаем на сцене.

— Обалдеть, Марк зажимает свою сестру? Андрей ты это видел?

 

— Конечно, он ведь не хочет нам  её отдавать! Так хотя бы посмотрим на это жаркое представление! А сучка то выросла, она бы прекрасно смотрелась обнаженной на кровати!

 

— Да, но этот придурок оберегает её! Ладно посмотрим, на что способно твоё зелье.

 

От лица Полины.

Что с ним? Он кладёт свои руки мне на задницу, и хочет приподнять платье. Да, я конечно, добивалась такой реакции, но чтобы вести себя так на людях. Это ужасно.

 

— Марк, остановись! Ты унижаешь меня!

 

— Серьёзно, а для чего ты надела это платье? Пойдём в комнату, я покажу, что я делаю со своими девицами!

 

— Марк я не хочу! Мы же брат с сестрой! – не думала, что я вспомню об этом. Видимо, не так я хотела закончить этот вечер.

 

— Знаешь, как это возбуждает! Я просил тебя, сюда не ходить мелочь! Но раз ты не послушалась, объясню по другому! – вмиг перекидывает через плечо, и мы поднимаемся на второй этаж. Где все расступаются, лишь бы освободить нам дорогу.

 

— Нет, отпусти меня! – вырываюсь,  как могу, но уже поздно. Этот человек не может быть Марком, он бы никогда так не поступил!

 

— Я вижу твои трусики, они так и манят избавиться от них! – бросает меня на кровать, при этом опускается на колени, чтобы страстно поцеловать внутреннюю часть моего бедра. Возможно, я мечтала об этом всю свою жизнь, но не так я хочу лишиться своей девственности. Ударяю его по лицу,  и вмиг выбегаю из комнаты, где мне перерождают путь его друзья.

 

— Полинка, куда же ты? Хочешь сбежать от своего братика? Они так плотоядно на меня смотрят. Между тем, как Марк будто трезвеет, и тут же меня окликает:

 

— Что произошло? Полина, подожди! Пользуюсь случаем и спускаюсь на первый этаж, где нахожу Родиона в компании какой-то девицы, домой мне возвращаться нельзя.

 

— Поехали скорее!

 

— Эй! Ты сначала разберись со своими Марком! Он тот ещё придурок! Да, чтобы я когда-либо связался с вами! Проще получить двойку по английскому!

 

-Полина! – кричит на меня Марк, и я понимаю, что лучше бы не ходила на эту вечеринку. Что за чертовщина творилась с ним несколько минут назад ?

 

— Живо заводи мотор, а не то я тебе засуну это каблук, знаешь куда? – перехожу на крик, как  Родион тут же хватает меня за локоть, и мы убегаем с этого праздника, оставляя моего братца в полнейшем недоумении.

 

От лица Марка.

— Что было в коктейле? Я тебя спрашиваю! Почему я хотел её трахнуть?- накидываюсь на Андрея, на что он не перестаёт смеяться.

 

— Остынь, мы же просто пошутили! Марк, до этого бы не дошло!

 

— Ты понимаешь, что я напугал ребёнка! Она просто пришла меня позлить, а я чуть бы не залез к ней в трусы! – со всей силы ударяю кулаком по стене, и чувствую себя настоящим животным, которое  недостойно даже обычного общения с моим прекрасным ангелом.

— Марк, а может, дело не в алкоголе? Где-то в подсознании, ты мечтаешь её поиметь, а этот эликсир выплеснул все твои желания наружу! – от его наглых слов я вмиг завожусь:

— Значит так, если такое ещё раз повторится, то я подожгу твой дом, а потом сотру тебя в порошок! Я потом мы все дружно примем это за шутку! Ясно тебе? Покидаю его дом, и набираю телефон сестры, знаю точно, она меня не простит. Что произошло между нами? Будто бес вселился в мою душу. Еду на большой скорости, и пытаюсь до неё дозвониться. Утром придет отец и тётя Тамара, представляю какую сцену, они мне закатят. Ведь эта упрямая девчонка, ни за что в жизни не вернётся домой. Прекрасно знаю её характер, такая упрямая, что  с ней невозможно договориться.

От лица Полины.

— И куда мы едем? – спрашивает меня Родион, а я смотрю в одну точку. Не знала, что Марк набросится на меня, как на кусок мяса. Да, ладно ты должна ликовать, зачем демонстрировать грустный вид?

 

— Поеду, наверное, к Юле!

 

— Да, что случилось? Брат хотел тебя ударить? – он не знал, что мы делали в той комнате, а я попыталась перевести разговор в другое русло:

 

— Не важно! Просто отвези меня к ней! Да, и спасибо, что выручил!

 

— Как я мог бросить тебя, Чернова! Кстати, если тебе что-нибудь понадобится, ты смело обращайся ко мне!  — одарил он меня своей улыбкой , и машина остановилась около  дома моей подруги. Смотрю в телефон и вижу двадцать пропущенных от Марка, ничего пусть подумает над своим поведением.

Глава 5 Мы разные…

От лица Полины.

 

Представляю, какую сцену закатит мама, когда узнает, что я  прогуляла школу. Но я мысленно подготавливаю её к ужасному тону.

 

— Явилась,не запылилась! Вы только посмотрите на  её наряд! Иди сюда дрянь! – хочет накинуться на меня с кулаками, как тут же за меня заступается Марк:

 

— Тётя Тамара, это я виноват!

 

— Хватит  за неё заступаться! Ей пора бы уже самой отвечать за свои поступки!- ругается мама, на что я ей отвечаю:

 

— Просто ударь меня, как ты любишь это делать! – подставляю свою щёку, как тут же Марк уводит меня на кухню,  противно находится в этом доме.

 

— Полина, ты наказана на неделю! – крикнула мама, но я привыкла к её угрозам. Но больше всего меня волновал разговор моего братца.

 

— Где ты ночевала?

 

— У Родиона? А что жалеешь, что не успел меня трахнуть?

 

— Полина, я всё объясню!- пытается сказать свои оправдания, но я не хочу больше ничего слышать. Слишком сильно он меня обидел.

 

-Интересно, даже послушать! Хотел посмеяться надо мной? Ну да, я же девственница, которая даже целоваться не умеет! – хочу отойти от него наш шаг, на что он  властно прижимает меня к холодильнику:

 

— Мне подсыпали в коктейль одно вещество. Друзья решили надо мной подшутить! Неужели ты думаешь, что я пошёл бы на это? Полина, я люблю тебя, как сестру!

 Когда он признался в любви, я чуть не упала в обморок от счастья, но после поняла, что это всего лишь братские чувства.

 

— Но ты вчера так смотрел на меня…

 

— Мне так стыдно! Я готов ради  тебя на всё! Да, я хотел тебя наказать за то короткое платье, но не таким же способом! Обещай мне, что ты больше не наденешь того вульгарного наряда! – сейчас говорил мой Марк, который никогда бы в жизни не причинил мне боли. Кладу ему голову на грудь, и радуюсь, что он рядом. А быть может, нужно было воспользоваться ситуацией вчера? И мы бы провели с ним ночь. Полина, ты слышала, ты ему не нравишься. Он всего лишь твой брат.

 

Во вторник у нас как раз отменили последний урок физкультуры, и я как дурочка поспешила домой. Захожу в прихожую, и вижу полуголую девицу на нашей кухне. Она ищет сок по всему холодильнику, а у меня в жилах закипает кровь. Тут же заходит Марк и бьёт её по заднице, а потом касается моего носа:

 

— Как оценки?

 Ему даже не стыдно, она садится к нему на колени, и жадно впивается  в шею. Не могу спокойно на это смотреть:

 

— Я получила две четвёрки. Ты же хотел договориться по поводу аренды? – не отрываю взгляд от блондинки, на что она коварно смеётся. Как же я её ненавижу.

 

— Что ты, мы уже подписали все документы, и я пораньше пришёл домой! Как раз хотел за тобой ехать! Это кстати Аля, но она уже уходит! – даёт он ей понять, что благополучно наигрался. В этом был весь мой братик.

 

— Ты специально приводишь их в дом? – не стоит говорить с ним на повышенных тонах, мы так часто ссоримся в последнее время, что просто совсем не осталось сил.

 

— А тебя это напрягает? – он обходит стол и надвигается ко мне.

 

— Да Марк они все, безмозглые девицы! Ну, у тебя и вкус! – попытаюсь его подколоть, на что он, не останавливается ни на шаг.

 

— Почему прекрасная фигура сногсшибательная грудь, всё как я люблю!- прижимает меня к умывальнику, и я чувствую возбуждение.

 

— Конечно, полная противоположность мне! Значит, я некрасивая? – жалею о  том, что сказала это вслух. Потому что он принял вызов игры, и будто специально меня спровоцировал. Губы касаются мочки моего уха, и я понимаю, что не в силах утихомирить своё сердце, которое может выпрыгнуть из груди.

 

— Кто тебе сказал? Карие глаза, длинные чёрные волосы мой запретный идеал! Упругая попка, и невинная соблазнительная грудь! Всё бы отдал, чтобы потребить эти соски, но есть одна проблема. Я закрыла глаза, будто ждала его следующего слово, как приговора. Еле выдавливаю из себя, чтобы не показать свои чувства наружу:

 

— Какая? Будто мой голос сейчас благополучно сорвётся, а он этого только и добивается.

 

— Эта красотка, моя младшая сестрёнка!

 Ему кто-то позвонил на мобильный телефон, и я смогла наконец-то выдохнуть, слишком сильное напряжение летало между нами. Только бы сохранить своё спокойствие, ведь когда он так смотрит, у меня подкашиваются ноги. И я не в силах противиться  своему адскому влечению.

 

— Она согласилась сделать это втроём? Да, вечером, свободен! Хорошо в том клубе! – слышу голос братца, без сомнения он планирует очередное свое сексуальное приключение. Как мне надоело это всё. Хочу сделать себе бутерброд с колбасой, но так уж вышло, что я настолько заслушалась его разговора, и случайно порезалась. Кровь стекает по руке, я не в силах её остановить. Он возвращается на кухню и тут же бледнеет:

 

-Полинка, маленькая моя! – осматривает рану, а меня из головы не выходят его последние слова. Он никогда меня не полюбит.

— Тебе надо торопиться»!

— Дай, я посмотрю! – на миг наши глаза тонут друг в друге, быть может, в такие моменты я не отдаю своим действиям отчёт.

 

— Это обычный порез! Не стоит разводить панику раньше времени! Ты кажется, собирался к девушке, ваша очередная групповуха! – говорю с обидой, и  Марк со всей силы сжимает моё запястье, будто я лезла не своё дело:

 

— Как знаешь! Только не приходи к нам в клуб, а не то мои друзья ещё те отморозки!

 

— Интересно, а ты чем-то от них отличаешься? Хорошо тебе провести вечер! – хочу уйти, но он не торопиться меня отпускать:

 

— Ты ревнуешь? Другого объяснения не могу этому найти! – ждёт ответа, но я  не решаюсь ему посмотреть в глаза. Нужно прямо сейчас сознаться  в своих чувствах. Но видимо не в этот раз.

 

— Что ты братишка, я просто переживаю за тебя! А то вдруг подцепишь всякую грязь! Счастливо оставаться! – беру пластырь и поднимаюсь к себе в комнату. Нам не быть с Марком вместе, возможно он и я, слишком разные люди.

 Прода от 18.09.19

От лица Марка

Нам в последнее время слишком тяжело общаться. Что с ней творится? Вся проблема в том, что Полина выросла, и от этого стало только хуже. Благополучно отменил поход в клуб, и  заночевал прямо в гостиной. Утром любимый папочка окатил меня холодной водой:

— Подъём! Марк тут такое дело! У нас сегодня грандиозная уборка! Через неделю ко мне приедет одна важная семья, ну ты понимаешь, что весь дом должен блестеть и пахнуть!

 

— Папа, а я тут причём? – простираю своё мокрое лицо, и хочу же пройти в ванную, как он мне напоминает:

 

— Не забыл, что ты живёшь в этом доме? Поэтому не расстраивай меня сынок!

 

— Дядя, он торопится к своим девицам! – спускается мелкая в коротеньких шортах. Просил же их не трогать. И сегодня, она как назло не надела бюстгальтер. Её соски просвечивались через майку, а я с вожделением рассматривал её, как кусок мяса. Она что совсем с ума сошла?

 

— Полиночка, не переживай! Марк остаётся с нами!- добавляет отец, на что я думаю, как можно скорее покинуть  этот дурдом!

 

— Не понимаю, прислуга справилась бы с этим за несколько часов! А мне ещё в офис нужно!

 

— Марк, сегодня посвятишь день нам! Поэтому тряпку в зубы, и помогать Полине! – умел он портить настроение с самого утра, на что на кухню зашла Тётя Тамара:

 

— Никогда не любила этих прислуг, помнишь брат, как мы убиралась с утра до ночи. Великолепно, лучше бы я поехал вчера на эту вечеринку. Полина садится со мной на диване, а я стараюсь не смотреть на её соски, чертово возбуждение.

 

— Как вчерашняя девочка, ты полизал её киску? – шепчет она мне на ухо, а я с недовольным видом впиваюсь в неё взглядом:

 

— Да нет, что ты! Это она дружно сделала нам минет! Причём каждому! Ай-яй-яй! Полина, сейчас подойду к твоей маме и расскажу, что ты увлекаешься куннилингусом!

 

— А что я бы попробовала! Наверное, это так приятно! – прикусывает она нижнюю губу, от чего я завожусь ни шутку. Нужно срочно в ванную, возможно, я просто не проснулся с утра. Покидаю гостиную, как слышу голос тёти:

 

— Марк, а завтрак?

 

— Я сейчас! Нужно принять душ! Ледяная вода не помогает избавиться от стояка, как только вспомню её соски, то еле сдерживаю себя от греха. Зачем она провоцирует меня? Да, нет Марк, это ты просто больной извращенец. Видимо девушки не понимают, как они на нас действуют. Возвращаюсь на кухню и вижу, как сестричка улыбается. Как то подозрительно она изменилась со вчерашнего дня. Берёт  ароматный блинчик и макает его в варенье, а потом подносит к губам. Оно так соблазнительно стекает по её пальцам, что я представил её связанной  в моей постели, и как она выгибается, кончая от моего языка. Да что со мной творится?

 

— Марк, а ты почему не ешь?- обратился ко мне отец, на что я сжимал в своих руках вилку, а моя сестричка ехидно захихикала:

 

— А он решил сесть на диету!

 

— Очень смешно! Тебе она точно не помешала бы! Вон, какую грудь отрастила, уже не помещается в бюстгальтере! – от моего едкого комментария она вмиг покраснела. Думала, что выиграет в этой битве. Но ей не тягаться с Марком, который вмиг поставит её  на место.

 

— Так, я мыть посуду! Полина, протри пыль в библиотеке! Марк, а если тебе не сложно приберись в своей комнате! – попросила тётя Тамара, и мы с  сестричкой направились  в одну сторону. Я пропустил её вперёд, и обомлел, когда уставился на её задницу, она будто специально виляла своими бёдрами. Поганая чертовка! А потом будто специально почесала свои ягодицы, чтобы в очередной раз меня позлить. Сил терпеть больше нет, просто прижимаю её в коридоре:

— Я же попросил, не носить эти чёртовы шорты! А бюстгальтер, ты вообще знаешь, что это такое? – еле сдерживаю себя, чтобы не отвести в свою комнату.

 

— Марк, это моя домашняя одежда, а если тебе не нравится, можешь не смотреть! Что так сильно заметна грудь? – делает из меня самого настоящего идиота. Как я тут же открываю дверь библиотеки, и завожу её туда. Напротив книжного шкафа у нас было большое зеркало. Подходим к нему, и любуемся её отражением.

 

— Не видишь, соски торчат? Немедленно надень бюстгальтер!

 

— Я ненавижу их! Марк, разве я так плохо выгляжу?

 

— Издеваешься? Что ты задумала? Я тебя спрашиваю, – разворачиваю её к себе, на что её соски случайно соприкасаются с моей грудью. Даже через футболку я ощущаю насколько они дерзкие.

 

— Ты опять недоволен? Платья мне нельзя носить! Надела свои любимые шорты! Опять кричишь! Ну, я же хожу так по дому, и меня никто не видит кроме тебя!

 

— В то том и дело! Ходишь, маячишь своими сосками! Если ты не переоденешься… –  прерываюсь и сжимаю её подбородок, страстно хочу почувствовать аромат её губ. Что на меня нашло?

 

— Сам переодевайся! А я останусь в своём наряде! Если ты не против, я буду убираться! – отталкивает меня от себя, и встаёт на стул, чтобы вытереть пыль с полок. Она так ритмично двигается, что я уже представил , как наклоняю её  в своей спальне и жадно вхожу. Мой член затвердел. И я тут же вышел из библиотеки. Возвращаюсь к себе в комнату, чтобы благополучно убраться. Как тут же дверь в комнату открывается, и заходит мелочь. На столе стояли мои любимые взбитые сливки.

 

— Какая вкуснятина! – тут же она отрывает рот, и начинает их поедать. Со злости кидаю свою футболку на кровать:

 

— Ты кажется, вытирала пыль в библиотеке! Что забыла в моей комнате? – боюсь посмотреть на неё, она будто специально доводит меня.

 

— Марк, ты что такой злой? Жалко сливок? Она случайно испачкала свою маячку, и сливки как раз  попали в область правого соска:

 

— Чёрт! Вот, я растяпа! – хочет избавиться от этой капельки, как я тут же её останавливаю:

 

— Я помогу. Вмиг толкаю её на  кровать и нависаю сверху. С трудом перебарываю своё возбуждение. У меня конкретно поехала крыша, потому что я касаюсь губами этой злосчастной капельки, отчего её сосок ещё больше твердеет. Майка была насколько тонкая, что она почувствовал мой обжигающий язык.

 

— О боже! – она так сильно застонала, что я еще больше возбудился. Снова язык проходится по соску. Если я сорву с неё майку, то она точно не выйдет из этой комнаты.

 

— Теперь она чистая! – шепчу её в губы, понимаю, что она не ожидала такого поворота.

 

— Марк, зачем ты это сделал? – её губы дрожат, но я решил выкрутиться из этой ситуации:

 

— Я не люблю когда, трогают мои вещи! А ты Полина, заслужила это наказание! А теперь освободи мою комнату, а не то я испачкаю тебя этими сливками и буду слизывать своим языком,- открываю дверь, и она убегает от меня, как от страшного монстра.

Глава 6 Новый гость.

От лица Полины.

Прошёл месяц. Марк ехал в Санкт-Петербург, и кажется, совсем про меня позабыл. Жизнь вмиг потеряла все краски, он нужен мне, как глоток свежего воздуха. Сегодня к нам приедут особо важные гости, и  мама как всегда читала мне нотации по поводу внешнего вида.

— И не чавкай за столом! И самое главное надень приличное платье! – делает  причёску, а я всё никак не могу выбросить этого поганца Марка из головы. Сутки напролёт думаю лишь о нём. Да, совсем помешалась.

-Полина, хватит летать в облаках!

 

— Мама, а Марк скоро приедет? – отвечаю вопросом на вопрос, на что она взбеленилась:

 

— Я тебе говорю про внешний вид , а она опять про своего брата! Что ты к нему привязалась? Он уже взрослый, и возможно скоро переедет! Вчера по телефону он говорил об этом дяде Косте! – закончила она с моими волосами, а я как ошпаренная встала со стула:

 

— Что? Он хочет бросить нас? – создалось такое впечатление, что мне в сердце воткнули нож.

 

— Полина, всё меняется! Жизнь нас ни о чём не спрашивает! А ты думала, что вы будете дурачиться с ним до конца своих дней? Поэтому говорю, учись, и поступай в университет! Сможете с Марком видеться на праздниках! – каждое слово, настолько сильно убивало, что у меня закончилось последнее терпение.

 

— Предатель, пусть катится ко всем чертям! – забегаю в ванную и начинаю плакать. Хорошо, что мы не успели нанести макияж. Наверное, он уже успел испробовать всех распутных девиц.

 

— Полина, мне осточертели твои истерики! Чтобы к семи часам была готова! Приедет очень влиятельная семья! И если ты нас опозоришь, я  заберу на неделю твой мобильный телефон! – хлопнула она дверью, а я всё никак не могла успокоиться.  А ты как думала, ведь он не рассматривает тебя, как девушку, вот и сейчас нашёл себе другое приключение. У меня  нет сил, бороться со своими чувствами, ну ничего, мы посмотрим ещё кто кого.

 

В половине седьмого спускаюсь в гостиную. Мама не скрывает своего восхищения. Длинное платье подчёркивает все прелести моей сформировавшейся фигуры. Оно покрыто блестками, которые переливаются  при ярком свете.

 

— Полина, ты словно принцесса! – подходит ко мне дядя Костя, и я понимаю, что буду находиться целый день без Марка, который мог бы поддержать свою сестру в трудную минуту.

 

— Спасибо большое! А что у нас на ужин? – спрашиваю у мамы, как она грациозно приглашает всех за стол:

 

— Это сюрприз! В этот момент в дверь, как раз позвонили, и я услышала восторженный голос дяди Кости:

 

— Рома, сколько лет сколько зим! Катя! Как доехали? Привет Максим! Прошу к столу! Перевожу свой взгляд и вижу счастливую семью, они все такие важные, будто сошли с обложки журнала.

 

-Спасибо за столь радужное приглашение!– садятся за стол, отчего их сын занимает место рядом со мной. Он первый начинает разговор, но я чувствую, что у нас точно не заладится беседа.

 

— Никогда прежде не видел таких соблазнительных девушек. Поворачиваю лицо и надеваю свою хамскую улыбочку:

 

— Губу закатай, потому что я не интересуюсь такими парнями! Как говориться маменьками сынками!

 

— А кто тебе сказал, что я такой? Мы же даже не знакомы, – его зелёные глаза пристально всматриваются  в меня,  он блондин, не спорю  довольно привлекательный.

 

— А как ещё? Пришёл с мамочкой и папочкой! Может, они с собой носят платок, чтобы вытереть тебе сопельки? – откуда во мне было столько желчи, всему виной брат, который даже не соизволил  позвонить. Да, что у нас за отношения  такие.

 

— Да и она ещё носит подгузники! А также пачку презервативов, мало ли я соберусь кого-нибудь трахнуть! – после такой колкой фразы, у меня глаза на лоб полезли.

 

— А ты грубиян!

 

— А ты сучка! Мы подружимся! – как-то странно он на меня посмотрел, видимо, он был парнем  с характером. Возможно, вечер протекал всё также скучно, если бы не раздался уверенный звонок в дверь. И когда в гостиной появился Марк, сердце предательски заколотилось. Братишка приехал из Питера?

 

— Добрый вечер! Папа, я не опоздал?

 

— Как он вырос! — восхищается мама Максима, при этом, осматривая его с ног до головы.

— Да, моя гордость! Мой любимый сын Марк! – подходит к нему дядя Костя, а я тут же прячу свои глаза. Куда подевалась моя выдержка? Я не в силах скрыть своё возбуждение. Он занимает место напротив меня, и сразу же кидает свою колкую фразу:

 

— Как дела сестричка? Не хочу поднимать своих глаз, потому что  меня переполняют эмоции.

 

— Отлично! А у тебя? Когда переезжаешь?- решаюсь ему ответить, на что он побледнел от злости.

 

Максим ненадолго вышел в коридор, чтобы ответить на телефонный звонок. Только не это, остаться с Марком наедине, это губительно для меня.

 

-Мама я проверю на кухне твой пирог?

 

— Спасибо доченька, я так устала! – одобрительно она кивает, а для меня это способ скрыться от своего нахального братца. Не замечаю, как он идёт за мной следом. Прижимает лицом к холодильнику,  опаляя  голую спину своим дыханием:

 

— И что это было? Мечтаешь поскорее от меня избавиться? Я задал вопрос Полина, – касается пальцем моего плеча, и я чувствую, как изголодалась по его голосу.

 

— Нет, я мечтаю, чтобы ты покинул этот дом! Мы же так часто ссоримся в последнее время! – поворачиваюсь к нему, и демонстрирую свою поддельную улыбку.

 

— Конечно, чтобы приводить в дом таких хлюпиков, как этот Макс! Он с детства получал все самые дорогие игрушки! Отличный выбор сестричка!

 

— А чем ты отличаешься от него? –ещё секунда и мы точно с ним поругаемся. Оригинальное у нас с ним общение, тут ничего не скажешь.

 

— Тебе показать?

 

— Не трогай меня! – боюсь его опасных глаз, и когда он касается губами моих ключиц, я чуть не падаю в обморок:

 

— Я соскучился мелочь! Почему ты такая жестокая? Даже, если я перееду, то мы будем общаться! – его поцелуи достигли моей груди, а я с трудом сдерживаюсь, чтобы не расплакаться прямо у него на глазах.

 

— Предатель, беги в свой Питер! Мне не нужен такой брат, который чихать на меня хотел! Ему даже звонить тяжело!- отталкиваю его от себя и стремительно выбегаю из кухни, даже не соизволив проверить мамин пирог.

 

Прода от 19.09. 18

От лица Марка.

Если бы она только знала, что я делал в Петербурге. Да, я решил переехать, и всему виной моё странное влечение к сестре. Возможно, моя братская любовь слишком сильна к ней, и поэтому меня охватывают новые незнакомые чувства. Гости благополучно ушли домой, и я решил сделать для неё сюрприз. С детства она обожает шоколадные конфеты, и сопливые мелодрамы. В руках ноутбук, я уже предвкушаю её испорченное настроение. На часах половина двенадцатого ночи. Знаю, что эта паразитка точно не спит. Открывает дверь и тут же фыркает:

— Я ложусь спать! Что тебе нужно?

— Очень жаль, потому что я собираюсь съесть целый мешок сладостей, и с тобой даже не поделюсь! – демонстрирую перед ней шоколадные батончики, от которых она теряет дар речи.

— Дай мне одну! Марк! – узнаю вопль своей Полинки, как тут же надеваю коварную улыбку и знаю, что победа уже за мной:

— При одном условии! Ты впустишь меня, и мы будем смотреть фильм «Спеши любить»!

Она закричала прямо в коридоре, и сразу же повисла в моих объятиях:

— Это же самый классный фильм на свете! Марк, я тебя обожаю! Заходим к ней в комнату, и я тут же вижу разбросанные вещи, наверное, она выбирала очередной наряд. Завтра понедельник, но мы собираемся провести ночь воскресения от души.

— Ты ограбил магазин? Тут столько баунти, обожаю кокос! – ест, даже не прожёвывая, а я включаю её любимый фильм, при этом пристально всматриваясь в эти коварные глаза:

— Полин, прости меня! Думаю нам лучше пожить на расстоянии! Твоя мама ругается, что ты не сосредоточена на учёбе! Может, проведём вместе лето? Я хочу помочь другу в Питере!

И тут у неё вмиг ухудшается настроение, и она уже забывает про все эти сладости:

— Я тебе надоела? Ты больше не любишь свою сестру?

— Дурочка, ты, что такое говоришь! Я даже больше скажу,  слишком сильно тебя ревную, когда ты надеваешь эти платья! Вернее это не ревность, просто всё никак не могу воспринять, что ты выросла! Я мужчина и …

— Но мы обещали никогда не расставаться! Хочешь, я стану носить другие платья? Прошу не бросай меня! 

— Мелочь успокойся!

Не хотел я так продолжать наш вечер. Она немного успокоилась и мы легли на кровать, чтобы посмотреть эту мелодраму. На миг я остановил взгляд на её груди. Мне повезло, она была сегодня в штанах, и я не видел её оголённой попки.

— Интересно, а можно кончить, если парень будет касаться языком сосков? Я даже подавился от её вопроса.

— Что прости?

— Ну, если провести по ним языком, девушка испытает оргазм? Я спрашиваю тебя, потому что ты опытный! А что тут такого?  Лучше бы она не задавала этого вопроса, потому что я вмиг представил, как она выгибается в моей кровати. Мне нужно срочно охладиться.

-Не скажу!

— Марк, я думала ты мне брат! И с кем мне это обсуждать? Ладно, забыли! – надулась она и тут же отвернулась, а я незаметно к ней подкрадываюсь и начинаю щекотать:

— Перестань, я смотрю фильм, сейчас он её поцелует! – я был очарован её улыбкой, она такая искренняя, что за странное тепло я ощущаю всем телом?

— Если хочешь, можем попробовать?

— О чём ты? – она так дрожит, будто сейчас произойдёт взрыв!

— Я коснусь языком твоего соска,  и ты поймёшь, нравится тебе или нет!

— Да, я хочу!- надо было видеть её реакцию, она была такой счастливой, что я был готов ради неё на всё. Снимаю её водолазку и вижу кружевной бюстгальтер, её соски набухли, только не это. Я просто коснусь их и всё! Мы же родственники,  это ничего не значит. Освобождаю её правой сосок, и стискиваю зубы, потому что хочу его искусать, но она невинный цветок. Обдаю его горячим дыхание, а потом мой язык принимается коварно его лизать. Полина  так громко застонала, что у меня поехала крыша. Я еле сдерживал себя, чтобы не раздеть её до гола и не избавиться от одежды.

— О да! – она выгнулась, а  мой член затвердел. Разум твердит, Марк остановись, она твоя сестра. Отталкиваю её от себя, и чувствую, что возбужден до предела:

— Что случилось?

-Всё хорошо! Надеюсь, я выполнил твою просьбу! – стискиваю зубы, но стараюсь не смотреть на её глаза, которые таяли от наслаждения. Бог ты мой, мы же не занимались любовью. Представляю её крики, когда она будет кончать. Что за мысли?

— Мне пора! – хочу открыть дверь, как она тут же протестует:

— Но мы же хотели посмотреть фильм, снова убегаешь?

— Тебе завтра в школу! Спокойной ночи Полина! – я даже не повернулся, потому что знал, насколько сильно она расстроится. Видимо, нам действительно опасно находиться рядом друг с другом. Может, пройдёт время, и все эти эмоции утихнут, я смогу смотреть на неё, как на сестру! Но сейчас мне нужен перерыв, хотя бы месяц, чтобы как-то  утихомирить свой пыл. До сих пор не мог отойти от её стонов, она так выгибалась, чтобы раствориться в моей ласке.  Захожу в ванную, чтобы вмиг справиться со стояком,  такое со мной впервые. Неужели все перевернулось с ног на голову? Бедная сестрёнка, она не понимает моего отношения. Очевидно мне придётся погубить слишком много девушек, чтобы справиться с этим странным желанием. Такое со мной впервые, раньше я любил с ней играть, помогать в учёбе, но сейчас стоит ей просто посмотреть на меня, как я слетаю с катушек. Собирай чемоданы Марк, тебе нужно возвращаться в Питер, а не то, ты запросто можешь совратить невинного ангела, который достоин самого лучшего принца на земле. Ложусь в свою кровать и вспоминаю её грустные глаза, она справится без меня, так будет лучше. Я не хочу терять свою сестрёнку, она мне слишком дорога.

 

Глава 7  Зима не властна над нами…

От лица Полины.

Мой брат уехал, даже не попрощавшись. Отлично, теперь я точно для него пустое место. Как мне теперь жить со всем этим? Прошло два месяца, сейчас на улице стоит холодный декабрь и через две недели наступит Новый год. За всё это время, что отсутствовал Марк, я хорошенько подтянулась по учёбе! Представляю, как мама не может нарадоваться своему счастью! За окошком ложится первый снег, а я как дурочка скучаю по Марку. Мы подружились Максимом, с которым познакомились на одном из семейных ужинов. Доделываю свой английский, как дверь в дом открывается, и счастливая мама и дядя Костя заходят в дом:

— Я же говорила, что нужно было покупать ту елку! А он ещё цену повысил! Их смех немного меня раздражал, с учётом  моей постоянной депрессии, я могла сорваться в любой момент.

-Полиночка, ты чего такая грустная? – вмиг она заметила моё состояние. И я решила натянуть на своё лицо улыбку:

— Всё хорошо, нам просто много задали!  И тут ко мне приближается дядя Костя с большим пакетом конфет:

— Так дело не пойдёт, мне тут мама сказала, что ты стала отличницей, и я решил сделать нам всем новогодний Подарок! А не поехать ли нам на горнолыжный курорт Шерегеш?

— Какая хорошая идея! Что думаешь, дочка? – обратилась ко мне заботливая мама, на что я прохладно ответила:

— Езжайте без меня! Я не люблю кататься на лыжах! – хочу уже пойти в сторону лестницы, как они кричат в спину:

— Жалко, Марк очень расстроится! Ведь он специально взял отпуск, чтобы с тобой повидаться! Кажется, он приготовил тебе сюрприз! Эти слова были словно лучиком тёплого солнца  в этой холодной зиме.  На глазах слёзы радости, я уже напрочь, забыла пор все наши обиды. Как же я хочу просто прижаться  к его груди.

— ОН спрашивал про меня?

— Ну конечно, говорит, буду щекотать свою сестричку все каникулы! Ну, так что, поедешь? – как я любила своего дядю, в своё время он заменил мне отца.

— Да, но только если все праздники, мы будем пить горячий шоколад! Мама, я так счастлива! -прыгаю от счастья и принимаюсь собирать все свои сумки. Оказалось, что Дядя Костя решил также пригласить с собой Максима и его родителей, но это неважно я смогу увидеть своего Марка. Как для меня это важно. В последнее время я стала вести дневник, и при каждом удобном случае стараюсь посвящать все свои тревожные мысли этим страницам. Каждую ночь вкладываю его фото в тетрадь, и мысленно представлю, как он меня ласкает, и не выпускает из своих объятий. Все чемоданы благополучно собраны.

 В ночь на тридцатое число мы были уже в аэропорту. Где личный водитель дяди отвез нас в коттедж. На улицах царила настоящая  зима. Люди не скрывали своего новогоднего настроения, а я отсчитывала последние мгновения, чтобы увидеться с братишкой. Интересно, как сильно он будет меня щекотать? Что за мысли кроются у тебя Полина?

— Ну вот, мы приехали,- говорит он моей маме. А я как глупышка выбегаю и случайно поскальзываюсь. Падаю прямо в сугроб, ну что говорить, я такая рассеянная. Они уже благополучно вошли в дом, а я кричу им в след:

— Подождите меня! Мама! – хочу сделать шаг, как ту же меня прижимают к машине и закрывают глаза. Это знакомое дыхание ласкает мою душу, я будто задыхаюсь от страшного влечения. Мы молчим, но я знаю, что это он. Как же долго я его не видела, но не хочу проявлять слабости первой. Дышу, как испуганный кролик, который случайно попал в лапы к кровожадному злому волку. Он будто вдыхает аромат моих волос, но не собирается произносить и слова. Нарушает тишину своим коронным шёпотом, от чего я чуть не падаю в обморок, слишком сильные эмоции меня переполняют в этот момент:

— Привет Мелочь! Ты замерзла? Дай, я тебя согрею! – убирает мои волосы, и его губы нежно касаются моей шеи. Его язык ласкает каждый участок кожи, и я еле сдерживаю себя, чтобы не завыть от удовольствия. Разворачиваюсь и тут же встречаюсь  с ним взглядом. Боже его глаза, я никогда не перестану их любить.

— Лгун! Ты бросил меня! Послушай, моё сердце остановилось! – мне кажется, что вот-вот я разрыдаюсь. Он лишь прижимает меня  к своей груди, и касается  пальцем моей нижней губы:

— Я просто оберегал тебя Полина!- его жадные пальцы вмиг срывают мою шапку и она благополучно падает в снег, волосы растрепались, и я не могу сними справиться. Он жадно касается локонов, будто заманивает в страшную порочную игру.

— Разве мне угрожает опасность Марк? – мои ресницы все в снегу, и кажется, он ими залюбовался. Снег так стремительно окутал этот курорт, что мы не в силах противиться этой стихии. Он проводит языком по моим губам, и я издаю приглушённый стон:

— Беги малышка от страшного волка, он сходит с ума по своей сестричке! А в новый год, может случиться непоправимое! – чувствую, что он хочет меня поцеловать, как тут же из дома выходит взволнованная Мама и дядя Костя:

— Вы Новый Год будете праздновать или нет?  Мы смеёмся, потому что так рады снова видеть друг друга. Я хочу поднять свою шапку, как случайно стукаюсь с Марком лбами.

— Ай! Он тут же осматривает место ушиба:

— Сильно болит? Я киваю головой, но всё никак не могу прийти в себя после его нежного касания языком. Братишка снова возобновил все свои действия?

— Наверное, будет синяк, теперь мне не поможет  никакая пудра! Мы идём по хрустящему снегу, как он вмиг поднимает меня на руки, и нежно касается губами моего ушиба, клянусь, в этот момент вся боль будто испарилась. А на смену её пришло сладкое манящее наслаждение.

— Идём мелкая! Я согрею тебя в тёплой ванне!  Ты ведь разрешишь своему братишке искупать тебя? Не могу поверить, что это не сон, он здесь, я готова ради его ласки на всё, лишь бы он никогда меня не оставлял.

Прода от 22.09.18

От лица Полины.

Идёт снег, он рядом со мной, как же я счастлива! Если бы мне кто-нибудь сказал, что я  буду тонуть в ласках Марка, то я бы не поверила. Забегаем в наш коттедж, где я принимаюсь  помогать маме на кухне. Каждый взгляд Марка вызывает во мне бурю эмоций.

 

— Ну как мелочь, все двойки исправила? –  поедает меня своими глазами, а я с сарказмом ему произношу:

 

— Я теперь отличница! И тут он кажется нарывается на хорошенькую пощёчину, игнорирует мои слова, и обращается к маме:

 

— Странно тётя Тамара! Вовремя она взялась за голову. А то я подумал, что сестричка пошла по рукам! Смотрите, что я нашёл у неё в рюкзаке! – вытаскивает большую книгу камасутры и демонстрирует маме. Она тут же хватается за рот, а  у меня уже чешутся руки.

 

— Полина, зачем это тебе? Переводит мама на меня взгляд, вижу, как  этот подлец еле сдерживает свою улыбку, чтобы в очередной раз меня позлить.

 

— Мама это ложь! Марк всё специально подстроил!

 

— Правда? А как же твоя просьба! Марк ты не знаешь, как девушки испытывают оргазм? – он совсем обалдел, мама не выдержала и тут же пошла в ванную. Сжимаю руки в кулаки, чтобы поставить брата на место.

 

— Совсем обалдел?Так меня подставить! – накидываюсь на него с кулаками. Как он тут же сажает меня к себе на колени, и приподнимает руки:

 

— Я хотел увидеть эти злые глаза! Это чертовски сексуально! Ну же сестричка, не злись! – а дальше его руки хотят пробраться ко мне под свитер. Я закрываю глаза, не в силах перебороть своё возбуждение. Это как самый опасный наркотик. Шепчу ему на ушко:

 

— Марк, нас могут увидеть!

 

— А что они увидят? Мы же просто играем! Полина, ты же не думаешь, что я заберусь к тебе в трусики? Кстати, это книгу, я привёз тебе в подарок! Ты ведь хочешь узнать, как  люди получают незабываемое наслаждение? – его губы ласкают мою шею, не знаю, может мы сошли с ума? Успеваю от него отойти, как раз в эту самую минуту возвращается недовольная мама:

 

— Дочка, как можно быть такой распутной?

 

— Мама он всё выдумал! Марк, скажи ей! – хлопаю своими ресницами, как он будто специально промолчал. Что же он за человек такой?

 

— Я понимаю, что ты конечно выросла, но чтобы опускаться до таких низких вещей!

 

От лица Марка.

 

— Да, тётя Тамара, вы не против, если я лично проведу с ней беседу! А то смотрю совсем от рук отбилась! – кидаю ей куртку и перевожу взгляд на окно, там как раз разыгрался не слабый снегопад. Понимаю, что не в силах перебороть дикое возбуждение. Не успеваю покинуть коттедж, как она бежит следом за мной на улицу. Берёт в руки снежок, и тут же попадает мне в лицо:

 

— Это тебе за пошлость!

 

— Ах так! Ну всё мелкая, потом не плачь, что у тебя трусики намокли! – надвигаюсь к ней как страшный демон, она визжит, потому что боится меня, как огня. Мы убегаем в лес,  она прячется за большой пушистой ёлкой. Как же всё это красиво. Предвкушал этот сладостный момент встречи со своей  мелочью. В детстве мы часто дурачились в такую погоду. Как-то раз мы слепили огромную крепость, и пришли домой похожих на двух снеговиков. Отец ещё долго читал мне лекции о том, что я мог заморозить девочку. Делаю вид, что не заметил, куда она спряталась, хочу её напугать.Медленный шагом подкрадываюсь к ней, как злой волк. Тяну за ветку и весь снег тут же осыпается на её роскошные волосы. Как же она недовольна:

 

-Марк! Я вся мокрая!  Не теряю времени, а просто прижимаю её к этому дереву.Не могу налюбоваться её румянцем на щеках. Чёрт возьми, она такая красивая. Что происходит с нами?

 

— Марк! Почему ты так смотришь? – вижу, как она дрожит, не в силах успокоить своё сердечко, которое вот-вот выпрыгнет из груди.

 

— Я любуюсь тобой! Не представляешь, как же я скучал по этим глазам! Мелочь, почему каждый раз, когда я касаюсь тебя, ты кусаешь свои пухлые губки? – шепчу ей на ухо, на что она пытается отвести от меня свои предательские карие глаза, о которых я мечтаю вот уже несколько месяцев.

 

— Я обиделась на тебя! Зачем ты наврал маме? – её волосы были все в снегу, она была похожа на маленькую принцессу, которая попала во власть зимы. Дотрагиваюсь пальцами до её губ, ещё секунда, и я могу к ним жадно прикоснуться. Но я поклялся, что не перейду эту черту.

 

— Хочешь сказать, что не читала такие книжки?Скажи мне ты делала это? Вдыхаю её аромат, она пахнет цитрусами, которые я обожаю с детства. Вот бы проглотить эту девчонку. Марк, остановись она твоя сестра.

 

— О чём ты?

 

— Не увиливай мелкая, ты знаешь, что такое кончать? Хочешь, я расскажу тебе? – играю с ней как с пушистым котёнком, на что она тут же  даёт мне отпор:

 

— Меня Максим научил, все те месяцы, когда ты прохлаждался со своими девицами,  я развлекалась! Зря она это сказала, потому что в меня вселился бес:

 

— Что ты сказала? Я же убью его! Ты ведь не спала с ним?

 

— Марк, а почему нет? Я ведь тоже хочу ласки, что за странные обвинения? – будто специально нарывается, а я просто толкаю её в сугроб, на что она тут же хочет подняться, но я падаю прямо на неё, чтобы полностью себе подчинить:

 

— Врёшь, я не верю тебе! А если я проверю?

 

— И как ты собираешься это сделать? – пытается мне противостоять, но я уже задумал свой коварный план, и она точно некуда не денется.

 

— Мелкая стоит просто коснуться своими губами, и ты поплывёшь от удовольствия! Пошлая девчонка! – нежно прикасаюсь к её губам, специально не использую  язык, хочу вызвать пожар во всём теле. Пусть отвечает за свои слова. Вижу, на сколько сильно она недовольна:

 

— И это всё? Шепчу ей на ушко, чтобы больше её разозлить:

 

— Полина ты не забыла, что я твой брат? Малышка, я целую только своих девушек, жаль что они остались в Питере! – беру горсть снега и прикасаюсь к её щеке, чтобы остудить её гнев:

 

— Извращенец! Катись к ним! Знаешь, я вообще не хотела тебя видеть! И совсем скоро к нам придет Максим, с которым я попробую все позы из твоей книги! Ясно тебе?

 

Чудом сдержался, чтобы не подарить ей настоящий поцелуй. Это начинает меня напрягать.

Прода от 23.09.18

От лица Полины.

Вот и настал самый лучший праздник в году. Не перестану никогда им восхищаться.Как я и говорила коттедж по соседству занял Максим вместе с его родителями. Как же бесился Марк.В новогоднюю ночь я специально надела белое платье с корсетом и дерзкой пышной юбочкой. Накрутила волосы в локоны, пусть Марк покусает свои локти. Мама позвала всех за стол, чтобы проводить старый год, братишка и дядя Костя, что-то обсуждали за столом, как тут же появилась я.

— С Наступающим!– вижу пожирающий взгляд Марка, хочу сегодня вызвать его на ревность.

— Полинка, ты такая красивая! – радуется мама, а я ближе подсаживаюсь к Марку, который делает вид, что  мой наряд его совершенно не цепляет.

— Как тебе? Не отвечает, а просто открывает бутылку шампанского, даже не поворачивая своего лица.

— Марк, я к тебе обращаюсь!

—  Ты что-то спросила? Мысли сейчас о другом, Паша в клуб зовёт, сразу же после курантов, я вас покину! Так что веселись сестричка, – сжимает руки в кулаки, и как раз в этот момент к нам в коттедж постучались. Слышим хлопушки и радостное:

— С Наступающим! Ко мне подбегает Максим и осыпает меня конфетти, при этом не скрывая того, как же сильно я ему понравилась:

— Полина, ты понимаешь что своим нарядом разбиваешь мне сердце? – шепчет мне на ухо, а я специально, перевожу взгляд на Марка, пусть помучается. Улыбаюсь и целую его в щёку. Видели бы вы глаза Марка, он чуть не выронил из своих рук бутылку. Пусть прочувствует братишка, каково мне ощущать себя ненужной в его судьбе.

— Ребята давайте за стол! Остаётся всего пять минут! – подбегаем к столу, и я чувствую нежную руку Марка на своей талии. Обычно в новогоднюю ночь загадывают заветное желание, но моё точно никогда не исполнится. Как я хочу быть его любимой, разделить с ним все свои эмоции. Боже, я готова ради него даже отдать свою жизнь. Но он никогда об этом не узнает.

— Что ты загадала сестричка? – шепчет мне на ухо этот подлец, и его рука нежно поглаживает мне спину, а я делаю вид, что мне всё равно.

— Поскорее от тебя избавиться! Тебе же плевать на меня Марк! – бьют куранты, наши бокалы наполнены шампанским, и мы не можем друг на друга насмотреться. Разве такое бывает в отношение брата и сестры? Да, мы двоюродные, но то, что творится  с моим сердцем не написать в самом жарком романе про любовь. Она с чувством похоти, безмятежного желания.

 Чувствую ломку по своему Марку. Да, я наркоманка, мне нужен его взгляд, нежные касания по моей коже. Как же сильно я втрескалась в него.

— Не переживай Мелочь, скоро ты забудешь про меня, как страшный сон! – делает так больно и подходит к выходу! На что родители тут же его окликают:

— Марк, куда ты?

— Меня ждут в клубе! С новым годом! Хлопает дверью, а у меня по щекам скатываются маленькие слезинки. Как же он жесток ко мне в последнее время. Ко мне направляется Максим с бокалом, жаль, что сердцу на это всё параллельно:

— И почему принцесса грустит? Полина, не обращай на него внимание! Он идиот. Если бы у меня была такая сестра, я бы ни за что бы в жизни не бросил её одну в  такой вечер! На что он намекал?

— Не понимаю тебя? – невинно хлопаю ресницами, и он шепчет мне на ухо:

— Ты надоела ему, он поехал в клуб, чтобы трахнуть своих очередных девиц! Это же Марк! Мне тут одноклассница Света пожаловалась, что он её поимел прямо в туалете,  вот какой на самом деле твой братик! Как же больно было принять все его слова. Выпиваю шампанского, а потом ещё, через час мне захотелось такого же веселья, как и всем.

— Поехали в клуб! Я хочу танцевать, – обращаюсь к Максиму, как он тут же меня предупреждает:

— Нельзя, там тупой маскарад! Не будешь же ты…- остановился он на полуслове, как я тут же надеваю сверху шубку, и на волосы серебристую диадему. Выглядит так, будто я действительно похожа на снегурочку.

— Что теперь скажешь? – кажется алкоголь конкретно меня расслабил.

— Упасть не встать! Полинка, тебе говорили, что ты очень сексуальная девушка? – хочет убрать мои волосы и покрыть шею поцелуями, но я по-прежнему думаю про этого ненаглядного мерзавца, который не выходит у меня из головы.

— Ну тогда я надену костюм снеговика! – надевает он на лицо маску, и мы выходим на улицу, где ловим такси, все такие радостные, но я хочу отомстить Марку. Забегаем в клуб, как тут же видим слишком много пьяной молодёжи, они все еле держатся на ногах. Максим подносит ко моим губам бутылку шампанского, а я как довольная дурочка хочу его, как живительную водичку. И тут он пользуется моментом и касается языком моего подбородка.

— Что ты делаешь? – мне так неловко от всех его действий, но потом его откровения приводят меня в полнейший шок, а может быть я выпила слишком много алкоголя:

— Ты мне нравишься Полина! Подари мне один поцелуй! – не успеваю ответить, как он прижимает меня к себе и со всей сокрушительной страстью, набрасывается на мои губы. В голове поселился туман, нет я хочу делать это с Марком. Но Максим  был настойчивее. Его жадный язык забирал всё моё последнее спокойствие. Как же хотелось расслабиться и получить эту ласку, только от любимого. Но он даже не соизволил похвалить мой наряд. И сейчас прохлаждается со своей девицей. Максим не может остановиться, чувствую, как он горит. Наш поцелуй продлился не долго, потому что какой-то парень в костюме Дед мороза резко подходит к Максиму и ударяет его кулаком в челюсть, да так, что он отлетает к барной стойке:

— Как ты посмел притронуться к ней? Кричит так громко, от чего музыка тут же замолкает, а я пытаюсь его образумить:

— Не трогай его! Но он будто не слушает меня, и принимается бить несчастного Максима ногами, на что все девушки завизжали, а я вмиг протрезвела. Подбегаю к этому Деду Морозу и хочу его оттащить:

— Ты убьёшь его, перестань!

— Он и мизинца твоего не стоит! Сукин сын! Я отправлю его на тот свет! Дед Мороза как- то оттащили от Максима, при этом меня вместе с ним выгнали на холодную улицу. Конкретно взбесило, что какой-то незнакомец полез в нашу пару. Недолго думая, приближаюсь к нему и даю пощёчину, от чего он тут же снимает красную шапку и кидает бороду в снег.

-Марк? Это ты?

— Ты довольна мелочь? Вся такая взрослая! Шлюха! – впервые слышу от него такие обидные слова, не останавливаюсь и даю ему ещё одну пощёчину, на что он будто ждёт третью:

— Давай, я скажу ещё раз! Как ты посмела довериться этому жалкому выродку? Проще было встать на панель!

— До пошёл ты! Тебе можно зажимать девиц, а я не могу просто поцеловаться?– кричу, так громко, от чего на глазах вмиг появляются предательские слёзы.

— Да! Если бы ты только знала, что все эти девицы не сравнятся с той, которую я боготворю! Я с ума по ней схожу, но…

— Говори, кто она Марк? Ты трус?- рыдаю так громко, на что он на хватает меня за волосы и впивается в губы, а я будто ждала этого так давно, и падаю в омут с головой. Мы снова ложимся на снег, и теперь мне плевать, что я могу простудиться. Не могу отдышаться, его язык будто жгучий змей, забрал мою последнюю волю. Не хочет отстраняться, что за странное влечение вдруг проснулось:

— Ты предала наш поцелуй мелочь!

А эти слова были слишком обидными для меня, потому что он без слов,  оставляет меня одну лежащей на снегу. Яркие звёзды падали с неба, а я хотела уничтожить своё сердце, которое с ума сходило по этому идиоту.

 

Глава 8 Летние приключения.

Прошло полгода.

 От лица Полины.

Не знаю, как я прожила эти шесть месяцев без Марка, он мало того, что уехал из дома, так еще постоянно игнорировал мои телефонные звонки. Всё это только способствовало моей учёбе. Я стала грызть гранит науки,  рано ложиться спать. Настоящая зубрила .Мама стала звать меня затворницей, а как ещё может быть, если без него я потихоньку погибала.

В один прекрасный момент мне так всё надоело, и я решила ему признаться в своих чувствах, пусть всё катится к большим чертям. Как раз была глубокая ночь, его телефон был вне зоны доступа, и лишь в половине двенадцатого, я смогла до него дозвониться. Длинные гудки, сердце стучит, как ненормальное, мы не говорили с ним целый месяц. Он постоянно искал какие-то отговорки, и никогда не перезванивал. И вот я слышу его измученный голос:

— Привет мелочь!

 Как же я мечтала оказаться  с ним на другом конце провода, просто побыть рядом, прижаться  к груди, но видимо, ему на это наплевать. Молчу, потому что глотаю слёзы, которые стекают по щекам.

— Как поживаешь братец? А у самой сердце вот-вот разобьётся на мелкие осколки, он тяжело вздохнул, видимо не хотел со мной разговаривать:

— Ты на часы смотрела? Я тете всё расскажу, что ты засиживаешься допоздна!

— Не хочешь говорить, тогда просто брось трубку! – мой крик был пропитан болью. Я как раз устроилась у себя на подоконнике, чтобы плакать и смотреть в окно, моё любимое занятие.

— Полина, мне надо идти!

— Марк скажи, что я сделала? Почему ты так легко выбросил меня из своей жизни? – слезинка одна за другой стекают по щекам, как можно так себя губить. Ты не видишь, что ему конкретно на тебя наплевать?

— Мелочь, кто тебе сказал? Я просто постоянно занят! Хватит устраивать истерики! – пытается он мне нагрубить, как я тут же вставляю своё слово:

— Не называй меня так! Я почти окончила школу, а ты всё никак не можешь смириться с тем, что я выросла! Марк ты сволочь, не понимаешь, что мне плохо без тебя! – говорила я чистую правду, но с самого начала от этой запретной любви стоило ожидать только плачевных событий.

— Спокойной ночи Полина, ты знаешь, как я тебя боготворю! Просто так будет лучше, ты сама об этом прекрасно знаешь! – хочет уже бросить телефон, как я его останавливаю.

— Подожди! У меня выпускной через неделю, ты приедешь? Марк ты обещал, я купила такое красивое платье! – в голосе была надежда, и он будто услышал мою просьбу

— Как я могу пропустить такой день! Смотри, чтобы я тебя не украл, сестричка! – как же я соскучилась по его смеху.

 — Я буду ждать тебя… -прислоняю телефон к губам, как же сильно я его люблю .

 Благополучно сдав все экзамены, Золушка готовилась к балу. Моё золотое платье, с расшитым корсетом и юбкой, как у принцессы, было будто из сказки. Помню, как весь день собиралась на этот прздник в ожидании Марка. Дядя Костя и мама не переставали  меня хвалить, на радостях они пригласили Максима. Он был старше меня на три года, как-то мне было не по себе от его жадного взгляда. Мы собрались в зале, я оглядывала каждого пришедшего, но Марк так и не появился.

— Его ждешь? – шепчет мне на ухо, будто хочет вывести из себя.

— Отстань!

— Полина, он не приедет! Видишь ли, его друг пригласил на месяц пожить в Сочи! Так что он, наверное, забыл, про твой выпускной! После его слов в сердце будто воткнули нож:

— Нет, он обещал! Забываю про всё на свете, и подбегаю к маме:

— ОН же приедет? Дядя Костя, где Марк? Они как-то странно на меня посмотрели, видимо не хотели расстраивать.

— Полина, ну зачем он тебе сдался? Максим прекрасно справится с ролью твоего братишки! – пытался сгладить ситуацию дядя Костя, но я будто озверела, как так можно было относится  к своей сестре?

-Дайте мне телефон! Сейчас буду объявлять мою фамилию, чтобы вручить аттестат. Пытаюсь дозвониться до Марка, опять эти несносные длинные гудки. Я уже пожалела, что надела это чёртово платье. Ему плевать, он смеялся, и видимо, когда наигрался, и вычеркнул меня из своей жизни.

— Алло! Кто это? – мне отвечает какая-то девица, очевидно, она немного устала.

— Позови Марка!

— Он занят, пошёл в душ, целую ночь трахались, как ненормальные! А ты кто такая? – её голос отравлял мою душу, брат променял меня на эту девицу.

— Эй! Ты что там уснула? Если собираешься молчать, то я бросаю трубку! – Ничего ей не отвечаю, а просто разбиваю телефон вдребезги. Мама тут же хватается за голову, а я покидаю праздник, даже не забрав свой аттестат. Учитель ещё долго спрашивал причину моего испорченного настроения, и когда мы ей наврали с три короба, она согласилась нам отдать аттестат. Сколько же ночей я не спала, и рыдала в подушку. Готовилась к экзаменам, при этом постоянно держав под рукой успокоительное. Моя нервная система расшаталась в пух и прах. Я поступила на переводческий факультет, как же радовалась мама,  а мне было плевать на свою жизнь.

Было как раз начало июля, родители Максима пригласили нас всех погостить к ним в Сочи. Как же я хотела отомстить своему братцу, потому что знаю, что он предпочёл остаться там на всё лето, и открыть сеть летних кафе. Кажется, совсем не собирался возвращаться в дождливый Питер.

— Ты правда поедешь? – интересуется у меня Максим, когда я убираю свой купальник в чемодан, осталось только выбрать наряд по откровеннее.

— Конечно, а там есть бассейн? – моя хитрая улыбочка доводит его до бешенства. Он уже в сотый раз пытается подбить ко мне клинья.

— И шезлонги, на которых  я буду ласкать, тебя Полинка! – нежно целует меня в щёку, на что я  ему дерзко отвечаю:

— Максим, тебе говорили, что ты бабник?  Он хочет положить мне руки на талию, как я тут же отстраняюсь:

— Да и ещё подлый обманщик! Торопись Полин! У нас самолёт через два часа! – коснулся он пальцем моей нижней губы. А я уже отсчитывала минуты, чтобы посмотреть своему братцу в глаза, который проигнорировал мой праздник. Ну, что же я теперь пустое место в его судьбе.

Полёт прошёл как нельзя лучше, и уже в полдень мы  были в аэропорту Адлера. В этом году выдалось слишком жаркое лето. На мне коротенький сарафан, который еле прикрывает мои ноги. Я специально надела босоножки на высоком каблуке, чтобы дополнить свой образ. Максим жадно осматривает меня с ног до головы, сразу видно, что я ему нравлюсь. Но в сердце давно поселилась тоска, когда Марк меня и бросил. Дом у родителей Максима был на самом берегу Чёрного Моря, они были богаты, что ещё нужно для счастья. Максим, словно принц на белом коне, от него девушки сходили с ума, а я как дура мечтаю о своём брате.

— Стоим на балконе, как дядя Костя предлагает нам оригинальную прогулку:

— Ну что детишки, а не хотите попробовать самое вкусное мороженое в городе?

-Ещё бы! Такая жара!

— Через десять минут встречаемся внизу! – мой дядя был всегда такой жизнерадостный, очень жаль, что когда он так смотрит на меня, я вспоминаю про Марка. Нужно срочно выкидывать его из своей головы. Расчёсываю свои длинные волосы, они уже конкретно спутались от жары, и мигом прыгаю в машину дяди Кости. Весь город пропитан солнцем, как же тут красиво! Машина останавливается около  незнакомого мне кафе. Мы с Максимом так и остались на заднем сиденье, а Дядя Костя вышел на улицу. Я не сразу поняла, к кому навстречу он пошёл, а потом когда заметила знакомый силуэт, сжалась на заднем сиденье.

— Испугалась? – шепчет на ухо Максим, он будто в чём-то меня подозревает.

— Кто я? А почему собственно мне бояться своего брата? – в моих словах самый настоящий вызов, видимо, он напоминает про ту новогоднюю перепалку:

— Он ведь может тебя отругать за такое откровенное платье! Ты же у нас всегда и во всём слушаешься старшего братишку! – подколол он меня, как я грациозно выхожу из машины. И моё и без того короткое платье задирается вверх. А порывистый ветер развевает мои волосы. Марк поворачивает лицо в мою сторону, а я пытаюсь перевести дыхание, чтобы не наброситься на него с поцелуями. Как же так Полина, он предал тебя, совсем забыл про твой праздник, и ещё та девица. Хочу уже сделать шаг к нему на встречу, как к нему подходит какая-то блондинка, с вызывающим макияжем. Она гладит его по щеке, а потом страстно целует, но он будто окаменел, наверное, не ожидал меня здесь увидеть. За моей спиной возрастает высокая тень в лице Максима:

— Ну что, пойдем поздороваемся  с твоим братиком? Между нами летает жуткое напряжение, боюсь, как бы мы не сожгли это кафе.

Прода от 25.09.18

 

От лица Марка.

Я чуть не подавился, когда увидел свою сестру в объятиях этого напыщенного ублюдка. Как бы мне не хотелось себе в этом признаться, я так и не смог  выбросить её из головы.

 

— Какие люди! Марк! Я так тебя рада тебя видеть братишка, – кричит эта предательница, а я мечтаю, как можно скорее увести её в укромное местечко и наказать.

 

— Мелочь, а я так, как рад! А это твой жених? – сжимаю руки в кулаки, как меня бесит этот мерзавец.

 

— Привет, а я Эля, девушка Марка! Он так много про тебя рассказывал! — приближается  к ней моя так называемая подружка, разумеется, она ничего для меня не значит.

 

— Серьёзно? Я думала, что ты очередная игрушка!  Знаешь, у него столько девиц, что порой он путает их имена! Вот засранец, правда? – она ответит за то, что сказала.

 

— Эля, это просто так сестрёнка шутит, она у меня давно не получала по своей попке!  И тут  в разговор вмешивается это  маменькин сынок:

 

— Да Марк,  горбатого могила исправит! Когда же ты женишься? Это был хороший подкол с его стороны. Но я не останусь без ответа:

 

— С моей единственной мы никогда не будем вместе! – бросаю взгляд на свою сестру, которая видимо, поняла мой грустный комментарий. Только бы остаться с ней наедине.

 

— Ну что, ты держишь нас на улице? Угости фирменным мороженым, Полинка знаешь, как  хотела его попробовать! – добавляет папа, а я никак не могу оторвать взгляд от Мелочи, она так мило беседует с этим Максимом.

 

— Все к столу! Надо отпраздновать приезд! – проходим на террасу, и у меня просыпается жгучее желание разбить морду  Максиму, когда она садится  к нему на колени, и что-то  весело рассказывает:

 

— Да, помнишь, что я вытворяла!

 

— А нам не расскажите, жуть, как интересно, – сажусь специально напротив, чтобы она не смогла от меня ускользнуть. Делает вид, что ей не хочется прерываться от беседы с Максимом, и ехидно отвечает:

 

— Я рассказывала, про то, как напилась на выпускном! А потом мы с Максимом до самого утра гуляли по городу босиком! Говорит это всё, пристально всматриваясь в глаза, думает, что мне всё равно.

 

— Да? А ты ему случайно свои трусики не показала? –   надвигается страшная буря, она шипит, чувствую нутром ей больно.

 

— Конечно, он же не забыл про мой праздник! На миг я замираю, будто сейчас никогда нет. Как же я по ней соскучился, всё это время старался выкинуть все её фотографии, чтобы перебороть страшный соблазн. И да я не специально пропустил важное событие в её жизни, но только так, я борюсь с бешеным влечением к ней.

 

-Сестричка, мне было не до тебя! Сама знаешь, как я люблю веселиться! – понимаю, что все эти слова могут её конкретно разозлить. Она тут же забыла про мороженое, и  обращается к этому подонку:

 

— Максим, пошли купаться? Что-то у меня аппетит пропал! – встаёт из-за стола, и мы остаемся вчетвером, Эля с кем-то разговаривала по телефону, и поэтому не слышала наш разговор.

 

— Ох, Марк! С каждым днём она становится ещё более неуправляемой. Не понимаю, куда подевалась моя Полина? – жалуется тётя Тамара, и если честно, я её хорошенько понимаю.

 

— Переходный возраст! Всё наладится! – а сам мечтаю наказать её за плохое поведение, мы никогда ещё так не ссорились.

 

— Да отстаньте вы от девочки! Она окончила школу, поступила в университет, что ещё нужно для счастья? С Максимкой встречаются! – слова отца, как острый нож пронзили сердце, пусть будет кто угодно, но только не этот напыщенный мерзавец.

 

— Марк, давай сходим на пляж? – вернулась Эля, и я вспомнил, что моя младшая сестрёнка тоже туда направилась

 

— С удовольствием, а вы снами? – обращаюсь я к отцу и тёте Тамаре.

 

— Нет, мы с братом посидим, и полюбуемся морским пейзажем! Отдыхайте молодёжь! Специально беру Элю на руки мы  идём к одной влюблённой парочке. Моя сестра сидит на горячем песке и смеётся с Максимом, и как только видит меня, замолкает.

 

— А мы к вам! Не помешаем? Или вы тут обсуждаете свои пошлые шуточки? – сажусь рядом с ней и специально задеваю её спину, она поворачивается, и я вижу её растерянный взгляд, она может обманывать кого угодно, но я точно ей не безразличен.

— Да братишка, выбираем самую лучшую позу для занятия сексом! Может, подскажешь? – она стала такой стервой, что порой хочется вымыть её рот с мылом. Но я знаю, на какую кнопку надо нажать, чтобы поставить её на место:

 

— Какая дерзкая! Марк, она совсем не похоже на ангела! –встревает в разговор Эля, и я вижу, как  это не нравится мелочи:

 

— Я ещё и кусаться могу, так что, держись от меня подальше! Максим, смотри какой купальник, я себе выбрала!

 А дальше я теряю самоконтроль, когда она снимает свой сарафан и остаётся в черном тоненьком купальнике, он состоит из одних ниточек, потянешь, и он вмиг развяжется. Бюстгальтер едва прикрывал её соски, я тут же захотел его сорвать. Перевожу довольный взгляд на Максима, он её не получит.

 

— Полинка, да ты прям идеал красоты! – отвечает с вожделением, думает, что победил. Ошибается, она навсегда останется моей сестрёнкой. Полина распускает свои волосы и надвигается к морю. А я с незабываемым вожделением любуюсь её роскошным телом, она не понимает, что все мужчины сходят с ума от её красоты. Это придурок последовал за ней, а я уже позабыл про Элю, которая прилипла  ко мне, как банный лист. Сестричка плескается в воде, и я уже обдумываю план, как её похитить.

 

— Марк, натри мне спину кремом,- просит меня Эля, и я исполняю её просьбу, а она закрывает свои глаза шляпой. Пользуюсь моментом и надвигаюсь, как шторм к берегу моря. Заходу в воду и просто перебрасываю Полинку через плечо.

 

— С ума сошёл? -пытается вырваться, но я быстро ей отвечаю:

 

— Ещё не выросла, чтобы такие откровенные купальники носить!

 

— Отпусти её, она уже взрослая! – пытается противостоять этот маменькин сынок, а я ему напоминаю:

 

— Лучше не лезь, а не то мне придётся утопить тебя в этом море! Полина вырывается, когда я заношу ей в домик, около моря. Ключи мне дал мой друг, который работал спасателем на пляже.

 

— Что ты себе позволяешь? – кинул её на диван, она совсем недовольна.

 

— Это ты, где мозги потеряла? Знаешь, что хочется  с тобой сделать, когда ты появляешься в таком виде? – не могу контролировать своё возбуждение, она будто запретный плод, который  так и просит откусить его.

 

— Интересно даже услышать, просвети Марк!

— Я лучше покажу!

Тут же хватаю её за волосы и прижимаю к дивану, мои губы врываются в её рот, и мы страстно целуемся, руки тянутся к завязкам, чтобы вмиг избавиться от бюстгальтера. Она стонет мне на ухо, и я кусаю её в шею, её жадные стоны, будто пропитаны болью:

 

— Предатель, сам наплевал на меня, а сейчас не даёшь быть счастливой! – извивается, как нежный пушистый котёнок, которого я хочу приласкать.

 

— Если бы я пришёл на  выпускной Полина, ты бы точно потерла невинность! – мои пальцы ласкают её сосок через тонкую ткань бюстгальтера, мы можем совершить непоправимый грех, нужно остановиться.

 

— Я должен идти!

 

— Опять бросаешь меня? Марк, мы стали друг другу чужими! – на глазах появились слезинка, она слишком напугана.

 

— Да, Полина! Так будет лучше! Желаю тебе счастья с Максимом! Но знай, он ещё тот похотливый ублюдок!

Понимаю, что не должен портить ей жизнь, на этом всё. Я не могу губить её невинное сердечко, слишком сильно она страдала, видимо в этой жизни мы не можем с ней быть даже братом и сестрой.

Глава 9 Не покорюсь.

От лица Полины.

Так и закончилась летняя пора, и пришла холодная осень, а мы с Марком всё так же не общаемся, порой мне кажется, что все наши  отношения были просто липовыми. Утром собираюсь в институт, как слышу разговор дяди Кости по телефону:

— Марк, мы уезжаем на две недели! И почему ты не хочешь присмотреть за своей сестрой? От этого заявления, по всему телу пробежались мурашки. Только не это. Мама как раз накрывала на стол, и я решила у неё спросить:

— А куда вы собрались?

— Дочка, помнишь тётю Иру? Она у нас замуж собралась и приглашает в Испанию! Не могу отказаться, поэтому мы опросили Марка присмотреть за тобой!- наливает мне чай, а я тут же выхожу из себя:

— Мама, мне уже девятнадцать лет! Я сама справлюсь! И к тому же могу обратиться к Максиму, если что! – пытаюсь отсрочить общение с Марком, как в нашу беседу вклинивается мой дядя:

— Он приедет! Полин, ну ты знаешь же свою маму! Она спать ночами не будет, если оставит тебя тут одной!

— Я что готовить или стирать не могу? Мама, я же никогда тебя не подводила! – у меня напрочь пропал аппетит, она с самого утра на меня кричит:

— Марк будет за тобой присматривать, на этом точка! Знаю я современную молодёжь! Мы только за дверь, а ты пойдёшь по рукам? – это были самые обидные слова, которые  я могла от неё слышать.

— Что ты сказала? Да я, между прочим девственница! – ну вот, мы поругались, отличное начало дня.

— Так, девочки довольно! Тамар, ты все документы проверила? – выходит он из-за стола, и мы остаёмся с ней наедине. Тут же умолкаю, потому что мне противно с ней разговаривать:

— Дочка, так будет лучше! Ну, не обижайся! – берёт она мою руку, а я не хочу смотреть в её глаза.

— Мама, мы очень плохо общаемся! Марк ненавидит меня! Он презирает Максима, ты хочешь, чтобы мы весь дом разнесли? – честное слово причина была в другом, нам не справится в влечением, которое нас охватило.

— Так, ты мне это брось! Не забыла, что мы семья? И думаю за эти четырнадцать дней, что нас не будет, вы точно помиритесь! Ешь завтрак и марш в институт! – больше мы не проронили ни слова, представляю, что будет, когда братишка сюда приедет.

Утром в воскресение, слышу громкие голоса прямо в гостиной, нет сомнений,  это Марк пожаловал к нам в гости. Надеваю на свою коротенькую пижаму халат, и спускаюсь вниз.

— Доброе утро! Ой, а кто это у нас в гостях? – мы постоянно друг друга подкалываем, Марк ставит чемодан в прихожую, и жадно оглядывает меня с ног до головы:

— У тебя амнезия? Забыла своего брата? Приехал поставить тебя в угол и ударить по попке! – комментарий адресованный мне был таким обидным, но в этой суматохе, мама ничего не замечала.

— Может, хватит делать из меня маленькую! Мама! – кричу так громко, но она не поднимает своих глаз, и носится по дому, как угорелая:

— Кость, а загранпаспорта где? – понимаю, что она не расслышала моего последнего вопроса. Марк не спускает с меня глаз, а я боюсь с  ним остаться наедине. Представляю, что мы с сделаем друг с другом.

— Не бойся сестричка, мы с тобой поладим, – подходит ко мне так близко, и я уже же тону в его прекрасных голубых глазах, которые стали моим смыслом. И всё, что сейчас я говорила, это был настоящий протест, потому что я не в силах отказаться от своей одержимости к Марку. И вот уже несколько ночей мой дневник сходит с ума, там каждая строчка гласит о том, как же сильно я его хочу, и схожу по нему с ума.

— Так мы собрались, дети я вас только прошу, не разнесите дом! – обращается к нам дядя Костя, а я понимаю, что как только дверь за ними закроется, я попаду в ад, где мне придётся бороться со своими чувствами.

— Папа я понял, Полинке парней  в дом не водить, ложиться спать в десять, и зубки на ночь чистить! – вижу, как он смеется мне в лицо, но я не стану ему покоряться.

— Сынок, вся надежда на тебя! Полиночка удачи! – они с мамой выходят на улицу, мы не стали провожать их до аэропорта. Дверь захлопывается и Марк снимает свою куртку, а потом надвигается ко мне:

— Ну вот, мы остались одни Мелочь! Я так давно мечтаю наказать твой ротик! Ты почему так грубишь своему брату? – вспоминаю, что на мне всего лишь жалкая пижама, которая меня точно не спасёт.

— Марк, не приближайся ко мне!

— А что такое? Разве я могу причинить тебе боль? Полина, почему ты шарахаешься меня? – он тянет меня за запястье к себе и я забываю, как дышать.

— Ты предал меня, выбросил из своей жизни! Марк, мы разные! Зачем ты приехал? Мог  бы придумать свою очередную отмазку! Я не хочу страдать! – схожу с ума, от его нежных  касаний, когда он проводит пальцем по моим ключицам, я могу вмиг перейти эту черту, которая делает нас родственниками. Только бы сохранить своё самообладание.

— Кто сказал? Я сделаю тебе хорошо! Ты же моя малышка, иди сюда, я приласкаю тебя! – снимает резинку с волос, и бросает на пол, а потом сажает к себе на колени. Остались считанные секунды, и мы можем поцеловаться:

— Марк, ты ненавидишь меня, мы больше не доверяем друг другу тайны!

— А как ещё я должен к тебе относиться? Полина, ты постоянно находишься с этим Максимом, скажи вы спали? – расстёгивает мой халат, и я понимаю, что мне никто не поможет, сейчас мы в доме совершенно одни.

— Да Марк, я сделала это с ним! А что разве тебе не всё равно? – говорю я самую ужасную ложь, как тут же вижу, как он взбеленился:

— Может, ты ещё за него замуж пойдёшь? Ну, и как тебе понравилось скакать на нём? – впервые в жизни слышу такие грубые слова от моего брата, человека, с которым мы провели беззаботное детство. И после этого мы должны хорошо с ним общаться? Мои руки зажаты будто в тисках.

— Да, потому что я кончаю от его поцелуев! А ты пустое место для меня! – не знаю, откуда во мне взялось столько дерзости, всему виной то, что он променял меня на этих жалких девушек. Марк хватает меня за волосы и шипит, как раненый зверь:

— Ты ответишь за все твои слова сестричка!

 

Прода от 27.09.18

От лица Марка.

Весь вечер мы просидели в разных комнатах. Понимаю, что нам нужно срочно помириться, но как это сделать? Да, я не в праве, лишать её личной жизни. Но знаю одно, Максим ей не пара. С его извращёнными фантазиями, и любителем жалких групповух, он опасен для Полины. Да, я сам такой, но когда речь заходит о моей сестре, я готов порвать любого. Вечером, решаюсь приготовить ей ужин, любимую жареную картошку с цыплёнком. Может тогда, нам удастся помириться. Раньше, это безусловно, помогало! Стучусь в её комнату, и вижу, что она пуста. Куда она подевалась? И тут из ванной выходит расфуфыренная сестричка, точнее, девушка вылитая потаскуха, в коротком чёрном платье и  дерзким макияжем. Ну, всё она у меня точно дождётся.

— И куда это мы собрались? — не даю ей пройти и прижимаю к стене.

— С Максимом на свидание! Так что можешь приглашать в дом девиц, и веселиться с ними до утра, а я останусь у него на ночь! От её заявления, я был готов придушить её.

— Давно не получала по своей заднице? Никуда ты не пойдёшь! – теперь я выглядел, словно её родной старший брат.

— А не пошел, бы ты, знаешь куда! Сукин сын, ты же у нас всех девушек оприходовал! Интересно, а с моими подругами, ты тоже переспал?– вижу, что она это говорит с такой обидой, что я решаюсь её проучить:

— Ревнуешь? Хотела бы оказаться на их месте? Она просто отталкивает меня, и мчится вниз, но я не позволю ей уйти из дома в таком дерзком наряде.

— Стой, я сказал! Ты оглохла?Быстро пошла к себе в комнату переодеваться, Полина! Я тебя предупреждаю в последний раз! А не то я сорву это чёртово платье! – кричал я, как ненормальный, но она стала злить меня ещё сильнее.

—  Марк, ты теперь пустое место для меня! Можешь даже позвонить маме и рассказать, как я плохо себя вела!

 Это стало последней каплей, я выхватываю её телефон, и набираю номер этого засранца, специально смеюсь, меняю голос, чтобы он понял с кем имеет дело?

— Полина, сегодня не придёт! Кто говорит? Её парень, точнее очередной хахаль! – сбрысываю вызов, на что она сердится, и хочет дать пощёчину, но я быстро заламываю ей руки:

— Сволочь, как я могла доверять тебе все тайны? Что он теперь подумает про меня? Как ты мне надоел! Не нравится это платье? Порви его! Ну же! – она плачет, а я будто озверел. Достаю свой нож, и начинаю разрезать эту ткань. Она остаётся в одном бюстгальтере, и уже не противится моим действиям! Глаза жадно уставились на её грудь, и у меня снова снесло крышу, как же она великолепна, как нежная роза.

— Чего ждёшь? Давай, а теперь порви это чёртово нижнее бельё! Ты ведь всё портишь!

— Не вынуждай меня Полина, я ведь могу избавиться от него в считанные секунды! – мои губы слишком близко к её, это наводит на грех. Будто все звёзды на небе против нас.

— А что потом? Трахнешь меня? Тебе ведь слабо это сделать! – а потом её руки коснулись застёжки бюстгалтера, и она вмиг от него избавляется, я увидел её сочную грудь, как два сочных персика, которых я хочу коснуться своим языком.

— Что ты несёшь? Ты же моя сестра!

— Накажи меня Марк, как свою  очередную жертву! – из её губ полились такие жестокие слова, которые не укладывались в моей голове.

— Мне стыдно за тебя! Да, я не идеален, но ты предлагаешь такие вещи? Полина, я ведь люблю тебя, как младшую сестрёнку, ты выросла на моих глазах. Я просто не хочу, чтобы ты доставалась этому Максиму! Он ведь хуже меня, насилует девушек, не считаясь с их чувствами!– специально отворачиваюсь от неё, чтобы не наделать глупостей.

— Просто скажи, что не хочешь меня! Вот и всё!

 Как она может так себя унижать. Сжимаю руки в кулаки, а потом стискиваю свои зубы, тут же пальцы впиваются в её роскошные волосы:

— Заткнись мелкая, а не то я исполню твою просьбу! Думаешь, я такой пушистый! Марш в ванную смывать косметику, а не то я позвоню тёте Тамаре и выложу всё, про твои ночные похождения! Жду тебя через пять минут на кухне, а телефон пока останется у меня! – отталкиваю её от себя, то, что она мне предлагала, не укладывается в голове. Ужас. Стараюсь перевести своё дыхание, чтобы успокоить своё беспокойное сердце. Ужин остыл, пришлось его разогревать. Ничего, как-нибудь справлюсь с этим, и не такое проходили. Она заходит на кухню в одном  халате, и в своих тапочках с зайчатами.

— Что это?

— Картошка с курицей! Только не говори, что ты не голодна, – не могу я отойти от нашей недавней ссоры, слишком тяжело находиться рядом с ней. Она фыркает и отодвигает тарелку:

— Я на диете! И не буду, это есть! Сегодня она точно нарывается получить по своей заднице:

— Что ты сказала? Какая к чёрту диета?? Взяла вилку, и быстро начала есть! Но она  решила конкретно со мной поругаться. Двигается тарелку к краю стола, и она вмиг разбивается.

— Ты совсем сбрендила? Я целый час готовил этот ужин! Сучка!

— Не спорю, я хотела пойти на свидание с Максимом, а мой братец помешал! Пусть сам ест свою картошку! Но она не понимает, что её брат на самом деле ещё тот жуткий демон:

— Ошибаешься, сейчас я тебе покажу, на что способен твой братик! В считанные секунды она оказывается у меня на коленях. И я накладываю ещё одну тарелку картошки, и теперь принимаюсь её кормить:

— Я не буду! Отпусти меня!

— Рот открыла, или я поговорю с тобой по-другому! – моя рука развязывает халат и хочет пробраться в её трусики, видимо, она испугалась, и послушалась.

— Молодец! Первая ложка за маму! Прожёвывает содержимое, а я не нарадуюсь своей победе:

— Я сама поем! Как же мне нравится ощущать её тепло рядом с собой, ласкать, как нежную девочку, мою любимую сестрёнку.

— Подожди, теперь за дядю Костю! – с неохотой она поднесла вилку ко рту, а я уже  принялся ласкать внутреннюю часть её бедра:

— А теперь за Марка, твоего старшего братика! – целую её  в шею, но она кажется, не собирается доедать это блюдо.

— Я наелась! А теперь убери свои руки! – пытается вырваться, но я не хочу останавливаться, меня это всё наводит на странные мысли.

— А как же за братика? – на миг наши глаза встретились, я видел, как сильно она обижается.

— Он самодовольный кретин, так ему и передай! – наступает мне на ногу и покидает кухню. А я тем временем, чувствую невыносимую боль.

 

 

Глава 10 Горькая правда.

От лица Полины.

Вот уже неделю, мы не разговариваем друг с другом. Одно только радует мне стали очень много задавать  в университете, что я буквально зашиваюсь. Сегодня понедельник, он уже куда-то убежал, а я с довольным лицом собираюсь на первую пару. Помню, что на протяжении  прошлой недели просто бегала от него, лишь бы не показываться на глаза. В университете я познакомилась с Ариной, которая с минуты на минуты должна ко мне прийти. Звонок в дверь, и я тут же поспешила её открыть:

— Вау! Ну и домик! А где твой братишка?-  она  была ещё та сердцеедка, любила новые приключения.

— Твоё счастье,  что его нет дома! А то бы мы снова с ним поругались!– стою перед зеркалом и расчёсываю свои длинные волосы.

— Беспокойный братишка волнуется, вы же не родные? – смотрит она на меня как-то подозрительно, что у меня подкашиваются колени.

-Он мне двоюродный, — не могла же ей я рассказать, что между нами летает буря страстей.

— Полинка, мне бы твои проблемы, я бы его вмиг на место поставила! Но сейчас не об этом! Торопись первая пара, математика! Знаешь, что с нами сделают, если хоть на пять минут опоздаем! – напоминает мне, как возле дома уже останавливается знакомый джип.

— А это ещё кто? – рассматривает она иномарку с вожделением, а я тяжело вздыхаю:

— Максим, верный рыцарь, который каждый день  отвозит меня в универ.

— Ну ты даешь, такие красавцы кругом! И она ещё жалуется! Выходим на улицу, как я тут же вижу его довольное лицо:

— Садись красавица! – опускает он стекло своей машины, и я ему напоминаю:

— А если Марк тебя увидит, знаешь, что он с тобой сделает?

— Я записался на бокс и у нас ещё состоится с ним бой без правил! – заводит мотор, как я тут же прихожу в ярость:

— Только попробуй к нему притронуться, и нашей дружбе конец!

— Ладно Полина, что ты так завелась? Я же просто пошутил! Кто же виноват, что у тебя братец псих-ревнивец!

Мы ехали довольно быстро, чтобы успеть, а я всё никак не могла выбросить из головы Марка. Как же я скучаю по нашим посиделкам, но видимо это останется в прошлом. Весь день я летала в облаках и практически не слышала объяснений преподавателей, Арина то и дело показывала мне новых парней, а я  поняла, что лучше Марка никого нет. Сейчас уже два часа, лекции скоро закончатся, почему я жду его звонка?

— Полина, пошли в кафе? Меня тут друг на День рождение позвал!

Понимаю, как сильно это разозлит Марка, он ведь может трахать своих девиц.А мне что сидеть в четырёх стенах?  Два дня назад, он специально привёл брюнетку с карими глазами и на моих глазах жадно её целовал. Вот как после всего этого, я могу его любить? Сердце, ну кого же ты выбираешь? Да он мой брат, мы не чужие, но он бабник и я жду не дождусь, когда просто поставлю его на место.

— А почему бы нет? Весь день свободна! Назло выключаю мобильный телефон, пусть помучается.

От лица Марка.

— Алло! Кто сказал продавать кафе? Нет, я не подписывался на это! Сейчас найду документы! Не могу я прилететь в Сочи! – захожу домой, и быстро снимаю промокшую обувь, так уж вышло, что начался страшный ливень.

— Я тебе перезвоню! Да пошёл ты со своими подколами! – бросаю трубку, потому что друг вечно засыпает своими шуточками по отношению к моей сестре.

— Полина! – мне никто не отвечает, куда запропастилась эта девчонка? Набираю её номер, конечно, кто бы сомневался, она выключила телефон. Как же мне осточертели её выходки. Ну почему мы не можем общаться, как раньше? Ладно, пока найду те документы и вышлю своему заму на почту. Только куда я их положил? Начинаю рыскать по всей гостиной, помню, что с этим ускоренным переездом оставил папку в какой-то комнате. Здесь нет, в верхнем ящике комода лежали её детские рисунки, пора разобраться в этом мусоре. Поднимаюсь на второй этаж, и буквально переворачиваю всю комнату вверх дном, тут тоже нет. Может, я их оставил в кабинете? Захожу, и тут же осматриваю все папки на столе, тут образовалась такая гора, что несколько документов падает на пол, а вместе с ними и красный ежедневник. Что это такое? Я сразу же забыл, что искал.   Может это отцовская вещь? Когда я открываю первую страницу, то тут же столбенею, лучше бы я не произносил этого вслух:

— Дневник Полины! Моя жизнь.

Это её личная вещь, она наверное, забыла его здесь случайно. Нужно отнести к ней в комнату. И тут он снова выпадает из моих рук, создалось такое впечатление, что эта тетрадь будто сама хочет быть прочитанной. Поднимаю его, и глаза тут же находят очень любопытные строчки.

От лица Полины.

На часах почти двенадцать часов, ну и пусть орёт, как сумасшедший! Мне плевать! Открываю дверь и специально напеваю песню. Во всём доме выключен свет, может мне повезло, и он уже спит? Но моё счастье продлилось недолго, когда он подкрадывается ко мне словно приведение, и включает свет.

— Где ты была?

— Марк я устала, однокурсники пригласили меня в кафе! Давай, я послушаю все твои нотации завтра!- хочу уже пройти в сторону лестницы, и как раз подняться к себе в комнату. Вообще не хочу находиться рядом с ним, неизвестно к чему это приведёт. Но не успела я дойти до неё, как слышу его похотливые слова:

Я опустила свои пальчики в трусики, и начала мастурбировать, и всё это время я думала о Марке! Как же я хочу, чтобы он полизал меня в своей кровати, а потом украл мою невинность! Я каждый день молю об этом бога!

Поворачиваю своё лицо и вижу, как он нагло читает мой дневник. Его взгляд хочет разорвать меня на куски. Представляю, что сейчас будет…

 

Прода от 29.09.18.

От лица Полины.

Он нашёл личный дневник, только не это.

— Это не моё! – пытаюсь  играть на публику, на что он, как жестокий зверь ко мне приближается.

— Серьёзно? А здесь написано Полина Чернова! Знаешь, я нашёл его в кабинете! Ты наверное, забыла его забрать. Иди сюда, мы почитаем его вместе! – он хватает  меня за руку, и ведёт в сторону дивана. Я пытаюсь вырваться, но все мои попытки тщетны.

— Отпусти меня! Прошу, Марк!

— Стой, мы же не нашли мои любимые строки! Ах, вот! Как же я мечтаю, чтобы Марк коснулся языком моей киски, а я кончала в его объятиях! Или это! Он единственный, для кого я берегу свою невинность! – хватает меня за волосы, и слёзы стекают по щекам.

— Ублюдок! Ты читал его!

— Это я ублюдок? Посмотри сюда, ты совсем обалдела? Я тебя спрашиваю! – обхватывает мои щёки и я вижу, его горящий интерес.

— Ты не имел право его читать! – он нависает надо мной, как ужасный демон.

— Я думал, ты порядочная девушка! Специально уехал, оставив тебя одну, а ты шлюха, которая мечтает о своём брате? Скажи Полина, ты ведь хочешь этого? Мечтаешь обо мне в своих снах! Я прочёл его весь, ты даже мастурбируешь на мою фотографию! – он так сильно кричал, что я впервые в жизни испугалась.

— Отдай его мне!

— Зачем? Я буду теперь каждую ночь его читать, и понимать какая ты дрянь! А почему ты плачешь? Я что слишком грубый? Мелочь, я тут подумал, что желание сестрички для меня закон! Ты ведь так мечтала об этом! – и тут он кидает дневник на пол, что он задумал?

— Марк, не надо я всё это придумала! – отхожу от него в сторону лестницы, и он начинает раздеваться.

— Говоришь мечтаешь, чтобы мой язык  тебя конкретно полизал, ну что ж,  держись сестричка!

Убегаю от него, как ненормальная, а он тем временем не отстаёт от меня. В моего брата вселился демон?

 Прячусь в своей комнате, как он тут же вышибает дверь ногой. Его глаза находят мои, теперь он точно растопчет меня.

— Я боготворил тебя, а ты падшая дрянь! – сжимаюсь на своей кровати, и ужасаюсь от его слов. К счастью мне удаётся ускользнуть в коридор и забежать в ванную. Какая я дура, он всё равно это сделает.

— Выходи немедленно!

— Марк прости меня! Я просто тебя лю… — заикалась я на каждом слове, но мои слова на него не подействовали.

Он открывает дверь, и я визжу, как ненормальная.

— Ну же сестричка, иди ко мне! Ты ведь не виновата! Малышка! – протягивает он ко мне свои руки, и я ему доверяюсь, и зря, потому что он тут же затаскивает меня в ванную, и разрывает всю мою одежду.

— Остановись, я же попросила прощения! – плачу, а сама не могу прийти в себя.

— Я делаю так, как написано в твоём дневнике! Сейчас ты захлебнёшься в своих стонах! Я покажу тебе, какой я на самом деле! – и тут он спускает мои трусики, и приближается к  киске, его язык касается моего клитора, я будто получила долгожданную дозу. Он щекочет меня, и я не могу сдерживаться:

— О боже! Он с таким вожделением его лизал, что у меня затряслись коленки.

— Скажи теперь, ты счастлива? Как тебе мой язычок? Ты ведь хочешь кончить? – он сжимал мою грудь, а я так долго ждала его ласки, что выгнулась от удовольствия.

— Марк перестань!

-Поздно сестричка, ты сама выбрала этот путь! – касание языком, и я взрываюсь от оргазма, тело не поддаётся контролю. Как он не понимает, что я люблю его до безумия. Он тут же отстранился, а я закрыла свои соски руками.

— Как ты можешь моей сестрой?  Теперь можешь написать в своём дневнике, как кончила от язычка своего брата! – уходит и оставляет меня одну, а я сижу в ванной под прохладной водой, она стекает по моему безжизненному телу. Мы переступили черту, как теперь с этим жить? Не помню, как долго я просидела под ледяной струёй. Лишь под утро я вылезла из ванной. Так и не смогла уснуть, закуталась в своё одеяло,  и ещё долго смотрела в окно.Меня разбудил настойчивый звонок по телефону.

— Алло! – мой голос будто умер, так больно мне ещё не было никогда.

— Полина, ты соображаешь, преподаватель рвёт и метет! Что произошло? – спрашивает у меня подруга, а я еле могу вымолвить слово, потому что страшно болит горло. Видимо, мои мокрые процедуры, не пошли мне на пользу.

— Я заболела, наверное ангина! – выключаю на автомате свой телефон, и на ватных ногах спускаюсь вниз. Что же мы наделали вчера? Он совсем обезумел, это я виновата, забыла свой дневник прямо в кабинете. На холодильнике приклеена записка:

 Блинчики на столе!

 Как же сильно я на него обижалась, хотя он подарил мне самую незабываемую ласку. Беру в свои руки тарелку, и со всей силы швыряю её в стену, как можно было полюбить такого засранца. Но сердцу не прикажешь, я не перестану им восхищаться никогда. И всё это началось давным-давно, боль в горле становится невыносимой, у меня нет сил дойти до ближайшей аптеки. Тело ломает от ужасной простуды, я совсем перестала заботиться о своём здоровье, и всему виной мой ненаглядный братишка.

 

Глава 11 Ты мой кислород.

От лица Марка.

Весь день я провёл в баре, у меня не выходили из головы строчки этого дневника. Помню, как она выгибалась подо мной, и что мы творили с ней в ванной. Да, совсем слетел с катушек, сделал это так грязно, что у меня кулаки сжимались в руках.

— Скучаешь? Марк, на тебе нет лица! Я специально пригласил вон тех близняшек, а ты такой смурной, будто с кем-то поругался!- подсаживается ко мне друг, не узнавая моего морального стояния.

— Я обидел её! Она такая невинная, но что за порочные мысли появились в её голове? Она же достойна принца! Не такого, как я.

— Не могу поверить, Марк влюбился!

— Нет чёрт возьми, точнее я люблю её, но как сестру! – а сам с вожделением вспоминал нашу интрижку в ванной.

— А это ты про свою Полину! Мне только не говори, что ты её не хочешь! Её тело это просто бомба! Почему ты не попробуешь этот сладкий нектар!

— Остановись! Полина не такая, как все эти шлюхи! – ненавижу себя, мне даже противно возвращаться домой.

— Марк ты видел, как она на тебя сморит! Воспользуйся её невинным телом, вы можете трахаться сутки напролёт! Мне бы такую сестру!- кажется у него потекли слюнки, на что я взял его за грудки:

— Осторожно! Я же сказал, что убью любого за неё! И если ещё раз ты намекнёшь, что сам бы не прочь с ней перепихнуться, я отрежу твои яйца! – оставляю этот чертов бар. И сажусь в такси. На улице был страшный ливень, почему на сердце появилась странная тревога? Отрываю дверь своими ключами, и замираю. Во всём доме включен свет, в гостиной работает телевизор, но моей мелочи нигде нет

— Полина! Нам нужно поговорить! Я даже купил ей в подарок золотой кулон, чтобы в очередной раз извиниться. Если хочет, пусть встречаться с Максимом, больше я ссориться с ней не стану. Странно она не отвечает. Выключаю телевизор и бросаю куртку на диван. Мои шаги ведут меня как раз на кухню, и я тут же замираю, на полу лежит моя сестрёнка. Твою мать! Она без сознания!

— Твою мать! – кричу так громко и сразу к ней подбегаю. Она так плохо дышит, вся горячая, у меня трясутся руки, в ускоренным режиме набираю телефон скорой помощи.

— Алло! Да, приезжайте! Сколько ждать? Да вы там все с ума посходили? Беру её на руки, и  выхожу на улицу, около дома припаркован мой Джип. Да, я выпил немного, но плевать, может удастся не наткнуться на этих гаишников. Только бы успеть её спасти. В первые в жизни я так сильно испугался, она словно бедная статуя. Лежит на переднем сиденье, а я ругаюсь на водителей, которые образовали на дороге ужасную  пробку. Как только машина паркуется около главного входа больницы я забегаю, будто случился страшный пожар.

— Пожалуйста помогите! Она без сознания! – меня тут же встречает медсестра! И проверяет её лоб:

-Врача! Быстро врача! К нам подъезжают санитары с носилками и увозят мою Полину.

— Нет, я пойду с ней!

— Молодой человек, подождите в коридоре! – останавливает меня медсестра, а я в сотый раз проклинаю себя,что оставил её одну. Нет, она ведь не отравилась? Моя девочка, самая отважная, да если бы я только знал, к чему могла привести наша интрижка, то никогда бы  в жизни к ней не приблизился. Я просидел в коридоре до двух часов ночи, спать совсем не хотелось. Это ещё хорошо, что тётя Тамара и дядя Костя ничего не знают. Ко мне в коридор выходит врач, и я не могу остановить свой поток вопросов:

— Как она? Доктор, скажите!

— Кем вы ей приходитесь?- его вопрос привёл меня в конкретный ступор.

— Я её брат! Что с ней ? – если сейчас он ничего не скажет, клянусь, я зайду в эту палату.

— У неё лихорадка! Сильная простуда, и к тому же ангина! Она видимо очень сильно охладилась и поэтому из-за слабого иммунитета заболела! Куда же вы смотрели молодой человек? – он так пристально на меня смотрит, а  я перебираю все варианты, где она могла подхватить эту простуду.

— Но вчера с ней всё было нормально!

— Мы дали ей лекарства, но она останется у нас в больнице! Мне нужно идти! – хочет оставить меня одного, как я решаюсь у него спросить.

— Пожалуйста, можно я её увижу! Знаю, что нельзя! Но обещаю не потревожу её – слёзы пробиваются на моих глазах,  сердце вырывается из груди.

— Ладно, только не больше десяти минут!

 Захожу  в палату, и вижу прекрасную девушку, которая мирно спит, да я застрелю себя, если с ней что-то случится. Медленным шагом приближаюсь к кровати, и беру в свои руки её ледяные ладони.

— Полина, прости меня! Я оставил тебя одну!-  у меня в горле образовывается непроходимый ком, невозможно переселить все свои эмоции. И ту она кажется пришла в себя, хотя  она была в бреду, доктор сказал, что у неё лихорадка:

— Марк, ты рядом? Не бросай меня! Я не смогу без тебя дышать! Как же страшно умереть без тебя! Всё тело будто парализовано, нет, я не дам ей умереть. Подношу её руки к своим губам, и целую каждый пальчик:

— Я здесь моя малышка! И никуда отсюда не уйду! Ты слышишь меня? Но она видимо разговаривала сама с собой во сне. Будто её приснился кошмар. Провожу рукой по её луб, и вижу, ка она вспотела. Хочу разделить эту боль с ней.

— Марк, я люблю тебя! Прости меня, я не смогла убить все свои чувства! После этих слов, будто нож пронзил моё сердце, что же я наделал? Возможно она признавалась мне в братской любви.

— Полина, для меня ты единственная! Но моя душа настолько черна, что ты пропадёшь со мной! Мелочь, я боготворю тебя! – оставляю нежный поцелуй на её губах, и  сажусь на стул. Гаснет свет, и мы остаёмся одни, я готов разделить всю эту боль рядом с ней.

 

Прода от 1.10.18

От лица Полины.

Открываю глаза и вижу Марка, спящего на кресле рядом с моей кроватью. Я что в больнице? В палату заходит обеспокоенная медсестра, и сразу же интересуется  у брата:
— Вы ночевали здесь? Он вмиг просыпается от её голоса, и старается не смотреть в мои глаза:
— Да, видимо случайно заснул! 
— Почему я в больнице? – прерываю их беседу, как  тут же заходит доктор, у него папка с какими-то анализами.
— Значит так Полина,  тебе нужно принимать эти лекарства, и слушайся своего брата! 
— Кого? Он мне никто!
 В этот момент мы с Марком переглянулись, было видно, что нам больно вдвойне. И когда же уже закончатся эти бои без правил?
— Она врёт! Я её старший брат! Скажите, какие лекарства нужны, я всё куплю! – подходит он к врачу, а я надуваю свои губы, горло болит так сильно, но больше всего меня убивает другое, он отправил меня  в эту чёртову больницу.
 Когда мы снова остаёмся наедине, я стараюсь смотреть, куда угодно, но только не на него.
— Полина! Делаю вид, что он пустое место. Его шёпот будоражит всё моё тело, и теперь нет смысла играть этот идиотский спектакль.
— Полина, почему ты не хочешь посмотреть мне в глаза? – тут же нависает надо мной, как тень. А я уже устала сдерживать свои эмоции.
— Жаль, что я не умерла! Плохо, что ты успел! – говорю всё на полном серьёзе. И это очень сильно его расстроило.
-В каком смысле не успел? Ты хотела себя убить? Я тебя спрашиваю! – обхватывает мои щёки, и наши губы слишком близко друг к другу.
— Да братишка, я съела килограмм мороженого! А ещё запила всё жутко холодным лимонадом! И теперь моё горло так сильно болит, что я не могу даже есть и пить! – слеза стекает по щеке, он тут же касается её своими пальцем.
— Дурочка, зачем ты это сделала? – шепчет так тихо, теперь в его голосе нет привычной жестокости, он снова тот Марк, которого я люблю до безумия. Отвожу взгляд в сторону окна, там как раз начался проливной дождик. Он целыми сутками напролёт капает не переставая,  эта погода может вызвать ужасную депрессию.
— Ты же знаешь правду, читал мой дневник. Ну же братишка, скажи это вслух! А сама готова убить себя прямо сейчас. Но больше ни за что в жизни не потерплю его унижений.
— Да Полина, я читал ту чертову страницу! И не понимаю, как ты могла опуститься так низко!
— Кто? Я? А как же то, что ты сделал со мной в ванной? Ты же был рад наказать свою жертву! Да, Марк, я люблю тебя и не как брата! Ясно? И каждую ночь я представляю, как ты входишь в меня, а я тону в этом наслаждении! Сказать ещё?  Я жутко ревную тебя ко всем девицам!
— Остановись! Полина, мы не можем быть вместе! НЕ спорю,  у меня есть к тебе животное влечение! Очень сильное, я бы сказал неконтролируемое, но я не люблю тебя, так как ты меня! Я привык жить по-другому! Теперь ты понимаешь, почему всё это время я тебя отвергал?
— Не любишь? Я тебе не нравлюсь? – это было обидно слышать от человека, по которому я схожу с ума вот уже несколько лет. Он ложится со мной на кровать и поворачивает мой подбородок к себе:
— Глупышка, как ты можешь не нравится, ты чертовски красива! Эти глаза, пухленькие губки и роскошные волосы, про фигуру я вообще молчу! Я хочу тебя Полина, но не могу перейти эту черту! Ведь это просто секс! 
— Но мы бы могли попробовать! Не важно, что ты не любишь меня! Я хочу твоих поцелуев, прошу Марк! Мне так больно!
— Полина, отец убьёт меня, если я совращу тебя! Тебе нужен кто-то другой, да я вёл себя в последнее время, как идиот. Но это моя забота !- его пальцы ласкают мою руку, а я не могу восстановить своё дыхание.
— Мне нужен только ты! Ну же, поцелуй меня! Ты же сам этого хочешь!
— Ты понимаешь, что я могу погубить тебя! Лучше не играй с дьяволом! Позволь, я просто останусь твои братом! – шепчет мне в губы, и я сама переступаю эту черту и впиваюсь в его губы, а он тут же хватает меня за волосы, и жадно наказывает своим языком. Мы кусаем друг друга в порыве страсти. Его руки забираются ко мне под  майку, такой страсти ещё никто не видел.
— Стоп! Ты слабая ! Тебе нужно отдохнуть!
— Я хочу ещё, дай его мне Марк! – раскрываю свои губы, и мои глаза затуманены похотью, и он шипит так, будто сам возбуждён до предела:
— Чёрт возьми! Зачем ты это делаешь? Кусаешь свои губы? Я могу изнасиловать тебя! И просто сломать, скажи ты хочешь этого? – теперь он смотрит на меня, как на шлюху, которая полностью в его власти.
— Да, Марк покажи мне свой ад! И тут он проникает пальцами ко мне в трусики и принимается массировать клитор, тут же тело чувствует приятное тепло, и я уже не чувствую той боли. Он был нужен мне, как спасительный круг. 
— О боже! – мои стоны его возбуждают, и он тем временем прикусывает  нижнюю губу, мы совсем потеряли стыд, а вдруг медсестра или врач зайдёт в палату.
— Сейчас ты освободишься! Девочка моя!Я бы с удовольствием проник туда своими пальцами! Но ты ещё слабенькая! – его палец возвращается на мой бутон, и я чувствую, как тело полностью ему поддается, испытываю оргазм, от которого перехватывает всё тело.
— О да! – заглушает он мой стон своим поцелуем, и я кладу ему свою голову на грудь.
— Тише Мелочь! А не то нас услышат другие пациенты! Какая ты пошлая девочка! – проводит языком по моей нижней губе,а я всё никак не отойду от оргазма. Мне не нужно лекарства. Когда он рядом я счастлива. Впервые за такое долгое время на душе стало спокойно, он рядом со мной, разве о таком я могла когда-либо мечтать?
— Я должен идти! – не хочет от меня отстраняться, а я чувствую горечь во рту, не хочу  с ним расставаться и на секунду.
— Останься! Мне так хорошо с тобой!
— Спи малышка!Обещаю, я вернусь! 

 

Глава 12 Сексаульный сюрприз.

Врач сделал все необходимые анализы, и сегодня меня выписывают домой. Странно, Марк не позвонил.  Дверь Палаты открывается, и я вижу свою подругу Арину.

— Так Полинка, это тебе! —   кладет она на стол пакет с апельсинами, а я словно не рада её видеть.

— Думала, что это Марк! – на моём лице читалась грусть, и тут она легла со мной на кровать и стала поддерживать:

— Но что ты так переживаешь! Может  у него дела? Ты же сама мне рассказывала, что он не отходит от твоей кровати! А сейчас совсем раскисла! Так подруга, ты мне это брось! Собирай свои вещи, и поехали домой!  Вызываем такси и едем по указанному адресу, на улице листья кружились в красивом осеннем танце. Я вспомнила наш последний, и мне становилось так хорошо, будто я побывала в раю! Выходим из машины, я вижу родной Дом. Совсем скоро приедет мама и дядя Костя,  у нас ещё есть немного времени, чтобы побыть с Марком вместе.

— Полин! Мне надо ехать к своему парню! Ты справишься без меня? – смотрит на меня подруга, и я тут же улыбаюсь:

— Конечно! Позвони, как доберёшься! Открываю входную дверь, и замираю, весь коридор усыпан красными лепестками роз, я боюсь на них ступать, ведь они такие нежные. Разуваюсь и нежно иду по ним, как на мой телефон приходит сообщение:

— Зайди на кухню! Оно было от Марка. Пусть он не рядом, но это смска согревает так быстро, что я не могу восстановить своё дыхание. Сердечко порывается выпрыгнуть из груди. Делаю так, как он мне говорит. На столе стоит мой любимый торт, как из детства. Помню мы с Марком тайком его ели от родителей по ночам. Не успеваю я отойти от этого, как приходит следующее послание:

— Не боишься зайти ко мне в спальню? Он играет со мной, но я будто сама этого ждала. Медленным шагом подхожу к лестнице, чтобы подняться на второй этаж. Я плыву, сердце уже рядом с ним. Сложно выразить словами, что творится  в душе. И тут гаснет свет. Мне не страшно, я знаю, что он рядом. Не успеваю подойти к его двери, как она тут же сама открывается. Кромешная тьма, совсем ничего не видно. Как только я захожу, дверь захлопывается, и я слышу шаги, медленные и устрашающие.Тёплые мужские руки касаются моих плечей, и я попадаю в рай. Его шёпот такой манящий, забирает мою последнюю волю:

— С возвращением сестричка! Ты же соскучилась по мне? Я выключил свет, чтобы ты немного расслабилась! – он начинает меня раздевать, и я кладу ему голову на плечо:

— Марк, как же тут жарко! Что со мной?

— Тише! Я хочу покрыть поцелуями всё твоё тело! Наказать тебя за то, что ты была плохой девочкой! – он расстегивает бюстгальтер,  и он быстро оказывается на полу, мои груди нуждаются в его ласке. Он разводит мои руки, и кается соков, а потом прислоняет лицом к стене. Свет по-прежнему выключен, и он уже снимает мои джинсы, чтобы оставить в одних кружевных трусиках.

— Помнишь, когда гремела гроза, ты всегда прибегала ко мне в комнату? А я согревал тебя своими руками? Сейчас я хочу подарить тебе другое наслаждение! Полина! –он оставляет на шее засос, и тут же разрывает мои трусики! – его руки уже коснулись моих ягодиц, и я чувствую насколько сильно он возбуждён.

— Марк! Не надо, я девственница!

— Боишься? Ты же хочешь этого? Сестричка, это только в первый раз больно! – он опускается на колени, и его язык касается внутренней стороны моего бедра, он расставляет мои ноги, и касается моей киски, и я начинаю реветь от удовольствия.

— Сладкая! Моя девочка! – он прислонил меня к стене, и его жадные губы совершенно меня не щадили! 

— Марк, о боже! Остановись! Я прошу тебя! – извивалась, не ожидая таких ласк.

— Зачем Полина? Ты же ещё не кончила! Помнишь, ты умоляла о моих поцелуях, и я решил с тобой поиграть! Ты должна слушаться своего старшего братика! А если не будешь, я возьму свой ремень и хорошенько тебя отшлёпаю! – он посасывает мой клитор, и я миг взрываюсь от удовольствия. Сил не осталось, я не выдержала и стала спускаться по стене. Но тем временем, он быстро меня разворачивает и накидывается своим поцелуем, ноги обхватывают его талию. Мы потеряли весь контроль. Он рвал мои губы, а я жадно выгибалась!

— Я соскучился! Мелочь, пошли на кухню! Я хочу съесть этот торт вместе с тобой! Не разрывая взгляда, заходим на кухню. В темноте, ощущения кажутся ещё более яркими и неповторимыми. Он кладет меня на стол, и жадно рассматривает своими подлыми голубыми глазами. Я пытаюсь отстраниться, но у меня не получается. Он разрезает кусочек торта, и подносит к губам:

— Хочешь кусочек? – будто выводит меня из себя.

— Да, дай его мне!

— Нет малышка, его надо заслужить! Давай, Полина потянись за ним! – он специально убирает его от меня, и как только я уже почти коснулась его своими губами, он его снова отдаляет. И когда мои губы схватили этот кусок, он схватил меня за волосы и страстно поцеловал. Крем остаётся на моих губах и этого это слишком сильно заводит, он тут же слизывает его своим языком.

— Я погублю тебя! Проще быть моей сестрой, чем любовницей – он откусывает кусок торта, и тут же впивается в рот, мы начинаем делить этот несчастный торт, и задыхаемся от жуткой слабости. Руки Марка касаются моего клитора, он начинает его массировать, и я закатываю глаза не в силах скрыть своего стона.

— Бутончик наливается, сейчас моя сестричка кончит!

— Тише! Не надо так кричать! А не то соседи пожалуются! Интересно, что они могут подумать? Что у братика сорвало крышу, и он решил поиметь Полину? А ты хочешь, чтобы  я сделал это? – его шепот, и я готова ради него на всё.

— Марк…- не успеваю договорить, как ему на телефон позвонили.

— Да, Тётя Тамара! Полина, что делает? Она решает задачи! – а сам жадно облизывается, и я понимаю, что нет сил, больше противиться.

— Конечно, передам! Она очень послушная! Сам не нарадуюсь! – выключает он свой телефон, и его звериные глаза уже меня проглотили.

От лица Полины.

Прода от 3.10.18.

 

От лица Полины.

 

Сегодня суббота, и мне не нужно идти в университет. После случившегося ужасно стыдно смотреть в глаза Марку. Был уже почти полдень, обед благополучно готов, а я уже скучаю по своему мерзавцу. Интересно, и где же он сейчас? Слышу, как кто-то копается в гараже, видимо, опять ковыряется со своей машиной. Выхожу на улицу, и встречаюсь с порывистым ветром.

 

— Привет!

 

— Мелочь! Мне не до тебя! У меня полетел генератор. Да, и завтра  кстати,приезжает отец и тётя Тамара! Надо сделать уборку! – вижу, как он лежит под машиной, и у меня заканчивается терпение.

 

— Братишка, а ты случайно не хочешь мне помочь? Такой большой дом!- возмущаюсь так громко, на что он поднимается, и приближается ко мне.

 

— А не боишься?

 

— А чего мне бояться Марк! Это же просто ты берёшь тряпку, и мы вместе полируем  дом! – зря я это сказала, потому что он вытирает свои руки и мечтает меня наказать:

 

— Нет сестричка, так не будет. Я боюсь если мы останемся с тобой наедине, ты окажется в моей кровати. А дальше я сниму твоё кружевное нижнее белье, и закончу вчерашний спектакль! – он поднимает мой подбородок, и страстно впивается своими голубыми глазами:

 

— Марк! Что между нами происходит? – боюсь я этого вопроса.

 

— А сама не догадываешься? Ты хотела стать моей любовницей, и я показываю тебе мир другого Марка! Поэтому если ты хочешь сохранить свою невинность, держись от меня подальше! Прошу тебя, Полина! – его язык касается мочки моего уха, и я тут же чувствую неконтролируемое возбуждение.

 

— И что? Нам теперь даже разговаривать нельзя? Я вообще-то приготовила для тебя макароны по-флотски!

 

— Какая хозяйственная у меня сестричка! А давай так поедим вместе? – его глаз как-то странно не меня смотрят.

 

— Конечно, я жду тебя на кухне!  – захожу в дом и достаю две тарелки. Напеваю любимую песню, и тут же вздрагиваю, когда появляется он.

 

— А зачем две? Мы поедим из одной! – он надел свою черную обтягивающую футболку, которая демонстрировала его накаченную грудь

 

— Что ты задумал?

 

— Я? Ничего! Я просто хочу есть! Удиви меня Полина.

 

У меня дрожат руки, когда он так на меня смотрит, но я накладываю еду в тарелку, а он жадно испепеляет меня своим взглядом.

 

— Приятного аппетита!

 

— А ты не будешь есть? Давай сестричка, как в старые добрые времена! Помнишь, когда ты не хотела кушать , я сажал тебя к себе на колени и кормил. Ну же малыш, иди сюда!

 

— Марк не надо! Это плохо кончится! 

 

— А что может случиться? Мы же просто поедим! Иди сюда Полина! Иди я посажу тебя силой, – его пальцы сжимают вилку, а я пытаюсь успокоить своё сердце, которое прорывается выпрыгнуть из груди. Медленным шагом приближаюсь к нему, и он тут же хватает меня за запястье, и сажает к себе на колени:

 

— Как вкусно! – пробует он макароны на вкус, а его другая рука задирает мой  свитер.

 

— А теперь твоя очередь! – он подносит макароны к моим губам, в то время его пальцы уже пробираются в мои трусики.

 

— Вкусно? 

 

— Да,  это очень вкусно! – мои слова уже превратились в стон, когда его указательный палец приблизился к клитору. И я напрочь забыла про еду.

 

— Опиши вкус!  Почему ты стонешь сестричка? Мы же просто играем! – он стал ускоряться,  а я будто растворялась в каждом его движении.

 

— Перестань! Я не могу больше! – чувствую, как  приближаюсь к оргазму. Но он не останавливается, отодвигает тарелку с едой и срывает с меня свитер. Остаюсь в одном бюстгальтере, при этом он уже добрался до моих сосков, его язык творит что-то невообразимое, я не выдержу, спасите меня…

 

— Представь мы тут играем, и появляется твоя мама! Она скажет, Полина, как ты могла, он же твой брат! Тебе не будет стыдно? 

 

— Я люблю тебя! Не мучай меня прошу!

 

— Малышка, я хочу, чтобы ты была счастлива! ! Сейчас потерпи, тебе будет хорошо! – он зажимает клитор, я достигаю удовольствия. Всё у меня напрочь сорвало крышу Как же сильно я стонала. И он возбудился ни на шутку.

 

— Расскажи Полина! Как ты  доводишь себя до оргазма?? Я читал в твоём дневнике, что чаще всего, ты это делаешь в ванной! Ты ведь думаешь обо мне? – он кусает мою нижнюю губу, а я чувствую, как бешено колотится моё сердце.

 

— Нет, мне стыдно! 

 

— Сестричка, если ты этого не сделаешь, я поставлю тебя раком и жадно войду своим членом! И тогда тебе никто не поможет! Я хочу знать, расскажи мне, – он возбудился ни на шутку, и снова посадил меня  к себе на колени:

 

— Я расстёгиваю свой бюстгальтер, и снимаю  трусики, в моих мыслях лишь Марк.

 

-Продолжай! Я жду, – он смотрит на меня своими озорными голубыми глазами. Что же сейчас произойдёт?.

 

— Я включаю воду, и она ласкает моё тело. А потом я касаюсь пальчиками своей киски, и думаю, что это Марк ласкает  меня языком! – я совсем сошла с ума.

 

— Мелочь, ты не виновата! А дальше? Что ты чувствуешь? – его язык ласкает мои колючицы, наша еда напрочь остыла, аппетит совершенно пропал.

 

—  Тело парит в облаках. И моя душа больше не принадлежит мне! Есть только я и Марк! И наша сумасшедшее влечение! – его язык уже движется в сторону моего левого соска, как в дверь позвонили.

 

— Чёрт! – Марк совсем не доволен. И я тут же от него отстраняюсь в поисках своего свитера. Что могло произойти, если бы вы дверь не позвонили.

 

— Марк! Ты не забыл, что сегодня у Серого вечеринка?  На пороге стоит его друг и коварно улыбается.

 

— Да, я будут через полчаса! – Марк смотрит так, будто его оторвали от десерта, который он практически проглотил.

 

Убираю остатки еды, впервые в жизни я испугалась за свою честь. Друг его ждёт на улице, а тем временем братишка возвращается:  

 

— Мы не закончили сестричка! – он жадно ухмыляется, и покидает дом, а я хватаюсь за голову, моя жизнь перевернулась вверх дном.

Глава 13

 

От лица Полины.

 

С каждым днём я влюбляюсь в Марк всё сильнее. Он постоянно кидает на меня странные взгляды, и я не могу не нарадоваться этому новому чувству. Мама и дядя Костя, уже приехали и мы стараемся с Марком держать дистанцию. А когда остаёмся наедине, то у нас полностью срывает крышу.

 

— Полина! Ты не поможешь мне на кухне? – зовёт меня мама, а я в кои-то веке решила сесть за свои учебники, чтобы немного погрузиться в учёбу.

 

— Ты готовишь картофельную запеканку? – восхищаюсь я ароматом, как она тут же меня останавливает.

 

— Так, если ты будешь всё тащить в рот, мы не успеем! Лучше пока займись салатом! – даёт она мне нож, и как тут же на кухню заходит Марк со своим отцом.

 

— Папа, я решил, что не брошу этот бизнес! Он приносит хорошие деньги! – братишка такой задумчивый, такое впечатление, что он не в настроении..

 

— Марк, дело твоё! Я хотел тебе предложить возглавить мою компанию! Но ты уже у нас независимый! – кричал на него дядя Костя, как тут же в разговор вмешалась мама:

 

— Мальчики! Ну, что вы ругаетесь? Давайте за стол, у нас уже всё готово!

 

— С удовольствием! Только помою руки! Полина, а ты не видела мою рубашку? – Марк как-то странно на меня смотрит, и я вспомнила, где она могла быть.

 

— Она в ванной! Ты её там оставил!

 

— Да, где? Я там смотрел, и не нашёл! Может поможешь мне? Я повелась на эту удочку, и пошла вместе с ним.

 

— Глаза разуй! – покидаем мы кухню и направляемся в сторону ванной, дверь открывается и как раз на стиральной машинке лежит его чёрная рубашка, беру её в руки и тычу ему в лицо:

 

— А это что? Он ничего не говоря, выхватывает её из моих рук, а потом запирает дверь на ключ.

 

— А как ещё, я мог тебя вызволить из кухни? – сажает меня на стиральную машину и пристраивается между ног. Прислоняет к холодной кафельной стене, и жадно впивается в губы, я слабею в его объятиях. Его язык жадно проникает ко мне в рот, и я задыхаюсь, когда он хочет расстегнуть мою блузку:

 

— Марк, они нас ждут на кухне! – мои стоны возбуждают его так сильно, что не собирается останавливаться.

 

— Плевать! Я хочу тебя! Всё утро мечтал о твоих губах! А ты специально меня избегала! А сейчас получай сестричка! – он добрался до моего бюстгальтера, и хотел уже коснуться левого соска, как я закрыла глаза. Он сжал его так сильно, что у меня из глаз полетели искры. Что он со мной делает?

 

— Это так возбуждает, зная, что в любой момент нас могут поймать с поличным! Ночью приходи ко мне в комнату! Я приласкаю тебя! – он хватает меня за волосы и жадно касается губ, тут же их кусает. И я с бешеной страстью отвечаю на его поцелуй. Он меня подчиняет, я будто опускаюсь с ним на самое дно, чтобы пропасть и навсегда покориться самым красивым голубым глазам на свете.

 

— Полина! Марк! Вы куда пропали? – это был голос Мамы, я уже хочу отодвинуться от него, но он непреклонен.

 

— Я ещё не насытился! – его губы опускаются на мою шею, и я тону в этой сладкой страсти. Всё вокруг кружится, как головоломка.

 

— Полина! Ты здесь? – стучится мама в ванную, и я отталкиваю Марка, при этом хаотично начинаю застёгивать свою блузку, а Марк смеётся.

 

— Да, я просто испачкалась, сейчас выйду! И брату тоже скажи, а то мы вас потеряли! Эх, молодежь! – кажется мама ушла и я смогла перевести дыхание.

 

— Марк, ты совсем обалдел? – пытаюсь от него отстраниться, как он шепчет мне на ухо:

 

— Эх, сестричка! Ночью, я точно тебя накажу! И не забудь об этом написать в своём дневнике! – конкретно он меня подколол, а я ему даю понять, что он не прав.

 

— Больше я его не веду! Так что губы закатай!

 

— А зря! Ведь можно было написать, как я снимаю с тебя нижнее бельё и осыпаю всё твоё тело жадными поцелуями! Полина, понимаешь, что я могу не сдержаться! — его губы касаются затылка и всё плывёт перед глазами.

 

— Марк, пожалуйста! Нам срочно нужно идти! А то если нас увидит твой отец, он такую взбучку поднимет. Иди первый! – командую ему, и он кажется послушал. Как же сложно справиться со своими чувствами. К тому же сейчас, когда Марк так резво на них отвечает, можно запросто потерять голову. Выжидаю пять минут и присоединяюсь к столу, где Мама ведёт оживлённую беседу с дядей Костей. Марк занимает место напротив меня и посылает воздушный поцелуй. Эх, чувствую, что погубит меня братец. Мы ещё долго переглядываемся, как мама тут же ко мне обращается:

 

— Как дела в институте? Специально набираю в рот больше картошки, а потом мычу.

 

— ВСЁ…Нор…

 

— Полина, прожуй, пожалуйста! – делает она мне замечание, и я не перестаю улыбаться. Как же сильно я его люблю. Если он скажет отправиться с ним в ад, я точно пойду и не буду раздумывать и минуты. Такая любовь превращает тебя в рабыню, ты путаешься в собственных чувствах и эмоциях. Отдаёшься полностью страсти. Все мысли только о нём, у вас единое дыхание, и даже смерть не способна вас разлучить.

 

— Нормально говоришь. А я тут видела тройку за последнюю работу по математике! Не скажешь, как так вышло? Мы же проходили через это!

 

Ну всё, только бы она не испортила мне настроение, от её голоса хочется плакать.

 

— Тётя Тамара! Вы не переживайте! Я позанимаюсь с Полиной! У меня всегда по математике была пятёрка! – его жадный взгляд уже мысленно меня раздел, знаю к  чему приведут эти занятия. Мои губы и так не могут отойти от его последних укусов. В горло совсем не лезет еда, я не могу без него, она стал моей вселенной.

Прода от 5.10.18

От лица Полина.

Сегодня учитель поставил мне двойку. Отлично, только бы мне успеть её исправить, а то от мамы получу такой в тык, что мало не покажется.Открываю дверь и слышу смех. Мой братец со своими ненаглядными друзьями, смотрят футбол? Только этого не хватало!

 

— Ну давай! Ах, чёрт вот косой!

 

Хочу привлечь внимание и специально топаю, но Марк будто меня не замечает. Захожу на кухню, и со звоном роняю сковородку, хочу чтобы он прибежал на кухню и тут же мне помог. Но это же футбол. Что за день сегодня такой. Ладно поиграем по-другому. Незаметно поднимаюсь к себе в комнату и надеваю свои короткие шорты с откровенным топом, распускаю свои волосы и перед тем, как появиться в гостиной, беру с собой целый поднос с бутербродами. Нарушаю их идиллию, и специально низко наклоняюсь к столу, чтобы он наконец-то меня заметил.

 

— Ничего себе! Какая…

 

— Рот закрыл! – Марк, настолько недоволен, что берёт меня за руку и отводит в сторону:

 

— Ты опять? Я же просил, Полина, они ещё те озабоченные придурки!

 

— Марк, я просто посмотрю с вами футбол, разве нельзя? – пристально всматриваюсь в его глаза, и понимаю, что в них присутствует озорной огонёк.

 

— Полина, иди к нам!

 

— Мальчики ждут меня! – коварно улыбаюсь своему братишке, как он тут же шепчет мне на ухо:

 

— Смотри, как бы потом не получить по своей заднице! – кусает мочку моего уха, и я тут же надеваю свою довольную улыбочку:

 

— Как мне страшно, братишка, я сейчас описаюсь от страха! – наши игры напоминают кошки-мышки,  и это наводит на грех. Сажусь между Марком его другом Владом. Они всё также болеют за какие команды.

 

— Как дела Полина? Наверное, всех парней в своём универе погубила? Я точно бы не сдержался!– пытается он ко мне подкатить, как я я вижу недовольную реакцию братишки:

 

— Я тебе сейчас яйца оторву, если ты не перестанешь так на неё таращиться! А наша девочка сейчас пойдёт в свою комнату, чтобы делать уроки, правда малышка? – ехидно мне улыбается Марк, а я ему отомщу, за то что утром убежал и не поцеловал, и не позвонил в течении всего дня:

 

— Нет братишка, я хочу поговорить с мальчиками! Специально я задираю свою ногу, от чего у других раскрываются широко глаза, интересно, что сделает Марк? Сразу же взбеленится.

 

— Ты пожалеешь об этом! Решила заставить меня ревновать? – шепчет он мне на ухо, и я горю, в его сладких объятиях, он будто волк, который хочется надругаться над невинным зайчиком.

 

— Я не боюсь тебя Марк!

 

— Серьёзно, ну тогда не кричи так громко, а то мои друзья тут же возбудятся и жестоко над тобой надругаются. И я не смогу прочь! – он говорил так жарко, и я чувствовала напряжение во всём своём теле. У меня подкашивались коленки от такого напряжения. Парни всё также были прикованы к телевизору, а я тем временем почувствовала, как пальцы Марка пробираются незаметно в мои шортики.

 

— Иди к себе в комнату! – будто угрожает, но я хочу его до дрожи в коленях.

 

— Я смотрю футбол, — знаю, что мне потом случится. И тут он достигает моих трусиков, а я уже предвкушаю, как его пальчики, будут меня наказывать.

 

-Я в последний раз тебя предупреждаю! Быстро подняла свою попку и пошла наверх, а не то пожалеешь! – он незаметно целует меня в шею, и чувствую приятное тепло внизу живота.

 

— Какие страшные угрозы!  – шепчу ему так тихо, всё равно всё внимание парней на этом матче.

 

— Ах мелочь, зря ты решила играть с порочным Марком! – и тут его пальцы дотронулись до моей киски, он не постеснялся никого, а я ждала этого, как спасительное лекарство.

 

— Кто ведёт парни? – спрашивает он у своих друзей, и тем временем наказывает мой клитор, а я держусь изо всех сил, чтобы не застонать. И тут как раз ко мне поворачивается его друг:

 

— Полина такие вкусные бутерброды! Марк как раз успел убрать свои назойливые пальчики, и я тут же посмотрела в его глаза. Он наслаждался моей растерянностью. И как только всё внимание было снова приковано к телевизору, Марк снова проник в мои трусики, чтобы наказать клитор. Сжимаюсь на своём сиденье, потому что чувствую, как приближаюсь к долгожданному пику.

 

— О! Кто-то сейчас кончит? Почему не послушалась старшего братика? – его язык касается моего затылка, и палец будто специально порывается меня вывести из себя.

 

— Марк остановись! – шепчу я ему на ухо, но его это не волнует:

 

— Нет мелочь, ты помешала мне посмотреть футбол, и сейчас я отомщу тебе! 

 

— О да! – застонала я так громко, что все парни устремили свой взгляд на нас.Тут же имитирую кашель, на что Марк не может скрыть своей улыбочки.

 

— Я просто подавилась! Кому ещё бутербродов? – со стороны это могло как-то странно.

 

— Сестричка мне с колбасой! Сделаешь? – облизывает Марк нижнюю губу, а я на ватных ногах захожу на кухню, чтобы перевести своё дыхание. Открываю холодильник и практически роняю свою тарелку, когда мой братец тут же появляется внезапно.

 

— Понравилось? Слушай, как только они уйдут, я привяжу тебя к своей кровати и лично разрежу эти шорты ножом! Знаешь , что дядя и мама вернуться только послезавтра? Кому-то очень не повезёт! Готовься мелочь! – посылает он мне свой воздушный поцелуй, а я с трудом сдерживаю своё возбуждение, которое охватывает меня с новой силой.

Глава 14.

От лица Полины.

Смотрю на календарь и отсчитываю последние деньки. Скоро состоится день Рождение Марка.  Дядя Костя запланировал целое мероприятие, посвящённое этому празднику. А я вот ломаю голову над подарком. Держу в руках свой дневник, и мечтаю записать туда что-то пошлое.Ко мне постучалась мама, тут же прячу его под подушку и делаю вид, будто я занимаюсь математикой:

— Мамуль, ты что-то хотела?

— Полина,  я поставила пирог в духовку! Нам как раз нужно отъехать с дядей Костей!

— А Марк,куда подевался? – для меня это слишком важно, потому что я боюсь с ним оставаться наедине, а то мало ли чем это закончится.

— Так он уехал ещё с утра! Ох, уж этот праздник! У нас теперь столько забот, что боюсь точно не управимся! Всё я побежала, ты главное не проворонь мой персиковый пирог!.

 

Одобрительно киваю головой и со спокойной душой спускаюсь вниз, на мне коротенькое серое платье,  и мои любимые тапочки. На кухне царит такой приятный аромат, у меня уже потекли слюнки. Открываю холодильник, и достаю колбасу, как тут же слышу позади себя нахальный голос, от чего банка с вареньем падает на пол и вмиг разбивается.

— Смотрите, мелочь проголодалась!

— Марк, ты дома? – почему я так сильно его испугалась? Позабыв, что дверь холодильника открыта, я отхожу от него, как от страшного зверя.

— Как же я мог оставить свою сестричку без поцелуев! Она же специально проигнорировала мою просьбу и не пришла ко мне в спальню, – в его руках шоколадный сироп, и я уже боюсь представить, что он задумал.

— Марк, не делай этого. Он же такой липкий! – у меня трясутся, ноги, я не вижу, куда направляюсь, поэтому случайно спотыкаюсь, и тут же падаю. Мои платье задирается и он улыбается.

—  Попробуй какой он вкусный, мелочь! Ну же, я же просто приласкаю тебя! – он поднимает меня за руку, а потом прижимает к своей груди. А потом льёт сироп на мои губы, и слизывает своим языком, а я уже потеряла остатки своего терпения. Побуждаюсь жадного искушению и хочу его поцеловать, но он будто специально дразнит меня.

— Нет сестричка! Я хочу полизать твои губки и конкретно тебя  возбудить! – он льёт сироп снова на губы, но в этот раз он слишком переборщил с дозой, остатки стекают по моим плечам, скатываясь к моим соскам.

— Марк! Я вся в сиропе! – тем временем его язык, слизывает остатки шоколада с моих ключиц

—  Как ты могла, мелочь? Представляешь, что сделает с тобой мама, когда узнает, что ты слопала сироп для моего праздничного торта! Полина, тебя нужно наказать, а самое главное искупать! – он берёт меня на руки, а я понимаю, что он сделает дальше.

— Марк, у меня кружится голова, когда ты так смотришь на меня! – не могу оторвать  от него своих глаз, они такие синие, словно море, волнуют меня каждой секундой. А я словно бабочка тону в сладком искушении.

—  Полина, я же просил прийти ночью. Ты понимаешь, что мне тебя мало! Я хочу тебя постоянно! – распахивает он дверь с такой силой, что я прихожу в шок, когда вижу, что джакузи наполнено водой. Он всё это подстроил.

— Марк, мама  свернётся через полчаса! Целует меня в висок,и его жадные пальцы, уже расправились с моим платьем.

— И что? Пусть увидит, что мы теряем рассудок от страстного влечения! Вмиг он справляется с застёжкой на моём бюстгальтере, и снимает трусики, я так сильно нервничала. Моё тело всё липкое. Его язык хочет подразнить мои соски, а я начинаю извиваться, мы даже не потрудились запереть дверь на ключ. Такое с нами впервые.

— Марк! О боже! – он спускается вниз к моему животу, чтобы слизать всё до самого конца. 

— Тише. Сейчас я искупаю тебя , моя маленькая сестричка! – он сажает меня в ванную и тут же раздевается до гола и присоединяется! Его жадные ладони, ласкают моё тело под водой, он разворачивает меня к себе и жадно впивается в волосы, а я чуть не потеряла сознание от такого возбуждения. В воде его палец коснулся клитора, и я знала, что полностью ему поддамся.

— Я хочу трахнуть тебя! Лишить невинности! Скажи Полина, ты хочешь, чтобы я стал у тебя первым? – его глаза затуманены похотью, и боюсь мне не устоять перед этим демоном, слишком сильно я его люблю. Нельзя так сильно отдаваться чувствам и раскрывать своего сердца. Это может привести к страшным последствиям.

 -Да, Мак. Я люблю тебя! Подари мне рай! – закрываю глаза и в этот самый момент его губы жадно накрывают мои. Его возбужденный член хочет в меня войти, как мы тут же слышим звук открывающейся двери.

— Чёрт! – кричу, так сильно, на что Марк закрывает мне рот рукой, и показывает знак, чтобы я не высовывалась…

— Костя! Боже мой! Пирог  Сгорел! Ну, я покажу же этой девчонке! Слышу мамины слова, а Марк начинает смеяться.

— Это ты во всём виноват! – хочу я его стукнуть по голове.

— Тише сестричка! А не то, они застукают нас с поличным! А дальше знаешь, что будет? – щипает он меня за задницу, а я еле сдерживаю себя, чтобы не закричать.

— Полина! Где ты? Ну только попадись мне на глаза! -голос мамы меня пугает.

— Сестра! Ну, что ты так раскричалась! Наверное, девочка просто про него забыла! – вступается за меня дядя Костя и мы слышим, как он приближается к ванной. Только не это, дверь не заперта…

Прода от 7.10.18

От лица Марка.

Завтра состоится этот дурацкий день, который я терпеть не могу. Ну зачем отцу сдалось устраивать этот праздник. Я бы с удовольствием провёл его со своей сестричкой. Предвкушаю уже, как открою её спальню и стану покрывать поцелуями её тело. Стучусь в её комнату, но мне никто не открывает. Как раз в этот момент в коридоре появилась тётя Тамара.

— Ты к Полине? Нет её. Она отпросилась у меня к подруге. Говорит, нужно помочь с рефератом. Будут делать до самой ночи. Ох, эта Полина! – ворчала тётя, и у меня собственно тоже испортилось настроение.  Набираю ей на мобильный, потому что соскучился по её поцелуями.

— Алло! Алька не надо, мне щекотно, – смеётся так громко, а я уже бешусь, что она оставила меня одного.

— Мелочь, а не боишься, что я приеду, и так отшлёпаю тебя по заднице. Мало точно не покажется.

— А что мальчик возбудился и хочет секса? Знаешь  мне не до тебя, я тут с подружкой развлекаюсь!

— Что? Только не говори мне…

— Дурачок. А хотя, почему я удивляюсь, ты же извращенец, – смеется в трубку, а я уже мысленно представляю, как буду её целовать и приручать в своей кровати.

— Ладно, тогда я позвоню Ксюше и Оле, они то смогут меня ублажить. Прощай! – специально вызываю её на ревность, в моих мыслях лишь она.

— Хорошего тебе траха! А я пока поболтаю с братом Али, он не откажется от такой дрянной девчонки, как я, – её голос, я уже мечтаю хорошо ей отомстить.

— Он уже труп, так ему и передай.

— Марк ты не забыл? Мы же с тобой только играем. – вижу, как её голос напрягается, а у меня руки чешутся, чтобы схватить её и приковать наручниками к своей кровати.

— Полина, я клянусь, что как-то только ты окажешься в моей спальне, я за себя не ручаюсь! Ты меня ещё не видела злым, – мои слова уже конкретно переходят на угрозы.

— Ну тогда братишка, я не вернусь! А завтра ты будешь есть свой торт сам! Пока.  – Она бросает рубку, а я тут же определяю её местоположение, это всего в пятнадцати минутах от нашего дома.

— Ну, держись Полина! Сажусь в машину и останавливаюсь около дома её подруги. Специально позвонил своим друзьям, чтобы они помогли их немного напугать. Через десять минут около моей иномарки, паркуется машина Паши и Влада.

— Марк, кого чёрта? Сегодня вроде суббота. Знаешь, с какой тёлкой я познакомился!

— Здесь будет жарче! Кажется, в этом доме очень много жарких цыпочек. Они не будут против вашей компании.

 

Выходим из машины, и направляемся к дому, я как раз решил над ними подшутить. Мелочь ещё ответит за свои слова, вот засранка. 

 

 

От лица Полины.

Мы втроем лежим и смотрим сопливый романтический фильм, а я скучаю по своему Марку.

— Девчонки, смотрите, он сейчас её поцелует. Полина, тебя Марк убьёт! – шепчет мне Аля, и её тут же поддерживает Юля:

— Братишка с цепи сорвётся!

— Так хватит, не мешайте. Лучше давайте лопать бутерброды! – уставилась я в телевизор, как тут же свет во всём в доме гаснет.

— Что это такое?

— Ужас! На самом интересном месте, – завыли мы от ужаса.

— Полина, я боюсь темноты! Что делать? – кричит Юля, как сумасшедшая и мы тут же слышим шаги.

— Чёрт, а это ещё кто? – смотрит на нас Альбина, и мы вспоминаем последний фильм ужасов. В дверь постучались, и она испуганно спрашивает:

— Кто там-м? — так сильно испугалась, что у меня по коже пробежались мурашки.

— Это ваш сосед.

— У меня нет никакого соседа, – она почти открыла дверь, а я уже взяла с кухни сковородку, надеюсь это не воры.

— Девушки , мне срочно нужна помощь!

 

— Аль не открывай! – пытаюсь её остановить, а она меня не слушает. И как только дверь распахивается, мы видим моего брата и его озабоченных друзей.

— Не ждали нас цыпочки! Мы, как дуры завизжали и сразу принялись прятаться.

— Паша, Влад займи подружек моей сестрички, я скоро! – он движется на меня, как ураган, а я боюсь посмотреть в его глаза.

— Марк, остановись!

— Говоришь развлекалась с ним. Ну и как понравилось? – его голос меня будоражил. Мы поднялись на второй этаж. В темноте он прижимает меня к стене, и тут же приближает свои губы:

— Ты понимаешь, что оставила меня без поцелуев целых пять часов! Полина, я же сказал, что хочу тебя, – он снимет с меня майку и хочет избавиться от бюстгальтера.

— Марк, нас могут увидеть.

— Пусть увидят чёрт возьми, что у меня крышу от тебя сносит! Сегодня я накажу тебя, – его губы сливаются с моими, а его язык хотел изнасиловать мой в страшном диком танце. Он подчиняет меня, и я готова ради него на всё.

— Марк, я люблю тебя! Нам нужно остановиться. Хватит играть.

— Кто играет? Я же правду тебя хочу, и не отпущу, – он перекидает меня через плечо, и просто покидает этот дом. Я не знаю, что те извращенцы сделают с моими подругами, но сейчас для меня главнее всего Марк.

— Выпусти меня! Марк, что подумают подруги? – он заблокировал переднюю дверь, и теперь я точно не смогу от него скрыться.

— Будем считать это похищением, – он коварно улыбается, и смотрит на дорогу. Странно мы едем совершенно в другом направлении от дома.

— Где мы?

— Потерпи мелочь.

— Марк, мне страшно, – и тут он тормозит машину, и его синие глаза пробивают меня насквозь.

— А чего ты боишься? Ты же хотела этого. Мне напомнить, как ты стонешь от моих поцелуев?  – он с трудом себя сдерживает, чтобы на меня не набросится. Я так сильно испугалась его слов, только бы не совершить ошибку.Машина паркуется около маленького домика, и у меня замирает сердце.

— Идём, – он берёт мою руку в свои ладони и я так счастлива, что сердце не перестаёт тонуть в этой запретной любви.

— И что это за дом?

— Друг попросил присмотреть, уехал на месяц за границу. Пошли Полина, тебе не избежать своей участи, – он открывает дверь ключом и просто заталкивает меня внутрь. А дальше достаёт нож, и мне становиться не по себе.

— Марк, не делай этого.

— Сестричка, я просто хочу избавиться от твоей одежды! – он поднимает мои руки высоко над головой и разрезает мою майку, следом идут джинсы, а потом он избавляется от нижнего белья. Стою перед ним голая, и он не может насладиться мной.

— Мне холодно, — губы дрожат, я уже догадываюсь к чему это приведёт. Его шёпот за моим ухом, и уже на всё согласна.

— Сейчас я тебя согрею. Он берёт меня на руки и сажает на рояль, вмиг раздвигает мои ноги, и начинает ласкать языком внутреннюю часть моего бедра. Я задыхаюсь от таких прикосновений.

— Непослушная девочка! Ты ведь соскучилась по оральному сексу? – он касается языком моего клитора, и я попадаю на небеса, тут же откидываюсь и не могу сдержаться, так хорошо мне ещё никогда не было. Это так романтично, мы здесь в чужом доме и Марк дарит мне самое необыкновенное тепло.

— О да, — кажется мои стоны, ещё больше его разгорячили. Чувствую, что с каждым днём я падаю. вниз, мне не нужен никто кроме Марка. Его глаза, его губы, я готова всё отдать ради него.. 

— Так будет теперь всегда, когда Мелочь будет меня злить, – его язык ласкал мой бутон, и я понимаю, что не в силах сдержать оргазма. Моё тело вздрагивает так, что я побоялась упасть с этого несчастного рояля.

— Марк, не надо.

— Не надо что? Ласкать своим языком? Хочешь ещё? – он схватил меня за волосы, а я ещё не отошла от его последней ласки.

— Я боюсь, что моё сердце остановится. Но как же сильно я тебя хочу, – сама тянусь к его сладким губам и  раздеваю, мне плевать, сегодня нам никто не помешает.

— Пошли со мной в рай, Полина! – он снимает с себя футболку, а потом хватает меня на руки, в считанные минуты мы оказываемся в огромной спальне.Поздно отступать. Обратного пути нет.

Глава 15 Любовь это яд…

От лица Полины.

Я всегда буду помнить эту ночь. Темнота, его соблазнительные глаза, и моё сердце тает от его любви. Скажите, разве можно было так сильно бредить человеком?  А возможно, люди проживают жизнь, так  и не познав такое волшебное чувство, как любовь. Я вижу огромную кровать с белым балдахином. Всё это похоже на сладкую сказку.

— Смотри мелочь, тебе нравится? – его губы ласкают меня, и движутся в сторону моих сосков, а я теряю последние остатки своей воли.

— Марк. Скажи, что это не сон! Ты ведь любишь меня? Или это просто, – почему я так испугалась,  когда он кладёт меня на шёлковые простыни. Он всматривается своими коварными глазами, чтобы показать мне его власть.

— Полина, я боготворю тебя. Наша страсть слишком опасна. Малышка я больше не могу! Ты  мой наркотик, — он раздевается до гола, а я уже подхожу к опасной пропасти, сейчас точно сорвусь вниз. Он такой красивый, я не перестану его любить никогда.

— Марк, а помнишь ты говорил, что никогда не предашь меня! Это не значит, что после этой ночи ты выбросишь меня из своей жизни? – на глазах слёзы, я так сильно схожу по нему сума, что проще умереть в этой кровати , но больше не страдать. Он осыпает мою голую грудь красными лепестками роз, и я закрываю глаза.

— Как ты могла подумать об этом? Я и дня не смогу прожить без своей Мелочи, — он раздвигает мои ноги, а потом касается пальцами моей киски,  я так сильно волновалась, что у меня задрожали коленки.

— Мне будет больно?

Он проводит языком по моей шее, и я выгибаюсь от такого нового трепетного чувства. Ласкает меня, как чёрного непослушного котёночка.

— Полина, я дышу тобой! Я не причиню тебе боли, — и после этого его член входит в меня так быстро, что я вздрагиваю от нового неизведанного для меня чувства.

— Это словно острые ножи, которые разрезают меня на несколько кусочков! Но я потерплю ради тебя Марк! – закрываю я свои глаза, а он не останавливается.

— Девочка моя, ты божественна! Если бы ты только знала, как долго я этого ждал! Мне никто не нужен кроме тебя, – и тут в него будто вселяется демон, он стал так сильно в меня проникать, что кровать ходила ходуном, мы скомкали все простыни. Он жадно кусал мою грудь, я чувствовала , что сражаюсь  с демоном. Его движения уносили меня в рай. Только бы этого не заканчивалось.

— Теперь понимаешь, что опасно злить меня! Я хочу ещё, – он заламывает мне руки и проникает ещё сильнее, и на смену боли я почувствовала странное тепло, которое захватило всё моё тело.

— О боже! Марк остановись, – из моих губ доносятся стоны, но это его не останавливает.

— Поздно Полина, я же просил тебя не играть с дьяволом. Почему не послушалась? – казалось, что  мы сейчас сломаем кровать к чёртовой матери. Я никогда не видела его таким жестоким и властным, но я не хотела , чтобы эта ночь заканчивалась. Он насиловал меня так, будто я его желанная игрушка, в которой ему очень долго отказывали.Моё тело было полностью искусано его поцелуями. Он хватает меня на руки и подносит к холодному окну, а потом принимается насаживать на свой член и приказывает мне, при этом жадно кусая меня в губы:

— Смотри мне в глаза. Я хочу видеть, как ты кончаешь! Мои волосы намотаны на его кулак,  я всё сделаю ради него.

— Полина, я сказал  смотреть мне в глаза! Почему ты не слушаешься своего старшего брата? – он укусил мой сосок, и я покорилась ему полностью. Мы смотрели друг на друга, как звери, он рвал меня на части, а я готова была подарить своё тело, как желанный подарок.

— Марк, я люблю тебя. О боже! – его движения поглощали меня с каждой секундой, ещё секунда и мы кончаем с ним в страшном адском крике.

— Ты мой ангел! Моя мелочь, – его жадные губы накрывают мои, а я чуть не потеряла сознание, от такого сокрушительного наслаждения. Он проводит пальцем по моей нижней губе, и я чувствую себя на седьмом небе от счастья. Он включает свет и смотрит на кровать, где всё  в крови.

— Чёрт! Что я наделал? Скажи почему ты меня не остановила?

— Что? Ты жалеешь о том что произошло? – пытаюсь я спрятать свою грудь руками.

— Полина, я не достоин тебя. Ты видела, что я творил с тобой в постели? Тебе наверное, больно малышка! Прости меня, я не знаю, что на меня нашло. – он встаёт передо мной на колени, и я чувствую, что мы потерялись в этом замкнутом круге.

— Марк, дурачок. Я так счастлива! Не порть мою сказку, — наклоняюсь к нему и впиваюсь в его сладкие губы, он тут же ласкает меня своим языком, и мы набрасываемся друг на друга, будто не было этого секса, который разрушил все запреты.

Утром просыпаюсь от лучей яркого солнца, как же я счастлива. Оборачиваюсь в простыню и спускаюсь вниз, где чувствую аромат яичницы.

— Как я хочу есть! Смотрю братишка решил мне сделать сюрприз, – сажусь прямо нас тол, как тут же встречаюсь с его взглядом.

— А я голодный, как волк. Мелочь, не хочешь стать моим десертом? – его пальцы впиваются в мои волосы, и он вмиг избавляется от простыни.

— Марк,  я и правда хочу есть…- мой голос дрожит, когда он наклоняется совсем близко к моей киске и проводит языком по клитору,  пальцами сжимает мои соски, и я начинаю орать, как резаная:

—  Подлый мерзавец!

— Как не стыдно. Ты же ещё не поздравила меня с Днём рождения! – к языку он добавляет свои пальцы, и у меня больше не осталось сил, чтобы ему противиться, моя спина соприкасается с холодной столешницей, и я теряю дар речи, от его дальнейших действий. Вмиг он расстёгивает ширинку и в просто входит в меня мы сбросили все остатки еды на пол.  Он кусал мой подбородок.

— Не останавливайся!

— Полина, зачем ты полюбила своего брата, ты понимаешь что он отравит твоё сердце? – он проникал в меня так жестоко, что я будто сама превратилась в его шлюху.

—  Я готова умереть ради этой любви, – задыхаюсь я от оргазма, и я чувствую себя свободной птицей, которая парит в облаках. Марк извергается прямо в меня, мы совершенно позабыли про все средства защиты. Когда ты любишь, напрочь отключаются мозги.

— Вот засранка, лишила нас завтрака! – смотрим мы на подгоревшую яичницу, и снова накидываемся друг на друга в опасном поцелуе.

 

 

 

Прода от 9.10.18

От лица Марка.

От лица Марка.
Эта была самая лучшая ночь в моей жизни, как же я не хотел возвращаться домой, но увы, вечер, который запланировал мой отец, не отменить. Весь дом буквально стоит на ушах, мы с Полиной переглядываемся. Кажется, наша сказка закончилась.
— Вы где пропадали? Марк дорогой с Днём рождения! – подходит ко мне тётя Тамара, а следом за ней отец:
— Сынок! Через два часа соберутся гости! Не будешь же ты встречать всех в таком виде! Да забыл, с Днём рождения! – даёт он мне ключи от машины, и я тут же отхожу  с ним в сторону:
— Я же хотел отметить его в семейном кругу! Зачем нам все эти люди?
— Сынок, это мои важные партнёры.

Моё настроение вмиг меняется, перевожу взгляд на Полину, она такая красивая, словно ангел, спустившийся на землю.Чувствую, что сердце наполнено таким новым для меня чувством, которое я не в силах описать. Она улыбается в то время, как мама её отчитывает. Я бы всё отдал, чтобы просто взять её за руку и увезти собой в тот дом..
— Делай, как хочешь, — психанул я и пошёл в свою комнату, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание! В моей памяти проносятся поцелуи, которые не перестают волновать. Но мы не можем вызывать слишком много подозрений, ведь сегодня  в доме слишком много народа. Принимаю душ, и быстро переодеваюсь в строгий костюм. Как же я их ненавижу.

Вечером все гости собрались в гостиной, мои друзья в компании своих девиц, создалось такое впечатление будто я попал на чужой праздник. Полина будто куда-то исчезла. Я её искал глазами, интересно, как на это отреагировала тётя Тамара.
— Марк, зацени вот ту цыпочку, — шепчет мне Влад, а на мне всё так же не было лица.
— Отстань, мне плевать на неё.
— Влад, не трогай его. Видишь Полиночки нигде нет. А наш именинник по уши втрескался в свою сестричку, – бесит меня конкретно Паша, и самое главное он прав. Куда она подевалась? Неужели она не понимает, что я с ума по ней схожу.
— Тётя Тамара, а где Полина?
— Марк, она пошла за подарком тебе. А ты чего такой грустный? Не переживай скоро придёт! – на удивление она была такая веселая, а у меня почему-то на сердце поселилась тревога. В дверь позвонили, и прислуга пошла открывать. Я уже думал, что это была Полина, но когда я услышал голоса своих друзей понял, что эта была другая девушка.
— Добрый вечер! 
— Ничего себе! Это Аглая? Мать честная!
 У меня вмиг обледенели руки, вижу знакомую высокую блондинку в слишком откровенном чёрном платье. Её длинные светлые волосы переливаются, а коварные зелёные глаза пронзают меня на сквозь.
— Аглая, какой приятный сюрприз, – подходит к ней мой отец, а у меня сжимаются руки в кулаки.
— Спасибо. Марк с Днём рождения! Я так соскучилась, – подходит она ко мне, а я не верю своим глазам.
— Вы только посмотрите, какую эффектную девушку занесло в наши края! Не дадите автограф? – я очень сильно на неё обижался, у нас с ней была своя история.
— Марк, ну хватит шутить. Ты же мне не чужой, – целует она меня в губы, и у меня заканчивается последнее терпение.
— Так, кому еще шампанского? – решается продолжить вечер тётя Тамара, и я тут же увожу эту лицемерку в кабинет.
— Зачем ты пришла?
— Марк, откуда столько злости? Я соскучилась. Или ты больше меня не любишь? – она снимает бретельки своего платья, решаясь меня соблазнить. А я на миг вспомнил, как скучал по этой девушке, и как сильно моё сердце было отравлено. Она слишком жестокая и расчётливая сучка.
— Нет, больше я не попадаюсь на твою удочку!

Её хищные глаза пронзают меня насквозь, видимо она что-то задумала. Главное, чтобы мелочь нас не увидела.


От лица Полины.


 Только бы успеть. Дурочка, забыла подарок у Юли. Забегаю в дом, как мне тут же преграждают дорогу друзья Марка.
— Полиночка, а ты не хочешь выпить шампанского?
— Нет, я тороплюсь поздравить брата.

Влад хватает меня за руку, и будто не хочет пускать на второй этаж.
— А эти пирожные, ты же их не ела!
— В чём дело? Хватить шутить, я и так опоздала! – снимаю своё пальто и поправляю серебристое платье.
— Полина, Марк ушёл! – говорит Паша, и я поняла, что это его очередная шутка.
— Так, вы не умеете врать, – поднимаюсь на второй этаж, и хочу уже постучаться в комнату Марка, как слышу голоса в кабинете. Это голос Марка, и какой-то девушки. Почему я не хочу туда идти? Там опасно, там больно. Что я такое говорю? Мои шаги ведут меня к кабинету, я хотела постучаться, но дверь оказалась открытой.
— Марк, мы же оба знаем, что ты любишь меня! И сейчас я тебе это докажу, – девица целует его взасос, у меня из рук выпадает хрустальный шар, который я купила специально для Марка. Он вмиг разбивается на несколько осколков, как и впрочем моё счастье. Они смотрят на меня, а я хватаюсь за рот.
— А это твоя сестра? Не хорошо подглядывать малышка! – её тон такой ехидный. Какая она красивая, полная мне противоположность. Только бы не заплакать сейчас. Господи, какое унижение!
— Полина!- отстраняется от неё Марк, и я тут же выбегаю из кабинета, хочу спуститься вниз, но он тут же хватает меня за плечи и разворачивает к себе:
— Полина, это не то, что ты думаешь!

Я будто выпила яд, и сейчас моё сердце остановится.
— Не прикасайся ко мне! Я видела, как вам хорошо вместе. Она сказала, что ты её любишь. Желаю вам счастья. Игры закончились, – моё лицо всё в слезах., я не чувствую своих рук и ног.
— Какие игры? Посмотри на меня!
— Марк мне больно. Дай мне уйти. Не унижай ещё больше! Теперь понятно, я не блондинка, мои глаза не зелёные, вот почему ты никогда не полюбишь меня! – я несла такую чушь, и в этот  самый момент в коридоре появляется она, девушка его мечты.
— Она ещё ребёнок, Марк не может быть. Вы что были вместе? Неужели ты утешался таким способом? – она смеётся, так громко, и я потихоньку умираю.
— Заткнись! — ставит он её на место.

Пользуюсь моментом и спускаюсь по лестнице, прочь из его жизни,чтобы он никогда меня не нашёл.
— Полина, пожалуйста подожди! – Марк хочет меня догнать, но его тут же останавливает мама.

 

Глава 16

От автора.

ЖЕНЯ у вас ИНТРИГАНКА. Никто и не подумал, что будут такие события. НО обещаю будет ИНТЕРЕСНО. Я ВАС ЛЮБЛЮ))))

От лица Полины.

Он не любит меня, куда я  только смотрела, когда позволяла ему к себе прикасаться. Бегу по тротуару, на мне всего лишь одно коротенькое платье. Что могут подумать люди? Я сошла с ума? Молодец Полина, добилась, чего хотела. Случайно спотыкаюсь и падаю в лужу, колготки вмиг разрываются. Мне больно, мне холодно, и самое главное, я не нужна Марку. Перед глазами стоит та Аглая, она такая красивая, мне никогда в жизни с ней не сравнится. Смотрю на ночное небо, звёзды такие яркие, я так хотела быть счастливой вместе с Марком. И самое печальное то, что мама не позволит нам  быть вместе. Полина, он её поцеловал, сколько тебе повторять, что ты дура. На глазах слёзы, без Марка я не вижу смысла жить. А может он просто боялся меня бросить? Ему стало жалко, что его младшая сестра случайно в него влюбилась. Аглая другая, вот такая невеста ему подходит.Ничего братишка, не нужно унижаться, я не буду мешать твоему счастью. 

Выхожу на проезжую дорогу, и вижу, как Джип несётся на огромной скорости. К чёрту всё, пусть собирают меня потом по кусочкам. Закрываю глаза и мысленно представляю, что уже отправляюсь на тот свет, как тут же машина резко соприкасается с деревом, и я слышу жуткие оскорбления:

— Ты обкурилась? А если бы, я вовремя не свернул на обочину? – из машины выходит высокий блондин, в тёмной кожаной куртке.Сразу видно, что он хочет меня разорвать на куски.

— А кто тебя просил  останавливаться?. Я между прочим хотела умереть. Что кишка тонка? – подхожу к нему близко и сразу же встречаюсь с опасными карими глазами. Они меня пронзают с каждой секундой.

— Дай угадаю, из-за неразделённой любви? Что парнишка бросил? – смеётся он практически мне в лицо, к я тут же хватаюсь за плечи, мне так холодно, а пока он упражняемся в своём остроумие, я могу заболеть.

— Представь себе, угадал.  Он меня никогда не полюбит! И поэтому…

— И поэтому ты дура! – договаривает он за меня и снимает с себя куртку.

— А кто дал тебе право меня оскорблять? — приближаю к нему своё лицо, и хочу снять куртку, как он тут же смеётся. Его коварная улыбка не даёт мне покоя.

— Прости не сдержался. Пошли в машину, отогрею, девочка колючка!

— Как ты меня называл? И я не сяду с тобой в машину. Мало ли ты извращенец! – хочу я отдать ему куртку, на что он шепчет мне на ухо:

— Нет, я маньяк, который ждёт пока на дорогу выбежит какая дурочка, и бросится под мои колёса. Пошли.- насилком он сажает меня в машину. А мне если честно уже плевать, пусть он будет хоть убийцей, всё равно это не избавит меня от боли в сердце.

— Вот выпей,- открыл он бутылку конька и предположил мне.

— Я не хочу.

— Ты испытала шок, тебе нужно. Пей говорю,- его настойчивый голос начинает меня напрягать, но я не противлюсь его влиянию. Подношу алкоголь к своему рту, и чувствую приятное тепло.

— Действительно, полегчало. – улыбаюсь и смотрю на мокрую дорогу, в этот момент как раз начался проливной дождик.

— И как такую красивую девушку можно не любить? – его глаза опускаются на мои губы, и мне становится немного неловко от его бархатистого шепота.

— Там всё сложно, мы брат с сестрой, и всё против нас.

— Неужели родные? Ну вы даёте, — стукнул он меня по плечу.

— Нет, двоюродные. Проблема совсем в другом, — как мне больно вспоминать его последний поцелуй, и то как он смотрел на эту Аглаю.

— На сколько мне известно, на двоюродной сестре можно даже жениться.Поэтому если он тебя любит… — пытается он закончить фразу, а я тут же вспоминаю, что я пустое место для Марка.

— Нет, он никогда меня не полюбит,- я говорю так будто уже умерла.

Он разворачивает ко мне своё лицо, и его губы так близко к моим, что я теряю рассудок.

— Но это не повод бросаться под машину, ты молода и красива. Я бы даже сказал чертовски красива! Обещай, что больше не будешь так делать? А не то я тебя поцелую, — это была довольно смешная угроза, и я не выдержала и рассмеялась.

— Мне было так больно, а ты появился и всё будто впитал в себя! Откуда ты взялся? – вижу, как он заводит мотор и везёт меня в неизвестном направлении.

— К отцу приезжал, он предлагает мне остаться жить здесь, но я не хочу! Кстати я Дима, а тебя как зовут?

— Полина. Кстати, а куда мы едем? – не спускаю с него взгляд, интересно что он задумал.

— В отель конечно, я собираюсь тебя изнасиловать. Тебе же есть восемнадцать лет?

— А ну открой,– я реально поверила в его слова, и он же принялся меня щекотать:

— Повелась? Ты такая девчонка ещё. В супермаркет едем, накупим много еды и будем есть в машине. Ты ведь никуда не спешишь? – касается он пальцем кончика моего носа, а я впервые за весь вечер улыбаюсь. На часах почти пять часов утра, а мы сидим и смеёмся у него в машине, он рассказал мне столько анекдотов, что боялась надорвать свой живот от смеха.

— Дим перестань. Ну, пожалуйста, — доедаю я последний гамбургер, и жутко хочу спать.

— Ну, ворот сейчас ты смеёшься. Знаешь, твоя улыбка такая прекрасная, я бы сказал она похоже на солнце!

— У меня к тебе встречный вопрос, как такой симпатичный парень может быть один ? Ты поругался с девушкой? – не думала, что этот вопрос причинит ему боль.

— Она мне изменила, я хотел сделать ей предложение, но увы она оказалась шлюхой! Поэтому я тебя понимаю. Ещё гамбургер? – убирает он остатки хлеба с моей нижней губы, и я чувствую спокойствие, о котором так давно мечтала.

От лица Марка.

Я выгнал Аглую из дома, она будто специально испортила нам вечер. Тётя Тамара обзвонила всех подруг Полины, а я уже представлял, как накажу эту чертовку. Я не хотел того поцелуя, моя бывшая девушка его специально подстроила.

— Костя, я больше не могу. А вдруг её убили?

— Сестра успокойся! Она просто гуляет. Только не плачь- успокаивает её мой отец, а я подхожу к окну, и вижу иномарку, из который выпрыгивает моя сестричка. Она целует какого- то блондина в щёку, и у меня заканчивается последнее терпение. Её глаза встречаются с моими, и я вижу в них вызов. Ну, посмотрим Полина, кто кого.

Глава 17 Ты мне брат.

От лица Полины.

Захожу в дом, и на меня сразу же накидывается мама:

— Где ты была? Полина ты в своём уме.

Как же я устала от её ссор, она постоянно ко мне придирается.

— Мамочка, я уже взрослая. Ясно тебе? Хватит со мной носиться, как курица я яйцом. Да я гуляла, и не хотела возвращаться домой! – смеюсь так громко, и не хочу смотреть в глаза Марку.

— Ты что пьяная? Костя, ты посмотри на неё, от неё разит алкоголем, — обращается она к моему дяде.

— Не кричите на неё, это я виноват. Мы просто поругались- пытается вступиться Марк.

И тут я делаю вид, что совсем ничего не произошло, пусть это останется навсегда во мне.

— Братишка мы с тобой не ругались? Ты наверное, с кем-то меня перепутал? – играю на публику, из меня бы получилась идеальная актриса.

— Полина, нам нужно поговорить, — хочет он коснуться моей ладони, как же я скучала по этому теплу, но теперь я это ему не покажу.

— Давай быстрее а то меня ждут, — поднимаюсь в кабинет, и сажусь в кресло и фыркаю. Марк тут же захлопывает дверь, и начинает на меня нападать

— К нему опаздываешь? Что трахалась с ним всю ночь? – в ег о глазах боль, но мне ещё больнее, пусть прочувствует на своей шкуре, как долго я страдаю из-за этой неразделённой любви.

— Да, прямо в его машине. Я же теперь не девственница, хочу новых ощущений. И он имел меня целых два раза Марк, — покидаю своё место и пристально смотрю ему в глаза. Они такие красивые, как же сильно я его люблю. Так можно и рехнуться, от такого чувства. Он прижимает меня к стене и хочет сорвать моё платье:

— Как он посмел к тебе прикоснуться. Ты моя ясно тебе? Тебе напомнить, как ты кончаешь от моих поцелуев, он срывает моё платье, и тут же освобождает мои соски и начинает ласкать их языком, а я поддаюсь этой ласке, будто мы с ним не виделись целый год. Невозможно описать чувства, который меня переполняют. Эта любовь не испарится никогда, она пропитала всю мою душу. Я благополучно сорвалась в пропасть и сейчас я стремительно погибаю. Его настойчивые пальцы пробираются в мои трусики, он же достиг моей киски.

— Я скучал по тебе. Сучка, почему ты бросила меня. Понимаешь, мне никто не нужен. Полина посмотри на меня! – его губы оставляют на моей груди бесконечные засосы, пи тут я снова вспоминаю ту Аглаю, которую он целовал.

— Стой, я хочу знать правду. Ты говоришь, что скучал по мне. Та девушка, что тебя с ней связывает. Ответь Марк,- пытаюсь натянуть на себя платье, как он тут же меняется в лице. Очевидно, эта тема слишком запретная для него.

— Она моя бывшая девушка. Пять лет назад я хотел жениться на ней, потому что был страшно влюблён. Но потом она уехала в Европу делать мобильную карьеру, сказала, что вернётся через пять месяцев, а сама спуталась с каким-то бизнесменом- он говорит так будто сейчас  уже мечтает оказаться рядом с ней.

— Ты любишь её?

Он хочет прикоснуться ко мне и снова набросится на моё тело, вижу, что он сходит с ума.

— Полина, это было давно,- вижу, как он пытается уйти от ответа.

— Марк, ответь на мой вопрос. Ты любишь её? –а у самой сердце выпрыгивает из груди, невозможно справиться с эмоциями.. Но мне это так важно, что сердце захватывает.

— Полина… — его глаза потускнели, ответ очевиден. Какая же я дура.

— Любишь, но славу богу. Понимаешь Марк, я тут подумала, я не люблю тебя! И то, что я писала в своём дневнике это просто сексуальное влечение к тебе и не больше, — специально нагло ему вру, хочу посмотреть на его дальнейшую реакцию,

— Я не верю тебе! Ты позволила мне лишить тебя невинности только ради секса.

— Да,. А что мне нельзя? Но так вышло, что я не хочу тебя больше Марк. Мы с тобой наигрались, довольно – сморю в его грустные глаза, не такой ответ он хотел от меня услышать.

— Говоришь не хочешь. Я не верю тебе Полина, ясно тебе? – он пробирается под моё платье, я чувствую дикое возбуждение. Но знаю, что я всего лишь его кукла, с которой он может играть в любое время.

— Убери руку Марк, если ты действительно любишь меня, как сестру, позволь мне быть счастливой! Это ведь просто секс, – специально ставлю ударение на последнее слово, делаю так, чтобы немного облегчить боль, от которой невозможно дышать. Как он не понимает, что я умереть готова за него

— Значит на этом всё?

— Да Марк, я хочу, чтобы ты снова стал моим братом. Больше не будет поцелуев, твоих ласк, ты должен мне обещать, — теперь я действительно готова закончить эту историю.

— Хорошо сестричка, будь, по-твоему! Только запомни, если ты меня попросишь о поцелуях, я не дам тебе их. Можешь ползать на коленях, я не прикоснусь к тебе, хватает он меня за волосы, и наши губы так близко друг к другу, что просыпается страстное желание искусать их до крови. Но мы пообещали не переходить эту черту.

— Больно надо, Дима целуется лучше чем ты! – а сама тону в самых красивых голубых глазах на свете.

— Поздравляю тебя сестричка, наконец-то ты нашла принца на белом коне! Только не стань шлюхой, а то мне будет стыдно за тебя! – отталкивает меня от себя и покидает кабинет. И только сейчас я могу поплакать спокойно, скатываюсь по стену. Дурак, он не понимает, что я буду его любить до самой смерти. С ним никто никогда не сравнится. Но я должна быть сильной. Я не хочу больше мучиться, настолько сильно пробито моё сердце, что проще его вырезать и не чувствовать, как оно с каждым днём тоскует по нему.

Вечером ко мне в комнату стучится мама, мне совсем не хочется с ней разговаривать.

— Дочка, ты была права, я действительно перегнула палку. Но понимаешь я так боюсь тебя потерять, — садится она ко мне на кровать, а я пытаюсь выполнить задание по математике.

— Это ты меня прости. Может мне стоит переехать из этого дома, понимаешь я и Марк, — и тут я вспоминаю, что мы творим каждый раз, когда остаёмся наедине.

— Дочка вы всегда так ладили, но сейчас между вами творится что-то безумное,- ждала она дальнейших объяснений, но я предпочла скрыть эту тайну под сердцем.

На следующий день меня ждал прекрасный сюрприз, оуоло университета останавливается Иномарка Димы:

— Какими судьбами? – подбегаю к нему, и вижу у него в руках целых пакет с гамбургерами. Улыбаюсь ему  чувствую его нежное касание по моей щеке, его пальцы дарят мне незабываемое тепло.

-Соскучился по девочке колючке,- он хочет приблизить ко мне свои губы, как я тут же вижу знакомую иномарку. Оттуда выходит Марк, он сжимает руки в кулаки, будто сейчас он разорвёт его на куски.

— Привет Мелочь, домой собирае6шься? – странно не ждала я такой реакции от своего брата.

— Нет Марк, мы с Димой поедем к нему. Ну ты, знаешь чем там занимаются на квартире, ты хочешь быть третьим? – зачем я только сказала эти слова, думала, что он сейчас схватит меня в свои объятиях и заберёт, как он делал это раньше, но сейчас он повёл себя действительно, как старший брат:

— Хорошо, я передам Маме! Пока,  разворачивается и делает так будто ему всё равно. Теперь понятно он действительно меня не любит, и вся моя выдуманная сказка испарилась. Мы снова с ним брат и сестра. Полина, ты главное не нервничай…

Прода от 11.10.18 ( глава 17 вторая часть)

От лица Полины.
Он ушёл, просто сел в свою машину и оставил меня одну.
— Полина, это он? — голос Димы отвлекает меня от ужасных мыслей.
— Да, это мой брат.Видишь, ему совсем плевать на меня, — казалось, что в этот момент сердце отправлено настолько, что тяжело дышать. Дима разворачивается меня к себе и я теряюсь в омуте прекрасных карих глаз.
— Он просто не догадывается, какое ты сокровище, — и тут его губы нежно касаются моих, и на миг мозг отключается. Хочу почувствовать теплоту, закружиться в сладких объятиях. Моя боль исчезает, я так давно пытаюсь вытащить осколки из своего сердца, но у меня не получается. Его поцелуй совсем другой, он будто пробует меня на вкус, боится разбить и сломать. Отстраняюсь от него, будто чувствую себя виноватой перед Марком.
— Эй, что ты себе позволяешь?
Он хватает меня за волосы и поднимает подбородок:
— Прости, не сдержался. Девочка колючка, украла моё сердце, — его губы совсем близко к моим, он снова хочет подарить тот незабываемый поцелуй, но я его останавливаю. Весь вечер, он рассказывал мне анекдоты, и я совсем забыла про время. Его Джип остановился около моего дома, и я тяжело вздыхаю, потому что совсем не хочу возвращаться. Снова сердце будто чувствует вблизи Марка, оно принадлежит лишь ему, чёртов сукин сын.
— Димка, перестань, ты понимаешь, что у меня живот сейчас лопнет от твоих пошлых анекдотов! — сил нет с ним бороться. Хочу уже открыть дверь, как он хватает меня за руку и приближает к себе.
— Что-то не так?- мой голос дрожит, будто я боюсь, его как огня. Он нежно ласкает меня по щеке, а потом шепчет на ухо:
— Наши глаза одного цвета, будто мы с тобой одно целое Полина. И знаешь, что я заметил, когда я целую тебя, они так блестят, малышка! 
Его пальцы такие горячие, но я боюсь нового чувства, как-то странно он смотрит на меня в последнее время.
— Мне пора, — хочу уже выйти на улицу, как он страстно впивается в мои губы, снова сердце себя не контролирует, оно будто мечется между моим братом и этим подлым кареглазым мерзавцем.
— Я тебе не шлюха, — даю ему пощёчину, но он лишь смеётся:
— Полина, я могу отогреть твоё сердце и подарить столько ласки, от которой ты будешь сходить с ума, подумай, о моих словах, — коварно он ухмыляется и тут же заводит мотор.На часах почти час ночи, в доме выключен свет. Захожу и быстро снимаю своё пальто, в голове крутятся его последние слова.Не успеваю сделать шаг, как слышу хриплый голос:
— Он лучше меня, весь такой белый и пушистый.Идеальный мальчик для нашей Полиночки. Помню в детстве ты посмотрела какой-то мультфильм, и по уши влюбилась в белого принца.Наша Полина, такая влюбчивая, — пьяный голос Марка доводит меня до белого каления, я понимаю, что так просто мне не подняться, придётся буквально столкнуть его со ступенек.
— Да, а целуется знаешь, как? Я кончила в свои трусики, надо записать в свой дневник, — хочу подняться на второй этаж, как он хватает меня за ноги, и сажает к себе на колени.
— Отпусти меня.
— Тише мелочь.Я хочу проверить, сможешь ли ты кончить, если я тебя поцелую.Только пикни, и твоя мамочка сразу же проснется, — его пальцы ласкают мои губы, и я пытаюсь вырваться, но всё бесполезно, Марк кладёт меня прямо на ступеньки и начинает ласкать языком мои щеки, шею и спускаться к моим ключицам.Я потеряла самоконтроль, он расстегивает мою блузку и освобождает соски, начинает их теребить.
— Марк пожалуйста, я прошу тебя.
— Мелочь, я же твой брат. Позволь приласкать свою сестричку, я не буду тебя трахать, пока не попросишь.Но ты же хочешь этого…- он хватает меня за шею, показывая свою власть.
— Эгоист, — выдавливаю из себя, а сама проклинаю себя за такую слабость. Он ещё не поцеловал меня , а я готова улететь с ним в облака.
— Давай Полина, скажи Марк трахни меня! И мы пойдём в мою спальню, всего три слова, — его язык облизывает мою нижнюю губу, и я теряюсь в бесконечном наслаждении.
— Ты обещал, что будешь моим братом, оставь меня! — из моих глаз текут слёзы, он совсем сошёл с ума.
— Мелочь, зачем плакать? Мы же играем, я старший брат показываю, как нужно кончать своей младшей сестричке.Ведь этот поцелуй для тебя ничто, — он хватает меня за волосы и начинает кусать мои губы, рвать их на части, наше дыхание сливается в страшном омуте страсти и бесконечной похоти.
— О боже! -извиваюсь, от его манящих губ.
— Проси меня, а то не получишь, — он  сжимает мои соски, и я совсем обезумела.
— Нет, я не шлюха.
— Серьёзно? А спорим, ты встанешь на колени передо мной, и попросишь меня тебя поиметь? Я проучу тебя мелочь, — он проникает в мои трусики своими пальцами, и входит так быстро, что я закатываю глаза.
— Марк, зачем? Скажи зачем ты меня так унижаешь? — он заглушает мои стоны поцелуями.Мы так и остались на лестнице, в темноте, а если мама и дядя Костя проснутся.
— Кто унижает? Я просто ласкаю свою девочку.Она же каждую ночь теребит свою киску, давай Полина, покажи, как ты воешь от оргазма, — он добавил к первому пальцу второй и я совсем потеряла страх. Голос вот-вот охрипнет от сладкого мучительного наслаждения.
— Ты сукин сын. Говорил, что и пальцем ко мне не притронешься, а сам.Мамочки, — кончаю так быстро, как же мне стыдно, он снова победил.
— Полина, я же просто помог тебе освободится. Как заботливый брат мне нужно следить за своей сестричкой.Малышка моя, — он сжимает мои губы своими пальцами, будто снова хочет меня наказать.
— Ты чудовище Марк, знаешь, что я… — мне так больно, будто в груди большой острый нож.
— Давай ещё заплачь.Откуда тебе знать, что творится с моим сердцем? Я не виноват, что любил Аглаю.А ты обвиняешь меня за эту слабость! — кричит так громко, мы никогда не сможем быть просто братом и сестрой. Всему виной, та ночь и наше страшное влечение друг к другу.
— В таком случаем тебе лучше уехать Марк, и просто выбросить меня из своей жизни. Поверь время лечит, ты найдешь себе новую игрушку для секса, — мои щеки блестят от слёз, а он запивает свою боль бутылкой виски.
— Я могу уехать хоть на край света, но ты всегда будешь сходить по мне с ума, мелочь, — его губы касаются моей щеки и я понимаю, что для меня он лучше всякого белого принца на коне, и если бы он признался  мне в любви, я бы умерла от счастья. Но такое бывает только в сказках…

 

 

Глава 18 Жить с ним?

От лица Полины.

Не хочу отрывать свою задницу с кровати, может мне удастся просто оказаться сегодня незамеченной, хотя навряд ли.  Мама стучится  в комнату, и мне приходится  в ускоренном режиме надевать халат.

— Полина, и сколько можно тебя ждать?

— Мамуль, у  нас что пожар? Можно мне хотя бы один день провести взаперти? – в моей жизни столько проблем в последнее время, что хочется спрятаться под этим тёплым одеялом, и никуда не высовываться.

— Полина, это срочно, живо спускайся, — в этом вся моя мама, когда она перестанет мной командовать? Мой махровый халат с капюшоном скрывает моё недовольное лицо. Спускаюсь вниз и вижу свою семью, и  самое главное  братишку, вот почему  я не могу его ненавидеть.

— Я рад, что вся семья в сборе! – голос дяди кости звучал так официально, что я не выдержала и засмеялась.

— Полина, что случилось?

— Просто кое-что вспоминала, — смотрю на Марка, и он так же как и я начинает смеяться.

— Вы что клоуны? – не выдерживает мама.

— Всё я успокоилась, — а сама закрываю рот рукой, потому что никто не замечает, что когда дядя говорит слишком официально, он заикается.

— В доме состоится грандиозный ремонт, его отложить никак нельзя, а нам с Тамарой нужно уехать на месяц. А вы будете жить с Марком в моей двухкомнатной квартире, — надо было слышать его голос.

— Что? Я не буду с ним жить!

— А что сестричка испугалась? – смеётся мне в лицо, неужели он это всё подстроил.

— Мама, я не смогу жить с Марком, потому что…

— Продолжай дочка, нам очень интересно. Что в последнее время между вами происходит? Полина ты очень сильно скатилась по учёбе, Марк вызвался подтянуть тебя по математике. Дочка, я прошу тебя возьмись за ум, — порой мама настолько перегибает палку, что я хочу поругаться  с ней навсегда.

— Нет, я тогда уйду из дома. Вы все достали меня. Полина открой рот, скушай это. Полина не ходи гулять, Полина улыбнись этому дяде. А знаешь мама, что происходит, я просто презираю Марка, вот и всё! – и всё это я говорю, глядя Марку в лицо. Ну всё мы опять вернулись на старое поле войны.

— Костя, ты это слышал? Она ненавидит своего собственного брата, мы её растили, любили а она, — мама плачет, и в этот же момент вступается братик:

— Тётя Тамара, вы не переживайте, я не ведусь на слова сопливых подростков.

— Значит, я подросток? И как тебе их трахать, нравится? – скидываю с себя капюшон, и понимаю, что я чудом не проговорилась. Марк сжимает руки в кулаки, знаю, что мне потом непоздоровится, но по-другому я просто не могу слишком, сильно он меня достал.

— Что это значит Марк? – голос дяди Кости становится каменным, но мой братишка ещё тот мастер выкручиваться из этой ситуации.

— Папа, это Полина нам рассказывает свои фантазии, а может покажешь им свой дневник сестричка?  — он будто специально хочет моего падения, но я не предоставлю ему такой возможности.

— Полина, отвечай, ты что совсем с ума сошла? — мама кричит, и я теряюсь перед этими людьми, сердце выпрыгивает из груди. Как так сложилось, что они все против меня.

— Я пошутила, — понимаю, что в доме начнётся война , если я скажу правду, и тут Марк обнимает меня за плечо и злорадно улыбается своему отцу:

— Папа доверься мне, за месяц я Полину так выдрессирую, что она будет у меня по струнке ходить, — а сам задирает мой халат сзади и хочет ущипнуть за задницу. Только не это , на той квартире он сможет делать со мной всё, что захочет.

— Мама, я могу пожить у подруги, она достаточно хорошо учиться, и я смогу подтянуть себя по учёбе.

— Нет, ну вы слышали её? Так всё, никаких разговоров. Ты будешь жить с Марком месяц, и каждый день мы будем вам звонить, и если я узнаю, что ты опять заросла двойках, ей-богу ты у меня будешь под домашнем арестом целый год. – как так случилось, что мама стала для меня абсолютно чужим человеком, куда подевалось то тепло, без которого я так давно страдаю. Молча захожу на кухню и наливаю себе стакан с водой, как меня тут же прижимают к столу, начинают ласкать по моим бёдрам

— Значит ты презираешь своего брата? Посмотрим, как ты будешь себя вести на нашей квартире. Я буду наказывать тебя Полина каждый день, — он проникает в  мои трусики, и я роняю стакан с водой на пол, он  сражу разбивается, хочу от него отстраниться, но он заламывает мне руки, и смотрит на мои губы.

— Не надо, мама придёт.

— Пусть увидит, что между нами творится. А хочешь, я прямо сейчас ей скажу, кто лишил тебя невинности Полина? Помнишь как ты задыхалась, когда кончала. Давай сестричка скажем, что мы любовники, — он впивается в мой рот, и я отвечаю ему на поцелуй, нам плевать, что сейчас нас могут видеть его отец и моя мама. Он тут же пристраивается между мои ног и порывается снять мой халат.

— Марк, мы убьём друг друга. Прошу, попроси своего отца разрешить мне жить отдельно. -чувствую приятное тепло, которое разливается по всему телу, будто сейчас я упаду  с ним в страшную пропасть.

— Полина, я не буду тебя трахать, пока ты не попросишь, а вот ласкать языком, мне никто не запрещал, – он касается языком моих ключиц, и мы слышим шаги, отталкиваю его от себя и провожу пальцами по своим распухшим губам.

— Собирай чемодан сестричка, обещаю тебе понравится жить с братишкой! – посылает он мне воздушный поцелуй и выходит из кухни, а я сжимаю руки в кулаки. Ну хорошо, он хочет войны, он её получит. Я ему ещё покажу, где раки зимуют. Собираю осколки с пола, это ещё хорошо, что мама не пришла  и не сказала, мне пару ласковых. Зачем им вообще сдался этот ремонт?

От лица Кости.

— И как они смогут тут без нас? – шепчет мне Тамара на ухо, а я уже предвкушаю с ней поездку в Европу.

— Я доверяю Марку, он не упустит свою сестру, Тамара ты лучше иди собирай все свои вещи, — отправляю я её в комнату, а сам не могу выбросить последние слова Полины. Нет, Марк не совратил её, он мне обещал. Что творится в этом доме?

 

Прода от 13.10.18 ( глава 18 вторая чсать)

От лица Марка.

От лица Марка.

Открываем ключами дверь, и мой очаровательный братишка не скрывает своего сарказма:

— Добро пожаловать в ад, сестричка. А ну-ка мигом за уроки! – он специально надо мной издевается.

— Слушай, вот только не надо строить из себя, старшего братика! Марк, я ведь действительно тебя презираю, — кидаю со злости сумку на пол. Меня трясёт от одной мысли,  что мы будем жить с ним вместе.

— Как я рад это слышать, непослушный ребёнок. Так, а это твоё расписание. Ознакомься! – кидает он мне какой-то листок, и я открываю рот от неожиданности.

— Спать в десять часов? Ты обалдел? – хочу конкретно, его размазать по стенке.

— Ничего не знаю, я выполняю просьбу твоей мамы! И я к тому же, твой старшый брат. Так нужно съездить в магазин за продуктами, — играет он роль моего так называемого папочки.

— Я не буду подчиняться этим законам, потому что мне уже есть восемнадцать лет, — тычу ему пальцем в грудь, а он откладывает в сторону полотенце, и надвигается на меня:

— Повтори! То есть ты отказываешься исправлять все свои двойки и хочешь получить по заднице? — и тут он достаёт ремень, и мне становится страшно.

— Марк, что ты собираешься сделать?

— А ты как думала? Ты просила, чтобы я стал твои братом. Так вот с этого момента, Полина, я больше не буду к тебе приставать. И пока ты живёшь по правилам этой семьи, ты будешь подчиняться.

— Может, мне ещё дышать по твоему разрешению? – моя спина соприкасается с холодной стеной, и он демонстрирует свой ремень у меня перед глазами.

— Значит так, за каждую малейшую провинность, этот ремень будет наказывать твою попку. А если и это не поможет, мне придётся применить свой язык, — его глаза опускаются на мои губы, и у меня просыпается непреодолимое желание поцеловать его так, чтобы захватывало дух.

— Хорошо братишка, пусть будет по-твоему. Ты сходи пока в магазин, а я займусь обедом, ты ведь не возражаешь! – готовлю план сладкой мести.

— Моя мусепуська, ты такая понятливая! Прям так и хочется поцеловать тебя в губки, увы нельзя, — он закрывает дверь своим ключом, и я начинаю визжать так, будто мне хочется разнести квартиру к чёртовой матери. Ну ничего, скоро мы сделаем братишке подарок. Человека, которого я люблю, но и презираю за свою слабость.Готовлю безумно вкусный скуп с добавлением самого сильного слабительного. Марк возвращается через час, а я  выхожу с довольным лицом в коридор:

— Привет братишка, как же я скучала, кушать будешь?

— А чего это ты такая весёлая? – ставит он сумки на пол, и у меня немного затряслись коленки.

— Мне было так грустно без тебя. Прости свою непослушную мелочь! Я как раз приготовила твой любимый гороховый супчик, помнишь, из детства, — сжимаю руки в кулаки.

— С удовольствием, только если моя мелкая паразитка присоединится ко мне, — щипает меня за щёку, а я пытаюсь, как можно быстрее выкрутиться.

— Марк я на диете, хочу понравится Димке. Он у меня любит таких худышек, — хочу посмотреть на его реакцию, если уже играть, так до конца.

— Ну тогда,  я тоже не буду есть.

— Марк, я готовила этот суп специально для тебя! – достаю я тарелку, и он присаживается за стол, при этом смотрит за каждым моим движением. Да, чувствую наш костёр разгорается с каждой секундой.

— Ладно мелочь, дай попробую твоё творение. – его глаза специально гипнотизируют меня, чтобы лишний раз меня задеть и подколоть.

— Приятного аппетита Марк, — а сама жду, когда он попробует его. У меня руки сжимаются в кулаки, от сладкого предвкушения.

— Как вкусно. Повезёт же твоему будущему мужу, — почему-то после его слов, улыбка мигом сползла с моего лица. Ведь когда-то я действительно выйду замуж, и это будет не Марк. И мы не сможем больше целоваться и просто вот так разговаривать. Я не хочу, другого мужа. Но Марк никогда меня не полюбит, как же становится грустно от всего этого.

— Я рада, что тебе понравилось, — уже жалею, что подсыпала ему слабительное, хочу поднести ложку к своему рту, как ему на телефон, позвонил друг.

— Да, конечно в десять в клубе. А как я могу пропустить это событие? Ладно, приводи своих цыпочек.

Стискиваю зубы, чтобы не засмеяться.Он так быстро возвращается на кухню, что я не успеваю и моргнуть глазом.

— Что случилось мелочь? Ты вся светишься от счастья, — его коварные глаза пронзают меня насквозь.

— Я просто вспомнила один анекдот. Собираешься в клуб братишка? Опять тебя понесло на всякую грязь и твоих любимых шлюх, — хочу выйти из кухни, как меня тут же прижимают к холодильнику, он убирает мои волосы, и я чувствую его дыхание на своей коже.

— Я же не могу трахать свою сестричку, но только одно её слово, Марк сними с меня трусики, и я привяжу её наручниками к своей кровати, и буду весь месяц насиловать, — его губы касаются моего затылка, а пальцы касаются моей спины. И я тут же понимаю, что нужно держать дистанцию и не давать слабинку:

— Нет Марк, ты меня больше не возбуждаешь, пойду я лучше займусь своей любимой математикой, — касаются пальцем его носа,  а сама с трудом сдерживаю себя, чтобы не переступить эту черту. Как же я соскучилась по его поцелуям, они такие жаркие. Они словно мой желанный наркотик, который конкретно сносит мне крышу. Чёрт я забыла, что слабительное подействует. Так спокойно Полина, ты не причём. Прошло два часа, я даже успела немного вздремнуть. Как тут же слышу крики, прямо из туалета. Так пока братишка занят, это повод свалить, как можно быстрее на улицу. Надеваю джинсы и свою куртку. Шапка, и я готова к новым приключениям. Дом моей подруги оказался достаточно близко от новой квартиры. Погода была такой хорошей, солнышко светило и пригревало с каждой секундой.

— Ты подсыпала ему слабительное? Понимаешь, что он с тобой сделает? – смеётся Юля, и мы доедаем с ней уже  вторую пачку чипсов.

— А кто сказал, что я вернусь сегодня домой, пусть помучается засранец. Итак, за мою первую победу над Марком, — наливаю я себе стакан кока-колы и схожу с ума от счастья! Утром просыпаюсь почти в половину восьмого, нужно ещё успеть в институт, как мне надоело, что учителя постоянно ко мне придираются. Вызываю такси и в ускоренном режиме еду на квартиру. Не успеваю подойти к двери, как она распахивается:

— Марк, я просто пошла гулять, — мои губы дрожат, я знаю, что он зол, как никогда.

— Полиночка, я всё понимаю , у меня вчера была такая эротическая ночь в обнимку с унитазом,знаешь сколько в крови адреналина. Поговорим вечером малышка. Передай Полине, что сегодня её никто не спасёт от насильника Марка,- хлопает дверью, а я с ужасом хватаюсь за свои щёки.

 

Глава 19 ( наипонедельник)

От лица Полины.

Как бы я не откладывала свой поход домой, это  бесполезно. Марк точно приготовил для меня что-то ужасное. Сейчас почти четыре часа вечера, и у меня ужасное предчувствие.

— Что с тобой Чернова? – догоняет меня Аля на улице, и я чувствую, страшную тревогу.

— Не хочу идти домой. Боюсь, что Марк что-то задумал. Он был такой злой утром, — мне не отвертеться, все дороги безнадёжно ведут домой, и как бы ты не старался, тебе не скрыться. Мои руки совсем обледенели от холода, захожу в подъезд, и поднимаюсь на шестой этаж. А когда выхожу из лифта слышу, как из нашей квартиры доносится громкая музыка. Не хочу заходить, а вдруг я наткнусь на вечеринку?Поворачиваю ключ и открываю дверь.Снимаю свою куртку, как тут же в коридор выходит Паша, друг Марка.

— Привет прелестное создание, замёрзла? – он облизывает свою нижнюю губу, и мне становится не по себе.

— Нет, спасибо я согрелась.

— И куда это мы собрались? А поцеловать? – он хочет коснуться моей щеки, как в коридор выходит пьяный Влад:

— Мисс пухлые губки. Полина, а ты умеешь целоваться? – они оба прижимают меня к стене, и тут из комнаты выходит мой брат.

— Парни, я сказал только смотреть, прикасаться нельзя, — на нём нет рубашки, и я уже жалею, что оказалась в этой квартире.

— Марк, она хороша в постели? Расскажи нам, — их дыхание меня губит с каждой секундой.

— Не то слово, но вы никогда её не получите. Но испугать сестричку, я только за. Она наказана. Полина себя вчера очень плохо вела, — он подходит ко мне, и жадно впивается в мои губы прямо на их глазах. Я пытаюсь вырваться, но он будто не останавливается, и специально меня раздевает.

— Марк, перестань.

— Почему, пусть увидят, как ты меня ненавидишь! — он хочет снять с меня блузку, и я не выдерживаю и даю ему пощёчину, вижу, как боль отражается на его лице.

— Полина, мы же пошутили, неужели ты подумала? — они удивлённо смотрят на меня, а я  забегаю в ванную и начинаю рыдать. Ему всё равно, он животное. Тушь размазалась, на кого я похожа? Слышу, как входная дверь закрывается, очевидно его друзья ушли, и мы  остались с ним наедине.

— Открой дверь, — стучится, но я не хочу слышать его голос. Вытираю свои слёзы, он не увидит мою слабость. Делаю так, как он говорит.

— Ты что-то хотел? – стараюсь спрятать свои грустные глаза, он всё равно бесчувственный козёл.

— Прости меня.

— За что? Марк, я понимаю, что наша ночь для тебя ничего не значит. А почему ты не разрешил им трахнуть меня у тебя на глазах? – мне так больно от моих слов, кажется, что я собственноручно разрушаю своё сердце, которое истекает кровью. Он хватает меня за волосы и хочет приблизить свои губы:

— С ума сошла? Если бы они к тебе прикоснулись, я свернул бы им шеи. Полина, я сутками напролёт думаю о тебе. Но нам нельзя быть вместе, мой отец против. Твоя мать, если узнает, увезёт тебя в другую страну. Мелочь, в этой жизни мы не можем быть вместе. – ещё секунда и его губы накроют мои в поцелуе.

— И теперь ты будешь меня унижать и вытирать ноги. Марк, скажи, что ты чувствуешь ко мне?Это был всего лишь секс?Почему ты согласился переехать со мной в эту квартиру? – слёзы скатываются одна за другой и это очень сильно его напрягает.

— Хватит плакать, перестань я сказал.

— Это мои слёзы, что хочу, то и делаю, — толкаю его в грудь, и он тут же открывает кран с холодной водой и просто заталкивает меня в ванную. Залезает вместе со мной, мы начинаем сражаться, ванная такая скользкая, что невозможно подняться.

— Тогда я быстро тебя успокою,- он впивается в мои губы, и наши языки сплетаются в страшном диком желании. Холодная вода не может остудить нашу страсть. Слишком много чувств и эмоций. Меня никогда так не захватывал поцелуй.

— Марк, ты самый настоящий дьявол, — выгибаюсь от его страстной ласки, он подчинил меня полностью. Его пальцы расстёгивают мой бюстгальтер. И он уже хочет конкретно меня наказать, как на его мобильный позвонили. С ужасом отстраняется, его мокрые волосы и сексуальный взгляд полностью меня поглощает. Разве можно так сильно отдаваться ласке? Да, я рехнулась от такого чувства. Вылазит из ванной и выходит в гостиную:

— Да, всё хорошо. Полина уже пришла домой. Не волнуйтесь Тётя Тамара, хорошо прослежу, — вижу, как его голос меняется так быстро, что я успеваю привести себя в порядок и надеть халат. Выхожу в коридор, и вижу, как он собирается на улицу.

— Куда ты?

— Полина, мне нужно пройтись. Ты понимаешь, что если бы твоя мама не позвонила, мы бы снова сделали это. Мне стоит обратиться к психологу, – он захлопывает дверь, а  я понимаю, что мне уже давно пора в дурдом со всеми своими действиям. Вот скажите, зачем небеса послали нам такую любовь? Хотя, кто сказал Полина, что он тебя любит? Это ты в него безнадёжно влюблена, а ему плевать, понимаешь, он не будет больше тебя ласкать и говорит нежностей. На самом деле, ты просто его игрушка, но ради такой страсти можно отказаться от своих принципов, а просто отдаться новому неземному чувству. Сажусь на подоконник и принимаюсь рисовать узоры. Как бы я не хотела выбросить его из своей головы, всё напрасно, я люблю его до безумия. Марка не было весь вечер, я уже успела посмотреть свой любимый сериал, есть совсем не хотелось. В сердце будто поселилась тоска. Так захотелось почитать книгу перед сном, в этой квартире была огромная библиотека. Перебираю книгу одну за другой, как на пол падает какое-то письмо, руки трясутся, когда я его поднимаю. Оно от Марка? Не может быть, оно было для Аглаи. Соблазн прочитать его охватывает меня с каждой секундой. А может не стоит этого делать?

 

От автора:

МОИ ХОРОШИЕ! ЧТО В ПИСЬМЕ???

 

Прода от 16.10.18 ( глава 19 вторая часть)

От лица Полины.

В письме была фотография, от которой защемило моё сердце. На ней Марк обнимает свою Аглаю, они так счастливы, что у меня в горле образовался непроходимый ком. Дальше письмо, которое он написал ей, я не хочу его читать. Но почему же тогда, я это делаю? Только бы выдержать до конца.

Аглая! Прошёл месяц малышка, ты совсем забыла про меня. Обещала вернуться. Я не могу дышать. Я умираю без тебя. Ты же сказала, что станешь моей женой? Хочешь, я приеду к тебе и брошу учёбу, которая меня и так достала. Ты понимаешь, что в моём мире существуешь лишь ты. И я ещё не встречал таких красавиц. Как только я тебя увидел влюбился намертво…

Не могу читать дальше, письмо выпадает из рук, это тяжелее меня. Словно несколько кинжалов пронзают сердце насквозь. Сажусь на холодный пол, и принимаюсь читать дальше:

Я поругался с отцом, вижу во сне лишь твои глаза. Скажи, ну разве можно было так влюбиться? Я хочу жениться на тебе, и чтобы ты стала матерью моих детей. Я люблю тебя малышка. Слышишь люблю…

Последние слова стали ядом, всё моё сердце полностью умерло. Он не любит тебя Полина, таких слов, он никогда тебе не говорил. Рыдаю так сильно, и практически вою на луну, что делают девочки в моём случае? Идут скрывать вены. Но я набираю на телефон одному человеку, слышу там какой-то смех.

— Девочка колючка вспомнила обо мне, — я так рада слышать голос Димы.

— Почему я не такая красивая, как она? Ну,почему? — рыдаю взахлёб, как его настроение сразу же меняется:

— Полина успокойся, ты что такое говоришь?Я убью твоего брата, ты не просто красива, ты ангел, который нужно беречь. Хочешь, я приеду и заберу тебя от него.Одно слово, прошу только не плачь, — пытается он меня успокоить.

— Спасибо тебе Дим, давай встретимся завтра. Мне нужно с утра в универ. Мама итак, ругает меня из-за двоек, ты лучше всех, — выключаю телефон и подкладываю под свою голову подушку. Как же я жалею, что появилась на этот свет. Возвращаю письмо на место, и ложусь спать, не хочу показывать Марку, что я слабая. 

Утром надеваю длинный свитер балахон, совсем не наношу косметики. Какая разница, я не такая красивая, как Аглая. Захожу на кухню, наливаю себе чай, и смотрю в одну точку.

— Доброе утро мелочь, — его голос такой красивый, впрочем, как и он сам. Идеальная пара для Аглаи.

— Привет брат, — говорю я так, будто между нами ничего не произошло. Он чуть не роняет чашку, когда видит мои красные глаза.

— Что случилось?

— Всё хорошо, я просто не хочу есть.

— Что за истерики Полина? – он хочет коснуться меня своими руками, как я тут же вскрикиваю:

— Не надо, я боюсь боли, — слеза стекает по моей щеке, а он просто обомлел:

— Что? Я же просто дотронулся до тебя!

— Марк, ты приносишь лишь боль, я не хочу больше плакать, 

— Что я сделал Полина?- встаёт он передо мной на колени, но я будто непробиваемая стена. Всю ночь мне снилась Аглая и он, и как они целовались, а потом смеялись мне в лицо.

— Мелочь.

— Не называй меня так. Скажи просто, Игрушка Полина, — разбиваю чашку вдребезги, и бегу в ванную, мне снова становится больно, он отравил мою жизнь.

— Открой дверь. Я клянусь, я выбью её к чертовой матери! Что произошло вчера? – его голос убивает с каждой секундой. Марк вышибает дверь и хватает меня за запястья.

— Отпусти меня! Я ненавижу тебя! Ты говорил, что я твой ангелок,  свет в этом мире. Не хочу слышать твой голос, — слезы настолько сильно меня охватили, и я не хочу в очередной раз опоздать в институт.

— Так и есть Полина, я тебя боготворю, я тебя любл…- хочет договорить, но я его перебиваю.

— Ты лгун, Марк. Специально успокаиваешь свою сестричку, которая обуза в вашей семье. Знаешь, я должна взять нож, и просто вырезать своё сердце. Дай мне его Марк, я прошу тебя, — бегу на кухню, а он тем временем даёт мне пощёчину, и весь мой мир распадается на кусочки.

— Полина, я не хоте..- теперь для него я очередная дрянь, об которую он может вытирать ноги.

Касаюсь пальцами своей щеки, она покраснела от его удара. Молча забегаю в свою комнату и начинаю собирать свои вещи в рюкзак.

— Больше ты меня не увидишь, братишка! Не переживай.

— Да катись к чёрту! Как ты мне надоела. Когда же ты уже повзрослеешь? – он кричит ещё сильнее, а у меня совсем заканчивается терпение.

— Отлично, я просто ухожу навсегда. К чёрту ваше богатство, деньги, я не хочу этого дерьма, — выбегаю в коридор, и надеваю своё пальто. Боль такая страшная, с ней не справится.

— Скатертью дорога сестричка.Ты говоришь, что я эгоист? Нет Полина, это ты эгоистка, — даже, когда он меня унижает, я не перестаю восхищаться им, потому что люблю до безумия, до страшной трясучки.

— А ты извращенец, который совратил свою сестру!

— Правда? А ничего, что ты сама этого хотела? Кто писал в своём дневнике. Марк трахни меня. Радуйся, что я исполнил твоё желание, — берёт он меня за шкирку, а я пытаюсь вырваться.

— Отпусти меня ублюдок, я терпеть тебя не могу. А секс с тобой, это самое отвратительное, что было в моей жизни. И твои поцелуи, меня от них тошнит. Ясно тебе?

— Правда, ну пусть тебе станет, еще хуже, — он прижимает меня к зеркалу, и сажает на комод, мы сбрасываем оттуда все ненужные вещи. Он кусает мои губы, и я тону в безумном адском наслаждении. Губы Марка такие настойчивые, что я задыхаюсь от этой страсти. Боже мой, как же сильно я схожу по нему с ума. Он переходит на ключицы, и я уже готова была перейти все границы, но поздно, это всего лишь его очередная игра. Отталкиваю его от себя, и просто выбегаю из квартиры, пусть забудет свою сестричку, как страшный сон. Мы с ним не пара, нам не быть с ним вместе. Это просто невозможно. Желаю счастья с Аглаей.

 

Глава 20. ( на среду)

От лица Полины.

Я отключила свой мобильный телефон, и благополучно переехала к Диме. За это время мне удалось подтянуть себя по учёбе, и выбросить Марка из головы.

— Девочка колючка будет пирожки? – он открывает дверь в мою комнату, и у него весь лоб в муке.

— Ты умеешь печь пирожки? Дим, понимаешь, что ты не парень, а золото! – откладываю в сторону учебники, и он меня пачкает мукой.

— А ну получай, — мы начинаем, как дети бегать по его большому двухэтажному дому, так повезло, что тут больше никого нет. Есть только мы. Забегаю на кухню и беру в руки горсть муки и осыпаю его.

— Всё Полина, тебе не жить, — он бежит за мной, а я как раз успеваю закрыться в ванной.

— Дима не надо, я прошу тебя! – и тут я слышу уверенный звонок в дверь. Почему у меня странное ощущение? Прикладываю руку к сердцу, оно не может меня обманывать.

От лица Димы.

Вытираю лицо, и выхожу на улицу. Не может быть, кто к нам пожаловал.

— Полину, позови, — передо мной стоит Марк, собственной персоной.

— Нет старший брат, я думаю это плохая идея, — не даю ему зайти в дом.

— Оглох? Я сказал позови её, или я разнесу твой дом! – берёт меня за грудки, вижу, что он совсем на грани.

— Оставь её в покое Марк, мне пришлось две ночи её отпаивать успокоительным. Знаешь, как она рыдала. Марк, прошу тебя, ты лишаешь её воздуха! – хотел я решить ситуацию по-человечки.

— А ничего, что я тоже дышать без неё не могу.

— Ты её любишь? – сразу задаю ему вопрос, и вижу в его глазах смятение.

— Видишь, это просто влечение. Марк ты должен отпустить её,

— А не пошёл бы ты нахрен! – снова его гнев, который несёт в себе только зло.

— Нет, это проваливай, пока я не вызвал полицию, — отталкиваю его от себя, он не рассчитал своих сил и просто упал в лужу.

— Ну ты, сам напросился, — ударяет меня в челюсть, и  разбивает мне губу. Сплёвываю кровь, не скрывая своего душевного переживания:

— Сукин сын,  и из-за этого ублюдка она кинулась под мою машину, — после моих слов он окаменел.

— Повтори!

— Да братишка, если бы моя машина вовремя не остановилась, твоя Полина была бы на том свете. Она хотела покончить с собой в ту ночь, после твоего поцелуя с Аглаей, — он меня конкретно достал.

— Нет. Я не верю, она не могла,- схватился он за волосы, вижу, как сильно я его ошарашил.

— Марк, она любит тебя настолько сильно, что готова стать ради тебя кем угодно, лишь бы ты её приласкал. Как ты не понимаешь, что она сошла с ума. Чего ты хочешь? Просто положить её в психушку? Найди себе другую девушку, просто уйди!

 Он меняется в лице, понимая, какое ужасное дерьмо  совершил.

— Передай, что я скучаю по ней, — разворачивается и подходит к машине. Он успевает уехать, как на улицу выбегает Полина.

— Почему ты не позвал меня?- плачет мне в грудь, а я глажу её по волосам:

— Тихо, успокойся. Он не достоин этого. Ты не нужна ему, — целую её щёки, которые пропитаны слезами. Она ангел, она не достойна такого обращения к себе.

— Я люблю его, я не могу жить без него, — рыдает так громко, что я не могу её успокоить, такую боль не описать. Но я отогрею эту девочку всем сердцем. Она обязана стать счастливой, по-другому просто быть не может.

Спустя несколько дней.

От лица Марка.

— Да, с Полиной всё хорошо. Не волнуйтесь Тетя Тамара. Что? Решили продлить поездку? Ладно, передам, — вешаю трубку, и у меня просыпается желание разбить телефон вдребезги.

.- ЧЁРТ!

— Марк, успокойся!

— Успокоится? Я  не видел её  две недели, чёртовых четырнадцать дней! Я готов задушить кого-угодно, но только прикоснуться к её губам, — мои речи со стороны напоминали наркомана.

— Всё, Марк попал. Он влюбился в нашу Полиночку!

— Заткнитесь! Она не достойна меня, так будет лучше. Я совратил её.

— Марк, ты погибнешь без неё, ты отказался от всех девушек. Просто признайся, что втюрился в неё по уши. Она красивая, она тебе двоюродная сестра, а не родная. Мы поймём, — смеются два идиота. И тут я выношу приговор:

— Нет, любви нет. Это просто влечение. Она найдёт лучше меня. Осталось просто привыкнуть, что мы живём раздельно, — открываю коньяк, и пью залпом.

— Нет, Марк так не пойдёт. А как же вечеринка в честь Хэллоуина? Ты обещал, и к тому же у нашего Ромки Днюха. Так, всё надевай там свой костюм, и поехали в клуб, — привёл меня в чувства Паша, чтобы я смог немного отвлечься.

От лица Полины.

— Дим, вот скажи, зачем мне тащится на эту вечеринку? И кем я буду? – сидим мы в гостиной и спорим.

— Как кем? Красной шапочкой, а  я твоим охотником! – уговаривает он меня поехать на одно мероприятие.

-Ладно, только из-за того, что у твоего друга День рождение.

Распускаю свои волосы и надеваю безумно красивый наряд. Как же он мне к лицу. Коротенькое красное платье. И красивый макияж, превращают меня в самую дерзкую девочку.

— Ты прелестна, мой ангелок, — целует он меня затылок, и я радуюсь этому прикосновению.

На часах почти половина восьмого, заезжаем в клуб, где всё мерцает. Все одеты в разнообразные костюмы, почему моё сердечко порывается выпрыгнуть из груди. Хочу пойти в сторону бара, как тут же встречаюсь с голубыми глазами серого волка, он хочет меня догнать, и я мигом возвращаюсь к Диме.

— Что случилось?

— Марк здесь! – прячусь за него будто, он скала.

— Чёрт возьми, прям сказка! Красная Шапочка, охотник и Волк. Вы что сговорились? Ну что убегай, Полина в лес!  – смеётся Марк, и моё спокойствие быстро подходит к концу. Чёрт, этот волк может сделать с бедной девочкой, всё, что захочет…

.

Прода от 18.10.18 ( глава 20)

От лица Полины.

— Здравствуй охотник, а кто это сзади тебя прячется? — от тембра его голоса я схожу с ума, он будто уже представлял, как расправится со мной.

— Да, вот берегу Красную Шапочку.

— Серьёзно? Думаешь съем? – его глаза снова уставились на меня, и я потеряла свой покой, шепчу Диме на ухо, чтобы он отвёл меня в сторону:

— Ладно, думаю нам пора.

—  А как же танец Красная шапочка? Или ты уже описалась от страха? А вдруг  Серый волк залезет к тебе в трусики?

— Марк, перестань, — пытается остановить его Дима, как я решаюсь ответить ему с вызовом:

— Кого это я боюсь? Твоего пушистого хвоста что ли? – приближаюсь к нему так близко, и он тут же хватает меня за запястье и придвигает к себе. Мы сразу же привлекли внимание у остальной молодёжи, и Диджей решил нас выделить по микрофону:

— Посмотрите, Бедная красная Шапочка и Серый волк, какие страсти. Они что решили танцевать вместе? – нас поддерживает публика, и тут руки Марка властно располагаются на моей талии, и я теряюсь в омуте самых любимых глаз на свете. Могут пройти года, но я всё равно не перестану его любить. Это Бесполезно. Нам не справиться со своими чувствами.

— Ты ответишь мелочь за все эти холодные ночи. Я съем тебя, и твой охотник тебе не поможет, — он кусает мочку моего уха, и будто нажимает на нужную точку, а я как влюблённая дурочка таю от его прикосновений.

— Ты не получишь меня, потому что потерял!

— Серьёзно? Ну тогда, мне придётся тебя похитить,- его пальцы пробираются под мою коротенькую юбочку. Перевожу взгляд на остальных, они смотрят на нас с обожанием. Его друзья шепчутся, а грустный взгляд Димы меня угнетает.

— Ну и как он тебе? Он ласкал тебя? Мелочь, — он приближает свои губы, я боюсь, что мы сейчас поцелуемся, только не это.

— Да, мы занимаемся оральными ласками каждый день. Марк, я больше тебя не люблю, — наши глаза пронзают друг друга насквозь, и тут он специально хватает меня за задницу, и я чувствую непередаваемое наслаждение и возбуждение.

— Тебе не говорили, что врать это плохо, Полина? За это тебя могут наказать, — его язык проходится по моей нижней губе, а рука хватает меня за волосы, я уже в его власти.

— Отпусти меня, иди к свое Аглае. А я буду с Димой! – отталкиваю его от себя, и  хочу уже подойти к  охотнику, как мне преграждают путь его друзья:

— Куда это ты собралась Красная Шапочка? Ты принадлежишь Серому Волку, — они берут меня за запястья и приводят к Марку, а он злорадно ухмыляется:

— Спасибо, а то эта непослушная девочка совсем от рук отбилась! – смеются надо мной.

— Дима, Помоги! — но мне закрывают рот рукой.

— Он занят, его соблазнили, вон те спящие красавицы! – он перекидывает меня через плечо, и мы выходим в коридор, пытаюсь вырваться, но у меня не получается. Он бьёт меня по заднице, и потом опускает на пол, а потом прижимает в тёмном коридоре.

— Если ты не успокоишься сестричка, мне придётся, тебя приструнить.

— Я никуда с тобой не пойду. Ты предатель, я тебя ненавижу, сукин сын, — а сама готова растаять от дикого возбуждения, он задирает мою юбку, я бью его по рукам .- Я тебя не люблю, — мне не дают договорить, и просто впиваются в мои губы, так властно, так жарко, что мой мозг полностью отключается.

— Я хочу тебя мелочь, мне никто не нужен кроме тебя. Позволь прикоснуться к тебе,- он встаёт передо мной на колени, и начинает целовать мои ноги, что за безумие мы творим?

— Марк, не надо, нас увидят.

— Пусть увидят, что я рехнулся из-за тебя. Малышка, любовь моя, — он произносит эти слова, а потом просто заводит меня в какую то тёмную комнату.

— Марк в тебе говорит секс, — спотыкаюсь и моё платье задирается.

— Я плевал на всё, убей меня Полина, но я не могу без тебя, — и тут он кидает меня на кровать, и поднимает руки у меня над головой, я хочу избавиться от него, но поздно, он раздвигает ноги и срывает с меня трусики, а потом входит так быстро, что я полностью расслабляюсь, будто получила самую запретную дозу наркотика на свете.

— О, Да! – моё тело трясёт от каждого его прикосновения.

— Как мне не хватало твоих стонов, твоих глаз, чёрт возьми Полина! Что ты сделала со мной? -казалось, мы сломаем кровать к чёртовой матери. Серый волк жестоко расправился с бедной Красной Шапочкой.

— Марк, я чувствую, как моё тело парит в облаках, — задыхаюсь, будто сейчас умру, от самого властного секса. Так хорошо мне ещё не было. Он поставил меня раком, а потом стал вбивать всю свою энергию, чтобы успокоить:

— Ты моя девочка, ради твоих глаз , я сделаю всё,что захочешь! Да, малышка! Полина! – он стал входить в меня ещё жестче, и у меня появились слёзы от счастья. Проще умереть в аду, но не отказываться от этой любви. Вы понимаете, что он полностью располосовал моё сердце. Я не могу даже вздохнуть без него. Он рвал меня на части, будто я действительно его жертва.

— Не останавливайся. Погуби меня до конца, я прошу, разбей меня! О Да! – извиваюсь я в его запретных ласках.

— Девочка моя, как я мог обижать тебя, ты мой ангел. Полина, прости меня, ты моё сумасшествие! – он входит ещё сильнее, заламывает мне руки, но я не хочу, чтобы он останавливался, пусть это будет жестко, но я хочу его хочу, чёрт возьми.

— Марк, я так скучала по тебе. Но мы не можем быть вместе, — теперь я плачу, а у самой по всему телу разливается самое не передаваемое наслаждение. Кончаем с ним одновременно, крики такие адские будто, мы оба побывали в аду, который поглотил нас. Я не хочу из него выбираться. Трудно перевести дыхание, у меня трясутся руки, он отходит от меня в сторону, мы так и не включили свет. Он плачет? Он снимает с себя маску волка и смотрит на вечерний город. А дальше произносит то, что я никак не ожидала от него услышать:

— Я люблю тебя Полина.

— Я знаю Марк, я тоже тебя люблю, и тут он меня перебивает:

Ты не поняла, я люблю тебя, как девушку. И похоже, я очень сильно втрескался в тебя, — он бледнеет, и я у меня в этот момент реально могло остановиться сердце. Я не верю, он это сказал?

 

Глава 21. Мы достойны этого.

От лица Полины.

Смотрю на него, и не верю своим глазам. Он что действительно сказал это?

— Марк, повтори, – вы представляете, что я сейчас чувствую. Он открывает окно и вдыхает ночную прохладу. Дышит так будто, сейчас произойдёт адское безумие. А потом приближается кровати. И мне становится не по себе, будто зверь снова не наигрался. Он уж собирается проникнуть в меня и захватить всю мою душу.

— Я люблю тебя. Как же я сохну по тебе… — он кидает меня снова на кровать, а потом задирает моё платье.

— Марк, эта игра. Я знаю, кого ты любишь на самом деле, — поздно его губы жадно накрывают мои.

— Плевать, что отец меня убьёт. Я люблю тебя. Я понял Полина, что мне была нужна только ты. И твоя мама будет кричать, как сумасшедшая, но я не откажусь от такого сладкого десерта, как Полина, — его язык насилует мой, и он хватает меня за волосы, а потом хочет разрезать ножом моё платье.

— Нет Марк, только не здесь.

— Поехали домой, любовь моя, — он берёт меня на руки, и мы мы покидаем эту комнату. Как бы я хотела поверить в его слова. На улице начался снегопад. Он смотрит на меня и касается губами моего носика, я действительно оказалась на седьмом небе от счастья. Пусть эта всего лишь сказка, и завтра красная шапочка снова отправится в лес, и волк её больше не найдёт, но я люблю его больше всех на свете. Мы садимся к нему в машину, и я заливаюсь мехом, а потом  я касаюсь его руки:

— Скажи ещё раз, прошу Марк, — мне нужны эти слова, как желанное лекарство.

— Мелочь, я люблю тебя. Слышишь я люблю тебя. Иди ко мне маленькая моя, братишка тебя поцелует, — он сажает меня к себе на колени, и я сама целую его губы, чтобы раствориться в этих ласках. За окном кружит первый снегопад, и я теряю остатки своей воли, потому что полностью обезумела.

— Остановись Полина, а не то я снова трахну тебя. Мы же не будем делать это в машине? Чёрт возьми! — он освобождает мою грудь и прикасается к соскам, руки залезают под мою юбку. Дикий соблазн снова летает между нами. Резким движением он расстёгивает свою ширинку и насаживает меня на свой член, и я попадаю в рай. Губы рвут меня на части, он их кусает до крови.

— Полина, зачем ты околдовала меня? Я же рехнусь от этой любви! – он ласкает мой язык , и я теряю всё спокойствие.

— Боже Марк! Не останавливайся. Доставь мне больше удовольствия. – я визжала, как ненормальная. Разве можно так показывать свои эмоции наружу, это же очень опасно для нас обоих.

— Нам нельзя оставаться так часто наедине, я постоянно хочу тебя. Что произошло? Мне кажется, я любил тебя всегда, — он тянет меня за волосы, и мы теряемся в сладком безумие.

— Да. Марк! – мне больше никто не нужен, лишь его ласки, которые уносят моё сердце далеко к облакам, где нет боли и есть только рай. Да,  возможно никто и не знает, насколько же сильно он сладкий.

— Моя девочка, я отдам тебе это сердце, — мы кончаем с ним одновременно и лишаемся последней воли. Мы постоянно забываем про средства защиты, разве такое возможно. Не можем отдышаться, слишком сильно мы этого хотели. И нас теперь никто не сможет остановить. Слишком много счастья и эмоций. Я будто побывала на небе и достала заветную звезду. Спасибо небесам за такую любовь. Он целует меня сначала в носик, потом в подбородок, и касается моих щёк:

— Ты теперь только моя девочка. И я никому тебя не отдам, — оставляет он нежный поцелуй на моей шее, и я чувствую, как в сердце расцветает весна. Мы едем по ночном городу, со мной в машине мой любимый, и больше мне ничего не надо. Есть только мы, и наше сердцебиение.

Утром дверь в мою комнату открывается, и появляется он. Молчит ничего не говорит, а просто жадно поедает меня взглядом.

— Доброе утро Мелочь, и почему ты вчера пришла домой так поздно? – садится он на кресло, и облизывает свою нижнюю губу. Надеваю на своё лицо улыбку и специально распахиваю одело, под которым я голая.

— Ты хочешь знать правду? – вижу, как он осматривает моё тело с ног до головы.

— Да. Скажи, что с тобой сделали, — он хватает меня за запястье и присаживает к себе на колени.

— Меня трахнул мой брат, — зря я это сказала, потому что он хватает меня за волосы, и царапает мою спину, приближая свои губы:

— Хочешь ещё? Скажи, ты хочешь меня? – дразнит меня Марк, и я теряю свою волю, он наматывает мои волосы на кулак.

— Да Марк, трахни меня.

— Нет сестричка, это надо заслужить! Давай, коснись своей киски и покажи, как ты себя ласкаешь, — я начинаю её теребить, а потом понимаю, как всё моё тело нереально возбуждается.

— Марк, ты извращенец, — а сама чувствую, как мой бутон наливается.

— Скажи, что ты чувствуешь Полина! Нам же надо обновить твой дневник, — он по-прежнему держит меня за волосы, и между нами пролетает неконтролируемое желание. Я не перестану его хотеть никогда.

— Моя киска возбуждается, — закатываю  глаза, а он начинает ласкать языком мой подбородок, переходит к одному соску, потом к другому, и уже достигает живота.

— Не убирай свои пальчики, я просто хочу разгорячить тебя, девочка моя, — он приникает в меня своими пальцами, и приказывает мне мастурбировать.

— О да! – я выгибаюсь, потому что испытываю оргазм, а он не останавливается, хочет взять меня по новой. Слишком страшной силой, чтобы меня поласкать, как вкусное мороженое.

— Марк, прошу остановись, — он проникает в меня пальцами, и я снова падаю в пропасть вниз, как бедная девочка, которая так бесповоротно влюбилась.

— Поздно мелочь. Я СЛИШКОМ СИЛЬНО В ТЕБЯ втрескался. А знаешь, на что способен демон, когда его мучает жажда? – и тут он разворачивает меня к себе,  опускается вниз и касается языком моего клитора. Но не убирает своих пальцев, они по-прежнему входят в меня с новой силой. Мой мозг полностью отключился. Он всё забрал себе, он мой смысл, моё самое лучшее, ванильное искушение.

— Марк, я люблю тебя. Прошу не губи меня. Если это всего лишь игры.

— Полина, сколько тебе повторять, что я готов пойти против отца, но остаться с тобой! Я люблю тебя! И ты теперь моя девушка. Ох, и не завидую тебе малышка, — он сжимает мои ноги, чтобы я не вырывалась, продолжает насиловать меня языком, а я готова в любой момент отключиться. Столько наслаждения мне не подарит ни один мужчина на свете.

Самое главное дыши сердечко. Тебе нельзя задохнуться…

 

Ты мой воздух

 

Попала я в твой ад,

Смертельная доза, словно шоколад.

 

Скажи, там больно или нет?

Ведь для меня, ты яркий свет.

 

Боюсь упасть, слабеют руки

Не знала, что твоя любовь доставит столько муки.

 

Я бабочка, которую ты поймал

И навсегда околдовал.

 

Обрежешь крылья, я умру

Но всё равно тебя боготворю.

 

Ты подарил мне райский сад любви,

 Прошу, но только сбереги.

 

Сердечко хрупкое в крови

Оно задохнется без любви

 

                                         Паризьена.

 

От автора.

Я ВАС ЛЮБЛЮ))))))

 

Прода от 20.10.18 ( на субботу)

От лица Полины.

Сижу на скучной лекции по математике, и летаю в облаках. Вот бы оказаться в горячей постели своего брата. Профессор попросил меня остаться после своего занятия, наверное, хочет прочитать мне нотации.

— Ты чего вся светишься Чернова? – шепчет мне на ухо Юля, и как раз в этот момент меня замечает преподаватель.

— Полина! Встаньте. Мало того, что вы не решили вчера домашнюю контрольную, так вы ещё смеете разговаривать! Ваша мама знает о ваших успехах? – он не испортит мне настроение, я отсчитываю секунды, минуты, когда снова увижусь со своим Марком.

— Ну как вам сказать, она так далеко, — стискиваю зубы, чтобы не засмеяться.

— Серьёзно? Ну тогда может ей позвонить?

И тут в аудиторию заходит мой брат Марк. Все девушки начинают перешёптываться.

— Добрый день, мне нужна Полина! – говорит братишка, весь такой важный, точно хочет меня похитить.

— А вы собственно кто?

— Я её брат! – от его голоса я могу сходить с ума вечно.

— Какой приятный сюрприз. Ну тогда вам бы не мешало объяснить своей сестре, что нужно выполнять домашнюю работу. Она совсем скатилась, — отдаёт он мою троечную работу, и Марк старается натянуть на себя серьёзную маску.

— Как вы правы! Современная молодёжь совсем разгулялась! Я прослежу, даже в угол поставлю, — и у меня уже ноги подкашиваются, когда он это всё говорит. Звенит звонок с лекции и я прощаюсь с девочками, мы идём с Марком по коридору, и как только заворачиваем за угол, он прижимает меня к стене и впивается губами.

— Марк, что ты делаешь?

— Как что? Я ласкаю свою Полину, — он совсем обезумел, хочет расстегнуть мою блузку.

— Марк не здесь, — хочу его остановить, но он будто совсем не слушается, а уже достиг последней пуговицы.

— Тебе конец мелочь, поехали домой, — хватает он меня за шкирку, мы выходим на улицу. И он заводит машину. К чёрту математика, мне хочется, чтобы он меня изнасиловал, и никогда не отпускал. Всю дорогу он старался не смотреть в мои глаза. И потом, когда мы припарковались около подъезда, он хватает меня за руку и ведёт будто в плен. Вызывает лифт, и как только мы заходим кабинку, он прижимает меня лицом кнопкам, а потом задирает мою юбку, пробирается в мои трусики , и касается киски:

— Я же предупреждал, что за каждую двойку, ты будешь стонать Полина, — его палец вошёл в меня, и я чуть не завыла от удовольствия. Лифт открылся и мы в ускоренном режиме появляемся в квартире, сейчас он точно не становится. Мне конец это точно. Но дальше братишка заходит в гостиную достаёт какие-то учебники и зовёт меня:

— Садись, сейчас я буду учить тебя математике.

От его слов у меня затряслись коленки. Что он только что сказал?

— Марк, не надо!

— Садись, я сказал, — он сажает меня к себе на колени, и заставляет меня читать.

— Вычислить объем тела вращения, образованного вращением кривой y = x2 вокруг оси ОХ, x ∈ , — мой голос дрожит так, будто я читаю это всё дьяволу.

— И как мы будем решать эту задачу? – он задирает мою юбку, и снова проникает в мои трусики, и я чувствую, что совсем сошла сума.

— Марк, я не знаю.

— Это плохой ответ Полина. Читай ещё раз. Клянусь, или я за себя не ручаюсь, — он входит в меня своими пальцами, и я откидываюсь у него на груди.

— Марк, я правда не знаю, — зря я это сказала, он достаёт какую то плётку снимает с меня мои трусики, и начинает бить меня по попке. Каждый удар дико меня возбуждает, хочется получить удар за ударом по своей распалённой коже.

— Я ещё раз спрашиваю, как решать эту задачу?- удар по моей заднице, я чуть не взвыла от удовольствия.

— О да Марк! Сделай это ещё, – у меня глаза затуманены похотью, я хочу его до невыносимого безумия.

— Ты хочешь, чтобы я наказал тебя? Ах, ты моя непослушная сестричка, — он бил меня так, будто я провинилась.

— Поняла, как решать или мне продолжить? – хватает он меня за волосы, а потом впивается в мой рот и начинает играть с моим языком, я не выдерживаю и сама поддаюсь поцелую. Марк просто расстёгивает ширинку, и вмиг насаживает меня на свой член, держит меня за волосы, и я понимаю, как же сильно мы с ним падаем.

— За каждую двойку я буду тебя трахать Полина, так, что ты потом неделю будешь отходить! – кажется он сошёл с ума, его безумные движения, забрали у меня все остатки терпения.

— Я чувствую, как всё моё тело отдаётся лишь тебе! – он не хочет выпускать меня ни на минуту, будто я его желанная шлюха. Я сама решила стать ею.

— Моя девочка, ты понимаешь, что теперь ты принадлежишь лишь мне! Малышка! – кажется, он ещё сильнее стал меня насаживать, мы могли запросто сломать диван, но его это не остановило. Слишком сильно он хотел проникать в меня. А я поняла, что я благополучно поднялась на небеса, и ни в коем случае не хочу оттуда возвращаться. Он стал моим смыслом. Я так сильно влюбилась.

— Я люблю тебя, — шепчет он мне на ухо и мы кончаем с ним одновременно, он успевает выйти из меня, и мы с трудом переводим дыхание.

— Я боготворю тебя Марк! Обещай, что мы никогда в жизни не расстанемся! Просто скажи! – кладу голову на его грудь и мечтаю получить его неземную ласку, он мой смысл, кажется, я навсегда подарила ему своё сердце. Нельзя так делать. От этого можно просто сойти с ума. Но любовь это итак самое страшное безумие, вы согласны?

— Я никому не отдам свою Мелочь. Я хочу каждый час, каждую минуту покрывать твоё тело поцелуями. Ты заколдовала меня Полина. Моя девочка, сейчас братик снова накажет тебя своим язычком, — он накрывается мой рот поцелуем, и мы благополучно падаем на пол, и всё повторяется, будто мы снова проголодались и нам нужно затрахать друг друга до смерти.

И стали они жить долго и счастливо. Тамара и Костя были не против, даже разрешили им пожениться. Купили Полине шикарное свадебное платье и благополучно отдали им дом. И стали они жить и добра наживать. Через несколько лет у них родился мальчик… СТОП, СТОП. Мы же не в сказке. В жизни всё по-другому, и беда незаметно подкрадывалась к влюблённым сердцам… Никто и представить себе не мог, что у судьбы для них другие планы.Только смогут ли они выжить после этого?

А вы как думаете, что случится дальше?

Глава 22

От лица Полины.

Просыпаюсь и вижу его спящее лицо. Он такой красивый, что у меня захватывает дух. Не могу, не перестану им любоваться. На улице идёт первый снежок. Раскрываю одеяло, и на носочках подхожу к окну. Снежинки так красиво опускаются на наш город. Ещё раз смотрю на Марка и понимаю, что мне больше в жизни никто не нужен. Только его дыхание, только самые нежные прикосновения по моей раскалённой коже. Боже, спасибо за такую любовь! Она слаще мёда, мороженого и всех десертов на свете. Захожу на кухню и принимаюсь готовить завтрак, хочу сделать ему приятное. Готовлю ароматные блинчики с его любимым вишнёвым вареньем, и завариваю чай. Располагаю все вкусности на подносе, и возвращаюсь в спальню. Макаю пальцем в варенье, и касаюсь его носа, он тут же просыпается:

— Мелочь, ах ты паразитка! – он заключает меня в своих объятиях, я будто потерялась в его глазах. А потом он просто ложится на меня, и начинает пачкать вареньем.

— Марк, что ты делаешь?

— Как что? Я готовлю завтрак.

— Что? Он же на подносе, — пытаюсь возмущаться, он снимает с меня его рубашку, и я остаюсь полностью голая. Он наносит варенье на мои соски, а потом касается их языком.

— О боже! – издаю стон, не могу контролировать свои эмоции.

— Как вкусно. Спасибо за завтрак мелочь, — он продолжает лить варенье на мой живот, а я уже забыла про, то что хочу есть.

— Марк прошу тебя, мы всю ночь делали это.

 Он раздвигает мои ноги, льёт варенье на мой клитор, а я теряюсь в своих чувствах.

— А я хочу ещё. Мне мало тебя, Полина – его язык ласкает меня, и я задыхаюсь от самого заветного удовольствия.

— Прошу остановись, я не могу, — кончаю моментально, а он не прекращает меня насиловать языком, просто заламывает мои руки, и угрожает:

— Я сказал лежать. Или мне взять ремень? — он переворачивает меня на живот, и ставить раком, а потом продолжает вылизывать языком.

— О боже Марк, я сейчас отключусь, — к языку он добавляет свои пальцы и начинает меня трахать ими, а другая рука его берёт меня за волосы. Нет, это невозможно описать словами.

— Сейчас сестричка, ты сорвёшь свой голос от оргазма! Мы же должны кончить, — он сошёл с ума углубляет пальцы, а я почувствовала, что всё тело охватывает оргазм. Я молила его о пощаде. Наш завтрак остыл. А потом он просто входит в меня своим членом, продолжая держать за волосы.

— Ну и что? Ты теперь понимаешь, что я тебя изнасилую. Полина, я же просил не подходить ко мне близко! Что ты сделала со с мной? – он входит слишком грубо властно, мои крики слишком громкие, он закрывает мне рот рукой, чтобы я не привлекла внимание соседей.

— Марк, я хочу ещё. Сделай это! – и он полностью превратил меня в податливую игрушку, его игрушку. Он наматывает волосы на руку, а потом его движения становятся ещё более дерзкими.

— Сучка! Я тебя теперь каждый день буду наказывать, — он озверел, стал меня рвать, как жестокий зверь, а я молила, чтобы он только не останавливался. Мы кричим от дикого оргазма.Марк кончает мне на спину. И не может перевести дыхание.

— Полина, я чувствую, как моё сердце с каждый днём сходит по тебе с ума! Я люблю тебя малышка. Девочка моя, — его слова это самое сладкое лекарство для моих ушей. Я не буду такой счастливой без моего Марка. Он был послан мне судьбой. 

И так проходили дни и ночи. Мы занимались любовью с ним каждую минуту, и нам всё время было мало. Я возбуждалась от его голоса, а он совращал меня день ото дня. Вы скажите упали мы в пропасть? Да, и теперь так просто, я не поднимусь.Сегодня я целый день убиралась в квартире, и ждала своего братишку, который не отвечал на мои телефонные звонки. Он всё никак не хотел возвращаться. Я просидела на кухне до самой ночи, и уснула за столом. Слышу, как дверь открывается, на будильнике час ночи. Марк еле стоит на ногах. Выхожу к нему в коридор, и он встречает моё недовольное лицо:

— Мелочь. Иди сюда, я хочу тебя поцеловать.

— Марк, ты мог хотя бы позвонить, — не успеваю ему возразить, как его властные руки располагаются у меня на талии.

— Не злись, это было важно по работе! Представь, мы открываем ресторан у нас в городе! Отец меня убьёт, он всегда был против этой затеи. Но сейчас важно не это, — он снова касается моей шеи губами и распускает мне волосы.

— Марк, иди ложись спать.

— Только с тобой, но сначала я приласкаю мою малышку, — и тут он опускается на колени и снимает с меня лосины, а следом трусики, я уже возбуждена.

— Марк не надо. Я устала, весь день тебя ждала.

— Устала? А может ты уже с кем-то трахалась? – хватает меня за волосы и ведёт вы ванную, раздевает меня до гола, и прижимает к стене.

— Извращенец, ты совсем сбрендил.

— А что мне сделать, если я постоянно тебя желаю. Сейчас братишка будет тебя любить, — он залезает ко мне в ванную, у него как раз в руках была бутылка шампанского, он открывает её и наливает на мои соски, а потом начинает слизывать.

— О да! Как же я соскучилась, — хочу его поцеловать, но он мне не даёт этого сделать.

— Полина, сначала я поиграю с твоими сосками, — его язык будто специально меня подчинял, он снова выливал шампанское мне на тело, капли скатывались по моему животу, и он старался не пропустить ни одну капельку своим раскалённым языком, плавно переходя к моей киске.

— Скажи, а то не получишь, — шепчет он самые жаркие слова, и я понимаю, что уже не могу без его раскалённого взгляда.

— Возьми меня Марк, — понимаю насколько сильно страдаю без его сладких губ, он раздвигает мне ноги, выливает шампанское мне на киску, а потом слизывает её языком. Теперь я точно благополучно потерялась в сладких муках.

— О боже мой! О господи, — он ласкал меня так, будто я сладкое мороженое. Раздевается сам до гола, и делает так, чтобы мои ноги  обхватили его торс, а потом просто входит в меня членом, и прижимает к холодной стене.

— Марк, я боюсь, что моё сердце остановится.

— Почему Полина? Почувствуй, какой кайф! – он терзает меня, и входит ещё жестче, и я понимаю, как же сильно я тону в этом опасном омуте страсти и бесконечного распутства. Есть только он, и наше сумасшедшее желание. Мы оглушили ванную своими криками, любовь сделала нас рабами, и сейчас я благополучно скатываюсь вниз, от самой жгучей любви на свете. Так хорошо мне ещё не было.

— Ещё Марк! О да, любовь моя, — из моих губ прорываются стоны, и теперь нашим отношениям точно нет преграды, .

— Я люблю тебя! – ещё одно уверенное движение, и мы задыхаемся от оргазма. Мы так сильно вспотели, что не можем отдышаться.

— Марк, спасибо тебе за эту любовь и твой бесконечный адреналин! – сама тянусь к нему за поцелуем, и мы скатываемся в ванную, где продолжаем убийственное ласкание своими языками. Бессонная ночь до пяти часов утра мне точно обеспечена.

От автора.

МОИ ХОРОШИЕ! Спасибо вам за поддержку.

ПРЕДУПРЕЖДАЮ главы 23, 24 ОЧЕНЬ Грустные, там не платки, а полотенце нужно))))

НО Я ВАС ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ.

 

Глава 23 Жестокая правда.

От лица Марка.


Я поднялся высоко на небеса и поймал звезду, и теперь она сияет лишь для меня. Как же сильно я влюбился. Сейчас в моей душе поселилась весна, и повсюду цветы, которые все пахнут моей Полиной. Я нашёл свой райский цветок, его зовут Полина. Моя ПОЛИНА. Я хочу пробовать это имя на вкус и никогда не отпускать. Мы не можем дышать друг без друга, проще умереть и отправиться на тот свет. Я прижимаю её к своей груди и боюсь сломать, слышу, как невинное сердечко пытается пробиться сквозь эту тишину. Дыши любимая, не бойся, я тебя боготворю.
— Мелочь, я люблю. Как же сильно я тебя люблю, — шепчу ей на ухо, мы занимались любовью всю ночь и я смог отпустить её только под утро. Она не слышит то, что я успел ей сказать. Но ту страсть, которая нас поглотила слишком сладка, чтобы от неё отказываться.

От лица дяди Кости.


— Тамара, ну не переживай ты так! Они наверняка дома, воскресение же, — моя машина паркуется около знакомого подъезда и сейчас я предвкушаю встречу с  детьми.
— У меня плохое предчувствие, а вдруг Полина, натворила бог знает что! – голос моей сестры слишком взволнован, и теперь я не знаю, как её успокоить, хотя это просто.
— Любимая, столько лет мы скрывали правду. Сердце разрывалось на куски, когда ты пробовала встречаться с другими, — целую я свою Тамару и мы не можем ещё отойти от нашего путешествия, где придавались безумным ласкам.
— Кость я в магазин, а ты иди домой! – выходит она из моей машины, а я захожу в подъезд и вызываю лифт. Открываю ключом дверь, и ставлю сумки на пол. В коридоре разбросаны вещи, это очень сильно меня напрягло.
— Марк? Полина? – кажется, на мой голос никто не отзывается. Снимаю пальто и направляюсь в комнату Марка, открываю дверь и просто столбенею. Они лежат в одной кровати, он прижимает её к сердцу . Не могу перевести дыхание. Как он посмел ослушаться меня? В коридоре сажусь на пуфик, такое не каждый день увидишь. Просидев минут десять, я увидел, как Марк выходит из своей комнаты.
— Отец? А почему ты не позвонил? – он говорит так просто , как будто ничего не совершил.
— Я же просил, — мой голос полон ужаса.
— Что?
И тут я срываю и со всей силы даю кулаком ему в челюсть.
— Сукин сын! Я же просил! Не трогать её! – он падает на пол, и не понимает, что я сделаю дальше.
— Ты рехнулся? Какого чёрта, ты меня ударил?
— Как ты посмел тронуть ребёнка! Она девочка, моя девочка! – кричал я так громко, и мне показалось, что в этот момент я могу разбудить Полину.
— Да, я и тронул, а знаешь почему, потому что я люблю её! И она меня тоже. И мы трахались с ней эти полтора месяца! Ясно тебе? – сплёвывает кровь на пол, и в этот момент возвращается моя Тамара.
— Что здесь происходит?
— Марк переспал с Полиной, — от моего голоса она роняет сумки.
— О боже! Как это могло произойти? – на её лице смятение, мы сами подтолкнули детей к этому соблазну.
— Тамара, побудь с Полиной, а я пока с сыночком поговорю, а ну пошли, — кидаю ему куртку и мы вмиг покидаем квартиру.
— Пошёл на хрен! Я не буду с тобой разговаривать,- говорит мне всё это сын, а я понимаю, что другого выбора у нас нет.
— Остынь! И послушай сюда. Я просил не трогать Полину! Что других баб мало?
— Отец я люблю её, и хочу жениться на ней. Я дышать без неё не могу. Что плохого, что мы будем вместе? Мы же двоюродные брат с сестрой – вижу, как его голос дрожит, он слишком сильно понервничал.
— Ошибаешься, — его голос сильно напрягся.
— В каком смысле? Говори отец, черт возьми.
— Полина, моя родная дочь, — стараюсь не смотреть в его глаза, знаю как сильно он ошарашен. В этот момент на улицу выходит взволнованная Тамара. Хорошо, что Полина ещё не проснулась.
— Повтори? Как такое возможно? – Марк хватается за голову и весь мир блекнет.
— Мы любовники. И Костя на самом деле мне не родной, а двоюродный брат, — говорит за меня Тамара, а Марк будто окаменел.
— Она ваша дочь? Отец, ты понимаешь, что ты ублюдок? Я же люблю Полину! Я люблю Полину! И мне плевать, я тебя не слышал! Она не может быть моей родной сестрой! – со всей сил Марк ударяет кулаком в стену, и у него сочится кровь.
— Нет, ты отстанешь от неё! И даже сделаешь так, как я тебе скажу.
— Костя, — пытается вмешаться в разговор Тамара, как я её перебиваю.
— Тамара, это мужские дела. Подумай о ней, у вас не будущего. Мы любим друг друга слишком давно с Тамарой. Твоя мать мне изменила и в этот момент я понял, что моя сестра самый лучший человек на свете.И потом она подарила мне Полину. Моя девочку, твою родная сестру! – голос дрожит, и я вижу как мой сын подавлен. Он погибает.
— Мы умрём друг без друга. Почему не сказал раньше? Полина должна знать правду.- поднимает на меня свои глаза, как я его останавливаю:
— Она слишком эмоциональная девочка. Ради всего святого Марк, если ты действительно её любишь, не разрушай жизнь своей сестры. Ты никогда не сделаешь её счастливой. Слышишь никогда. И как разрушить вашу одержимость, я уже знаю. Могу я тебя кое о чём попросить?, — мне становилось так больно, что он страдает у меня на глазах.
— Выстрелить в своё сердце, и сдохнуть? – мой сын плачет, а я добавляю ему:
— Сделай так, чтобы она тебя возненавидела! И тогда она сможет построить нормальную жизнь! Ради вашей любви. Пройдёт время, она выйдет замуж и ты сможешь с ней общаться, как с сестрой!
— Хорошо. Но знай, это сердце никогда не перестанет её любить. И в этом виноват ты папочка, — возвращается он в квартиру, а мне на плечи кладёт руки Тамара:
— Костя, почему ты не сказал ему правду?
— Тамара, он её не любит. Моей дочери нужен другой муж. Марк слишком ветреный.
— Но Костя, Марк должен знать правду, что он тебе не родной сын, — смотрит она в мои глаза, и я хочу её поцеловать и согреть в своих объятиях.
— Придёт время, и он поймёт, что я был прав. И не важно Тамара, что они не родные, Марку нужна другая девушка, и свою Полину я ему не отдам.
Это было давно, когда я встречался с Ларисой, с которой мы должны были пожениться из-за её беременности. На тот момент я уже испытывал чувства к своей двоюродной сестре. И только ребёнок смог помешать нашим отношениям. И когда родился Марк, я узнал, что он не мой родной сын.


Несколько лет назад.
— Лариса, ты ничего не хочешь мне рассказать?
— Узнал всё-таки. А как мне ещё было заставить тебя жениться? Ты же одержим своей сестрой, мне кажется, что даже если бы вы были родными, ты бы её тоже оприходовал.
— Как ты могла?  И кто отец?
— Твой лучший друг, но только ему ребёнок нахрен не нужен и мне тоже! Можешь его подбросить в детдом! Пока! — уходит она из дома и оставляет у меня на руках годовалого ребёнка, которого я вырастил, как собственного сына. И в это мне помогала моя Тамара, которая вскоре родила прекрасную девочку Полину. Судьба порой нас не спрашивает. И поступает, как её вздумается.

 

Прода от 23.10.18 ( глава 23 вторая часть)

От лица Полины.

Просыпаюсь в кровати, Марка нигде нет. Он ушёл? И тут дверь в комнату открывается, и я вижу человека,  без которого моя жизнь просто не имеет смысла.Подбегаю к нему, как же я соскучилась по его поцелуям.

— Куда ты уходил любимый?- хочу прикоснуться к нему губами, но он отстраняется и отворачивает своё лицо.

— Полина, твоя мама и мой отец приехали! Нам лучше повременить пока что с поцелуями.

— Марк, ну пожалуйста. Хотя бы один, — сама тянусь к его губам, и он не выдерживает и срывается. Наши языки сплетаются в страшном танце похоти и вечного безумия. Я хочу его, эта зависимость не исчезнет никогда.

— Полина, остановись. Нам нельзя.

— Давай скажем им правду, я люблю тебя, — хочу снова его поцеловать, но он отстраняется.

— Одевайся, пора завтракать, — захлопывает дверь и мой мир будто потускнел. Выхожу в коридор и вижу рассеянные лица мамы и дяди Кости.

— Дочка, как ты? – обнимает она меня, и я сразу же говорю ей правду:

— Можешь ругать, я столько двоек получила, что теперь точно не смогу их исправить, — не думала, что она так отреагирует.

— Полин, оценки это не главное! Ты голодна?

— Что происходит? Вы какие-то странные! Марк, ты куда?- хочу его остановить, как мне преграждает путь дядя Костя.

— У него дела! Счастливо сынок.

— Но я не хочу есть. Вы можете мне объяснить, что здесь творится? – чувствую, что они меня обманывают, но видимо мне никто не даст сегодня ответа. Вечером Марк так и не появился дома, телефон выключил, будто мы вернулись на старое поле войны. Прошло три дня, потом неделя и моё терпение лопнуло. Звоню его другу Паше, который явно пребывал на вечеринке.

— Алло! Паша, где Марк?

— Полина? Я не знаю. А что случилось? – чувствую, что меня водят за нос. И когда я слышу его пьяный голос и каких-то девиц, с трудом сдерживаю слёзы, чтобы не заплакать.

— Он там? Паша он там? Где вы? Я приеду,

— Полина, не делай этого. Марк он, — хотел меня предупредить, а я просто выключаю телефон, чтобы отследить место назначения его владельца. Сомнений не было, вечеринка была в доме у Паши. Такси останавливается около дома и я уже предвкушаю, то что буду плакать. Прохожу мимо молодёжи, здесь столько распутных девиц. Они все странно смотрят на меня, и когда я вижу Марка целующим какую девицу, а другая хочет снять с него джинсы, чтобы сделает минет, я понимаю какой на самом деле Ад.

— Марк. – и всё голос умер, я не смогу больше ничего сказать. Он поворачивает своё лицо, и смотрит на меня так, будто я самый нежеланный гость на свете.:

— Смотрите, кто пришёл! Моя игрушка! – смеётся так сильно, а все будто замерли, и следят за каждым нашим движением.

— Что ты сказал? Игрушка? — мои губы дрожат.

— А кто же ещё? Что ты ко мне привязалась? Я же просто хотел тебя трахнуть, а она, как собачонка за мной бегает. Я не люблю тебя Полина . НЕ люблю. Все слышали? Она мне противна, — говорит, и его друзья с ужасном смотрят на нашу перепалку.

— Противна? Зачем? Скажи зачем, тогда ты спал со мной? Чтобы унизить? — заикаюсь на каждом слове, а он просто хватает меня за плечи и говорит так, будто я самая паршивая дрянь на свете.

— Ты же плакала. Марк, трахни меня. Марк, приласкай меня. Вот и я решил дать тебе то, что ты захотела. А сейчас просто свали из моей жизни. Я хочу трахать распутных девиц, а не ласкаться с какой-то малолеткой. Мне скучно с тобой. Поняла? Можешь записать в своём дневнике. Он меня трахнул и бросил. И не забудь в конце дописать. Марк меня не любит. Ты слышишь, Полина я тебя не люблю.

— А почему тогда ты плачешь? Ты же должен быть счастлив,- слезы стекают градом, и он смотрит в мои глаза.

— Я рад, что освободился от тебя! Проваливай, я ненавижу тебя. Твои глаза, твою улыбку и твою шёлковую кожу, — касается он моей щеки, а я со всей силы даю ему пощёчину.

— Спасибо за то, что застрелил моё сердце. Оно устало мучиться, — выбегаю из этого дома и понимаю, что теперь я точно по уши в дерьме.

От лица Паши.

— Ты придурок? Зачем ты ей это сказал? Марк, ты смертельно в неё влюблён, — впервые за такое время я услышал его искренние слова, мы отошли подальше от этого разврата и забыли суету.

— Она моя родная сестра.

— Что? А она об этом знает?

— Отец сказал несколько дней назад, я хочу, чтобы она меня возненавидела. И как только это случится я застрелю своё сердце. Не хочу жить без её губ. Какие к чёрту бабы, если со мной не будет моей Полины. Паш, я так сильно её люблю, что мне кажется, я не смогу без неё дышать, — рыдает навзрыд, и я прижимаю его к своей груди. Хочу освободить его от этой боли.

— Марк, всё наладится! Ты должен быть сильным.

От лица Полины.

Какой сегодня день, какой сегодня сезон, а какая разница. Я неделю лежу с ужасным гриппом в кровати , мы переехали вы дом, и каждую ночь я молюсь, чтобы бог забрал меня на небеса.

— Полина, к тебе пришёл Дима, — открывает мама дверь, а я даже не улыбаюсь..

— Привет девочка колючка,

— Здравствуй, охотник. Почему же ты не сберёг свою Красную Шапочку? Я же так просила, — у меня глаза болят от слёз. Он садится напротив моей кровати и сжимает руки в кулаки.

— Он бросил тебя. Поиграл, как с котёнком и бросил. Я убью его.

— Не надо. Я сама виновата. Знаешь, я вот всё думаю, что нужно сделать, чтобы сердце перестало дышать. Мама постоянно за мной смотрит, боится, что я наделаю глупостей. Только она не знает главного. Именно поэтому я не покончила жизнь самоубийством, — говорю загадками, и Дима пристально смотрит мне в глаза.

 

Глава 24 Я умерла

От лица Полины

— И чего же она не знает?- голос Димы слишком взволнованный.

— Того, что мы занимались любовью суткам напролёт. Я думала, что так будет вечно. Попробовала этот сладкий кусочек рая, и вот сейчас, хочу его снова и снова. Знаешь, какой он сладкий. Его аромат дурманит меня. Дим, я ношу под сердцем его малыша.

— Ты беременна? Боже мой! А родители знают? – берёт он меня за руку, а я не чувствую тепла.

— Да. И мама настаивает на аборте. Только я ни за что на это не соглашусь. Я такая плохая дочь, превратилась в шлюху. Марк сказал, что презирает меня. Дима уходи, я ничтожная Красная Шапочка, — отворачиваюсь от него и у меня просыпается ужасное желание выпить яду.

— Полина, он должен знать о ребёнке. Сукин сын, испортил девочку.

— Я люблю его, даже сейчас, когда душа пропитана ядом, я всё равно его люблю. Уходи, я хочу поспать, — закрываю глаза и проглатываю ком, который образовался у меня из-за боли, которая, как острый кинжал пронзает меня изо дня в день.

От лица Марка.

Сижу на полу в своей квартире, везде полно пустых бутылок. Я стал алкоголиком и шизофренником, который разговаривает с фотографиями своей сестрички. Они все передо мной. Вот на этом фото она мне улыбается, на другом я рассматриваю её глаза. Беру одну фотографию, и подношу близко к своим губам:

— Мелочь, я тебя ещё утром не целовал. Знаешь, ты самая красивая девушка  на свете. Такая вкусная, моя девочка. Утром хотел покормить тебя завтраком, а ты отказалась. Ну ничего, сейчас мы с тобой посмотрим фильм, а потом я накрою твой рот жарким поцелуем, — целую фото и просто падаю на пол, как в дверь позвонили. С трудом нахожу в себе силы, чтобы подползти к ней.

— Ух ты, Дима! Какой приятный сюрприз, — смеюсь, а он со всей силы ударяет меня в челюсть.

— Хороший удар. Давай ещё, — подставляю ему лицо и он ударяет сильнее. Кровь стекает по губам, но она не сравнится с той, которая поселилась в моей душе.

— Тварь. Мерзкий оборотень. За что ты так с ней? Она же…

— Стоп. Хватит. Не надо о ней! Лучше возьми нож, и убей меня. Сможешь? – моя речь была полна сумасшествия.

— Ты страдаешь? Ты что её любишь?Тогда зачем это всё?

— Люблю ли я её? Ну, как тебе сказать? Если каждую минуту я разговариваю с её фотографией? А потом не могу спать ? Есть она мне не скажет. Марк я здесь. Думаю, не то слово, ты подобрал. Я умираю без неё. И эта любовь меня разрушила. Полина, очень коварный цветок, пробуешь его и становишься наркоманом. Скажи, как она? Я не слышал её голос, хочу забыть, но не могу, — сажусь на пол и пытаюсь вытереть слёзы, но всё бесполезно.

— Марк, она любит тебя. Вам надо быть вместе. Почему ты сказал, что презираешь её?

И тут я мгновенно протрезвел, чтобы ему объяснить:

— Мы не можем быть вместе, она моя родная сестра. Оказывается папочка хорошо постарался в молодости , и сейчас мы вынуждены страдать.

— Этого не может быть. И поэтому ты бросил её?

— Да, я разрушил нашу идиллию, она должна была меня возненавидеть! По-другому, нас не остановить. Я прошу тебя, сделай её счастливой, пусть она будет улыбаться. Умоляю тебя, подари ей любовь. За нас двоих, а я просто буду её страшным сном, — слёзы снова заглушают боль, и я чувствую, как сердце потихоньку уходит в мир иной.

— Ты поступил правильно. Знаешь она берем.. – и тут он остановился, я не сразу понял, что он хотел мне сказать.

— Что с ней?

— Заболела. Грипп, но уже идёт на поправку! – резко переводит тему разговора, и я понимаю, что на этом наша история заканчивается.

— Прощай, теперь её сердце принадлежит тебе, — закрываю дверь и подхожу к зеркалу, со всей силы ударяю в него, и оно разбивается на несколько осколков. Жизнь самое настоящее дерьмо. И кто придумал эту боль? Неужели сложно дарить людям счастье, и безгранично в нём растворяться? Но нет, судьба готова перерезать сердца остальным, и голым ножом терзать их до крови. Я захожу в ванную. И вспоминаю, как мы дарили друг другу наслаждение, сажусь на холодный пол, здесь всё пропитано её запахом, моя девочка, моя Полина. Мой самый дорогой на свете человечек, будь счастлива мой райский цветочек. Плачешь и становится легче, закрываешь глаза и просто растворяешься, нет ужасного груза на сердце, хочется просто улететь далеко в небеса.

От лица Полины.

Ночью у меня случился приступ, сильная боль в животе, мама и дядя Костя отвезли меня в больницу. Помню, как мне было плохо. Я так боялась за своего малыша, которого уже успела полюбить всем сердцем. Открываю глаза и вижу, себя в огромной белой палате.

— Привет Полина, как ты? Мы так за тебя испугались, — держит мою руку Дима, и я с ужасном хватаюсь за живот.

— Почему я здесь? Что произошло?

— Полина, ты потеряла ребёнка, мне очень жаль, малышка! – он целует мне руки, а я понимаю, что мой хрустальный мир рухнул, нет больше последней частички Марка, теперь мы точно расстались.

— Как же родители теперь счастливы! А я так надеялась, что назову своего сына Тимуром. Теперь они точно вырезали мне сердце.Забрать у меня последнюю надежду на счастье растить малыша, это слишком жестоко.- проглатываю слёзы, и хочу заглушить эту боль, но бесполезно.

Прошло три года.

От лица Полины.

— Чернова, три пятёрки подряд? Вы решили конкретно меня ошарашить? Какая же вы на самом деле умница! – хвалил меня профессор, а я прижимала свои учебники к груди.

— Решала всю ночь, и теперь я с этими задачками на ты.

— Какая ты молодец, что не загубила свой талант. Что же повлияло на твою хорошую учёбу? — учитель снимает свои очки, и тут с моего лица вмиг пропадает улыбка. Эта рана не заживёт никогда.

— Продала душу дьяволу и вырвала своё сердце. И теперь у меня работает только мозг. Знаете, как хорошо, когда ты ничего не чувствуешь. Я могу забрать свою тетрадь? – а у самой на душе столько яда, от которого не избавишься никогда.

— Всё наладится моя девочка. И поверь первая любовь она всегда жестокая, но ты доказала, что изменилась за эти три года. Я горжусь тобой, — сжимает он мою руку, а я перед тем, как покинуть аудиторию, ему добавляю:

— Спасибо вам за всё! Вы правы, никогда нельзя забрасывать свою жизнь. Ведь она даётся всего лишь раз! А любовь, кто сказал, что она вообще есть? По мне любовь, это ужасный недостаток! 

ОТ АВТОРА:

ЭТО НЕ КОНЕЦ. МОИ ХОРОШИЕ! ВЫ ЖЕ ЗНАЕТЕ МЕНЯ, КАКАЯ я КОВАРНАЯ В ПОСЛЕДНИХ ГЛАВАХ. Обещаю, что накажу родителей, очень сильно! И Я ФЕЯ)))) У меня только одна книга с грустным концом. Помните Ничтожество? И то я написала вторую часть, где даже ДАня и ДАШа были вместе. КСТАТИ,уже думаю писать третью часть. Шучу, а может и нет. ОБЕЩАЮ, ЧТО эта книга будет с таким финалом, что все будут в восторге. Я ЛЮБЛЮ ВАС))))))))))))))

 

Глава 25

От лица Полины.

Натягиваю на себя шапку и спускаюсь на первый этаж, в университете осталось совсем мало студентов, ещё бы почти пять часов вечера. Заворачиваю в коридор, знакомый коридор, гоню все прошлые мысли, чтобы не вспомнить, как он меня здесь целовал. А потом… Стоп Полина, ты его отпустила, и не видела ровно 48 месяцев. Около института меня ждала машина моего Димки, с которым я встречаюсь вот уже последних пару лет.

— И что сказал профессор?

— Я круглая отличница. Всё, как по шаблону, у хороших девочек. А потом наверное, свадьба, дети. – сажусь на переднее сиденье, и смотрю в окно, снова осень, она всегда грустная, и в ней не найдёшь счастья никогда.

— Полина, ты так повзрослела. Я думал, что ты будешь по нему убиваться.

— Дим перестань, я его забыла. Он совратил меня и бросил, а сейчас я только настроилась на нормальную жизнь. Не хочу больше всех этих поцелуев, ласк, извращений. В жизни главное построить карьеру. – говорила я сухо, как робот, я убила в себе все чувства. От прошлой Полины совсем ничего не осталось.

— Полина, я люблю тебя. И только лишь одно твоё слово, и я на всё пойду ради тебя.

— И я тебя очень сильно люблю. Ты же мой охотник, — обнимаю его и в памяти снова пронесся тот Хэллоуин.

— Я отвезу тебя домой. Поехали, а то сейчас  дождик пойдёт, — заводил он мотор, а я не скрывала то, что творилось у меня на душе.

— А я люблю дождь, знаешь, когда он идёт, не так больно плакать. Ты сидишь и смотришь на него и тебе кажется, что ты плачешь не один, — специально отворачиваю своё лицо, чтобы не показывать своих слёз, пусть пройдёт хоть несколько тысяч лет, я не перестану его любить никогда. Я натянула на себя маску хорошей девочки, чтобы убить старую глупую Полину. 

Марк пропустил все семейные торжества, не приехал отмечать с нами Новый год, где я ждала его около окна, что в один прекрасный момент он просто постучится и скажет: Полина, я люблю тебя. Жизнь она совсем другая, и сказка никогда не сбывается. Тебе кажется, что можно просто отключить мозги, бросить учёбу, не ходить на работу, но на самом деле, всё не решится без тебя. И куда же деть те чувства, которые охватывают тебя с головой.

— Мы приехали, — слышу я голос своего Димки, именно он помог мне выстоять в этом мире, тяжёлом, но справедливым.

— Спасибо тебе Дим, — мои глаза блестели от слёз, он знал, что я люблю Марка до сих пор, но никогда меня не упрекал, он подарил мне такие романтичные отношения, но есть одна маленькая проблема, он это не Марк. Помню в первое время, я их часто сравнивала, и думала, что если закрывать глаза, когда я ложусь с ним в постель, можно представить, что это Марк. Училась, но у меня это плохо выходило.

— За что? Девочка колючка

— Так! Я изменилась, ну, сколько можно так меня называть?- смеюсь, а он касается моей щеки.

— Зато сейчас ты рассмеялась, и я снова победил. Иди ко мне любовь моя. Ну поплачь у меня на груди, я знаю, что тебе больно. Димку можешь не обманывать, — он усаживает меня у себя на коленях, и я чувствую тепло, всегда когда мне больно, становится тепло лишь с Димой. Но пока я не решилась переехать к нему на квартиру, хотя мама намекает,  чтобы я вышла за него замуж.

— Ладно мне пора. А то мама будет волноваться, — целую его в губы и выхожу из машины, и открываю дверь ключом.

— Мама, ты опять проспорила, я получила уже третью пятёрку. Вот скажи, в кого я такая умная? – снимаю своё пальто, и не разуваясь прохожу на кухню, чтобы откусить яблоко, и вижу его.Столбенею, будто увидела призрака. Не могу отдышаться. Кашель меня задушил.

— Доченька, что с тобой? – подбегает ко мне мама, а я не могу оторвать взгляд от своего брата, который смотрит на меня и не может промолвить и слова.

— Привет Мелочь, — из его губ это звучит так, будто мы снова вернулись в прошлое. Я не ожидала от себя такой реакции, но тут же начинаю смеяться. Мама и Марк переглядываются.

— Как смешно, помню твои приколы. – в душе у меня творился хаос, я так сильно без него страдала. А теперь сердце похоронено так глубоко, что оно уже ничего не чувствует.

— Полина, с тобой всё в порядке?

— Со мной? Да мам, а что ты не видишь?  Я же робот, ты хотела, чтобы я стала отличницей, я стала. Ты хотела, чтобы я повзрослела, и я стала такой. Что ещё в твоём списке? Так я должна выйти замуж, правильно, я согласна, — у меня из рук выпадает яблоко, я все эти три года живу на успокоительных.

— Суки, что же вы наделали. Она умерла. Куда вы дели мою Полину? — хочет ко мне подойти Марк, а я отстраняюсь.

— Минуточку, нет Марк. Ты что-то путаешь, это ты бросил её. И она умерла, и сейчас её душа в раю. Там нет Марка, он не сможет больше до неё добраться никогда. Всё-таки Красная шапочка смогла убежать от Серого волка. Я не буду есть. И позовёшь меня тогда, когда он покинет наш дом, — не могу я смотреть в его глаза, подхожу в сторону лестницы, как слышу мамин голос:

— Полина, но вы не виделись три года. Разве так можно себя вести?

— Я не знаю этого человека, Марк для меня умер. – я смогла переступить через себя, было больно, но я смогла выдохнуть и начать жить заново. Поднимаюсь по лестнице и хочу уже открыть свою комнату, как меня прижимают в коридору.

— Умер говоришь? А ты стала ещё той стервой. Смотрю мамочка и папочка отлично постарались.- его руки касаются моей спины, и я снова чувствую приятное тепло, которое мне так не хватало всё это время.

— Убери свои руки, — мой голос пропитан болью, но я хочу его до безумия, он убирает прядь, и целует меня в шею:

— А что боишься не сдержаться? Ты забыла, что мы делали у меня на квартире?  Когда моя язык жадно вылизывал тебя, а ты стонала до самого утра! Тебе напомнить? — и тут он разворачивает меня и впивается своим языком, его губы покрывают мои, и я отключаюсь. Наши языки, настолько сильно изголодались, что готовы убить друг друга от жгучей страсти.

— Как я соскучился, к чёрту все эти правила. Девочка моя, — его поцелуи переходят на мою шею, а я вспоминаю, как сильно мне было больно и просто отталкиваю его, мои губы покраснели от таких  поцелуев:

— Нет Марк, прежняя Полина умерла. Сейчас я люблю Диму. — после моих слов он рассмеялся. А мне стало противно.

— И ты думаешь, я поверю в это? Ты ещё скажи, что он лучше меня в постели? Ты не представляешь, как я страдал, зная, что ты с ним занималась любовью, — он снова прижимает меня к стене, и я боюсь, что он может приласкать меня, ведь на самом деле я бедный котёнок, который соскучился по его нежным касаниям. 

— Смейся дальше, я выхожу за него замуж, и он будет трахать меня каждую ночь, а ты будешь кусать свои локти! — хочу я сделать ему ещё больнее, как он хватает меня за плечи, и наши губы вот-вот соприкоснутся.

— Тогда,  пожалуй, я останусь на твою свадьбу, а знаешь, почему мелочь? — его язык касается моей шеи и я теряюсь в своих чувствах. Слишком сильно я одержима им.

— Мне всё равно, — из моих губ это звучит, не слишком убедительно.

— Старший братик должен подготовить свою сестричку к свадьбе, купить ей платье, а потом жадно его разорвать в своей квартире. А на десерт жестоко оттрахать свою сестричку у себя в спальне. Советую теперь обходить Марка стороной, он слишком сильно хочет изнасиловать Красную Шапочку! — он просовывает пальцы в мои трусики, и уже почти достиг моей киски, как на лестнице послышались шаги.

 

 

Глава 26 на пятницу.

От лица Полины.

Я специально переехала к подруге, чтобы не видеться Марком, который снова вернулся в город и теперь благополучно живёт в своей квартире. В тайне от мамы я устроилась работать секретарём в одну компанию, которая занимались инвестированием в крупные проекты.Сегодня на дорогах образовались страшные пробки, я еле успела на работу. Стучусь в кабинет, и вижу сидящую даму в кресле.

— Добрый день! Вы простите, я опоздала. — закрываю зонт, и чуть не теряю дар речи, когда вижу на её столе до боли знакомое фото, нет это не может быть совпадением.

— Так вы заканчиваете последний курс экономического факультета. Девушка с вами всё в порядке? – она снимает свои очки, и теперь я рассматриваю её, они настолько сильно похожи.

— Скажите, у вас случайно не было детей? – понимаю, что задавать вопрос человеку, которого я не знаю, это так неприлично.

— Что простите? Не понимаю.

— Вот посмотрите на это фото, я никогда не спутаю эти глаза. – достаю телефон, и нахожу фото своего брата, а она будто меняется в лице:

— Боже, как же он вырос. Это наверное, какая-то ошибка! – она плачет, и мне хочется поддержать её впервые, по-человечески.

— Посмотрите, мы здесь с ним на празднике Хэллоуин, — и тут мои слова обрываются, ведь нет больше никаких нас. Он и я это два разных государства. И хотя прошло уже достаточное количество времени, я не могу забыть все наши ночи.

— Господи, это мой сын. Ты знаешь моего Марка? 

—  Я его двоюродная сестра, Полина.Знаете, как он по вам скучал, — даже после того, что он сделал со мной я хочу ему помочь.

— А, ты дочка Тамары? Слышала, что она родила девочку несколько лет назад. Какая же ты красавица! Понимаешь, я своего сына искала столько лет, и Костя пригрозил мне, что обратится в полицию, если я снова к нему подойду. Два года назад я хотела увидеться с Марком, но он был против.

— Почему вы не приехали раньше за Марком, он вас так вас ждал.

— Боялась, что он не простит мать, которая так бессовестно бросила своего ребёнка.

— Нет, он любит вас, всё детство он мечтал, что вы его заберёте с собой, — вижу, как она страдает.

— Поздно, он меня не простит. Да и к тому же видимо, сейчас он меня презирает. – покидает она своё место, и мне уже хочется просто схватить её за руку и отвезти к своему брату.

— Так, больше не будет слёз. Я сейчас же ему позвоню, и мы поедем к нему на квартиру, — набираю ему на телефон, будто я обычная его сестра.

— Алло. Марк, ты дома? Да, не ослышался, это Полина.

Мы ехали по городу, уже заметно смеркалось. И когда её машина остановилась около знакомого дома, я чуть не упала в обморок, ведь столько чувств и эмоций мы пережили здесь.

— Что-то не так? – женщина, как-то странно на меня посмотрела.

— Нет, всё хорошо. Просто вспомнила, кое-что. Идёмте, а то меня жених будет ждать. Вызываем лифт и я чувствую, как мои нервишки шалят. Просто не выразить словами моё дикое волнение. Дверь открывается, и его глаза впиваются в меня. Будто не было этой ужасной разлуки, будто мы только что проснулись и встали с кровати.

— Здравствуй, сестричка. Ты ошиблась адресом? – пытается вывести меня на эмоции, а я научилась бороться со своими чувствами.

— Нет. Так и будешь держать меня на лестничной площадке? – мои руки сжимаются в кулаки.

— Малышка, боюсь для тебя это небезопасно.

— Как же так. Я думала, что тебе надоела! Хотя, я уже забыла про наши с тобой игры. Ты прав, было скучно.

— Не спорю, особенно когда мы с тобой по трое суток не вылазили из кровати, — не успевает договорить, как из-за моей спины выходит Лариса, его мама. На её глазах слёзы, и Марк каменеет.

— Сынок. Боже мой, как же я скучала, — она хочет протянуть к нему руки, но если сначала на его лице появилась улыбка, то она вмиг исчезла, когда он вспомнил, что эта женщина его жестоко предала.

— Не подходите. Я вас не знаю! Моя мать умерла, — в нём говорит жестокость.

— Как ты смеешь, это твоя мать. — вмешиваюсь в их перепалку, и Марк старается не смотреть  в мои глаза.

— Замечательно, бросила, а сейчас объявилась. И ты тоже вали отсюда, — я не заметила, как женщина покинула нас и оставила разбираться. Захожу к нему в квартиру, чтобы поставить его на место.

— Вот скажи, что ты за человек? Всё рушишь. Мне сердце вырвал. Погубил, я же чуть не покончила жить самоубийством, если бы не малыш, хотя это уже не важно, — я наговорила слишком много лишнего.

— Что ты сказала? Ты была беременна? О Господи. Что же мы наделали? – он хватается за голову и садится прям на пол, и начинает биться об стену.

— Знаю, тебе на это наплевать, я же была твоей секс- игрушкой. Трахал сутки напролёт, а что не знал, что от этого бывают дети? — специально подливала я масла в огонь, как он хватает меня за горло, и прижимает к себе:

— Осторожно мелочь, я с трудом себя сдерживаю, чтобы не сорвать это пальто. Ты знаешь, что со мной творилось все эти несколько лет? Я каждую ночь разговаривал с твоим фото, ты забрала моё сердце, поняла? Думаешь, я не хочу прикоснуться к этим губам. Хотя, кто мне запретит? – и он впивается в меня своими губами, и быстро расстёгивает пальто, я уже хочу снова кинуться в омут с головой, как разум велит меня срочно отстраниться.

— Нет. Та  Полина умерла, она больше не поверит твоим лживым словам. И сейчас я встречаюсь с Димой. Он меня любит.

— Ну да, конечно. Такой весь ванильный мальчик. Пара для нашей Полине. Мелочи, — говорит он с вызовом и кусает свою нижнюю губу, и у меня просыпается дикий соблазн, чтобы просто отключить мозги и не выходить с Марком из этой квартиры. 

— Поздравляю тебя, сестричка! Теперь ты реально нашла белого принца. Только надо уже забыть тёмного. А что губы хотят ещё? Ты ведь хочешь? Давай это сделаем, как по старой памяти. Ну же давай. Докажи, что ты любишь своего Димочку, -он просто сдирает с меня пальто. И а потом на пол летит вся одежда. Жадно разрывает моё нижнее белье, вот зачем я пришла к нему на квартиру?

— Марк. Что мы творим?

— К чёрту всё. Я лучше отправлюсь в ад, но не откажусь от тебя. Полина, я не могу без тебя. Чёрт Возьми! – он заносит меня в спальню, а потом кидает на кровать, и входит своим членом так быстро, что я почувствовала, как всё тело наливается страстной и трепетной лаской.

— О да! — кричу, я так сильно, а он тем временем меня насилует, как сумасшедший.

— Сука, зачем ты пришла? Я же так старался тебя избегать. Дрянная девчонка! Моя любимая мелочь, — он стонал мне на ухо, и я потеряла весь контроль. Наши языки сплетаются, кровать ходит ходуном, и для нашей страсти нет предела. Мы слишком сильно боролись с этим желанием.

— Марк, за что? Почему я не могу полюбить его? – кончаем с ним так быстро, что сердце выбивает бешеный стук.

— Я мразь, убей меня мелочь, — он садится на пол и начинает рыдать.

— Снова скажешь, что эта игра?

— А то ты не знаешь. Думаешь, что в тот вечер, я сказал правду?- я не узнавала голос Марка, он был совсем другим.

— Какую правду Марк?Не молчи. Говори немедленно.

— Мы родные брат с сестрой, поэтому я разорвал наши отношения!

У меня просто леденеют руки, что угодно я ожидала от него услышать, но только не это…

 

Глава 27

От лица Полины.

У меня затряслись руки, и сейчас просто всё не имеет смысла.

— Ты пошутил? Решил поиграть со мной в очередной раз? Марк, это не смешно.

— Я что похож на клоуна, эту правду сказал мне твой отец, вернее наш отец, три года назад. Ты думаешь, я бы просто так тебя бросил? – в его словах столько боли и смятения, что я сама теряюсь в своих чувствах.

— Нет, мой отец умер, этого быть не может.

— Тамара и Костя любовники, они двоюродные брат с сестрой. Именно поэтому мелочь, я уехал и бросил тебя. Но мне плевать на это родство, ты слишком сладкая, чтобы от тебя отказываться, — он накидывается на меня с поцелуем, чтобы полностью покорить, а я уже чувствую аромат самых манящих губ, по которым не перестану сходить с ума, слишком сильно я его хочу. Он снимает с меня одежду, и почти достигает бюстгальтера, как я его останавливаю:

— Нет Марк, это неправильно, ты мог сказать мне раньше, знаешь, как я убивалась? Я потеряла ребёнка, нашего с тобой ребёнка, — не успеваю договорить, как он приходит в шок.

— Полина, если бы я только мог спасти нашего малыша! Это твоя мать заставила сделала аборт?

— Нет Марк, в тот момент я слишком сильно страдала, и у меня случился выкидыш, и только Дима смог меня утешить, понятно? А ты просто уехал на три года. Не спорю у тебя была весомая причина, но я не стану участвовать в инцесте, — говорила я будучи повзрослевшей.

— Какая ты взрослая. А мне плевать. Ясно тебе? Я хочу тебя, и ты никуда слышишь, никуда от меня не денешься, — освобождает соски, а потом начинает их щекотать своим языком. Боже мой, я схожу с ума.

— Марк, не надо.

— Молчи, я слишком сильно голоден,- он кусает мои соски, а потом его жадный язык уже проходится по моему животу.

— Нет, это подло. О Господи,- когда он медленно снимает трусики, я понимаю, что мне не миновать изнасилования. Он раздвигает мне ноги, а потом его язык касается моего клитора.

— Я заберу тебя в ад. Ты принадлежишь мне Полина, — его проворный язык уже посасывает его, и уже проник ко мне в киску.

— А! Да! – орала, я как ненормальная.

— Даже, если ты выйдешь за него замуж, я буду трахать тебя. Потому что тебе это нужно Полина, как наркотик. Расслабься девочка моя, — и он начинает с ним играть так, что я кончаю, я так давно не занималась такими ласками, что сейчас он просто нажал на волшебную кнопку, и в я нём растворилась.

— Перестань. Я кончила.

— Я хочу, чтобы ты поняла, как сильно я тебя желаю, — он снова ласкает его языком, и сейчас в меня входит его палец, потом медленно другой.

— Марк, я твоя сестра, не делай этого, — поздно он входил так порочно, что я растворилась. Всё тело было окутано его дыханием. Он меня терзал, как бедного котёнка, который убежал случайно из дома.

— Кричи. Я сказал кричи, — он сжимает руками мои соски, и я понимаю, что для нашей страсти больше нет предела, слишком это райское наслаждение, чтобы от него отказываться.

— О Господи! О да! – кончаю во второй, раз, и он сразу ставит меня раком и хватает за волосы, а потом сжимает мой подбородок:

— А теперь я покажу тебе, как нужно наказывать непослушных девочек, сестричка, — он входит в меня членом, и его движения становятся таким резкими, моё тело будто получает желаемую дозу, в которой ему так сильно отказывали.

— Что ты делаешь? О боже! Марк!

— Как что? Я трахаю свою сестру, которую люблю до безумия, убей меня Полина, но я не отдам тебя ему, — он насилует меня, как шлюху, царапает мне спину, но я хочу этой ласки, слишком она запретная, чтобы от неё отказываться.

— Ты забираешь весь мой кислород! – кончаю, но он не останавливается, а продолжает меня терзать, как самую непослушную в мире девочку.

— Скажи Димочке, что меня трахал Марк. Ведь сегодня ты не пойдёшь домой. Я буду иметь тебя всю ночь. Я люблю тебя Полина, ты сама молила об этой любви, и сейчас я дам тебе её сполна. Малышка моя.- он вторгается в меня, и я чувствую, как всё тело отдаётся ему полностью, слишком это хорошо, чтобы от всего этого бежать. Как же сильно я в него влюблена. Слёзы счастья стекают по моим щекам, проще вырвать сердца, но быть с ним. Мы кончаем с ним одновременно, и он отпускает меня, я отстраняюсь от него, и поджимаю колени к груди.

— Прости меня. Я слишком сильно люблю тебя, — губы Марка сильно дрожат.

— Как я теперь могу посмотреть Диме в глаза, у нас скоро свадьба, я не могу его предать, — мне было так стыдно, хотя я была рада этой близости.

— Полина, мы не можем друг без друга, давай убежим. У меня есть деньги, нам хватит.В другой стране, нас никто не знает. Что скажешь малышка? – он обхватывает мои щёки руками, как же давно я ждала от него эти слова.

— Марк, но это грех. У нас не будет нормальных детей. Это слишком плохо, — у меня слёзы на глазах, а он хочет собрать слезинки своими пальцами, но при этом не отрывает своего взгляда:

— Значит для тебя важны все эти формальности, а то что мы дышать друг без друга не можем, это нормально. То что трахать кроме тебя, я больше никого не хочу, это всё так должно быть. Если мы будем любить друг друга, у нас появятся малыши, которые никогда не родятся уродами. Выбери меня Полина, я же знаю, что ты любишь меня, — встаёт он передо мной на колени и прижимает голову к моему животу.

— Мак, я люблю тебя, но.

— Полина, я никогда никого так не любил. Мы же не виноваты, что судьба сыграла с нами такую жестокую шутку, — он целует меня в живот, а я плачу, потому что эта жестокая правда никак не выходит у меня из головы. На мой телефон позвонили и я поспешила ответить.

— Да, мама. Когда? Как это произошло? – вытираю слёзы, и пытаюсь застегнуть свой бюстгальтер.

— Что случилось? – переспрашивает у меня мой брат.

— Он жив? О боже, — выключаю телефон, и он выпадает у меня из рук.

— Полина, не молчи.

— Костя, он попал в аварию, и сейчас он в коме, — самой страшно после своих слов, как такое вообще могло случится? Марк остолбенел, никто не ожидал такого поворота.

 

Прода от 28.10.18 ( на воскресение)

От лица Полины.

От лица Полины.

— Марк, папа попал в аварию, поехали в больницу срочно. Как такое могло произойти? – у меня настолько сильно расшатаны нервы, что я вся дрожу.

— Полина, успокойся, малышка, я прошу тебя, — он обнимает меня, и мы быстро одеваемся, хорошо, что его машина была припаркована около подъезда.Заводит мотор, и мы едем в центр города.

— Я же даже не успела назвать его папой, — плачу так сильно, столько событий за один день.

— Полина, ты должна быть сильной. Он выживет, — сжимает руль и я читаю по его глазам, что он так сильно переживает. Всю дорогу мы не проронили ни слова, так плохо на душе мне ещё не было никогда. В холле нас встречает медсестра, которая проводила нас на второй этаж. Мама сидит в коридоре, обливаясь горькими слезами.

— Мамочка, не плачь, у меня сердце разрывается от твоих слёз — обнимаю её, чтобы она успокоилась, не могу на неё обижаться.

— Полина, если он умрёт, я не смогу без него жить. О Господи, — она была ходячим трупом, я никогда её такой не видела. — Марк, ты тоже приехал. Как я рада, что вы вместе.

Она не может успокоиться, и в коридоре появляется врач, Марк подходит к нему, чтобы всё уточнить.

— Как мой отец? Доктор не молчите.

— Он между жизнью и смертью, его состояние настолько критическое, что я подумал, что когда его привезли, он уже был мёртвым. Знаете фантастика какая-то, у него в машине отказали тормоза. Такое не часто встретишь.

— О нет, — мама падает в обморок, а я держу её за руку.

— Мамочка. Помогите ей. Марк, -зову своего брата, и он просит принести медсестру нашатырь. Её сразу же положили в другую палату. Мы сидим в коридоре и не можем восстановить все свои эмоции, слишком сильно нас потрясли.

— Марк, я так боюсь, что он умрёт – поворачиваю я своё лицо, а он будто сам побывал в аду.

— Он не умрёт Полина, ты так нуждаешься в отце, девочка моя, — его губы дрожат, он так сильно его любит.

— А ты? Как всё сложно, мы с тобой брат и сестра, папа вот-вот отправится на тот свет, неужели небеса нас наказывают за такую любовь? – мои слёзы пропитаны болью. Марк подходит ко мне и встаёт на колени:

— Полина, мы не виноваты, что с ума сходим друг по другу. Какая разница, кто мы друг другу. Я хочу, чтобы ты уехала со мной малышка.

— Бросить отца? Марк, мы же не такие бесчувственные! – во мне говорила примерная дочь, медсестра выходит к нам в коридор и заявляет:

— Вам лучше поехать домой, я ей дала снотворное, она проспит часов десять, не меньше. Не стоит вам нервничать. Теперь остаётся только ждать, — пытается она нас взбодрить, а у меня совсем нет настроения.

— Хорошо, спасибо большое, — ухожу даже с ним не попрощавшись, набираю Диме, а у него, как назло выключен телефон.

— Вот так уйдёшь, и бросишь, — кричит он мне в спину, а я прихожу в ужас.

— Марк, всё, что произошло в твоей квартире это была слабость, мы просто не можем отключить все наши эмоции.Наши отношения не имеют смысла.

— Ну да, трахаться, как кролики, эта так случайно. Знаешь, что? Я просто возьму тебя сейчас и потащу в отель, и ты будешь моей ясно тебе? Полина, твой Дима больше никогда тебя не поцелует, — он хватает меня за запястье, и мы покидаем больницу. Он сажает меня в машину, будто я его пленница.

— Марк, мы родные, нам нельзя. — зря я это сказала, он обрушивается на меня с поцелуем, опускает сидение, и начинает кусать мои губы, его язык хочет меня наказать.

— Плевал я на всё. Знаешь, как я хочу, чтобы ты носила под сердцем моего сына. У него были бы твои глаза, твои роскошные глаза. Поехали сестричка, — он заводит мотор, а я пытаюсь ему возразить:

— Я сказала открой дверь, меня ждёт Дима.

— А ты скажи ему, что поехала трахаться с Марком.- он заблокировал двери, а я уже предвкушаю момент, когда он снова проникнет в меня так же грубо, как всегда. Паркуемся около гостиницы, и как только он хочет открыть дверь, я ему добавляю:

— Ты в курсе, что это насилие?

— Да, серый волк обещал наказать свою Красную Шапочку, и он это сделает, — он берёт меня на руки, и заносит в гостиницу.

— Нам номер люкс, и две бутылки вина, — ласкает он меня языком, прямо у администратора на глазах.

— Вот, пожалуйста, — она смотрит на нас с такой тревогой, что боится даже возразить.

— Не надо. Я прошу тебя, — он заносит меня в лифт, а потом его губы нежно накрывают мои, и я хочу его до безумия.

— Тише моя девочка, сейчас братик тебя успокоит, — он хочет снять с меня одежду, чтобы жестоко поиметь.

— Марк, я прошу тебя. О Господи, — я в его объятиях, он заносит меня в номер, и кладёт на кровать, и принимается снимать всю одежду.

— Нет, не хочу! – он поднимает руки у меня над головой, а потом опускается на колени, и снимает с меня штаны, я в одном нижнем белье. Мы начинаем с ним бороться, он ставит меня раком, а потом снимает мои трусики. Шлёпает по заднице, и движется в сторону моей киски, и я расслабляюсь, когда он начинает её ласкать.

— Вот так. Ты получила лекарство. Полина, я сильнее тебя. Ты моя девочка., — его язык щекотал мою киску, и я поддалась этой любви.

— За что? Почему ты это делаешь?

— Потому что я люблю тебя, и для моей любви больше нет преград. Я слишком сильно втрескался в тебя, — он проникает в меня языком, и я выгибаюсь от удовольствия:

— О да! Мамочки, — такие непередаваемые для меня ощущения, я не перестану его боготворить. Он поглощал меня своим язычком, а я спускалась снова в ад, хотя обещала Диме быть только с ним. Ну что я за подлая дрянь?Кончаю так быстро. И мои ноги ослабли, мои стоны заглушили эту комнату. В дверь постучались, и Марк пошёл за заказом. Возвращается с бутылкой вина, открывает её, и возвращается ко мне:

— Ну что сестричка, успокоилась? Сейчас мы тебя напоим сладким вином. Иди сюда, — сажает он меня на колени, и подносит бутылку к губам.

— Извращенец, — мои глаза затуманены оргазмом, он снова меня победил.

— Пей, солнышко, — он льёт вино, оно стекает по моей груди, и Марк начинает его слизывать языком. Чёрт возьми, я снова возбуждаюсь.

— Марк, отпусти меня. Поздно, — он поит меня вином, и я с каждым глотком пьянею.

— Молчи, наслаждайся им, ведь сейчас, я трахну тебя. Сука, — он насаживает меня на член, и я понимаю, что рай снова пришёл за мной, наматывает мои волосы на кулак, и входит слишком грубо.

— Я сказал, что не отдам тебя ему. Ты поняла? Скажи, что поняла. – он совсем сошёл с ума.

— Нет Марк, мы родные, о нет.

— Чихать я на это хотел.Сучка, О да! — он стонет мне в спину, и я срываюсь и начинаю сама насаживаться на его половой орган. Мы занимались сексом два часа, а я понимала, что снова запуталась в паутине.

— Я люблю тебя Полина.

— Марк, а что мне делать, если я тоже тебя люблю, — из моих глаз проносится пелена слёз, и мы с ним кончаем. Я откидываюсь к нему на плечо, он снова поит меня алкоголем, и мы до самого утра сидим, и смотрим на звёзды, которые покорили нас своей необычной красотой. Сердце никогда не обманешь. Утром, мы решили поехать в больницу, чтобы узнать последние новости. Заходим в палату, я так рада, что мама пришла в себя.

— Вы пришли, дети, — голос мамы дрожит, а я подношу её руку к своим губам.

— Мама, я знаю правду, что Костя мой отец, но прошу не волнуйся, сейчас главное не это! – пытаюсь её успокоить, и Марк как раз подходит с другой стороны кровати.

— Я знаю, почему всё это случилось, бог нас наказал. Простите нас, — она плачет, мы как-то странно смотрим на неё.

— О чём вы тётя Тамара? – голос Марка взволнован, не меньше моего.

— Костя, тебе неродной отец. И так уж вышло, что вы с Полиной даже не родственники. Какую же ошибку мы совершили, что вас разлучили, — она рыдает, а мы впиваемся в глаза друг другу, будто не виделись несколько тысяч лет.

 

Глава 28 Я не выберу тебя.( на понедельник)

От лица Полины.

От лица Полины.

Казалось, сейчас наступает период, когда могла бы случится сказка. Мы можем быть вместе, как же долго я этого ждала. Неужели судьба нам улыбнулась? Спасибо вам небеса, за такую щедрую возможность быть вместе.Теперь объясняется наше влечение друг к другу, он мой кислород, я никогда не перестану его любить. Я хочу выйти за него замуж и окунуться в его любовь с головой. Нам не быть с Димой вместе, он не сделает меня счастливой, с ним я не смогу утолить свою сексуальную жажду, к которой меня приучил мой братишка. В пятницу вечером, я сажусь в такси и предвкушаю встречу с ним, с моим любимым, с моим демоном. Даже от одного имени я схожу с ума. Как же я соскучилась по его поцелуям! Мы не виделись целых пять дней, это слишком долгая для нас разлука. Захожу в лифт и нажимаю кнопку знакомого этажа. Сердечко порывается выпрыгнуть из груди.Звоню в дверь и жду, когда он скажет своё коронное Мелочь, но когда на пороге появляется Аглая, у меня из рук падает торт. Бум, и он испорчен.

— Полина? Не ждала тебя.- она стоит в одном полотенце, и я уже боюсь заходить в квартиру.

— Марк дома? – надо было слышать мой голос он охрип, такое у меня часто случается от волнения.

— Конечно. Только сейчас он спит. Ты уж прости, мы сексом занимались часов, наверное пять, а он не сказал, что ты должна была прийти, — казалось, когда она говорила, я оглохла.- Эй, Полина, ты меня слышишь?

— Что? Я пришла сказать, что Косте становится лучше, и возможно он скоро придёт в себя, — острые кинжалы впиваются в мою грудь, нет ничего больнее, чем это.

— Передам, но он так вымотался, что не скоро проснётся. А может зайдёшь на чай. Какой торт, жалко, что он испорчен, — смеётся мне в лицо, а я натягиваю на себя улыбку, чтобы ей ответить.

— Он очень вкусный с апельсинами, его очень сильно любит Марк. — в глазах мелкие слезинки, а она пытается быть милой.

— Жалко, ты его так выбирала. Ну и бог с ним,Марк обычно не ценит таких вещей. Он ещё тот засранец, а хочешь я покажу тебе, какой он смешной, когда спит, — затаскивает меня в квартиру и ведёт в спальню, где я открываю рот, он полностью голый. Как ещё может быть больнее? Он спит, вымотался, и даже не вспоминал о тебе Полина.

— Хорошего вечера.- выбегаю из квартиры, слишком больно на это смотреть. Марк никогда не изменится, он просто хотел меня, как шлюху. И если сейчас я откажу Диме в свадьбе, я буду самой настоящей дурой. И когда я состарюсь, я не хочу плакать по ночам, чтобы вспоминать, как мне изменяет Марк. Дима другой, он никогда меня не предаст.Набираю номер и говорю на одном дыхании:

— Я согласна выйти за тебя замуж, но пожалуйста, давай сделаем это скорее, — вытираю свои слёзы, и сажусь в такси, мама по-прежнему в больнице, и когда меня дома ждала Лариса, я удивилась.

— Что вы здесь делаете?

— Как что? Мама попросила за тобой приглядеть.

— Ох, когда же она уже поймёт, что я взрослая, — снимаю пальто и сажусь на диван.

— Полина, ну она тебя любит, знаешь, как она страдала, что скрыла от тебя правду. Мы все надеемся, что Костя придёт в себя,- на её лице была приятная улыбка.

— Мне тут Тамара рассказала, что вы с Марком любите друг друга до безумия.

— Это неправда, ему плевать на меня, — когда все вспоминают про Марка, я чувствую себя самой настоящей дурой.

— Что это значит? Полина, ну хватит, она принимает свою ошибку и хочет, чтобы вы были вместе. А я вам помогу, только с Марком налажу отношения.- она очень порядная женщина, но это увы, меня не спасёт. Весь вечер мы пробыли вместе, и когда утром я приехала в больницу, сразу же отправилась к маме.

— Марк звонил, говорит тебя потерял. Ох, дети наломали мы с Костей дров, и сейчас будем кусать локти. Но знаешь, когда он придёт в себя, мы сыграем огромную свадьбу, и больше не будет этой войны, — она берёт меня за руки, а я понимаю, что свадьбы не будет, он ведь подлец, который мне изменял.

— Мама, я решила выйти замуж за Диму,

— Полина, как же так? Марк и ты, вы любите друг друга, — мама плачет, и а я хочу её успокоить.

— Мама, мне итак больно, я не хочу быть с Марком, я не выберу его, — не успеваю договорить, как дверь открывается и я вижу его, он выглядит уставшим, ещё бы ночь прошла просто безупречно.

— Тамар, как ты?

— Марк Полина, вы что поссорились? Я клятву дала перед богом, что вы будете вместе,- встает с кровати, её руки дрожат.

— Вы не волнуйтесь, мы поговорим, — он берёт меня за руку и выводит в коридор, а потом обхватывает мои щёки руками:

— Что с тобой? Любимая, мы же можем быть вместе.

— Марк, скажи, скольким девушкам ты говоришь это слово любимая? Всех, кого ты трахаешь? Уходи, я не буду с тобой,-  хочу оттолкнуть его от себя, но он сжимает мой подбородок , а потом накидывается с поцелуем, его губы хотят меня до безумия, он поглощает меня, как страшный опасный зверь.

— Нет, Не прикасайся. Мне противно, — даю ему пощёчину, и отталкиваю от себя так, что он просто опешил.

— Противен? Что Димочка лучше?

— Да, он меня любит. И я выхожу за него замуж. Марк, это уже точно. А ты если хочешь можешь приходить на нашу помолвку с Аглаей, вы же с ней идеальная пара, — мои глаза размазались от туши, а Марк пытается оправдаться:

— Что? Какая Аглая? Я не люблю её. Мне нужна ты. Дура, мне нужна ты! – он хочет прикоснуться, а я даю понять, что мне всё осточертело.

— Теперь, ты мне чужой человек! И прояви уважение к своему отцу, он всё-таки тебя воспитал. Уходи и из моей жизни Марк, позволь мне стать счастливой, я не выберу тебя, и никуда с тобой не поеду. Потому что не люблю. Ты слышал, я больше тебя не люблю, — эти слова давались мне слишком тяжело, проще было выстрелить себе в сердце и не чувствовать такое унижение.

— Желаю счастья. Он никогда не будет тебя любить так , как я, — он уходит, а я хватаюсь за голову, как же я устала от наших отношений, он превратил мою жизнь в самый настоящий ад.

 

На вторник ( 30.10.18 глава 28)

От лица Полины.

Костя вышел из комы. Для нашей семьи это было долгожданное счастье, мама пришла в норму и мы начали подготовку к свадьбе. Увы , как бы я не хотела становится женой Димы, мне предстоит обязательно пойти на этот шаг. Марк помирился с Ларисой, всё складывается, как в сказке, только не в наших с ним отношениях.

— Да, эти цветы не надо. – разговаривала мама по телефону, а у меня совсем не было настроения.

— Ты заказала ресторан? — решаюсь у неё спросить, потому что она весь день сегодня в спешке, нам ещё нужно заехать к папе, чтобы проверить его самочувствие.

— Да, моя девочка. Ты со мной в больницу? А ещё с Ларисой встречаюсь, знаешь, мы с ней стали такими подругами. — впервые мама стала такой доброй, в её взгляде пропало высокомерие, как же долго я об этом мечтала.

— Я рада это слышать, конечно с тобой. — выдавливаю из себя, и хочу уже надеть на себя пальто, сегодня, как раз выглянуло солнышко, хотя оно меня увы не согреет.

— Полина, ещё не поздно отменить свадьбу. Ты точно будешь счастлива с Димой? — сердце матери чувствует, что я не люблю этого человека.

— Мама, порой от любви слишком сильно кружится голова. А Дима это тот человек, который всё сделает ради меня.

— Ты уверена? Полина, подумай, ты совершаешь ошибку.

— Я не хочу потом страдать, Марку нужна другая девушка. И это точно не я, — слезы стекают по щекам, в жизни не бывает сказок. Мы едем в сторону больницы, там как раз собралась Лариса, они ещё долго разговаривали с отцом.

— Так, я ревную, — засмеялась мама, а у меня вспотели ладони от волнения.

— Вот дурочка Кость. Тамара, он же тебя боготворит, — мне нравился настрой Ларисы, она была такая  жизнерадостная, хотя бы родители счастливы.

— Доченька, подойти ко мне, — произносит человек, которого я не успела ещё назвать папой. Медленным шагом, словно по минному полю, я приближаюсь к нему и улыбаюсь:

— Привет папа, как хорошо, что ты проснулся.

— Почему она плачет? Полина прости меня, я не хотел, я думал, что он тебя не любит. Но мы сыграем свадьбу, как только я отсюда выйду, — ему было тяжело говорить, сказывалась ещё слабость, и я тут же его перебила:

— Папа, я выхожу замуж за другого, и не спорь, так будет лучше. Поэтому мы с Марком больше не пара, — настроение ухудшилось так  быстро, а мне ещё ехать за свадебным платьем. Мой ответ привёл родителей в шок, не стоит радоваться тому, чего уже не случится. Дима, как раз ждал меня внизу. Спускаюсь и выхожу на улицу, где меня встречают с большим букетом белых роз:

-Для моей будущей жены, моей прекрасной Полины, — он целует мою руку, и я чувствую приятное тепло, он никогда в жизни меня не предаст.

— Вот скажи, почему ты такой хороший? Как я рада, что ты у меня есть! – приближаюсь к нему и мои губы касаются его, пусть это не то тепло, пусть от этого у меня не так сносит крышу, но зато моё сердце точно не замёрзнет. В салоне свадебных платьев, меня встретила очень приветливая продавщица, столько нарядов, от которых захватывает дух,

— Вы выбрали?

— Знаете, я хочу вот это! Дима, ты в курсе, что жених не должен видеть невесту до свадьбы? – поворачиваю своё лицо, а он целует меня в носик:

— Я не верю в эти приметы, куколка, мне нужно позвонить, а ты пока примерь его, — он выходит из магазина.

От лица Димы.

Стою и разговариваю по телефону, с этой свадьбой пришлось отложить все важные встречи, как мне на глаза попадается Марк. Только его здесь не хватало.

— Какие люди, ты в свадебном салоне? Дим, не пугай меня, неужели ты поменял ориентацию.

— Как смешно Марк, бесишься, что она выбрала меня? Увы, ты ей больше не нужен, — мои нервы на пределе, а этот гад ещё думает улыбаться.

— Зачем так грубо, я же счастлив за свою сестричку! Хотя мы не родные, это не важно. Знаешь, я выбираю вам подарок, не поможешь? Пошли в ювелирный, — предлагает он мне, а я не сразу понял, что он задумал. — Дим,  ты боишься, что я украду Полину и запру в своей квартире? Ты же её ласкаешь?А то у Полины такой сексуальный аппетит, боюсь сорвётся. 

— Лучше заткнись, пока я не вмазал по твоей морде!

— Я же пошутил, пошли поможешь с подарком, — хватает меня за руку и мы заходим в магазин.

— Вот эти кулончики для молодоженов, такие милые, ну как тебе? – он специально капает мне на нервы.

— Слушай покупай, что хочешь, меня Полина ждёт, — мне противно что-либо с ним обсуждать. 

От лица Марка.

Пока этот дебил смотрел на кулоны, я уже придумал, как ему отомстить и теперь охрана ещё долго будет с ним разбираться. Пусть задержат нашего женишка, а я пока наведаюсь к одной непослушной девчонке, которую люблю до безумия. Как же она этого не понимает? Выходим из ювелирного и направляемся в отдел книг.

— Сюда зачем?- смотрит Дима на меня удивлёнными глазами.

— Как? Ты что не знаешь предпочтения Полины? Она любит любовные романы, посмотри вот на это сексуальное пособие по сексу.

— Умный разумный, я смотрю.

— Что ты, я же от чистого сердца, — а сам подбрасываю ему в карман ручку, через несколько секунд будет такой писк, но мне пора. Пока он смотрит остальные книги, я иду на выход.

От лица Димы.

Хочу уже выйти, как раздаётся ужасный визг, и ко мне подходит охранник

— Задержитесь пожалуйста, я могу проверить ваши карманы.

— Что вы с ума сошли? Меня ждёт невеста,- пытаюсь возразить, специально выворачиваю карманы, и как же я удивляюсь, когда там оказывается какая-то ручка. Как она здесь оказалась?

— Пройдёмте со мной? Такой с виду состоятельный, а оказался вором.- говорит мне охранник.

— Подождите это ошибка, вы думаете, что я решил её украсть?- моему возмущению не было предела.

От лица Марка.

Захожу в салон, сердце чувствует мою порочную девочку.

— Где моя невеста? 

Продавщица удивлённо смотрит, и я не дожидаюсь ответа захожу в примерочную, и каменею. Около зеркала стоит Полина в прекрасном белом платье. Она словно ангел, Черт возьми, я спать ночами не буду, если она выйдет замуж за него. На свете нет прекраснее девушки, кладу руку на сердце, оно тает рядом с ней. Подхожу к ней медленно, боюсь сломать этого прекрасного ангела.

— Ты так долго, тебе нравится Дим? Я похожа на принцессу? – и тут она видит в отражении меня, и хочет уже вскрикнуть, как я закрываю ей рот рукой, не могу отказаться от такого десерта, как моя Полина.

 

Глава 29 Помолвка. ( на среду)

От лица Полины.

Когда я увидела Марка, то чуть не упала в обморок. Он не отпускает свою руку, а просто сажает меня на диван.

— Не кричи, он тебе всё равно не поможет, — его голос пытается меня соблазнить, а я накидываюсь на него.

— Какого чёрта ты здесь делаешь? -в моих глазах столько гнева, а он смеётся и как-то странно смотрит на меня.

— Я соскучился, страшно соскучился, — его голос пробивает меня до костей, он имеет на меня особое влияние.

— Немедленно выйди отсюда , — мои глаза наливаются желанием, и я прихожу в шок, когда он опускается на колени и принимается задирать моё платье.- Нет. я не позволю тебе.

Мы начинаем бороться, но кажется все мои попытки тщетны, потому что он вмиг справляется с моим пышным платьем, и уже добрался до трусиков.

— Какие чулки. Мать твою, Полина. О да, – он начинает их с меня снимать, и я чувствую его горячие пальцы.

— Я прошу тебя Марк, не делай этого. Ради всего святого, — я молю его о пощаде, а он просто касается языком внутренней стороны моей бедра, и щекочет меня, и я растворяюсь.

— Мамочки. – слабею, моё тело принимает желанную дозу.

— Малышка потерпи, сейчас я дам тебе, то что нужно, — он добирается до моих белых трусиков, и отодвигает их, а потом его язык впивается в мою киску.

— Нет Марк , — и вся я расслабилась, он может делать со мной всё, что хочет.

— Девочка устала, моей Полине нужно кончить, — он ласкает меня, а я полностью теряю свою волю.

— Марк, зачем так? Я же хочу быть счастливой, — заикаюсь, от такого наслаждения, которое он мне доставляет, я готова лезть на стену.

— Я люблю тебя Полина, малышка, какая ты красивая. Зачем ты отказываешься от нашей любви? Потерпи малышка, сейчас тебе станет хорошо, — его язык проникал в меня, и я облокотилась на диван. Какая же я дрянь, у меня скоро свадьба, а я позволяю Марку делать с собой такое, что просто не укладывается в голове.

— Да! О да, – кончаю и  моё тело извивается, мы смяли платье, я его невинная жертва. Марк подходит ко мне и его жадные губы проникают ко мне в рот, он хочет ещё, это влечение не остановить. Но он предатель, он мне изменил.

— Доволен? Сука. Зачем ты это сделал?

— А что тебе не понравилось, сестричка? Я могу ещё. Я хочу тебя постоянно, — он снова хочет задрать моё платье, а я со всей силы даю ему пощёчину:

— Я думала, ты человек, а ты мразь. Изменил мне с Аглаей, и сейчас думаешь, что можешь просто по щелчку своих пальцем трахать меня. Великолепно, Марк. Увы, но я выйду замуж за Диму, и больше ты ко мне не притронешься.

— Что? Трахал Аглаю? Я вычеркнул её жизни, мелочь хватит играть комедию.

— Комедию? Я приходила к тебе на квартиру и видела, как вы с ней ласкались. Пошёл прочь из моей жизни Марк, — ухожу из примерочной, он в очередной раз всё испортил.

От лица Марка.

Смутно вспоминаю, тот вечер, и прихожу в бешенство. Ах, она подлая сучка.

Неделю назад.

Звонок в дверь, я как раз хотел сделать сюрприз своей девочке, как на пороге появляется Аглая.

— Марк, привет. Ты занят?

— Слушай, ты ошиблась адресом, я тороплюсь, — не хочу её видеть, кажется, все чувства к ней испарились.

— Мне некуда идти. Мою кредитку заблокировали, можно я останусь у тебя на ночь?

— Аглая, это плохая идея. Я еду к Полине, — хочу я поскорее от неё избавиться, но она продолжает капать мне на мозги.

— Ладно, посплю на вокзале.

— Стой, заходи, но только на одну ночь, — во мне сыграла совесть, и я её впустил, она зашла в гостиную, и села в кресло.

— Как тут уютно.

— Ладно мне пора, еда в холодильнике, ключи здесь. — надеваю куртку, как она меня зовёт.

— Подожди Марк, а давай попьём чай, я как раз принесла пирожные. Не хочу одна.

— Пирожные, а твоя фигура? Ну ты даешь,  Аглая, — постоянно смотрю на часы, как же я соскучился по своей мелочи. Не хочу сегодня к ней опоздать.

— Марк, я на кухню всё приготовлю, а потом позову тебя, а ты собирайся к своей Полине, — её голос был таким приветливым, как-то это на неё совсем не похоже. Мой сюрприз, который я приготовил Полине хранится в чёрной бархатистой коробочке.

— Марк, за нашу дружбу. Попробуй какой бодрящий чай, — даёт она мне чашку, и я чувствую приятный вкус бергамота.

— Спасибо Аглая, ты ещё помнишь, какой я люблю чай.

— Я всё помню про тебя, но увы, я упустила свой шанс, и сейчас я больше не могу прикоснуться к твоим губам, — подносит она чашу к своим губам, и будто соблазняет.

— Для меня это не имеет смысла, я люблю Полину так сильно, что не могу дышать. Знаешь, я тебя так никогда не любил, это было всего лишь влечение, а моя мелочь это мой мир, и я хочу, чтобы она стала матерью моих детей.

— Надеюсь, твоя мечта сбудется, — улыбается она мне, а я чувствую странную слабость, чашка падает из моих рук, и я будто отключаюсь. А я так хотел подарить кольцо своей мелочи, за что судьба так жестока с нами?

 

Прода от 31.10.18 ( глава 29 вторая часть) на четверг.

От лица Полины.

 Сегодня состоится наша помолвка с Димой, на которую мы пригласили всех наших друзей. Папа и мама сказали, что Марк не придет. По его словам, он не собирался смотреть на весь этот маскарад. Наши отношения закончены, пора браться за голову.

 

— Полина, смотри какое красивое платье доставил тебе курьер, примерь дорогая, — позвала меня мама, а я всё так же смотрела в окно, на улице красивая осень. В последнее время, я слишком люблю такую погоду, она мне дарит незабываемое умиротворение.

 

— Да, ты права оно слишком красивое, — беру я в руки золотистое платье и примеряю его. А когда спускаюсь вниз, вижу ошарашенные взгляды родителей, а также Ларисы, которая пришла пять минут назад.

 

— Какую красавицу, мы воспитали! Она просто чудо.- восхищаются они мной, а я с ужасом боюсь вечеринки, которую предстояло мне выдержать. Чувствует же сердце, что Марк может выкинуть ещё то представление. Полина, он не придёт, мне с трудом в это верится. Распускаю свои длинные волосы, завиваю их в кудри, и уже слышу, как внизу играет музыка. Дима, поднимается ко мне в комнату и дарит безумно красивый букет белоснежных роз:

 

— Это тебе моя любимая, ты не представляешь, как я одержим твоей красотой. Через неделю наша свадьба. Ты счастлива? – почему его вопрос приводит меня в ужас. Мне стало не по себе, когда я представила, как  буду носить его ребёнка у себя под сердцем. И если у него не будет глаз Марка, то я точно сойду с ума.

 

— Полина? Ты меня слышишь? – он снова задал вопрос, а я будто потерялась во времени.

 

— Да, конечно.Почему ты спрашиваешь? Мы же встречаемся так долго. Ты помог мне избавиться от страшной зависимости, под названием мой брат, — а у самой в мыслях лишь он. Дима берёт меня за руку и мы спускаемся вниз, повсюду веселье, я очень рада, что родители наконец-то договорились, как же я устала от их ссор. Только наша с Марком сказка навсегда закончилась.

 

— Доченька поздравляем, — обнимают меня папа с мамой, и я вижу счастливое лицо Ларисы, она пришла не одна. Звонок в дверь и мама пошла её открывать.

 

— Полина смотри, кто пришёл. А мы тебя не ждали Марк, — целует она его в щёку, а я с ужасом прячусь за спину Димы.

 

— Прошу тебя, я боюсь его.

 

— Детка, что может произойти? – шепчет он мне на ухо, а я вспоминаю, что мы вытворяли с ним в свадебном салоне. Марк идёт к нам , его глаза опускаются на мой откровенный наряд. Один взгляд и я таю, как свеча, он знает, как заставить меня сходить по нему с ума.

 

— Поздравляю Дима, она прелесть! Желаю вам счастья! – пожимает он руку моему жениху, а я стараюсь скрыть своё волнение.

 

— Спасибо нам очень приятно.

 

— Мелочь это тебе. Ну же, идисюда. Обними своего братика, — когда он это говорит, я еле стою на ногах. Подхожу к нему, боюсь споткнуться, и когда он меня обнимает, слышу, как сильно бьётся его сердце. Его руки опускаются мне на талию, он вдыхает аромат моих духов.

— Желаю тебе счастья сестричка, скажи Диме, чтобы он ласкал тебя почаще, ты же зависима от куннилингуса. А то сорвёшься и прибежишь ко мне, — его губы касаются мочки моего уха, и тут перед глазами всплывает эта Аглая, я всего лишь игрушка. Полина, Дима тебя любит по-настоящему, а не этот Марк.

 

— Больно надо, мой муж делает это лучше. Прощай Марк, зря ты пришёл, — даю ему понять, что он меня потерял, и больше я к нему ни при каких условиях не вернусь.

 

— Все за стол! Хватит болтать, — приказывает мама, а мыс Марком продолжаем сверлить друг друга взглядом, я присаживаюсь вместе с Димой, и у меня пропал аппетит. Когда он здесь, весь мой мир переворачивается с ног на голову.

 

— Дочка, я так долго скрывал правду, но сейчас для меня большая гордость, что ты нашла своего принца и сможешь подарить ему своё сердце. Но даже несмотря на это, я думаю Марк останется для тебя родным. Сынок, скажешь что-нибудь? — после слов Кости встаёт Марк, он улыбается, его лицо скрывает боль, а я жду, что же он мне пожелает.

 

— Я помню, когда впервые увидел тебя Полина, ты была такой красивой девочкой. Твои глаза они были такие любопытные, ты мечтала найти своего белого  принца, но чуть не выбрала чёрного. Это плохо, ведь эта одержимость ведёт к распутству, вечной похоти и сумасшедшему желанию. Я не знаю может быть, любовь это другое? Но в моём понимании, это чувство освящёно  сумасшедшими эмоциями, ты хочешь этого человека, ты мечтаешь постоянно сливаться с его губами, а ночью ты забираешь его сердце. Я желаю вам такой любви с Димой. Ты ведь согласна мелочь? – его бархатистый голос пронзает меня насквозь, он будто сейчас вспомнил все наши ночи, и что мы творили с ним в кровати, и как после этого я могу вести себя спокойно. — А сейчас поцелуйтесь, так чтобы я поверил, что ты его действительно любишь.

 

Дима прикасается ко мне, и я теряю дар речи. Его губы хотят меня подчинить, он слишком властный, и сейчас, когда Марк на всё это смотрит, я чудом не теряю терпение.

 

— Мне нужно на воздух. – покидаю стол, надеваю на себя пальто и выхожу на улицу. Слышу, как дверь хлопнула:

 

— Уйди, дай мне побыть одной. Марк не стоит в стороне, он просто хватает меня за запястье.

 

— Тебе ведь не понравился поцелуй, он тебя не возбудил. Дай, я дам тебе то, что хочет твоё тело. Пошли со мной мелочь, — он кусает мои губы.

 

— Нет Марк, я выхожу замуж через неделю, хватит мы наигрались. , — хочу его оттолкнуть, а его  губы уже касаются моих ключиц.

 

— Ты не хочешь его, он даже тебя не возбуждает. Как ты будешь трахаться с ним? – хватает он меня за шею, его руки пробираются в мои локоны,  он подчиняет меня.

 

— Как же я тебя ненавижу, ты думаешь только о себе, — из моих губ вырывается стон, и он отводит меня на задний двор, открывает гараж, и запирает его.

 

— Какое платье. Ты специально надела его, чтобы я беспощадно тебя поимел?

 

— Нет, не подходи ко мне.- пытаюсь от него отойти, а он меня наклоняет на капот, и задирает платье. Стремительно отодвигает трусики и жестоко входит.

 

— Какая ты дура, раз не понимаешь, как сильно я тебя люблю, — он меня имеет, и я начинаю кричать, как ненормальная.- Кайф!

— Да, это тебе подарок на помолвку от меня. Сучка, — он погружался в меня слишком беспощадно, а я согласилась на все эти ласки. Он бьёт меня по заднице, и я теряю  остатки всей своей вошли, вот поганец. Это было так грязно, но моё тело хотело этого до безумия. Что я наделала? Позволила ему так жестоко с собой обойтись. Он кончает в меня, и мы снова забыли о предосторожности, он целует меня в спину, а я чувствую, что  вот-вот потеряю сознание от такого сильнейшего оргазма.

 

Глава 30

От лица Полины.

 Приближается день моей свадьбы. Обычно в этот день девушки должны быть на седьмом небе от счастья, но не я. Стою перед зеркалом в пышном свадебном платье, мне кажется, на свете нет красивее  принцессы. Но увы, мы так и не смогли быть с Марком вместе. Сейчас в мыслях проносятся все его поцелуи, и то, как он меня боготворил. Для меня самое главное, что сейчас я вступаю в новую жизнь, в другую, которая подарит мне детей, и новые впечатления. В комнату заходит мама, она поправляет мою фату, а потом шепчет.

— Полина, ты такая красивая.  Дочка, я приму твой любой выбор, ты достойна счастья, — мама настолько счастлива. А у меня на глазах слёзы. Марк отпустил меня, он больше не звонил, он сейчас наверное с Аглаей, ему совершенно не до Полины. Прекрати уже унижаться, ты должна быть сильной девочкой, а то складывается впечатление, что ведёшь себя, как размазня. На этой неделе  обещали страшный снегопад, под конец ноября, я так боялось этого, а вдруг я не смогу сказать ему заветные три слова: Я тебя люблю, Дима.

Как же это больно, всё просто, Полина вы с Марком, ну очень разные, он никогда не сможет быть отцом твоих детей и пора бы уже это принять. Я ещё долго разгуливала в свадебном платье по дому, я чувствовала себя принцессой, которая ждала своего принца. Всё Полина, это конец истории, отпусти ваши отношения. Подхожу к окну, на улице снежинки кружатся в такт музыки, которую я включаю, на моих глазах слёзы и я танцую в своём свадебном платье. В гостиной уже выключен свет, а я убиваюсь горькими слезами по мерзавцу, которого люблю больше всего на свете. И пусть моё сердце откажется от него раз и навсегда, ради всего святого.

От лица Димы

Моя Ауди паркуется около дома Полины, на сиденье огромный букет белых роз, я хотел сделать своей невесте сюрприз на кануне нашей свадьбы. Во всём доме выключен свет, и во дворе я вижу её маму.

— Здравствуйте Тамара, я к Полине, можно я её одним глазком увижу?  — сердце поёт, я уже предвкушаю, как буду любить свою девочку, как я буду целовать этого котёнка каждый день.

— Дима, ты нарушаешь примету, нельзя видеть свою невесту. Она в гостиной, а я пройдусь по улицам города, смотри какой снежок. Костя должен, как раз сейчас подъехать, хочет со мной обсудить подарок на свадьбу. Ты иди, она тебя ждёт, — уходит, и я захожу в прихожую, слышу приятную лёгкую музыку, и иду в кромешной тьме, чтобы встретить свою девочку и впиться в неё своими губами. Как же сильно я её люблю. Помню, как она выбежала ко мне на дорогу, и что я при этом чувствовал. Заворачиваю за угол и слышу чей-то плачь.

— Помню, мы всегда с Марком смотрели на снег, а в один из таких вечеров , он принёс мне плед и согрел. Мы до самого утра смотрели на звёзды. А потом он украл моё сердце, я не думала, что смогу так сильно влюбиться. Какие же у него сладкие губы, они с ароматом сладкого шоколада, который мы любили пить перед камином. Почему я не смогла вырвать его из своего сердца? Господи, я выхожу замуж через три дня, и сейчас обливаюсь горькими слезами по нему, я же должна быть самой счастливой невестой на свете. Дима, хороший, но я не смогу его полюбить так, как Марка. И от этого я чувствую себя настоящей дрянью, сейчас можно поплакать, все спят. Ночь впитает мою боль и только снег разделяет эту горечь со мной. Сегодня я похороню любовь, она умерла, я должна быть сильной, я должна влюбиться в Диму. – Полина падает на пол, и рыдает так, от чего у меня из рук выпадают розы, я видел, как её сердце разрывалось от боли, это зрелище не для слабонервных, она обхватила свои колени руками, и я окаменел. Проглатываю слёзы и делаю вид, что я ничего не слышал….

Глава 30 вторая часть.

От лица Димы.

 

— А почему моя прекрасная принцесса не спит? – включаю свет, и вижу насколько сильно она подавлена.

 

— Дима? Прости, я не знала, что ты здесь.

 

— Я только пришёл, смотрю свет выключен, и около окна стоит великолепный силуэт в белоснежном платье. Полина, ты такая красивая. Любовь моя, а почему ты плачешь? Ты будешь счастливой, я тебе обещаю, — обхватываю её щёки руками, и целую её носик, а у самого сердце разбивается на несколько тысяч кусочков. Она, как ангел, не достойна столько страдать в этой жизни, моя девочка. Мы ещё долго стояли около окна и любовались снегопадом, она плакала на моём плече, а я впитывал вместе с ней боль, хотел подарить ей немного тепла. Моя любимая Полина, я сердце себе разобью, если ты не будешь счастлива.

 

От лица Полины.

 

Я не понимаю почему Дима решил отменить ресторан? И ещё  он предложил мне отпраздновать свадьбу в лесу. На улицах города такой снегопад, машины в пробках, говорят, что такое количество осадков большая редкость в этом году.

 

— Полина, ты собираешься надевать своё платье? Сейчас приедет твой жених.

 

— Мама, я боюсь этого снегопада, а Марк, он не звонил? – моя надежда в глазах умирает с каждой секундой.

 

— Дочка он уехал, мы не стали тебя расстраивать. Поэтому его не будет на твоей свадьбе.

 

— Так, кто это здесь ругается с мамой, — в мою комнату зашёл папа, он был сегодня одет в красивый костюм, а я боялась признаться в том, что боюсь этой свадьбы, как огня.

 

— Папа, почему он даже не поздравил меня? Ему на меня наплевать?

 

— Полина, девочка моя, успокойся, всё будет хорошо, я тебе обещаю. Ты итак очень сильно настрадалась. Хватит, больше ты не проронишь ни одной слезинки, я не хочу, чтобы ты плакала в свой же день свадьбы, — он вытирает мне слёзы и обнимает, как свою самую любимую девочку на свете. Я надеваю платье, родители уже уехали на церемонию в лес, туда уже пригласили гостей. Спускаюсь вниз, около дома роскошная белая карета, дверца открывается и я вижу Диму, он одет в костюм белого принца.

 

— Привет девочка колючка, ты готова поехать в страну незабываемого счастья?

 

— Карета, она как в сказке. О боже! – на моих глазах слёзы, как же это романтично. На мои распущенные волосы падают снежинки, и они будто пытаются успокоить моё сердечко, которое порывается выпрыгнуть из груди: тук-тук. Он протягивает мне руку, и я чувствую приятное тепло.

 

— Сделай меня счастливой, ты обещал! А что это? – вижу в его руках какую- то черную повязку, мне становится слишком страшно.

 

— Я приготовил тебе сюрприз, сейчас мы её наденем на твои глаза, и ты сядешь со мной в карету. Только прошу не снимай её, пока я тебе не скажу, — целует он меня в щёчку, и моё настроение потихоньку налаживается.

 

— Димка, ну ты интригант. –  как же сильно я волнуюсь. Мы ехали по городу, препятствуя бешеному снегопаду, который завоевал все улицы. Вот так моя история и заканчивается. Всё пора тяжело выдохнуть и посмотреть вперёд, дальше меня ждёт другая жизнь. Карета останавливается, и я слышу его голос:

 

— Мы приехали. Дай мне руку, я подарю тебе рай. Ты веришь мне Полина? Я хочу, чтобы ты знала. Я люблю тебя, и только из-за того, что я действительно умираю по тебе, я пошёл на это. Мне нужна твоя улыбка, я спать ночами не буду если, ты будешь плакать, — он берёт меня за руку и мы входим в лес, мои белоснежные сапожки ступают по снегу, на плечах лёгкая пуховая накидка, я чувствую эту лесную природу.

 

— Когда мне её можно снять? Ну Дима, пожалуйста!

 

— Потерпи малышка, осталось совсем чуть-чуть, почувствуй этот снег, он так же бесподобен, как твоё платье, — он пытается поднять мне настроение, и тут мы останавливаемся. Слышу его голос, он будто успокаивает меня:

 

— А теперь ты можешь её снимать, Полина.

 

Я стягиваю маску и еле стою на ногах, перед моими глазами Марк, он одет в чёрный костюм, мы смотрим друг на друга и теряем дар речи. Дима берёт мою руку, а также руку Марка и скрепляет их.

 

— Дамы и господа мы собрались здесь, чтобы соединить вместе два одиноких сердца, которые не могут друг без друга дышать. Эту любовь я не могу выразить словами, честно она меня пугает. Возможно так любил Ромео Джульетту, или Джульетта Ромео, они умрут , они разорвут в клочья свои сердца, если не будут вместе.

 

— Дима, как же так?

 

— Полина, вы любите друг друга, он твой смысл жизни, и к тому же он тебе не изменял, — после слов Димы перевожу взгляд на Марка. За всем этим наблюдают наши родители и собравшиеся гости, некоторые уже взяли платки, они боятся, что свадьба может полететь ко всем чертям.

 

— Я же видела, как ты был с ней?- обращаюсь к Марку, и требую объяснений.

 

— Малышка, она это подстроила, неужели ты думаешь, что я мог бы предать девушку, которую люблю без памяти. Моя мелочь, мой ангелок, — Марк встаёт передо мной на колени, на мои щёки опускаются снежинки, и тут к нам подходит папа, они с Димой переглядываются.

 

— Ты ничего не забыл добрый волшебник?

 

— Точно, дядя Костя. Аглая, а ну- ка иди сюда, — позвал соперницу, которая хотела отобрать у меня Марка.

 

— Мы ждём, — Дима и Марк пронзают её насквозь.

 

— Я подсыпала ему в чай снотворное, и потом раздела. Он сказал, что тебя любит и поэтому я приревновала. – выдаёт она на одном дыхании,а я начинаю смеяться, впервые за такое время, я почувствовала свободу.

 

— Полина, я хотел, чтобы ты забыла меня. Я разрушил тебя, погубил твоё сердце, но от такой любви сложно бежать. Ни одна девушка не заставит это сердце биться сильнее. Я слишком сильно люблю тебя. Ты выйдешь замуж за меня? – Марк встаёт на одно колено и протягивает мне кольцо, все захлопали, и Дима тоже. Перевожу взгляд на него и понимаю, что я не упущу свой шанс

 

— Марк, я люблю тебя. Как же сильно я тебя люблю, — встаю на колени, и мне не важно, что мы находимся на холодной земле. Снежинки, как сумасшедшие опускаются на город, а он впивается в меня поцелуем, и мы улетаем далеко на небеса. Его власть надо мной никогда не исчезнет. Сладкий, манящий аромат его губ не перестанет меня пленить.

 

— А теперь пора играть свадьбу! – к нам подходят родители. Лариса смотрит на Марка, он так сильно взволнован, но мы все начинаем жить заново:

 

— Сынок, я хочу, чтобы ты знал, я обещаю стать отличной мамой, дай мне шанс, — она плачет, и тут я слышу моих родителей, они держаться за руки, как же сильно они друг друга любят:

 

— Полина, Марк, мы сделали вас несчастными, мы угробили вашего ребёнка, но мы сделаем всё, что от нас зависит, мы уезжаем жить в Европу, и оставляем вам дом. Только прошу не разнесите его.

 

— Полина, и чтобы в десять спать, — приказывает мне мама, а потом смеётся.

 

— Да, и никаких шоколадных конфет, — обнимают они друг друга, как же сильно мы настрадались.

 

— Тётя Тамара я обещаю, что отшлёпаю её, если она  будет плохо себя вести! – обнимает меня Марк, а я теряюсь в его взгляде.

 

— Ты всегда только этим и занимаешься.

 

— Мне можно Полина. Ты не представляешь, что я с тобой сделаю в брачную ночь.

 

— Ну вот так всегда, — шепчу ему на ухо.

 

— Вообще-то я хотел предложить прогулку под звёздами, а ты о чём подумала?

 

— Это классно, а давай возьмём бутылку шампанского? 

 

— Да, мы будем пить алкоголь, а потом коварный Марк разорвёт платье нашей Полиночке, и жестоко изнасилует. Ты же мне обещала сына, помнишь?-  он обнимает меня, и я не замечаю как Дима уходит из леса, как же здорово, что он всё это придумал.

 

От лица Димы.

 

Чувствую себя волшебником, который соединил два разбитых сердца. Помню, в тот вечер до свадьбы, мы разговаривали с Марком, а потом жутко напились. Он любит Полину, и всегда любил, а эта чертовка Аглая хотела украсть их счастье. Сажусь в свою машину, я решил покинуть этот город. Еду и боюсь, что Полина снова выбежит на дорогу, от этого на лице появляется улыбка. И какое же удивление было, когда я вижу Сашу, моя бывшую девушку. Нажимаю педаль тормоза, и чудом её не сбил.

 

— Ты с ума сошла?

 

— Я хотела тебя остановить. Когда узнала про свадьбу приехала за тобой. Прости всё это время, я не решалась тебе позвонить, слишком сильно я виновата перед тобой. Прости меня, мне кажется, что всё это время я любила только тебя.- она плачет, а я снимаю с себя пальто и надеваю на её плечи, а потом смотрю на снегопад, это он всё подстроил. Эх, проказник.

 

— Садись любимая, ты замёрзнешь. Нам столько нужно друг другу сказать, — судьба подарила мне ещё один шанс на любовь с моей Сашей, помню, как сильно страдал, и сейчас мы должны начать всё заново. Неужели снегопад решил соединить все разбитые сердца в этот день? А как ещё может быть, ведь жизнь эта сказка, стоит просто закрыть глаза и представить, что ты вместе с любимым человеком, и всё исполнится.

Эпилог.

 

— Полина, ты понимаешь, что слопала целую банку солёных огурцов!

— Ну мама, я хочу ещё, — сижу  за столом и никак не могу утолить свой голод.

— Вот Мак придёт с работы, и всё ему расскажу, поняла меня?

— Нет, мамуль, он меня потом знаешь, как накажет. А мне сейчас лучше повременить с сексом на седьмом месяце беременности.

— Девочка моя, как я счастлива, скоро у вас родится Матвей, папа, как раз пошёл выбирать коляску, а мы с Ларисой спорим, кто будет забирать внука к себе на выходные.

— Мама, он ещё не родился. Так ещё огурчик.

— Нет, но вы посмотрите на неё, — мама смеётся, а я всё никак не могу оторваться от банки.

— И что это у нас за спор? – на кухне появляется человек, который забрал весь мой кислород.

— Да, вот ругаюсь с Полиной, она целый день ест, не переставая огурцы, и совсем не хочет идти на свежий воздух.

— Ах, так.Не переживайте тётя Тамара, я накажу свою сестричку, — приближается он ко мне и берёт на руки.

— Марк, не надо я тяжёлая, — не успеваю возразить, как он впивается в меня поцелуем, сажает на диван в гостиной, и начинает меня обувать.

— И почему же наша девочка сегодня опять не слушается? Полина, ты понимаешь, что случится , когда твоя мама уедет, — он целует мои колени, его губы, как самый раскалённый пожар соблазняют меня в порочном безумии.

— Марк нельзя, нам нужно воздержаться пока от секса.

— Серьёзно, а кто сказал, что мне нельзя тебя ласкать? Любовь моя, я весь день думал только о тебе. Скажи Полина эта одержимость, когда- нибудь закончится? – его язык ласкает мой подбородок, и он уже хочет переключится на ключицы, как в гостиную возвращается мама.

— Правильно, сидеть в такую летнюю погоду просто преступление, — она полностью на стороне Марка. А мы выходим на улицу, солнце слепит мои глаза, Марк прижимает меня к своей груди, а потом принимается щекотать.

— Какая красивая девушка пошла на тех каблуках, я сейчас.

— Ах так, всё я тебя больше не люблю, — отворачиваюсь от него, а он касается моих волос, и целует в шею:

— Мелочь, тебе говорили, что когда ты злишься, ты чертовски сексуальна. Глупышка, я обожаю тебя, и не перестану любить никогда.

— Никогда никогда? — смотрю я на него, а он целует каждый мой пальчик, и у меня просыпается желание запереться с ним в спальне. Ох и порочная я стала. Тут ничего не скажешь. Молодец Полина. Марк закрывает ладонями мои глаза и мы подходим к его машине, сажает меня на переднее сиденье.-Куда мы едем?

— Это сюрприз для моей красной шапочки.

— А ты знаешь, что я по-прежнему не доверяю серому волку? – боюсь открыть глаза, мы ехали всего двадцать минут.И когда он открыл дверь машины, я испугалась так сильно, что сердечко порывалось выпрыгнуть из груди.

— Иди за мной Полина, я покажу тебе такую поляну, — шепчет он мне на ухо, и от его губ мне становится щекотно.

Он приводит меня в райский уголок, здесь столько цветов и поют птицы, везде зелень, и никого вокруг.

— И зачем мы сюда пришли? – сама боюсь задавать этот вопрос.

— А ты не догадываешься? Мелочь, — он облизывает губу, противиться бесполезно, он кладёт меня на зелёную траву, а потом задирает мой сарафан, и уже добрался к моим трусикам, я чувствую его обжигающее дыхание.

— Я люблю тебя Полина, спасибо, что ты подарила мне своё сердце, а сейчас я приласкаю тебя моя малышка, — пальцы стягивают с меня трусики, и губы касаются киски, я попадаю в рай.Смотрю на небо, оно такое голубое, как глаза Марка. Как же я счастлива, мне кажется, что с каждым днём моё сердце наполняется любовью ещё больше.

— О да! – мои стоны его возбуждают, он ласкает меня так нежно, чтобы подарить мне незабываемое наслаждение.

— Ты веришь, что моя любовь будет согревать тебя вечно? Девочка моя,  любимая, — он с трудом себя сдерживает, чтобы не набросится на меня и не войти, а я взрываюсь от оргазма, и понимаю, что на свете нет больше такой любви, страсти, похоти, и вечного, повторюсь вечного желания.

— Я люблю тебя Марк, Боже мой как же сильно, я тебя люблю.

Он впивается в мои губы, мы ласкаемся языками, а потом он ложится ко мне на траву, и мы смотрим на небо. Закрываем глаза, держимся за руки, и говорим спасибо, за такой приятный подарок быть вместе. Дул свежий летний ветерок, на небе проплывали птицы, на поляне отдыхали двое влюбленных, они подарили сердца друг другу. И через два месяца у них родился малыш, который скрепил их чувства ещё сильнее. А в жизни всегда так. Все влюблённые должны быть вместе, и не важно, какие испытания предстоит им пройти, главное это любовь, и сумасшедшее желание. Вы согласны?